0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О настоящих врагах Церкви. Антимиссионерство

Православная Жизнь

Митрополит Антоний (Паканич) о признаках лжемиссионеров.

Сегодня хотелось бы поговорить о таком неприятном но, к сожалению, весьма распространенном в наши дни явлении, которое можно было бы назвать «антимиссионерством».

Известно, что миссионеры берут на себя подвиг проповеди о Христе, привлекают в ряды Церкви новых членов. Подлинными миссионерами были святые апостолы.

Но сейчас встречаются такие, которые считают себя миссионерами, однако своей деятельностью совершают ровно противоположное. Особенно грустно видеть в их рядах тех, кто ещё недавно привлекал людей в Церковь, а теперь — отталкивает.

Антимиссинерством можно назвать страстное стремление огульно критиковать Церковь, не задумываясь о последствиях. Когда это делают прямые враги Церкви, это, хоть и грустно, но в известном смысле нормально и привычно. Но когда это делают сами верующие, в том числе и в сане, это страшная духовная болезнь.

Разумеется, в земной Церкви есть свои проблемы и о них можно и нужно говорить. Вопрос лишь в том, как это делать?

Ответ нам дает сам Господь в своем Евангелии: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего. Если же не послушает, возьми с собою ещё одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мытарь» (Мф. 18:15-17).

Но часто ли различные критиканствующие блогеры так поступают? Увы, нет. Чаще всего они сразу же выставляют самые грязные слухи на потеху толпе, которая сама по себе зачастую и в церковь то не ходит.

Понятное дело, что хорошей доброй информацией много внимания не соберешь (а ведь внимание публики, это наверное самая главная страсть и стремление очень многих блогеров), а вот грязь — это то, что массовому потребителю нравится .

Есть такое сравнение. Церковь для верующих — мать. И, говоря о каких-то церковных проблемах, желательно держать его в голове. Ведь мы же не выставляем на показ немощи и ошибки собственных родителей. Чтобы так делать, своих родных нужно просто ненавидеть.

Так же и с Церковью. Выставление перед внешними неверующими людьми, в том числе и агрессивно относящимися к Церкви наших проблем (пусть порой и справедливых) не помогает решить эти проблемы, а более вредит. А значит, такой критик, каким бы высоким пафосом правдоруба не прикрывался, становится врагом Церкви.

Так же антимиссионерами можно назвать верующих — как мирян, так и представителей духовенства, кто своим соблазнительным поведением смущает людей и дает повод для критики, о которой мы говорили выше.
Воистину злобные хулители Церкви и те, кто дает им повод для такой хулы равнозначно виноваты.

Таких людей стоит избегать и непременно молиться об их вразумлении.

Современный враг христианства

У православия есть невидимый враг: он везде и нигде, он ни «что» и ни «кто». Это некий дух, который пронизывает атмосферу земли своими миазмами, отравляет ее почву, заражает воды, превращает города в гниющие болота, а села – в пустыри; кажется, что от него невозможно нигде укрыться: он найдет беглецов и на вершинах гор и в глубине морей.

Этот враг – дух растления, который на современном языке называется либерализмом.

Слово «либерализм» означает свободу. Это особая демоническая свобода убивать свой дух, извращать силы души и осквернять тело, это свобода от стыда, как от предрассудка, это свобода издеваться над тем, что свято для человека, это свобода бешеного пса, который бросается на своего хозяина. Уже в античное время либерализм пошел по двум путям, внешне не похожим друг на друга, но имеющим одну цель: освободить человека от Бога. Первый путь – цинизм, второй – эстетизм. Цинизм это разрушение всех нравственных устоев и традиций, превращение человека в грязное животное, ожесточенная борьба против собственного духа, опрокинутая лестница дарвинизма, где человек эволюционирует в обезьяну. Его девиз: «Свобода – в бесстыдстве».

Эстетизм, как будто противоположен цинизму; это культ красоты, но красоты тварной, чувственной и материальной, которая заслоняет собой красоту божественного света. Это красота рукотворных идолов, красота Афродиты и Аполлона, красота, убивающая дух. Эстетизм превратил искусство в служанку человеческих страстей, обоготворил эти страсти, исчерпал себя и перешел в антиэстетизм – декаданс, агонию красоты.

Либерализм в самом же начале увидел в христианстве своего непримиримого врага. Он воздвигал гонения на Церковь во времена языческих императоров. Уже тогда христиан судили с позиции либерализма, обвиняя в том, что они человеконенавистники, фанатики, предпочитающие смерть жизни, враги человеческого счастья, и поэтому должны быть уничтожены, как выжигается язва раскаленным железом. Характерно, что в гонении на христиан принимали участие как циники, так и платоники – эти эстеты философии.

Либерализм некогда создал внутри самого христианства антихристианство – ренессанс, заменив аскетизм культом плоти. Он поставил на колени католицизм, сделав его служанкой мира. Он проложил дорогу протестантизму, который растолок в железной ступе обломки древнего предания, еще остававшегося в католицизме. Все реформаторство имело целью возвести человека выше Бога.

Либерализм является душой революций, которые проходят под черно-алым знаменем сатаны. Он пытается уничтожить Церковь то кровавыми гонениями, как ударами тарана, то подорвать ее изнутри, заменив другой религией – где сохранена видимость христианства, но нет Христа как Сына Божия, Искупителя и Судьи мира.

У либералов постоянная ностальгия по язычеству; в глубине души они хотят превратить небо в Олимп или Гималаи. Этому духу ненавистен Христос, поэтому он старается заменить Его образами лжехриста; изготовляет идолов под именем Христа, чтобы им поклонялись те, кто считают себя христианами. Для либерализма особенно ненавистно учение о том, что Бог высшая Справедливость, Судья мира, и каждому человеку воздаст по его делам. Розенкрейцер Гете устами Мефистофеля говорит, что Бог это добрый старец, с которым черт может обо всем договориться.

Видят ли христиане опасность такой подделки? Думаю, что одни не видят, доверившись слепым поводырям; другие видят и бьют тревогу, но их не слушают как Лаокоона, который предупреждал троянцев, что внутри разукрашенного коня спрятались враги Трои; третьи понимают, но молчат, чтобы не быть раздавленными железной пятой либералов; четвертые не видят, потому что не хотят видеть, так как либерализм отравил их сознание, растлил чувства, оправдал похоть, и поэтому они в глубине души сами желают быть обманутыми.

В настоящее время на наших глазах происходит разрушение и подмена христианских ценностей: лица заменяются масками, сущность – именами.

Протестантизм превратился в перманентную реформацию, в бессодержательный субъективизм, в религиозный анархизм; его недалекое будущее – атеизм или экзистенциализм. Католицизм, в погоне за ускользающим из его рук миром, перешел от инквизиции к солидарности со всеми ересями и теперь заигрывает с сектами и безбожными союзами. Он отложил в сторону прежнее оружие – меч и клещи – и широко открыл свои объятия похотливой девке – авангардистскому искусству и железной даме – бездушной технической цивилизации. Он стремится ассимилировать те учения и теории, идеи и лозунги, за которыми идет мир, но на самом деле он сам оказался ассимилированным ими, и теперь, того католичества, которое было прежде, не существует.

Главным препятствием для всемирного марша либерализма остается Православие. Еще недавно оно подвергалось гонениям, перед которыми бледнеют жестокости Нерона и Диоклетиана. Теперь Православию грозит другая опасность. Стены Церкви выдержали удары тарана, но выдержат ли они подкопы, через которые противники Православия стремятся проникнуть в Церковь, и не только проникнуть, но говорить от ее имени и представлять ее? Мы вовсе не хотим сказать, что в настоящее время Церковь захвачена модернистами, как корабль пиратами – она остается столпом и утверждением истины; мы также не думаем, что все модернисты сознательные враги Христа, но либерализм развратил умы ложной свободой, подавил духовные интуиции людей, и поэтому многие перестали понимать, что религию неба либеральные силы заменяют религией земли – культом плоти.

Либерализм представляет собой современный этап в процессе секуляризации сознания человечества. Христос соединил землю с небом, а либералы вновь разъединяют их, и человек все более дистанцируется от духовного мира, который становится для него чуждым и холодным.

Христианство – вселенское явление, а для либерализма – эпизод в истории человечества. Для секуляризированного сознания современного человека Бог перестает быть живой Личностью и превращается в некую неопределенную силу, космический разум, экстропическую энергию, противоположную энтропии. Для христианина цель бытия должна заключаться в обожении – приобщении к вечному свету Божества, а вера стать стержнем его личности и главным содержанием жизни. В богообщении человек находит самого себя и сам становится отблеском божественной славы. В либерализме существование Бога оправдано только тем, что Он может быть полезен людям как один из гарантов их земного благополучия. Христианство возвышает человека к горнему миру и из сына земли делает сыном неба, а либерализм, подчинив дух душе, а душу телу, старается оземлить само небо, и вечность втиснуть в рамки времени. Либерализм несовместим с Православием: он должен или отвергнуть или извратить его. На современном витке истории либералы выбирают второе. Они почти ничего не говорят о трансцендентном мире, а если иногда упоминают о нем, то чтобы показать, что не совсем порвали с христианством.

Читать еще:  Иракские армяне живут в страхе из-за участившихся нападений на христиан

Человек принадлежит двум мирам – материальному и духовному. Либерализм стремится уничтожить представление о человеке, как связующем звене этих миров. Для либерализма непонятно и ненавистно учение о первородном грехе, передающимся от поколения в поколение, из-за которого потомки Адама сделались добычей и пленниками сатаны. Для либералов падение праотцев, изгнание их из Эдема, адские муки – аллегория, изложенная в форме мифа. Им непонятно мистическое и генеалогическое единство человечества – единство во множественности и множественность во единстве, где за грех праотцев – родоначальников человечества – ответственны их потомки. Их шокирует мысль, что люди являются пленниками демона и только жертва Христа освобождает от этого рабства. Отвергнув учение о первородном грехе либералы отвергают учение о искуплении; для них распятие Христа это пример самоотверженного служения идее, апофеоз Евангелия, а не спасение мира. Часто они само понятие искупления из центрального факта истории человечества путем словесной эквилибристики превращают в аллегорию и синекдоху, зачеркивая его прямой смысл. Без догмата о искуплении не существует христианства; оно падает как дом без фундамента – а это и надо противникам Христа.

У либералов спасение отождествляется с личным самосовершенствованием, а зависимость от Бога в деле спасения воспринимается как принижение человека. Имя Бога они стали писать с маленькой буквы, а слово «человек» с большой. Сатана захотел стать свободным от Бога; он вдохнул своей грудью воздух этой свободы, который оказался дыханием смерти. Человек продолжает дело сатаны – ищет ложной свободы во вседозволенности и, теряя Бога, оказывается во мраке хаоса и безумия.

Христианство раскрыло человеку всю глубину греха, трагичность падения и метафизические корни богоотступления. Секуляризированное сознание постепенно лишает христианство его мистической глубины, превращая огромный айсберг в тонкую льдину, плавающую на поверхности воды.

Христианин должен вступить в борьбу с тремя врагами: демоном, гордыней мира и похотями тела. Модернизм игнорирует существование демона, входит в соглашение с полуязыческим миром, оправдывает страсти и похоти человека и делает душу незащищенной от этих врагов.

Либеральное христианство порвало связь с метафизическим миром; для него не существует ангелологии и демонологии. Первый враг человечества – демон принимает вид туманной абстракции. Учение о демонах как о живых существах представляется устаревшей мифологией. Те либералы, которые еще признают существование демона, стараются показать его как безобидного духа, который, временно отпав от Бога, в конце концов, возвратится к Нему и снова займет свое прежнее место. Если они изредка упоминают об аде, то для того, чтобы обнадежить грешников, что в руках самого человека находятся ключи от ада: он может пребывать в преисподней или, отперев двери изнутри, выйти оттуда по собственной воле. Так что одно желание грешника открывает для него ад и рай, а Бог и сатана не препятствуют его выбору. Напомним, что излишняя надежда на милосердие Божие, переходящая в попустительство греха, считается Церковью хулой против Духа Святого, которая не прощается ни в этой, ни будущей жизни.

Значительная часть модернистов вообще склоны считать, что ад не является жуткой реалией потустороннего мира, а психическим настроем человека, депрессивной манией, для лечения которой нужна помощь психиатра. Либералы уверены, что демонический мир и ад должны исчезнуть из сознания современных людей, рассеяться как дым от ветра, растаять как тени средневековой ночи перед интеллектуальным светом нового времени. Либералы считают, что надо освободить человека не от демона, а от суеверий и атавистических представлений о злых духах.

Характерно, что модернисты дружно ополчаются против заклинательных молитв на изгнание демонов. По их мнению, зачем изгонять того, кого нет, а если диавол существует, то тем более не стоит портить с ним отношений: это все равно, что пинать ногами первого министра, который находится во временном изгнании, но может вернуться на свой прежний пост и расправиться с обидчиками. Так что, с главным врагом христиан – демоном дело у модернистов и либералов полюбовно улажено.

Второй враг христианства – дух этого мира. Под миром здесь подразумеваются полуязыческие обычаи и представления, шкала ценностей, понятия о добре и зле, дух эгоизма и эгоцентризма, лженаука, старающаяся заменить собой веру, страстное искусство, прикрывающее позолотой гниль грехов. Этот дух мира противостоит христианству, он старается овладеть умами и сердцами людей. Либерализм хочет возвысить в глазах христиан ценности этого мира, а саму секуляризацию представить как борьбу за свободу духа и разума. Уже ренессанс был попыткой реставрации языческого мира под христианскими именами и возращения в Европу олимпийских богов под псевдонимами христианских святых. Современные христианообразные либералы под лозунгом любви хотят утопить и растворить Церковь в море этого мира, и представить Страшный суд как общую амнистию для грешников и демонов. Где отвергнута метафизика – там физика побеждает дух, а тело душу: ночная страстная служанка становится царицей.

Третий враг христианства – плотские похоти. Либералы считают их естественными свойствами человека, а что естественно – то от Бога. Греховные страсти они склонны рассматривать не как потерю благодати и отпадение души от Бога, а как излишество, наносящее вред здоровью человека. Радикальные модернисты считают, что грех это фермент творческой и интеллектуальной жизни; в нравственном отношении он дает человеку духовную опытность и поэтому является компонентом мудрости.

Либерализация христианства, то есть его извращение, происходит под видом модернизма, обновленчества, догматического ревизионизма, и через постоянное злоупотребление принципом икономии.

Надо помнить, что представителем гуманизма и либерализма в одном лице был древний змей, который вполз в Эдем под маской доброго друга. Как либерал, он призвал праотцев к свободе от всех запретов и устроил первую революцию у дерева познания добра и зла, и как гуманист обещал им заманчивую возможность – стать богами без Бога. А теперь этот «друг» человечества, обольстивший Адама, обольщает его далеких потомков той же змеиной песней.

Так кто у нас тут враги церкви?

Кто такие «враги церкви», откуда они берутся и как с ними бороться? Размышляет Андрей Десницкий.

Это словосочетание: «враги церкви» — звучит в последнее время часто. Враги эти многочисленны, могущественны и коварны, с ними надо вести непримиримую борьбу. Но прежде, чем борьбу начинать, неплохо бы разобраться — а о ком, собственно, речь? И если взглянуть повнимательней, окажется, что в эту категорию попадают очень разные люди с очень разными взглядами. Общего между ними не больше, чем у каждого из них — с самым прилежным прихожанином.

Во-первых, есть действительно враги православной церкви — пламенные атеисты и все прочие, кто отрицает христианство или всякую церковность по модели «Бог у меня в душе и посредники мне не нужны».

Речь идет, разумеется, не о тех, кто делает такой выбор лично для себя, а о тех, кто активно навязывает его остальным, высмеивая и унижая чужую веру и всячески стремясь изгнать ее из общественного пространства, оставив его «религиозно стерильным» (то есть строго атеистическим). Да, такие люди есть, их не очень много, но по истории нашей страны мы знаем, как много бед могут они натворить.

А из Евангелия мы знаем, что такие враги всегда были, есть и будут у церкви, пока она жива в этом мире. И в том же Писании находим ясные слова о том, как поступать с ними: оставаться самими собой, храня верность Христу, а вовсе не вступать в упорное противодействие, не перенимать тактику врага.

«Но вы смотрите за собою, ибо вас будут предавать в судилища и бить в синагогах, и перед правителями и царями поставят вас за Меня, для свидетельства перед ними. И во всех народах прежде должно быть проповедано Евангелие. Когда же поведут предавать вас, не заботьтесь наперед, что вам говорить, и не обдумывайте; но что дано будет вам в тот час, то и говорите, ибо не вы будете говорить, но Дух Святый» (Мк 13:9–11).

В конце концов, Христос оставил не только наставления, но и Свой пример: как держался он перед Синедрионом и перед Пилатом, как молился о прощении распинавших Его. Это, конечно, высочайший идеал, до него мало кто может дотянуться, но, по крайней мере, каждому по силам отказаться от злобного противостояния.

Во-вторых, есть люди, которые горячо и искренне верят во Христа, но отрицают при этом православную церковь или конкретно РПЦ МП, исходя именно что из своей веры. Это могут быть протестанты или католики, а могут быть и православные из альтернативных юрисдикций — опять-таки не те, кто сделал подобный выбор лично для себя, а те, для кого он сопряжен с непременными проклятиями в адрес нашей церкви. Казалось бы, разница с первой группой совсем невелика… но она, на самом деле, огромна.

Приведу только один практический пример: еще в начале 1990-х годов, оказавшись впервые за границей, я встретился с прихожанами РПЦЗ. Встретив меня, эти люди сразу начинали проповедовать — но вовсе не Христа распятого и воскресшего. Они говорили об ужасах сергианства, о «погонах под рясами», о «красной московской церкви». Но прошло полтора десятилетия — и мы воссоединились. Я не знаю, как поступили те мои былые знакомые: приняли ли они воссоединение, поминают ли в храмах московского патриарха, или ушли в какие-то иные юрисдикции — но я прекрасно вижу, что для огромного числа православных эта рана была окончательно исцелена.

И надо признать, что не только «зарубежники» изменили для того свою позицию, но и мы сами. Важнейшим шагом со стороны Патриархии стало прославление новомучеников — тем самым была отринута былая ложь об отсутствии гонений на церковь в СССР. Да, можно говорить с полным на то основанием, что ложь была вынужденной, что ее ценой покупалось относительное спокойствие для тех, кто еще не был репрессирован, и что не зарубежным иерархам (иные из них славили Гитлера) было упрекать наших, ставших заложниками коммунистической системы.

Читать еще:  Любовницы священников просят Папу Римского отменить обет безбрачия

Всё это так. Но ложь вынужденная, ложь как меньшее зло не переставала от этого быть ложью — и от нее следовало при первой же возможности отказаться, что и было сделано. А обличения со стороны РПЦЗ при всей их резкости и неуместности все же были в немалой мере справедливыми, и что смущало наших братьев и сестер, то однажды было удалено ради восстановления общения.

Сегодня мы слышим очень много резких и обидных слов от людей, которые, пожалуй, ничем не лучше нас. Но значит ли это, что все подобные слова — лишь пустая ругань, в них не найдешь справедливых обличений? Значит ли это, что мы совершенны и не нуждаемся ни в каком исправлении, что мы чужды всякой неправде, и всякий, кто нам на нее укажет, достоин лишь нашего презрения? Я совсем так не думаю. Может быть, нам в этом мире не суждено восстановить общение со всеми, с кем оно было когда-то разорвано, но это еще не значит, что не стоит ничего у себя исправлять. «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа» (Евр 12:14).

И, наконец, третья категория людей, которых зачастую называют врагами церкви, а еще чаще — предателями. Они принадлежат к нашей церкви, но выражают в той или иной мере несогласие с конкретными действиями и высказываниями отдельных ее представителей. Разумеется, эти люди могут это делать в хамской форме, более того, могут быть неправы по сути, но я не вижу причин считать их врагами. «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор 11:19).

Мы, кажется, обличаем католиков в папизме: они считают, что римский епископ бывает непогрешим в вопросах веры и нравственности, когда выступает как официальное лицо, ex cathedra (что он делает, надо признать, крайне редко). Но тогда давайте не будем считать, что у нас непогрешим по всем вопросам и на всякое время дня и ночи всякий, кто обличен саном. Да, в теории вроде бы все согласны, что все мы человеки и все можем ошибаться, но попробуй только указать вышестоящему на возможную ошибку…

Нам катастрофически (именно так, катастрофически!) не хватает внутрицерковного диалога. Может быть, потому так трудно и проходит диалог со внешними, что мы не привыкли вообще ни с кем его вести? Для многих возможна только одна его форма: проповедник произносит свое слово, а хор отвечает «аминь» или «анафема», в зависимости от обстоятельств.

Но в современном медиапространстве такое уже не проходит, и записывать во враги и предатели всех, кто отказывается выступать в роли хора — слишком дорогое удовольствие. СССР некогда развалился, полагаю, прежде всего, из-за отсутствия адекватной обратной связи, из-за тотального запрета на обсуждение или хотя бы название стоявших перед обществом проблем.

И дело даже не в том, что, спеша записать во враги несогласных с чем-то конкретным, можно умножить число настоящих врагов. Думаю, что те, кому действительно дорога церковь, не станут ее врагами ни при каких внешних обстоятельствах. Но вот это отсутствие диалога безусловно умножает число равнодушных — тех, кому она безразлична. Нет, они, конечно, могут ее услугами пользоваться: нужно же куличи святить, детей крестить, молодых венчать — но ее судьба их не волнует совершенно.

И если лет через сто в России господствующей религией станет ислам (а это не такая уж и безумная мысль с точки зрения демографов), они будут с тем же равнодушием вместо венчания совершать никах, а вместо печения куличей — баранов резать. А кое-кто и карьеру поспешит сделать в новой религии, никому не возражая, ни о чем ни споря…

Есть, на мой взгляд, и еще одна категория, которую никак не назовешь друзьями церкви — четвертая. Только о ней редко говорят. Я бы отнес к ней людей, которые совершают страшную подмену: вместо веры предлагают идеологию, причем неважно, какую. Христианство становится для них всего лишь средством достижения земных целей — и не удивительно, что те, кого им удалось обратить в свою идеологию, получают вместо живой веры во Христа нечто иное.

Я не могу понять, например, как в церкви, совсем недавно прославившей новомучеников, могут мечтать о новой сильной руке и сочувственно поминать Сталина. Тут уж и вправду-либо со Христом и Его святыми, либо с их врагами, и никакого компромисса быть не может. Ну не дружит Христос с Велиаром, что поделать, и нам не велит.

Истинное Православие и его враги в современном мире

Широко распространенное, «ходячее» мнение наших дней – это то, что Православие представляет собою всего лишь одну из многих разновидностей христианства наряду с другими, имеющими полное право на существование и даже, в той или иной мере, равноценными.

Но думать так – это или крайняя наивность, основанная на невежестве, или определенно злонамеренное искажение правды.

Если мы обратимся к истории Христианской Церкви и дадим себе труд спокойно и беспристрастно, без всяких предвзятостей, основательно ознакомиться с нею, мы легко убедимся, что только Православие и есть истинное христианство – та Истина, свидетельствовать которую, по Его собственным словам, пришел на землю воплотившийся Единородный Сын Божий.

Исконный враг человеческого спасения диавол еще в яслях, как мы знаем, вознамерился погубить нашего Спасителя, дабы воспрепятствовать Ему совершить дело нашего спасения. Когда ему это не удалось, он всю злобу воздвиг на Него, использовав орудием для себя гордость, тщеславие, властолюбие и честолюбие иудейских первосвященников, старейшин, книжников и фарисеев. Когда и эти злые ухищрения его рушились и самая власть его была попрана Воскресением Христовым, он сначала чрез иудеев, а затем и чрез язычников поднял жесточайшие кровавые гонения на последователей Христовых, в надежде стереть христианство с лица земли.

Но и эти козни врага не увенчались успехом, а даже наоборот: христианство сделалось в тогдашнем культурном греко-римском мире господствующим вероисповеданием. Лукавый враг не пал, однако, духом от понесенных поражений.

Он воздвиг тогда новую брань против ненавистной ему Христовой веры – против той Божественной Истины, которую принес на землю, для спасения людей, воплотившийся Сын Божий, – брань, несравненно более трудную и опасную.

По его наущению и вдохновению люди, обольщенные им чрез гордыню и честолюбие, стали среди самих христиан, внутри самой Церкви Христовой, как это предвидел еще св. Апостол Павел, возбуждать споры о вере, разные несогласия и разделения, ставя собственные, чисто человеческие домыслы и соображения, на место Богооткровенной Истины.

Так возникли ереси и расколы, которые грозили изнутри подорвать животворную и спасительную для людей силу Христова учения, подменив Истину ложью.

Для изобличения и осуждения этих ересей-лжеучений и расколов блюстители Божественной Истины, преемники св. Апостолов, Епископы стали съезжаться на Соборы – Поместные и Вселенские, дабы вселенским «соборным разумом» уяснить и вразумить раз и навсегда для всех христиан обязательное и неизменное учение Церкви, установив, как веровали повсюду, во что веровали всегда, во что веровали все (св. Викентий Лиринский).

Тогда-то вот истинная христианская вера – правая вера, в отличие от ересей и сект, также именовавших себя «христианскими», стала называться «православной».

Итак, вот что такое Православие!

Православие – это чистая и неискаженная Истина, принесенная на землю для спасения людей Христом-Спасителем; – это сохраненное во всей чистоте и неповрежденности подлинное Учение Христово о вере и благочестии (- жизни по вере), изложенное св. Апостолами в Священном Писании, тщательно изъясненное и истолкованное их законными преемниками – Мужами Апостольскими, святыми отцами и учителями Церкви в Священном Предании нашей Православно-кафолической (то есть Вселенской) Восточной Церкви, которая одна только, как ничего не изменившая в этом учении, и поныне, по всей справедливости, именуется «Церковью Православной».

К несчастью, в наше время настолько утрачен живой интерес к возвышенным истинам веры и правильному пониманию их, а особенно – приложение их к жизни, называемое обыкновенно «благочестием», что многие искренно дума ют, будто вся разница между Православием и другими исповеданиями заключается только в обрядах, а так как «обряды», мол, «дело второстепенное, а Бог – Один, то не все ли равно, к какому вероисповеданию принадлежать, лишь бы веровать в Бога и быть хорошим человеком».

Таково модное, «ходячее» мнение. Но так ли это?

Бог – Один, Христос – Один, а вера почему-то не одна, вер разных много.

Если Бог – Один, то могут ли все эти разные веры быть одинаково истинными и, следовательно, одинаково спасительными? Ведь если «Бог – Один и Христос – Один», то разве не обязывает это и всех искренно верующих во Христа, чтобы и всё, касающееся их веры и благочестия, было у них тоже одно: одинаковое, а не разное?

Эту истину как раз и утверждает Слово Божие, говоря : «Един Господь, Едина Вера, Едино Крещение, Един Бог и Отец всех» ( Еф. 4, 5–6 ). Разве создал Господь много разных Церквей?

Разве не сказал Он ясно и определенно: «Созижду Церковь Мою (именно одну Церковь, а не много разных церквей!) – и врата ада не одолеют ее» ( Мф. 16, 18 )?

Неужели можем мы считать эти слова Спасителя нашего ложными, неоправдавшимися, кощунственно признавая, что «врата адова» все же «одолели Церковь», разбив ее на множество разных церквей?

Читать еще:  Почему 'Ника строй' лучше других строительных магазинов.

Да не будет! Не позволим себе такой страшной хулы на Сына Божия!

Только одна – одна единственная Церковь основана Воплотившимся Единородным Сыном Божиим для спасения людей: она одна, основанная Им Самим, а не обыкновенными грешными людьми, существовала всегда, существует теперь и будет неизменно существовать до скончания века.

Надо только твердо веровать в это и не мудрствовать лукаво!

А вот от этого-то «лукавого мудрствования» и появилось на свет такое множество всяких лже-церквей и «деноминаций», которые запальчиво-самоуверенно заявляют претензию на обладание Истиной, не имея ее, а зачастую проповедуя явную ложь и всевозможные вымыслы, льстящие испорченному человеческому сердцу.

Истинная Церковь вся есть Истина, и нет, и не может быть в Ней ни тени какой бы то ни было лжи или заблуждения.

Отдельные члены Церкви, вплоть до самых высокостоящих иерархов, могут иногда, полагаясь на свой собственный только разум, ошибаться и заблуждаться, но вся Церковь в целом – никогда.

Она, и только Она одна, Истинная Церковь – Непогрешима, потому что в Нейпребывает до скончания века Глава Ее – Сам Господь Иисус Христос ( Мф. 28, 20 ), вдохновляет Ее и руководит Ею Дух Святый ( Ин. 14, 16–17 ).

Это утверждение наше не голословно, ибо основано на ясном учении Слова Божия: «Церковь Бога Живого – Столп и утверждение Истины» ( 1Тим.3,15 ), – так говорит великий Павел, Апостол языков.

Кто лжет или впадает в заблуждение, тот невидимым Судом Божиим тотчас же отсекается от Тела Церкви, отпадает от Нее, тем самым теряя надежду спасения, и может опять воссоединиться с Нею только чрез искреннее покаяние.

Никакая ложь оттого не свойственна Церкви, не терпима в Ней. Не может быть поэтому в Ней ни разномыслия, ни разногласия, ни разделений.

Об этом ясно говорит св. Апостол Павел, наставляя первых христиан:

«Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них» ( Рим. 16,17 ).

«Имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны; ничего не делайте по любопрению или по тщеславию» ( Фил. 2, 2–3 ).

Как же выглядит теперь столь модное ныне движение «экуменизма», с точки зрения такого вполне ясного и категоричного учения Слова Божия? Не есть ли оно – сплошная ложь, несвойственная истинной Церкви и нетерпимая в Ней?

Требуя от христиан полного единомыслия и единодушия в своей среде, Слово Божие столь же ясно и категорично говорит о том, как истинные христиане должны относиться к искажающим истинное учение Церкви лжеучителям-еретикам:

«Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» ( Тит. 3, 10 ).

Так ли поступают современные «христиане» – или они «стыдятся» требований Слова Божия, как «устарелых», «отставших от века», недостаточно «прогрессивных»?

Вот почему лгут на Истину все эти «экуменисты» и всякого рода современные «объединители», стремящиеся соединить несоединимое: «Правду с беззаконием, Свет со тьмою, Христа с велиаром, вернаго с неверным» ( 2Кор. 6, 14–15 ).

Что сказать нам после этого о иерархах, возглавителях и духовных руководителях современных Поместных Православных Церквей, которые вступили в «экуменическое Движение» и стали полноправными членами и активными деятелями «Мирового Совета Церквей»? Вправе ли они еще считать себя православными?

Мы не говорим уже о целом ряде канонических правил Православной Церкви, воспрещающих молитвенное общение с еретиками, за что полагается отлучение от Церкви, а епископам и клирикам – извержение из сана (см. Апостольские правила 45, 46 и 65 и Лаодикийского собора 32, 33 и 37), ибо многие сейчас считают, что каноны вообще «отстали» от далеко «ушедшей вперед» жизни и надо все их отменить или переделать так, чтобы ни для кого не было стеснений и каждый мог делать все, что ему заблагорассудится в свое удовольствие.

А если принять во внимание то, что многие из возглавителей этих церквей, представители иерархии и духовенства, не говоря уже о рядовых мирянах, вступают теперь даже в антихристианские организации или открыто провозглашают атеистическую богоборческую власть «властью от Бога», коей нужно повиноваться «не за страх, а за совесть», предоставляя себя в полное услужение врагам Христовым и делая себя их послушным орудием, то становится и совсем страшно!

До чего мы дожили?!

И можно ли закрывать глаза на все это и беспечно убаюкивать себя и других, уверяя, что ничего особенного в этом нет, что так, мол, «всегда было»?

Кое-что, может быть, и было, но не так, не в таких огромных, всеобъемлющих масштабах, когда и здорового места почти не остается, и честный искренний христианин не знает, куда и с кем ему идти, кому можно довериться.

Не будучи в состоянии после продолжительной вековой борьбы, просто уничтожить Церковь, темные сатанинские силы в наши дни, с особой ожесточенной энергией, устремились на Церковь, пытаясь овладеть ею изнутри, дабы использовать Ее, в лице податливых служителей, в своих целях. Оскудение веры иистинной христианской любви помогает этому, а тщеславная погоня за рекламой и суетной славой и искание материальной выгоды прямо идет на встречу этим сатанинским планам.

И вот, в результате, та печальная картина, которую мы теперь наблюдаем: соль обуевает

Забывают многие в наше время, что Церковь не какое-либо земное, человеческое учреждение, а учреждение Божественное, высочайшее назначение которого есть спасение душ в жизнь вечную,что в ней – не место какой-либо«политике» или«дипломатии» и не допустимо кривить душой, попирая совесть, во имя каких бы то ни было чисто земных целей, хотя бы и прикрывались они лживо фальшивыми лозунгами «мира всего мира»; «всеобщего блага» и даже мнимой «христианской любви» и «смирения», что сейчас так в моде.

Вся эта современная фальшь и шумиха и увлечение какой- то «высшей политикой» и «тайной дипломатией», к чему усиленно теперь привлекаются не только рядовые, но и высшие служители Церкви, ставят себе задачей не что иное, как подготовку будущего мирового владычества антихриста, который должен возглавить единую (объединенную из всех религий мира) лже-церковь и единое всемирное (объединенное из всех национальностей) государство.

Покоримся же, как дети послушные, спасительному внушению матери нашей – Церкви! Наполним память нашу картиной Суда Божия.

Вот – ответ Церкви тем вздорным «умникам», которые не хотят слышать разговоров о кончине мира, Втором Пришествии Христовом и Страшном Суде, самочинно заявляя, что «не нужно людей понапрасну пугать», что «это, мол, современным людям непонятно» якобы даже «производит не положительное, а скорее отрицательное действие!» (?!). Церковь Христова смотрит на это иначе.

И если учесть, что происходит сейчас с православными христианами в так называемом «свободном мире», где господствует «экуменизм» и где все уже почти объединились в составе так называемого «Мирового Совета Церквей», то нельзя не согласиться, что такое, более точное наименование: «истинно православные» уместно и здесь – в отличие от тех, которые,называя себя «православными», фактически уже отреклись от Православия, сохранив лишь одну внешнюю видимость его.

Необходимо помнить и знать: не может истинная Церковь Христова провозглашать и утверждать какую бы то ни было ложь и вступать в содружество или сотрудничество с врагами Христовыми!

А потому все те епископы, клирики и миряне, которые в этой лжи участвуют и с врагами нашего Господа и Спасителя так или иначе дружат и сотрудничают, – «православные» только по имени.

И вновь, и вновь, невольно вспоминаются нам подлинно-пророческие слова нашего дивного российского св. Феофана Вышенского Затворника о том, что в последние времена «имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это – только видимость, внутри же отступление истинное» (Толкование на Послание к Солунянам, стр. 192).

Не наблюдаем ли мы нечто подобное уже и теперь?

Ведь Православие не есть что-то отвлеченное. Православие это не только вера, но и жизнь по вере – жизнь, согласная с верой, которая называется обычно благочестием.

И вот, весьма характерно, что все эти современные модернисты-экуменисты, еще называющие себя «православными», с каким-то самодовольным легкомыслием отбрасывают все подвижнические установления Святой Церкви, в коих наиболее полно и ярко выражается дух православного благочестия, как, например, подвиг воздержания, поста душевного и телесного.

Будем же стремиться к подвигу, в котором как раз и выражается существо нашей православно-христианской веры, которая есть подвиг подражания Христу в крестоношении и самораспятии. А подвизаясь законно, как учит Слово Божие, будем все претерпевать за Истину, не отступая от нее, как это делают теперь многие, по малодушию или из какой-либо корысти.

И будем твердо помнить: где нет подвига, где нет стояния за истину – там нет и Православия – нет истинной веры в Бога и во Христа.

Источник: Истинное православие и его враги в современном мире / Архиепископ Аверкий. — М. : Изд. дом «Новая кн.», 1996. — 15 с. ISBN 5-7850-0003-2

Вам может быть интересно:

  1. Истинное православие и современный мир – архиепископ Аверкий (Таушев)
  2. Православное воспитание и окружающий мир – иеромонах Серафим (Роуз)
  3. Об истинной религии – блаженный Аврелий Августин
  4. Православная Церковь и экуменизм – преподобный Иустин (Попович), Челийский
  5. Чем отличается православная вера от западных исповеданий – митрополит Антоний (Храповицкий)
  6. Зерцало православного исповедания – святитель Димитрий Ростовский (Туптало)
  7. Мысли о Православии – протопресвитер Михаил Помазанский
  8. Православие, инославие, экуменизм – митрополит Филарет (Вознесенский)
  9. Православный мир: прошлое и настоящее – протопресвитер Александр Шмеман
  10. Основы православного воспитания – митрополит Амфилохий (Радович)

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector