0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О почитании Креста Господня

Православная Жизнь

Проповедь ректора Киевской духовной академии и семинарии епископа Белогородского Сильвестра в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Сегодня праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Крест украшается цветами. Собравшиеся поют «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко». Мы почитаем Крест Христов. Невозможно говорить о почитании Креста без понимания тайны нашего спасения. Бог стал человеком. Он умер на Кресте. Очевидно, что распятие не есть случайное стечение обстоятельств. Во дни Страстной седмицы священник произносит на отпусте такие слова: «Грядый Господь на вольную страсть, нашего ради спасения…» Слова эти напоминают нам, что Господь умер на кресте, потому что Он так захотел, это Его абсолютно свободный выбор: «На сей час Я и пришел» (Ин. 12:27)», — говорит Христос в Гефсиманской молитве перед арестом. В Священном Писании читаем: «Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас» (Рим. 5:8) и еще: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). Святитель Григорий Нисский, отвечая на вопрос, почему именно таким, а не иным способом Бог через Свои страдания и Смерть на Кресте спасает человека, говорит: «Если особый признак естества Божия есть человеколюбие, то имеешь ответ на предложенный тобою вопрос».

Итак, «признак естества Божия есть человеколюбие». Бог не выбирает способ, который бы явил Его всемогущество и силу, но спасает нас способом, в котором максимально показана Его любовь к человеку. Сила любви в жертвенности, а не в могуществе. Творец не только создал нас, не только заботится о нас, Он становится человеком, чтобы умереть за нас. Христос приносит в Жертву Самого Себя — Он и Первосвященник, и Жертва «Приносящий и приносимый», — как произносит священник на Литургии святителя Василия Великого. Все это ради спасения от грехов. В Писании неоднократно сказано об этом: «Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира» (1 Ин. 2:2); «и вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха» (1 Ин. 3:5); «Христос умер за грехи наши» (1Кор.15:3); «Который отдал Себя Самого за грехи наши» (Гал. 1:4), «Христос, однажды принеся Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих» (Евр. 9:28). Христос освобождает род человеческий от двух врагов: диавола и смерти. Ветхий Адам (и его потомки) попал под власть диавола и смерти. Священномученик Ириней Лионский пишет, что Воплощение и Страдание Христа для того «чтобы «убить грех, упразднить смерть, и оживить человека».

Господь Иисус Христос «однажды пострадал за грехи наши» (1 Пет. 3:18), умерев на Кресте на горе Голгофе. Крест в древнем мире — оружие казни, позорное и мучительное. Распятием на кресте казнили бунтарей или разбойников. Висящий на кресте не просто умирал в жестокой агонии, но и подвергался осмеянию и унижению. Крест как орудие смерти вызвал неподдельный страх у жителей Римской империи. Наш Спаситель по ложному обвинению казнен через Распятие, потому что «к злодеям причтен» (Мк.15:27). И вот, казалось бы, последователи Господа Иисуса должны с ужасом смотреть на Крест как на воспоминание казни Господа. Но если воспринимать Евангельскую историю просто как исторические события, и не вникать в тайну нашего спасения, то, наверное, такое отношение к Кресту могло бы быть оправданным. Но речь идет не просто о трагическом событии, но о победе Христа и спасении человека. Крест, по замыслу врагов Христовых, должен был стать орудием Его смерти, но стал орудием нашего Спасения. У святых отцов есть яркая аналогия с Крестом. Господь Иисус Христос вырывает крест, как орудие смерти, из рук Его ненавистников, и им же, крестом, совершает спасение. Святитель Фотий Великий поясняет: «Крест есть трофей. потому что через него Христос блестяще ниспроверг врага. Воспользовался Крестом, словно трофеем. Поэтому, когда те воздвигли его ради наказания Владыки, Он превратил его в трофей во спасение нашей природы».

Братья и сестры! Крест был задуман как позор и смерть Иисуса Христа, но стал Его орудием в деле победы над дивалом, грехом и смертью. Потому мы почитаем крест не как орудие смерти, но как орудие победы. Отныне, верующие во Христа принимают крест как свой знак, как символ принадлежности к ученикам Иисусовым. «Крест дан нам в знамение. Ибо чрез него мы верующие различаемся и распознаемся от неверующих. Он — щит и оружие, и трофей против диавола», — утверждает прп. Иоанн Дамаскин. Для одни крест — символ победы, радости и принадлежности к Церкви, для других — соблазн (ср. 1Кор. 1:23). Именно потому, свт. Герман Цареградский говорит: «Крест и мертвит, и живит».

Крест — лестница на небеса: «Древо бо сие вводит паки в рай» (икос канона на Крестопоклонной неделе). Через искупительные страдания Христа, Крест становится для нас восхождением на небо, в рай, в то Место, которое было затворено для всех потомков Адама и Евы до того, пока Богочеловек Иисус Христос не совершил наше спасение. Крест — ключи от рая: «Отверзи врата небесная, Кресте, любящим тя», — воспевает Церковь. Мы, говорит апостол Павел, проповедуем «Христа распятого» (1 Кор.1:23). Распятого! Умершего на кресте! И вновь Апостол пишет, что не хочет знать ничего «кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2:2). Вспомним, как апостол Петр исповедует Иисуса Сыном Божиим, но не хочет принять мысль о Его страдании. И когда Христос открывает своим ученикам, что Ему надлежит быть убитым, Петр, который исповедовал веру во Христа как Сына Божьего, не понимает и не принимает этих слов своего Учителя. И даже пытается перечить Ему. А Господь отвечает Петру: «отойди от Меня, сатана!» (Мф. 16:23)!

И если кто-то не верует во Христа как совершившего спасение на Кресте, тот не верует в Него вообще. Вера во Христа без принятия Креста — вера бесовская. Сатана ненавидит Крест, боится креста, ибо им, Крестом, он же и посрамлен! И он всегда будет стремится к тому, чтобы всячески изничтожить это знамя Христово, упразднить его, внушить что Крест не нужен и его надо забыть.

В православных богослужебных текстах по отношению ко Кресту нередко употребляются выражения как к одушевленному предмету. Например, «Радуйся, честный Кресте». Иногда подобные эпитеты в приложении ко Кресту могут вызвать определенные недоумения. Однако, такое обращение ко Кресту зафиксировано не только в литургической практике, но и у святых отцов. Так, прп. Феодор Студит восклицает: «О, Крест Христов! Я обращаюсь к тебе, как бы к существу живому». В этом православная литургическая традиция следует языку Священного Писания. Для Писания вообще характерно употребление метафор и персонификаций: «и устыдится солнце» (Ис. 24: 23), например. Понятно, что солнце не стыдится. Все это примеры употребления метафорического языка. Включая в свое богослужение язык метафор, Церковь в этом полностью следует библейской традиции. И каждый, кто хочет обвинить Церковь в каком‑то одушевлении неживых предметов, должен понимать, что эта же проблема станет перед и при истолковании библейских метафор. А утверждать, что в Библии употребление метафор и персонификаций допустимо, а в православных богослужебных текстах это уже признак язычества, — явно непоследовательно. Впрочем, еретики и хулители Церкви всегда цитировали Писание избирательно и не сильно напрягали себя переживаниями на этот счет.

В текстах богослужения на Крестопоклонную неделю одушевляется не только Крест, что лишний раз доказывает — персонифицированные выражения характерны для богослужебных текстов. Например, предмет, абсолютно противоположный Кресту, тоже характеризуется как живой: «Егоже виде ад, и рече сущим доле: о слуги мои, и силы моя! Кто водрузив гвоздие в сердце мое, древяным мя копием внезапу прободе? И растерзаюся, внутренними моими болю, утробою уязвляюся, чувства моя смущают дух мой».

Говоря о деле нашего спасения, мы вряд ли можем избежать языка метафор и персонификаций, так как без них наш язык приобретает сухость и абстрактность. Когда же необходимо сказать о чем-то, что имеет не просто информативный характер, но относится к нашей жизни, волнует нас, имеет бытийное измерение, то тут нужен выразительный, поэтический язык. Как можно было бы, например, используя только прозаичный язык, передать пасхальную радость? И когда Церковь воспевает величайшее дело Божие, то и все охватывается этой всеобъемлющей радостью, все «оживает»: тогда и гроб Христов живоносец, и Крест животворит, и ад стенает, и горы скачут, и земля трепещет.

Поэтому мы, православные христиане, бережно оберегая великую литургическую традицию нашей Церкви, отдавая уважение прекрасному поэтическому языку нашего богослужения, отринем надуманные обвинения в адрес почитания нами Креста! Почитая Крест — мы поклоняемся Христу. Говоря Крест — мы имеем ввиду Христа Спасителя и Его смерть, и Воскресение «нас ради человек и нашего ради спасения». Прп. Иоанн Дамаскин поучает: «всему, что посвящено Богу, покланяемся так, что почтение относим к самому Богу». Воздвигая крест, прославляя Крест, величая Крест, мы христиане всему миру свидетельствуем — Иисус Христос победил! И знамение его победы — есть Его Животворящий Крест!

Господь и Спаситель наш Иисус Христос, дай же и нам через Твой Крест стать и участниками Твоего славного Воскресения: ибо если мы соединены с Тобой подобием Смерти Твоей, то будем соединены и подобием Славного Воскресения Твоего (Рим. 6:5). Дай нам, почитающим честное знамя твоей Победы, стать и участниками Твоего Воскресения! Аминь

КРЕСТ — ВЕРНЫХ УТВЕРЖДЕНИЕ. Архиепископ Аверкий (Таушев)

Крест, хранитель всея вселенныя, крест, красота
Церкве: крест, царей держава: крест, верных
утверждение: крест, ангелов слава, и демонов
язва.»

Такая великая для нас святыня Крест Господень, что, помимо частых обращений к нему и упоминаний о нем в повседневных службах и молитвах, Св. Церковь сочла нужным для вящего прославления его установить в честь его особый великий праздник — праздни Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, вошедший в ряд самых больших, так называемых «двунадесятых» праздников.

Дивный это осенний праздник! Он как бы завершает собою круг всех остальных праздников — подводит итог им. Нарисовав нам умиляющую наши души картину всего домостроительства Божия — благостного и премудрого промышления Божия о нашем спасении, в целом ряде Господских и Богородичных великих праздников, св. Церковь в заключение всего приводит нас к поклонению Кресту Господню, как бы так говоря нам: «Ты видел все, что сделано Богом для твоего спасения, но ты еще не знаешь, что надлежит делать тебе самому, дабы спастись.

Вот сегодня я и говорю тебе: если хочешь спастись, прильни ко Кресту Христову и спасешься. В нем сокрыты чудодейственные животворные силы, которые воскресят твою душу, умерщвленную грехами. Возлюби же Крест Господень, великое знамение любви Божественной и орудие спасения твоего, возлюби Крест Господень превыше всего на свете, прильни к нему, не только устами твоими, лобызая его, но всей душой твоей, всем внутренним существом твоим, и спасешься

Это потому, что Крест Господень — славное орудие нашего спасения, нашего искупления от греха, проклятия и вечной смерти. На Кресте Христос «пригвоздил рукописание грехов наших». На Кресте «Христос Царь славы волею руце распростер, вознесе нас на первое блаженство, яже прежде враг сластию украд, изгнаны от Бога сотвори». На Кресте Христос «распятие претерпев, смертью смерть разруши».

Вот поэтому-то Крест для нас, христиан, перестал быть орудием страшной позорной казни, каким он был в древности, орудием проклятия: «проклят всяк висяй на древе», как сказано было в Ветхом Завете (Втор. 21, 23), а стал орудием благословения Божия, знамением радости.

«Приидите вси языцы, благословенному древу поклонимся, имже бысть вечная правда, праотца бо Адама прельстивый древом, крестом прельщается, и падает низвержен падением странным. Кровию Божиею яд змиев отмывается. » так радостно поет св. Церковь и взывает ко Кресту от имени всех верных:

«Радуйся, Господень Кресте, имже разрешися от клятвы человечество, сущия радости знамение

Вместе с тем, крест Господень есть для нас, христиан, великое и славное знамение неизреченной, невыразимой ни на каком языке человеческом, любви Божественной к падшему человеческому роду: «тако возлюби Бог мiр, яко и Сына Своего Единороднаго дал есть, да всяк веруяй в Онь не погибнет, но имать живот вечный» (Иоан. 3, 16). Крест Господень постоянно напоминает нам о той великой истине, которую открыл нам только возлюбленный ученик Христов — «Апостол Любви» св. Иоанн Богослов, что «Бог есть любовь, и пребывающий в любви в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает» (1 Иоан. 4, 16), а потому «если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1 Иоан. 4, 11).

Вот сколько важных, можно сказать, важнейших поучительных истин дает нам почитание Креста Христова!

Но Крест Господень не только воодушевляющее нас и вдохновляющее на христианскую жизнь знамение нашего спасения и знамение Любви Божественной. Крест Господень есть также действенное и сильное, самое сильное на свете, оружие, с помощью которого мы можем побеждать врагов нашего спасения — диавола и всех его служителей, борющихся против нас и стремящихся погубить нас.

«Господи, оружие на диавола Крест Твой дал еси нам: трепещет бо и трясется, не терпя взирати на силу его: яко мертвыя возставляет, и смерть упраздни. Сего ради покланяемся погребению Твоему и востанию», поет Св. Церковь. (Стихира воскресна на хвалитех 8 гласа).

«Радуйся, Живоносный Кресте, благочестия непобедимая победа. Оружие непобедимое, бесов сопротивоборче. » Креста «устрашаются демонския полки». «О сем языцы варварстии побеждаются, о сем скиптры царей утверждаются», такими выражениями прославляет непобедимую силу Креста Господня Св. Церковь.

Сколько дивных чудес совершено в истории христианского человечества «силою Честнаго и Животворящаго Креста Господня» — этого и не перечесть!

Вот почему наша Св. Церковь, Церковь Православная, придает такое большое значение правильному и благоговейному изображению на себе крестного знамения. «Да не стыдится каждый из нас исповедывать Распятаго», говорит великий отец Церкви св. Кирилл Иерусалимский: «пусть изображает рукою знамение св. Креста на челе и на всем: на хлебе, который вкушает, на сосудах, из которых пьет. Пусть изображает его на себе при входах и выходах, когда ложится спать и встает, когда находится в пути или отдыхает. Он — великое предохранение от всех бед и несчастий». (Оглас. поуч. 13, 36).

После всего вышесказанного понятно, почему св. Апостол Павел говорит: «Мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, имже мне мiр распяся, и аз мiру» (Галат. 6, 14).

Крест Господень это — наша радость и похвала — «похвала похвал», по выражению того же св. Кирилла Иерусалимского.

Крест Господень для нас, воинов Христовых, призванных к «невидимой брани» — к постоянному воинствованию против врагов нашего спасения есть и наше воинское знамя и наше оружие, одновременно.

Читать еще:  9% жителей США убеждены, что у Бога есть руки, ноги, голова и прочие части тела

Крест для нас — все: он — «хранитель всея вселенныя», он — «красота Церкве», он — «царей держава», он — «верных утверждение», он — «ангелов слава и демонов язва» (погубление).

Так веровали когда-то и так исповедывали все христиане; так веровали когда-то и так исповедывали и наши благочестивые предки на Святой Руси, во всем стремившиеся подражать первым христианам.

Не то мы видим теперь!

Среди народов Запада, давно отпавших от истинно-христианской веры — веры Православной, редко-редко где найдем мы настоящее почитание Креста Господня, а у многих из них не только нет совсем и не признается его священное изображение, но оно — страшно сказать! — подвергается даже кощунственному поруганию. Крест Господень всячески вытесняется здесь и заменяется иными символами и эмблемами, которые мы видим повсюду, и объединяются эти современные люди, иногда даже не отрекшиеся совсем от своего христианского имени, вокруг других идей и лозунгов, не только ничего общего с Крестом Господним не имеющих, но часто прямо враждебных ему.

Но что нам смотреть на других, когда и сами, мы, православные русские люди, далеко-далеко отошли теперь от того, чтобы считать Крест Господень нашей «радостью» и «похвалой», чтобы видеть в нем наше воинское знамя и наше единственно-верное и благонадежное оружие в борьбе с врагами нашего спасения — наше утверждение.

Разве не стыдимся мы нередко «исповедывать Распятаго», или боясь кого-то или просто не считая нужным осенить себя крестным знамением, когда пробуждаемся ото сна или засыпаем, когда садимся за стол вкушать пищу или восстаем, когда проходим мимо храма или какой-нибудь святыни и во всех подобных случаях, — или совершая это крайне небрежно и неблагоговейно?

Является ли Крест Господень для нас тем знаменем, которым все мы воодушевляемся, вокруг которого все мы, православные русские люди, забывая о всех наших распрях и раздорах, объединяемся во взаимной любви христианской, ощущая себя подлинными «воинами Христовыми», неустанно ведущими «невидимую брань» с врагами нашего спасения?

Увы! совсем иные «кумиры», иные лозунги, иные идеи, зачастую даже ничего общего не имеющие с Крестом Христовым, влекут в нынешнее время большинство из нас к себе. И приходится ли удивляться тому, что Родину нашу постигла такая страшная катастрофа, когда мы стали изменниками, предателями Святой Руси, когда мы, отрекшись от Креста Христова и поклонившись «иным богам», сделались дезертирами с поприща «невидимой брани»? Но поистине удивительно, что многие из нас еще живут и даже благодушествуют, наслаждаясь всеми земными благами, земным благосостоянием, ибо всякий знает, какой суровой каре подвергаются изменники своего отечества и дезертиры с поля битвы.

Но «щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив» (Пс. 102, 7): Он «не хощет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему» (Иезек 33, 11).

До каких же, однако, пор мы будем испытывать Его долготерпение, ведя самочинную борьбу, не под знаменем Его Креста с врагами нашего спасения, воюющими против нас чрез безчисленные скопища наших страстей и похотей, а — под разными самоизмышленными лозунгами с ближними нашими, созданными, как и мы, по образу и по подобию Божию и искупленными, наравне с нами, на Кресте драгоценною Кровью Христовою. за безпрепятственное и более удобное удовлетворение этих страстей?

И пусть не оправдывается никто из таких «борцов» своею мнимою ревностью о каких-то высоких идеалах, ибо истинная святая ревность (как и «мудрость, сходящая свыше») «во-первых, чиста, потом мирна, кротка, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, безпристрастна и нелицемерна» (Иак. 3, 17). Всякая другая «ревность», не обладающая этими качествами, происходит, как учит св. Апостол, от «горькой зависти» и «сварливости», и она не останавливается перед «самохвальством» и «ложью на истину», производя всюду лишь «неустройство» и «все худое» (Иак. 3, 14-16).

Изумительно глубоко и красочно рисует психологию этой «неразумной ревности», заставляющей нас видеть только чужие недостатки и пороки и не замечать своих, «ревности», производящей в нашей среде раздоры, смуты и разделения, святитель Феофан, Вышенский Затворник.

Эту неразумную «ревность» называет он «духом пересудливости». «Этот дух», говорит он: «за все цепляется, и все представляет в мрачном виде беззаконности и пагубности. Это — немощь, в большей или меньшей степени, почти общая у людей, не внимающих себе. Кто-то приседит сердцу и разжигает его на пересуды — оно и источает их. Но в то же самое время пересудчик сам готов на недобрые дела, лишь бы только никто не видал, и непременно состоит в недобром порядке, в каком-либо отношении; он как-будто и судит и осуждает, чтобы чувство правды, оскорбленное и подавленное в себе, вознаградить нападками на других, хотя бы то и неправыми. Правдолюбивый и стоящий в правде, зная, как трудно достается исправность в делах, а еще более в чувствах, никогда не станет судить: он скорее готов бывает покрыть снисхождением не только малое, но и великое преступление других. И всегда почти так бывает: разсуди о поступке ближняго, и найдешь, что он совсем не имеет того важнаго, ужасающаго характера, который показался тебе в нем с перваго раза» («Мысли на каждый день года» стр. 350-1).

Не этот ли «дух пересудливости», в связи с массовым отступлением русских людей от святыни Креста Господня и следования за иными «богами», иными кумирами, и довел нашу несчастную Родину-Россию до такой страшной, безпримерной в истории, кровавой катастрофы? Не эта ли «неразумная ревность», за все цепляющаяся и все представляющая в мрачном виде беззаконности и пагубности, и здесь заграницей, в столь заслуженном нами изгнании, мешает нам жить в мире и любви друг с другом?

Не желая в покаянных чувствах за грехи наши и за грехи наших отцов и дедов, сгубивших нашу Родину, сплотиться вокруг единственно-естественного для нас, христиан, центра единения — Креста Господня, мы упрямо изобретаем себе свои собственные центры единения и лютою ненавистью преследуем всех тех, кто «осмеливается» с нами не соглашаться.

И несмотря на все, нами пережитое до сих пор, настолько еще мало у нас ясного сознания всего ужаса, приключившегося с нами за грехи наши, что мы все время ищем «врагов» вокруг себя, не замечая в своем самодовольном самоослеплении, что первые и главные враги наши это — мы сами.

Одно политиканство наше всякого рода чего стоит?

Ведь это оно, это злосчастное политиканство, часто напоминающее какую-то детскую игру, но только совсем не невинную, так разделяет нас, так дробит наши силы, рождая в нашей среде «ненависти, зависти, рвения и прочия страсти, братолюбие разрушающия», об избавлении от которых учит нас молиться наша Матерь Св. Церковь, желающая насадить в наших сердцах «нелицемерную любовь» друг ко другу (см. умилительный чин молебного пения о спасении России, теперь почему-то нами оставленный).

Нет! Давно пора сознать нам, что не политиканство, не вечера и банкеты, не пляски по субботам, под лукавым предлогом воспитания нашей молодежи в «идеалах русской культуры», ни даже празднование национальных юбилеев само по себе — ибо о каких «празднованиях» может идти речь, когда несчастная Родина наша уже более сорока лет лежит поверженная во прах и окутанная страшным кровавым кошмаром — не спасут и не могут спасти нас и нашей Родины, а только из глубины сердца исходящий покаянный молитвенный вопль к Богу о спасении, соединенный с твердым намерением впредь исправить свою жизнь, строя ее в полном соответствии с Евангельскими заповедями и уставами Св. Церкви.

«Если не покаетесь, все погибнете!» грозно предостерегает нас Сам наш Божественный Спаситель-Христос (Луки 13, 3).

Итак, оставим всё, как ненужную мишуру, и поспешим скорее с покаянием к подножию Креста Господня: объединимся все вокруг этого единственно-спасительного для нас знамения, прильнем ко Кресту Господню, ибо одна только сила крестная может нас спасти, и ничто другое, так как «Крест — верных утверждение».

Крест Христов: радость всему миру

Почитание Креста Христова в Православии достигает такой степени, что в ряде песнопений и молитв можно встретить обращения к нему как к живому, одушевленному существу. Как это возможно? Не только среди христиан-протестантов, но и у самих православных могут возникать подобные недоумения.

Фото: waniia, orthphoto.net

Но все станет на свои места, если прочувствовать, что, во-первых, это не вероучительные тексты, а поэтические – в поэзии нередко можно встретить одушевление неживых предметов.

Во-вторых, орудие казни и позора явилось всему миру как орудие бесконечной Божьей любви. «Се бо прииде крестом радость всему миру…». Крест есть любовь Божия всепобеждающая, равно как и сама любовь в нашем земном мире есть крест и его несение по жизни, поскольку любовь Божия, равно как и любовь к ближним христиан-святых, часто оставалась и остается безответной, распинающейся и распинаемой ради ближних. Поэтому слова «радуйся, живоносный кресте», можно спокойно заменить, скажем, на «радуйся, любовь всепобеждающая», и это будет одно и то же.

По слову митр. Филарета (Дроздова), это «любовь Отца распинающая, любовь Сына распинаемая, любовь Духа Святого, торжествующая силою Креста». И эту любовь окружающий мир по-прежнему мало вмещает или не вмещает вовсе, отвергая ее и предпочитая ей либо голую силу, либо закон и порядок, либо холодную рассудочную логику. Прекрасно и вдохновенно о силе божественной любви, явленной через крест, написал Н.А. Бердяев:

«Тайна креста, тайна Голгофы есть тайна свободы. Сын Божий, принявший зрак раба и распятый на кресте, не принуждает внешней силой и мощью признать себя. Он остается невидимым в своей божественной силе для чувственного взора природного человека. Божественная сила и слава Распятого обличается в акте свободной веры и любви.

Распятый обращен к свободе человеческого духа. Он ни в чем не насилует. Нужен свободный подвиг духа, чтобы узнать в Распятом своего Бога. Бог, распятый на кресте, не только открывается, но и сокрывается. Исчезает всякое насилие природного, чувственного мира в откровении Божества, все обращено лишь к духовному взору, к внутренней свободе.

Для чувственного взора природного человека, подавленного силами внешнего мира, виден в Распятом лишь униженный и растерзанный, видимо лишь поражение и гибель правды в мире. Божественная правда представляется бессильной и немощной. Может ли Бог явиться в мире не как сила и мощь, побеждающая и преображающая всю жизнь, а как крестное страдание, как кажущееся бессилие и немощь перед силами мира? Об этом соблазнился еврейский народ, который отказался увидеть в Распятом ожидаемого Мессию, Сына Божьего…

Распятая правда не обладает ни логической, ни юридической принудительностью. Распятая правда явилась миру как бесконечная любовь. Но любовь не насилует меня, она делает меня бесконечно свободным. В любви все становится для меня родным по духу, близким, в любви освобождаюсь я от чуждого и враждебного инобытия, и потому обретаю я высшую свободу.

Свобода должна привести меня к любви, и любовь должна сделать меня свободным. Благодать Христова и есть тайна любящей свободы и свободной любви. Она явлена была на кресте. В свободном страдании Богочеловека, обращенном к свободе человека, скрыта тайна христианской любви («Философия свободного духа»).

Перечитаем одну из стихир праздника Воздвижения:

«Радуйся, живоносный кресте, благочестия непобедимая победа, дверь райская, верных утверждение, церкве ограждение, имже тля разорися и попрася смертная держава (которым уничтожено и упразднено проклятие, и поглощена сила смерти), и вознесохомся от земли к небесным (и мы вознесены от земли к небесам): оружие непобедимое, бесов сопротивоборче, слава мучеников, преподобных яко воистину удобрение, пристанище спасения, даруяй миру велию милость».

Все, что здесь написано в обращении ко кресту, совершенно так же применимо в отношении Христовой любви, поскольку крест это главная её икона! Ибо Его любовь среди нас – победа благочестия, дверь, ведущая в рай, утверждение верных и ограждение Церкви…

«Любовь, как смерть, крепка» — сказано в ветхозаветной книге Песни Песней. Любовь крепче смерти, и она ее победила на кресте, как показал нам Христос, – ей на Кресте была упразднена и попрана власть смерти и ада! Ей и глубочайшим смирением Христовым был посрамлен дьявол с его темным бесовским царством. «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13, 8).

Но вспомним, что предшествует вдохновенному слову о кресте апостола Павла, читаемому всякий раз на праздничной Литургии Воздвижения (1 Кор. 18, 24)! Это — его печаль о разделениях внутри формирующейся Коринфской общины: «Я разумею, что у вас говорят: «я Павлов»; «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов». Разве разделился Христос? Разве Павел распялся за вас? Или во имя Павла вы крестились?» (1 Кор. 1, 12-13).

Это модель всех последующих конфликтов и разделений внутри Церкви, включая современность. Причем каждая из конфликтующих сторон бывает по-своему правой (нравственно, исторически, богословски – не так уж важно), но ни одна из них обычно не желает подняться выше своей собственной правды – до креста Христова… С вечной высоты которого эти правды – нравственные, исторические, богословские — могут выглядеть как временная суета человеческая, проявляемая по немощи людской, поскольку за своими собственными правдами часто не могут или не хотят видеть правду оппонентов.

А Христос с высоты креста Своего, простирая к нам Свои руки и зовя в Свои объятья, и тех, и других, и еще множество овец «не сего двора», напоминает: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня: ибо Я кроток и смирен сердцем; и найдете покой душам вашим. Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 28-30).

Это бремя – наш в том числе собственный крест как бремя любви и доверия к окружающим, которое мы призваны нести, следуя за Ним. Поскольку причастность к Его любви и путь к ней лежит через отвержение себя, своих частных, мелких и относительных правд перед подножием креста Христова.

Через любовь к своим врагам и молитву за них, что нашим природным способностям не свойственно, поэтому без веры, вдохновения и терпения такой крест становится тягостным и смертоносным. Но не надо забывать, что при «вере с горчичное зерно» Сам Христос несет за нас наш крест: было бы с нашей стороны хоть немного воли к любви, прощению и доверию людям!

Сама любовь предполагает доверие. Бог всем бесконечно доверяет, раз призвал всех нас к жизни. Но доверие в нашем мире связано с риском: Бог на этот риск пошел и оказался распятым. Он же предупреждает нас об этом риске, который есть воистину благородное дело самоотдачи и самопожертвования, поскольку соединяет нас с вечной божественной любовью в Его царстве.

«С креста твоего славословь Господа, отвергая от себя всякий помысл жалобы и ропота, — писал свят. Игнатий Брянчанинов. — С креста богословствуй: потому что крест есть истинное и единственное училище, хранилище и престол истинного Богословия. Вне креста нет его: оно сокровенно в кресте Христовом».

Крест как главный образ нашего спасения

Приблизительное время чтения: 4 мин.

В третье воскресенье Великого поста Церковь поклоняется Кресту Господню, на Котором Он был распят ради спасения всех людей. Святыня выносится на середину храма в субботу вечером и пребывает там до пятницы 4-ой седмицы. О важности поклонения Кресту Господню, о понятии духовного креста и о том, всегда ли наши страдания от Бога, «Фоме» рассказал настоятель храма Святой Троицы в Хохлах протоиерей Алексий Уминский.

Читать еще:  Церковь рискует превратиться в секту, считает католический богослов

Два образа креста

Крест с древних времен соотносился со смертной казнью, причем с одним из самых жестоких ее видов. Распятие на кресте являлось не просто смертным приговором для преступника, эта казнь была позорной, и ей подлежали только рабы. Свободных граждан Рима никогда не распинали на кресте. Это была не просто казнь, но страшнейшее поругание, унижение и наиболее мучительный способ лишения человека жизни. Мы должны помнить об этом и сегодня.

Но мы, люди верующие, понимаем, что Господь Иисус Христос Своей личной волей избрал крестную смерть ради нашего спасения. Особым образом Церковь напоминает нам об этом на Страстной неделе, когда священник после богослужения произносит отпуст: «Грядый Господь на вольную страсть, нашего ради спасения…», то есть Он идет на вольные страдания. И в этом вольном принятии на Себя крестной муки и смерти, крестного поношения и унижения, заключается спасительная жертва Иисуса Христа по отношению к человеческому роду, Его искупительный подвиг. Это та любовь, которой Бог так возлюбил мир, что Сына Своего Единородного отдал, чтобы мир был Им спасен. Поэтому когда мы носим на себе крест, когда крестами мы украшаем храмы, когда ставим крест на могилу христианина, когда мы осеняем себя крестом, все это и есть свидетельство непостижимой Божественной любви.

Своим крестом Господь явил, что Его любовь всегда доходит до конца, и что в Своей любви к человеку Спаситель способен принять то, что совершенно несвойственно Богу – смерть. Ведь Бог – это жизнь и Он чужд смерти. Для Бога смерть также чужда, как чужда тьма для света. Так вот Господь принимает человеческую смерть на Себя для того, чтобы дать человеку Свою жизнь. В этом смысле образ креста является для нас уже не образом казни, не образом орудия смерти, а образом дара жизни, который мы получаем благодаря любви Бога к каждому из нас.

Принять на себя крест

Для христиан понятие креста нераздельно с самой жизнью. Крест не является для Церкви каким-то отдельным элементом ее, символом или воспоминанием Божественной жертвы. Крест – это единое явление, единый смысл. Человек, принимающий Божественную любовь по отношению к себе через крестную смерть Спасителя, должен быть готов чем-то ответить на это Богу. Бог приносит в дар человеку Самого Себя и совершается это через распятие. В ответ человек приносит Богу самого себя. Это мы и называем нашей крестной жизнью, духовным крестом. Это то, о чем говорит Сам Господь в Евангелии: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8, 34-35).

Это отрывок мы читаем как раз в неделю Крестопоклонную. И каждый раз на богослужении в конце ектеньи, то есть прошения, мы говорим: «И весь живот наш Христу Богу предадим». Как Христос предал за нас всю Свою жизнь, так и мы должны быть готовы предать Богу всю свою жизнь. В этом, собственно, и заключается смысл принятия на себя креста.

Бог и наши страдания

Бог не радуется страданиям человечества. Господь пришел в этом мир, чтобы изъять человека из страданий. Они не посылаются Богом, а являются результатом отпадения человека от Него, результатом того искажения мира, в котором пребывает человечество после грехопадения. Страдания чужды как таковой природе Бога.

Однако, без всякого сомнения, страдания в жизни человека встречаются. Вопрос только в том, насколько человек может их принять и понести достойно, с молитвой и встретить в них Самого Христа. Важно увидеть в своих страданиях присутствие Бога, потому что Он, взяв на Себя страдания людей, присутствует и в каждом личном нашем страдании. Там, где страдает человек, рядом с ним пребывает Бог.

Если у человека хватает мужества, веры, любви, доверия к Богу, то именно тогда в своих страданиях человек и встречает распятого Христа. И тогда человек в них может уподобиться Богу. В этом смысле мы и можем назвать человеческие страдания – несением креста.

Но не всякое страдание может быть несением креста. В испытаниях человек может отвергать Бога, хулить Его, бунтовать против Бога, ненавидеть и себя, и других, впадать в отчаяние и терять веру. В данном случае, нельзя назвать это несением креста, потому что крест спасает человека, а не губит.

Праздник или трагедия?

Все события, переживаемые нами в Церкви, насыщены самыми разными чувствами и переживаниями, здесь могут быть рядом радостью и скорбь, страх и надежда на воскресение. Как и каждая встреча с Богом для нас – это и суд, и радость встречи, и воскресение, и страшное Второе пришествие.

Вообще, всякое евангельское событие, отраженное в православном богослужении, это встреча с реальностью. Но реальность не может быть однозначной, так как мы в ней пока еще живем, мы ее еще осуществляем. И, с одной стороны, встреча с реальностью для человека – это всегда большое счастье, потому что он встречается с правдой. В тоже время, эта правда не всегда бывает сладкой.

Вот и сейчас, мы будем стоять в храме перед Крестом и понимать, что наша горькая правда встречи с крестом такова, что это одновременно и страдания и свет, и переживание отдаленности от Бога, и радость от того, что Он нас все же безмерно и бесконечно любит.

«Огласительные беседы» с протоиереем Алексием Ладыгиным. Почитание Креста Господня

– Мы продолжаем огласительные беседы. Наша прошлая встреча была посвящена иконопочитанию. Мы говорили о важности почитания икон, о том, что образ приводит нас к первообразу. Это дает нам возможность общения напрямую и с Господом, и с Матерью Божией, и со святыми угодниками, которые являются нашими друзьями, молитвенниками в нелегкой земной жизни. Они помогают нам приобщиться к Царствию Небесному.

Сегодня будем говорить о почитании Креста Господня. В древности на кресте, который был презренным предметом, распинали самых отъявленных разбойников. Он считался позорным орудием казни.

Но Господь освятил Крест Своим страданием, потому что ко Кресту был пригвожден не только Он, но любовь Божия. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Крест является искуплением рода человеческого от смерти, проклятия, греха. Он орудие спасения человека, поэтому имеет огромную благодатную силу.

Через крест подается огромнейшая благодать всему человечеству. Во время обретения Креста Господня святой равноапостольной царицей Еленой шла похоронная процессия. Когда Крест возложили на покойного, он воскрес. Вот какую огромную силу имеет крест! О нем говорится: всякая сила злая не может смотреть на крест, а «трепещет бо и трясется». Он становится символом любви, силой, которая спасает, сохраняет человека от всякого зла.

В первые века христианства не было особого почитания креста, не было его изображения. Изображали либо Спасителя, либо Матерь Божию, либо символы (в катакомбах, где совершались богослужения), о которых знали только христиане. Нельзя было использовать прямые символы, потому что христиане были гонимы. Многие мученики были явлены в то ужасное время.

С первых веков христианства (об этом свидетельствует Тертуллиан) верующие осеняли себя крестным знамением, благословляли им своих близких. До нас не дошла информация, каким образом они это делали. Некоторые историки предполагают, что осенение было не таким широким, как сейчас: осеняли крестом только лоб (неизвестно, одним, двумя или тремя перстами). Скорее всего, одним. Троеперстие появилось ближе к IV веку, двуперстие – к VI веку.

Осенение себя крестом одним перстом означало, что христиане поклоняются Единому Богу. Когда они накладывали на себя крестное знамение тремя перстами, говорили: «Мы признаем Святую Троицу. Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой – Троица Единосущная и Нераздельная». Двоеперстие было символом того, что во Христе – две природы: Божественная и человеческая. Они не поглощают друг друга, но в этом и есть спасение человечества. Христос как Богочеловек Сам в Себе производит это спасение и от имени человечества говорит о нем.

Падение Адама произошло от древа познания добра и зла. Древом Крестным спасается весь мир: вновь открываются двери Царствия Небесного.

Есть прямые свидетельства о том, что в III веке начинается почитание изображения креста. В IV и V веках его изображения были везде: на храмах, в храмах, в домах, на оружии, на перекрестках, улицах. Кресты ставили на холмах, горах как знамя нашего спасения. Все понимали, что «сим победиши».

Когда Константин шел на Максенция, на небе было явление Креста Господня со словами: «Сим победиши». Всегда побеждали Крестом Христовым. Он является украшением церквей, каждой могилки, где похоронен православный христианин. В наше так называемое свободное время (когда мы что-то еще можем делать) кресты устанавливаются на въезде в города, деревни и выезде из них.

Каждый ставит крест по своему усмотрению. Церковь признает разные кресты: от древних четырехконечных до восьмиконечных, которые прижились в нашей Православной Церкви. Мы считаем, что полный крест – восьмиконечный. Это не только распятие, но и табличка с надписью «Иисус Назорей – Царь Иудейский» над ним. На Кресте внизу еще была перекладинка-подножие, верх которой уходил в правую сторону, где был распят благоразумный разбойник. Слева был распят неразумный разбойник.

И шестиконечные, и восьмиконечные, и хачкары (древние армянские кресты) – все признаются. Они являются христианскими. Нет креста, который бы не считался для нас священным, потому что мы почитаем его не как предмет или изображение, а как символ подвига Христа Спасителя, распятия Божественной любви. Господь отдает Себя в жертву ради нашего спасения.

В любом православном храме можно увидеть большой крест, на котором изображен Христос (с предстоящими или без них). Иконостасы, кивоты увенчаны крестом. Везде и всюду крест как символ нашего спасения.

Когда рождается христианин, на него надевают крест. Нательный крестик обладает силой, которая спасает и сохраняет человека, если он имеет глубочайшую веру. Неслучайно сзади на крестике написано: «Спаси и сохрани». Мы спасаемся силой Животворящего Креста Господня, любовью, благодатью, которые Христос оставил на этом Кресте. Для нас ношение креста – принципиально важное дело.

Один мой знакомый сказал: «Если человек без креста, он как будто голый, не покрыт великой благодатью Божией». Крест – свидетельство того, что человек является православным христианином. Это наш символ, который показывает, что мы единого духа. Если есть крестик на погибшем на поле брани воине, то его обязательно нужно предать земле, погрести согласно нашему христианскому закону.

Родители всегда следили за тем, чтобы дети никогда не снимали с себя нательный крестик. Они были спокойны и уверены, что Господь защитит их чад силой Животворящего Креста.

Во время благословения священник осеняет крестом всех верующих. Когда за литургией он ниспосылает Божественный внутренний духовный мир прихожанам, также осеняет их крестным знамением.

Родители, провожая своих детей в школу, накладывают на них крестное знамение, а отправляя в армию, надевают на них крестики.

Когда мы, христиане, видим крест, у нас возникает радость, ликование. Всегда осеняем себя крестным знамением, когда проезжаем мимо храмов, потому что на них – Крест Господень.

Во время Великого поста, принося домой из храма свечу, с которой стояли при чтении 12 Евангелий, отображаем ей на своих входных дверях крест как символ того, что мы православные христиане. Есть многие другие благочестивые традиции, которые невозможно отнести ни к каким суевериям. Например, в праздник Богоявления ставили мелом кресты на всех предметах, которые имелись в доме, потому что все должно было быть благословлено.

Мы осеняем себя крестным знамением не только во время молитвы, но и тогда, когда нам бывает страшно, когда бываем неуверенны в каких-то делах. Призываем Господа, чтобы Он помог нам, укрепил силой Животворящего Креста, избавил нас от врага рода человеческого, который хочет причинить нам немало зол, бед и страданий. Когда мы осеняем себя Крестом Господним, то призываем благодать Божию. Очень важно, чтобы наши дети были приучены к этому.

В наши дни мало людей носят крестики. Кто-то говорит: «Мешает; опасно: может при неаккуратном движении задушить». Это все отговорки: никогда никто не был удушен цепочкой креста. Никогда не было такого, чтобы крест причинил какой-то вред во время спортивных состязаний. Мы видим, что многие спортсмены, которые выходят на большие арены, с крестиками. Тот, кто носит крестик, понимает, что он поможет, потому что верит в Господа, уповает на Него. Тому, кто не верит, крест всегда будет помехой в жизни.

Крестное знамение может изображаться везде, кроме пола. Это запрещено апостольским правилом, потому что попирать Крест Господень ногами не является благочестивым деланием. Мы должны относиться к нему с уважением и почтением. В храме можно увидеть любые орнаменты на полу, кроме креста.

Крест красуется и дает нам силу, утверждает нас в православной вере. Почитание Креста Господня является обязательным условием христианской жизни. Нельзя говорить: «Мы в Бога верим в душе, а это не будем признавать».

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Перед крестом, как перед иконами, мы возжигаем свечи, совершаем каждение, приобщаясь к духовной жизни и получая обилие благодати Божией, которую Господь ниспосылает нам. Потому что было так угодно, чтобы мы никогда не забывали о подвиге, который Господь совершил ради нашего спасения.

Мы говорили о том, что бывают четырехконечные, шестиконечные, восьмиконечные кресты. Их делают из дерева, металла. Эта практика дошла до нас с древних времен. При раскопках находят кресты разной формы, с различными украшениями. Мы видим изображения святых угодников Божиих и предстоящих перед Крестом.

Не нужно задумываться, какой крест (православный, католический, армянский…), – в наше время все формы крестов признаются в святом православии, потому что это наша история.

Бывают бесовские страхования, особенно ночью. Враг искушает: он как будто наваливается на человека и хочет лишить его силы. Человек набирается мужества, осеняет себя крестным знамением – и все сразу проходит. Это одно из свидетельств того, что крест обладает огромной силой.

Крест не был бы предметом, который мешает всем и всюду, если бы не говорил о спасительном подвиге Господа. К нему не было бы такого агрессивного отношения (как и к иконам). Когда пришли к власти большевики, они стали разрушать храмы, снимая в первую очередь кресты с глав церквей. Уничтожали иконостасы, внутренние изображения. Распятия, иконы с кивотами, которые были увенчаны крестом, разрубались, сжигались. Почему? Не могут злые взирать на силу Животворящего Креста Господня. «Трепещет бо и трясется» враг рода человеческого.

Все скверное и греховное не может терпеть крест, поэтому он уничтожался. Даже на кладбищах не ставили крестов над могилами православных христиан. Креста, как и Христа, стали стыдиться. Многие и сегодня стесняются осенить себя крестным знамением, проезжая мимо храмов. Это является внутренним барьером.

Но Господь говорит: …кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным. Эти слова обязаны придавать нам силы и уверенности. Мы никогда не должны стесняться Креста Господня.

Читать еще:  Пасху в России отметят и мусульмане

Пережив ужасное безбожное время, мы начинаем понимать, насколько Крест Господень является устрашающим оружием для тех, кто не верит в Бога. Человек, попадающий во власть врага рода человеческого, снимает с себя крестик или не может его надеть. Несмотря на то, что родители просят его надеть крестик, он этого не делает. Говорят: «Он не хочет». Человек не «не хочет»: он во власти врага рода человеческого, который лишил его возможности прикасаться к святыне.

Кто-то говорит: «Я не хочу идти в храм». Это враг рода человеческого не допускает его до храма Господня. Духовная жизнь существует. Ф.М. Достоевский сказал: «Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей». Внутри происходит эта борьба. Враг рода человеческого не хочет нас отпустить.

Без молитвы близких и Церкви человек не может изменить ситуацию, поэтому мы рекомендуем обязательно молиться. Просим, чтобы заказывали сорокоусты. Когда они заказываются в нескольких храмах, то идет соборная молитва за человека. Смотришь – он потихонечку сначала наденет крест, потом осенит себя крестным знамением, затем переступит порог храма Господня.

Огромное значение в нашей жизни имеют Крест, крестное знамение, нательный крестик. Это сила, которую дает Господь. Поэтому вся нечисть «трепещет бо и трясется», не может взирать на силу Животворящего Креста. Мы должны всегда прибегать ко Кресту Господню, осенять себя крестным знамением, говоря: «Господи! Укрепи мя силою Животворящего Твоего Креста!»

Мы заканчиваем сегодняшнюю беседу. Следующая наша встреча будет посвящена святым мощам угодников Божиих. Очень интересная тема. Святые отцы говорят, что мощи обладают огромной благодатной силой, которая сокрушает врага рода человеческого, стремящегося сделать нам немало неприятностей.

Наша литургическая жизнь связана с мощами, потому что первые литургии совершались на мощах мучеников, пострадавших за веру Христову. С тех пор мощи святых угодников Божиих есть в каждом храме. Епископы не освящают храмы, в которых нет частиц мощей мучеников или угодников Божиих.

Слово о Кресте Господнем

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

О многопетое Древо Креста! О живоносное Древо Креста! О треблаженное Древо Креста! О честный Кресте, всерадостное знамение нашего искупления!

Укажи нам, грешным, путь жизни спасительной.

Други наши! «Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия» (1Кор.1:18). И вчера мы с вами зримо прикасались к этой силе, став участниками Воздвижения Креста Господня. Мимо каждого из вас проплыло Животворящее Древо, изнесенное из Святая Святых, из земного неба, из алтаря Господня. Проплыло, и поднялось на высоту, и опустилось до земли, чтобы снова возвыситься, осеняя все стороны света, чтобы каждый увидел, понял и почувствовал силу и власть сего великого знамения победы.

Не человеческим измышлением вошел в мир этот дивный праздник, вобравший в себя три разновременных события истории Животворящего Древа, и не человеческими усилиями сохраняется он в мире уже в течение семнадцати столетий. Евангельское чтение праздника указывает на ту силу, которая постоянно и самовластно владеет изменчивым и непостоянным миром. Силу и власть Креста составляет великая жертва — крестные страдания Спасителя, начиная с неправедного осуждения Его на смерть до прободения ребра Его пречистого тела, из которого истекли кровь и вода, питающие мир в Жизнь Вечную. И заканчивается Евангелие уверением, что истина этого страшного рассказа засвидетельствована очевидцем той голгофской жертвы и передается для того, чтобы слушающие поверили.

Православная же Церковь, рожденная в преддверии явления миру Живоносного Креста Господня и ставшая в лице апостолов очевидцем великого подвига любви — даже до смерти и смерти крестной — приняла с тех пор знамение Креста как спасительный символ для верующих, и не только как символ, но как спасительную силу, коей побеждаются враги.

Свидетельства о почитании Креста Господня сохранились в дошедших до нас писаниях апостольских и в писаниях учителей Церкви. А живые примеры силы сей, являющиеся во все времена, вызвали к жизни особое правило почитания Креста, установленное на Шестом Вселенском Соборе, происходившем в 680 году в Царьграде.

73-е правило
«Поелику Животворящий Крест явил нам спасение: то подобает нам всякое тщание употребляти, да будет воздаваема честь тому, чрез что мы спасены от древняго грехопадения».

Первый — это страшный и славный Крест Господень, из орудия казни ставший орудием силы и славы. Это Крест, вознесший от земли на небо невинного и добровольного Страдальца Христа Спасителя и с Ним пригвоздивший грехи всего мира. Крест, политый Его чистой кровью и ею омывший всякую греховную скверну. Крест, вобравший в себя множество злобных взоров, насмешек и хулений. Крест, у подножия которого плакали всего лишь два человека: Матерь Распятого, Коей Самой сердце прошло оружие Креста, и единственный ученик, любовь которого не спугнул ужас страданий.

Этот Крест вознесся над миром на краткое время, чтобы потом надолго злобой человеческой сокрыться в земле. Но этого малого времени было достаточно Животворящему Кресту, чтобы покорить мир себе и оживотворить его.

Долгим и трудным путем смирения вошел в Свою славу Господь Иисус Христос, но несравненно дольше продолжалось уничижение Животворящего Древа, на котором Он принес Себя в жертву за грехи мира. Славой Распятого исполнились уже все концы вселенной, а Животворящее Древо Креста, в неведении и бесславии сокровенное, еще три столетия ожидало своего часа.

Уже Крест увенчал Церковь Христову, уже крестное знамение силой распятого на нем Христа укрепляло человеческую немощь первых христиан, шедших на мучения за веру свою, а единственное Животворящее и Спасительное Древо все еще таилось от взоров людских.

Христианство ширилось и крепло. Уже и сильные мира сего задумывались о Божественном происхождении Распятого и Вознесенного на Крест. Император Константин Великий сподобился со всем своим воинством видеть Божие знамение — из звезд светящийся на небе Крест и сияние надписи вокруг него: «Сим победиши». И знамение Креста дало ему путь ко многим победам во бранех.

Такими явлениями оживала в сознании христиан память о первом Кресте Господнем, а с ней и вера, что не могла эта великая святыня погибнуть. Церковь к этому времени наполнилась уже многими живыми свидетельствами подвигов крестоношения, и ей так не хватало для торжества, и славы, и радости того единственного Креста, с которого воссияла победа над смертью. И труд по поиску Креста Господня приняла на себя восьмидесятилетняя Елена, мать первого императора-христианина Константина. Дух Святой внушил этой царице (впоследствии названной равноапостольной), к славе Распятого и к радости православных христиан, приложить много трудов и усилий, чтобы обрести святыню.

Императоры-язычники и злоба иудеев пытались полностью уничтожить в человеке воспоминания о священных событиях и священных местах, где пострадал за людей и воскрес Господь наш Иисус Христос. Гроб Господень и Голгофа были засыпаны землей, и на месте искусственного холма водружено языческое капище.

И вот теперь царица-христианка искала следы потерянного сокровища среди враждебно настроенных к христианству иудеев.

И как велика сила и власть Божия, можете судить сами: на вопрос царицы, обращенный к старейшим иудеям: «Где предки ваши утаили Крест Христов?» — они указали ей на некоего ветхого иудея Иуду, который на повторный вопрос, по-видимому, вопреки своему желанию, привел ее на место капища Венеры и сказал: «На сем самом месте вы найдете Крест вашего Христа».

Иуда предал Христа на Крест, а через триста лет другой Иуда пособствует явлению славы Христа.

После удаления капища еще долго длились поиски, и надежды сменялись безнадежием, пока Сам Господь не соблаговолил открыть людям покоящуюся в земле святыню. Благоухание Святого Духа, исшедшее из земли, положило конец поискам.

Но снова в недоумение поверглись благочестивые искатели. Вместо одного вожделенного Креста они нашли три, и совершенно одинаковые. Дщица с надписью, имевшаяся в свое время на Кресте Спасителя, была найдена позднее и в другом месте.

Святитель Макарий, вместе с царицей Еленой возглавлявший поиск, воскликнул: «Если Промысел Божий не благоволил навсегда оставить Крест Господень в земле, то попустит ли ему оставаться в неизвестности? Попустит ли, чтобы мы вместо Креста Господня воздавали честь кресту разбойника? Бог Сам укажет нам Крест нашего Спасителя».

Все три креста были внесены в дом благочестивой жены, лежащей на смертном одре. После пламенной молитвы святитель поочередно возложил кресты на умирающую. И только прикосновением последнего вошла в больную сила жизни.

Присутствовавшие при чуде единодушно воздали славу Кресту Господню. Но и этого удостоверения оказалось мало для славы Животворящего Крестного Древа. Промыслу Божию угодно было, чтобы слава Креста Господня воссияла и тем, которые не хотели ее признавать, чтобы силою Честного Древа сокрушено было неверие и врагов Креста Господня.

Возвращаясь из дома исцеленной на Голгофу, христиане встретили похоронную процессию. Исполненный веры благочестивый святитель Макарий дерзновенно приложил Крест Господень к почившему, и Крест Победителя смерти и ада, опять расторгнув узы смерти, оживотворил умершего.

Весть о совершенном чуде, потрясшая присутствующих, во мгновение ока облетела Иерусалим и собрала верующих и неверующих к подножию Креста на Голгофу. И бесчисленное множество людей желало хотя бы издали увидеть чудесное Древо.

Святитель Макарий с царицей Еленой, встав на возвышении, воздвизали Честной Крест елико возможно высоко на все четыре стороны, чтобы все могли поклониться ему. Народ же, объятый благоговейным трепетом, восклицал во множестве: «Господи, помилуй!»

Сила воздействия Животворящего Древа была столь велика, что иудеи во множестве крестились, и в их числе и старец Иуда, указавший место сокрытия Креста Господня, получивший в крещении имя Кириак и ставший милостию Божией на исходе жизни епископом Иерусалимским, и за краткий срок жизни в христианстве сам восшедший на свой мученический крест в царствование Юлиана Отступника.

Так совершилось обретение Креста Господня. Через триста двадцать шесть лет после распятия Спасителя Животворящее Древо Креста Господня опять стало проповедником силы и Божества Христова.

«Достойно и праведно поклонятися Кресту Христову, — говорит в своем слове на Воздвижение святитель Ростовский Димитрий, российский Златоуст, — ибо этим благословенным Древом была умерщвлена смерть и дарована жизнь. Древом райским мы были умерщвлены, а Древом Крестным оживотворены; первым изгнаны из рая, вторым восходим на небо; первым нас победил враг, вторым мы побеждаем врагов».

После обретения Животворящего Креста Господня равноапостольный император Константин повелел воздвигнуть в Иерусалиме величественный и обширный храм в честь Воскресения Христова, включивший в себя и Гроб Господень, и Голгофу.

Храм строился десять лет и был освящен 13 сентября 335 года, а на следующий день Крест Господень был воздвигнут в храме, и в этот день было установлено праздновать Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня.

А Церковь впервые в этот день запела: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим!»

И в этот же день вспоминается еще одно, третье событие, связанное с жизнью Креста Господня.

С 614 года по 628 год Честное Древо претерпевало пленение от персов. Промысел Божий хранил Древо и там, на чужбине. Язычники, пораженные чудесами, сопровождавшими ковчег с Крестом, не смели дерзко прикоснуться к христианской святыне. Победа греческого императора Ираклия над персами вернула Крест в Иерусалим. И возвращение Креста, и воздвижение его над Гробом Господним совершилось именно в день праздника Воздвижения Животворящего Древа Креста Господня.

Так, дорогие мои, три разновременных события из жизни Креста Господня освещают сей день. И повторяю в напоминание вам — это и обретение Крестного Древа, и построение храма Воскресения Господня на Голгофе, и внесение Животворящего Креста в этот храм, и последнее возвращение Животворящего Древа из плена и водворение его на Голгофе, на своем первоначальном месте.

Двадцать столетий прошло от величайшего события голгофской крестной жертвы Спасителя, когда Христос во славе вознесся на небо. Крест же остался на земле, продолжая делать великое дело, начатое на Голгофе. И по сей день живет Крест, как живая личность, как человек, принимая на себя и безграничную любовь, и столь же беспредельную ненависть.

И как у первого Спасительного Креста Господня в свое время противостали друг другу любовь и злоба, верность и предательство — так суждено и во все времена жизни мира Кресту быть камнем преткновения. Для одних — богоборцев — он есть жестокое и ненавистное поприще страданий, ведущее в смерть. Скорби и страдания земной жизни — удел всех земнородных. Для других — последователей Христа — крест таких же скорбей и страданий становится любимым поприщем высшего духовного наслаждения, путем шествия за любимым Христом в жизнь вечную к славе.

Крест продолжает жить в мире одним на спасение, другим — на вящую погибель. Борьба зла и добра у подножия Креста продолжается ради любви или ненависти к Тому, Кем освятилось Древо Креста.

Не пойдем в глубь истории за примерами, возьмем живые примеры наших дней. Какую злобу и неприятие Креста являют сейчас все отшедшие от Православной Церкви Христовой, и особенно протестанты и сектанты, хулящие Крест Христов, наше крестное знамение и обвиняющие православных в идолопоклонстве за почитание Креста. Крест — хранитель всея вселенныя, Крест — хранитель и утверждение в истине каждого человека — для них не существует.

А с отвержением Креста они отвергают и сам путь спасения, путь шествия вослед Христа. И становятся они игралищем бесов на пути в погибель.

А вот и еще пример. В 1992 году любовь ко Христу собрала паломников со всего мира в Иерусалим на празднование Светлого Христова Воскресения. И не угас еще благодатный огонь в лампадах, а в сердцах трепетное, только что пережитое чудо о схождении Божией благодати и пасхальной воскресной радости, и Пасхальная неделя, как единый день, ликовала в Церкви Божией, а богохульное, дерзкое сердце, дышащее злобой, уже готовило акт страшного кощунства. В субботу Светлой седмицы преступная рука с корнем вырвала Святой Крест, веками стоящий на Голгофе.

Но Бог поругаем не бывает. Кощунники же ругаются себе. Господь же зрит с высоты Своей славы эту борьбу, и непобедимая победа — Крест Христов — до последнего дня мира, до дня славного и страшного второго пришествия Господня дан верным как оружие на враги, видимые и невидимые.

И явление Господа Славы на земле откроется не иначе как великим знамением на небе Креста Господня, который увидят все народы земли, который увидит каждый. Увидят, и восплачут, и вострепещут.

И это будет третье величайшее явление Креста в преддверии явления Спасителя на Страшный Суд.

Утвердим же, дорогие, наше помышление животворящею силою Креста Христова, устремим к нему благоговейное наше внимание и наипаче в нынешний день его праздника вознесем и прославим его в душах и телесах наших; преклонимся пред Крестом в умилении сердец и в сокрушении духа, ибо невозможно достойно прославить и непостижимую силу, и величие Креста Господня.

И чтобы хоть в малой степени быть нам готовыми к восприятию этого непостижимого явления, Святая Церковь своим Уставом заповедует нам: «В день Воздвижения сыра, и яиц, и рыбы никакоже дерзнем коснутися», так как почитание Креста состоит в умерщвлении плоти.

Милосердный Господи, непобедимою и Божественною силою Креста Твоего сохрани, благослови и спаси нас! Аминь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector