0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О святителе Луке и сердце как средоточии настоящей веры

Православная Жизнь

Как нам всем известно, 11 июня Православная Церковь празднует память свт. Луки, архиеп. Симферопольского и Крымского.

Я не устану повторять, что он был удивительным человеком, нашим современником, жизнью, трудами и подвигом вымучивший свою святость.

Владыку Луку можно назвать легендарным человеком, но в нем нет ни малейшего «напыления» мифической или сказочной легендарности. Он был и остается великим человеком, но в нем нет и капли спеси, надменности или самолюбия. Он был властным архиереем, но при этом далеким от тирании. Он был строгим пастырем, но переполненным любовью, которая изливалась с избытком на всех. Владыка Лука прежде всего был требовательным к себе, оттого мы все его так любим, оттого в 1961 году его хоронил весь Симферополь. Тысячи людей вышли попрощаться со своим пастырем, и это при том, что на дворе были «хрущевские» времена с их «оттепелью», излившейся в очередные кровавые расправы над христианами.

Говорить о святителе можно много, однако наиболее ценными для нас являются его молитвы, возносимые теперь уже перед Престолом Всевышнего, а также те наставления, размышления и советы, кои родились в глубине его страдальческого, но наполненного невероятной верой сердца. Владыка и сейчас продолжает нас учить и вести к Царству Небесному, дело осталось за «малым»: самим откликнуться на его призыв, усвоить и воплотить в жизнь то сокровище, которое он нам оставил.

Я не зря вспомнил о вере и сердце, потому как сказать хотелось бы именно о них. Святитель Лука немало внимания уделяет христианскому учению о сердце как средоточии духовной жизни. С одной стороны, мы знаем, что это мышца, качающая кровь, с другой – мы давно привыкли, даже чисто на интуитивном уровне, все наши переживания, тревоги и радости связывать именно с сердцем. У каждого человека ведь сердце не только бьется, но и боится, страдает, тоскует, чувствует, скорбит и, конечно же, радуется и веселится. Кроме того, вслед за апостолом Павлом, владыка подчеркивает, что сердце «обладает высшей способностью ощущать Бога», как писал еще пророк Иеремия: «было в сердце моем, как бы горящий огонь» (Иер. 20:9). Человеческое сердце можно также назвать «органом» духовной жизни, «органом» веры, ведь именно благодаря ему мы способны отличить Духа света от духа тьмы. От этого выбора и зависит, станет оно престолом благодати или престолом ненависти и далее – ждет нас блаженная вечность или вечная смерть.

Настоящей веры не бывает без чистоты сердца, именно поэтому одну из своих проповедей святитель Лука заканчивает ссылкой на слова 50-го псалма: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс. 50:12). В этом коротком и привычном обращении содержится глубокий смысл. Для того чтобы уловить его, нужно обратиться к оригиналу текста, где глаголу «созижди» соответствует глагол «бара». Мы помним, что до этого он употреблялся при повествовании о творении мира, где означал творение «из ничего». Что же тогда он делает в покаянном псалме? Чего просит царь Давид? Во-первых, глагол «бара» может означать не только творение «из ничего», но и творение чего-то «совершенно нового», чего не было прежде. Таким образом, и Давид, и мы вместе с ним просим Бога даровать нам совершенно «новое» сердце, взамен тому, греховному, которым мы обладаем в текущий момент. Во-вторых, мы помним, что 50-й псалом родился после того, как пророк Нафан обличил царя за то, что тот взял Вирсавию, а ее прежнего мужа Урию отправил на смерть. Так вот, раскаявшийся Давид просит у Бога создать ему «новое» сердце «из ничего», так как у него, вследствие грехопадения, уже нет никаких заслуг, из которых Господь мог бы его восстановить. В-третьих, употребление глагола «бара» указывает на то, что чистоту сердца невозможно вывести из природы человека, так как святость – это некая новая стадия в иерархии бытия, соединяющая творение со своим Творцом и достижение которой невозможно силами одного лишь творения. Об этих важнейших смыслах мы должны помнить всякий раз, когда обращаемся к Богу словами 50-го псалма.

Только такое, очищенное от «коросты» греховности, сердце становится средоточием настоящей, глубокой веры. Если мы думаем, что это удел лишь отдельных подвижников, которых в мире становится все меньше, то глубоко ошибаемся. Дабы укрепить наше дерзновение в духовных трудах, святитель Лука указывает несколько примеров Священной истории.

Первый – события, происшедшие в доме Симона-фарисея. Мы помним, как он в мыслях усомнился в Спасителе, потому что Тот не предпринял никаких действий, когда блудница плакала у Его ног, возливала на них миро и отирала своими волосами (Лк. 7:39–48). Христос обличает показательное и юридически «кристально чистое» благочестие Симона и прощает грехи падшей, но искренней женщине. Святитель добавляет: «Два сердца человеческих пред нами: всеми презираемое и поносимое, но полное тоски по чистоте и преклонения пред высшим совершенством и святостью, оправданное Господом Иисусом Христом сердце блудницы и самоправедное, не преклоняющееся даже пред Величайшим Чудотворцем сердце фарисея Симона».

Второй пример связан с историей исцеления слуги сотника, который по своему недостоинству просил Спасителя лишь произнести слово, дабы его слуга выздоровел (Лк. 7:2–10). Это еще один случай зависимости веры в Бога от состояния сердца человека. Сотник ведь римский офицер, командир, по долгу службы обязанный приносить языческие жертвы, но при этом любивший еврейский народ и построивший ему синагогу. Что стоит за этими его совершенно несвойственными для римлянина действиями, задается вопросом святитель Лука. Очевидно, непросвещенное, но искреннее сердце, чувствующее превосходство веры в Единого Бога.

Можно еще вспомнить и о сотнике Лонгине, в изуродованном и униженном Христе увидевшем Бога (Мф. 27:40–43), а впоследствии и отдавшем свою жизнь за Него. Владыка Лука указывает нам и на сотника Корнилия из Италийского полка, человека благочестивого, доброго, боящегося Бога, которому недоставало лишь веры в Спасителя и вхождения в Церковь, ради чего к нему и был послан Ангел Господень (Деян. 10:1–6).

Посмотрите, какие образы святитель Лука выводит перед нашим взором: блудница и три римских офицера. У каждого из них имелись свои недостатки и пороки, но у каждого из них были искреннее сердце и живая вера, позволившие достигнуть спасительного пути. «Глубокая вера в Господа нашего Иисуса Христа имеет своим источником чистоту сердца и нераздельно связана с нею», – подытоживает владыка.

В нашей жизни слишком много наносного, искусственного, неискреннего, именно поэтому евангельские грешники и язычники являются примером для нас, их вера, даже еще непросвещенная светом Христовой Истины, часто стоит намного выше нашей веры, нередко наполненной вещами второстепенными. Не зря ведь другой, современный нам подвижник благочестия схиархим. Софроний (Сахаров) говорил, что сегодня мало где проповедуется настоящее христианство.

В христианстве главный Христос, а Он, к сожалению, часто уходит на второй, третий, десятый план, заслоняется обрядоверием, суеверием, вычитыванием молитв, соблюдением правил. И весь этот «суррогат» мы считаем верой. Но такая вера зиждется на рассудке, страхе или даже «духовных рефлексах», но никак не на сердце, а потому легко может быть разрушена. Многие из нас пока еще не сталкивались с реальными вызовами, проблемами и гонениям, когда вопрос ставится «ребром»: или Христос, или жизнь. Святитель Лука всем своим подвигом доказал, что он выбрал Христа, а вот как бы поступили мы, окажись на его месте, – вопрос открытый. Пока еще есть немного времени, давайте не забывать слова владыки о том, что «горячая вера в Него рождается и возрастает непрерывно в сердцах людей, пораженных Божественной, сверхчеловеческой глубиной Его учения, только для Бога возможными чудесами, а больше всего тем глубочайшим душевным потрясением, которое испытываем мы, взирая на Спасителя нашего, пригвожденного к страшному кресту на Голгофе».

Протоиерей Владимир Долгих

«Святитель Лука шел навстречу своим страхам»

Епископ Ялтинский Нестор

Епископ Ялтинский Нестор

На вопросы «Журнала Московской Патриархии» отвечает церковный историк, соавтор-составитель сборника «Крымская епархия в документах святителя Луки (Войно-Ясенецкого) и надзирающих органов. 1946-1961» епископ Ялтинский Нестор (№ 3, 2021).

— Ваше Преосвященство, ваше служение неразрывно связано с Крымским полуостровом. Знали ли что-то в обществе об архиепископе Луке (Войно-Ясенецком) на излете советской эпохи, помнили ли его церковные люди?

— Первую книгу об этом человеке, систематизирующую его жизнь и труды, написал светский историк Марк Покровский. Он был диссидентом, впоследствии эмигрировал на Запад. Я читал эту работу еще в самиздате. В стене забвения архиепископа Луки она, конечно, проделала изрядную брешь, но не была лишена изъянов. Верующие же люди, особенно в Крыму, владыку Луку, разумеется, помнили, ведь он пребывал на кафедре полтора десятка лет. Но свидетельства эти передавались из уст в уста и понемногу приобретали характер легенд.

— Вы подробно изучали биографию святителя, работали с громадным корпусом сопутствовавших его жизни архивных документов. Что поразило Вас больше всего?

— Я видел его первое уголовное дело — среднеазиатское. Там очень много. человеческого! Например, в череде допросов присутствует момент, когда после колоссального давления на подследственного и, видимо, после избиений он отвечает: «Да, хорошо, завтра я дам показания о своей контрреволюционной деятельности». Допрос на этом завершается, заключенного возвращают в камеру. Далее происходит непонятное: ровно двадцать дней ни одного допроса, через три недели дело передают другому следователю — и святитель твердо заявляет ему: никаких показаний, от своих прежних слов отказываюсь, потому что они были произнесены под давлением. Тут рождается святитель Лука, которого мы знаем: четкий, ясный, точно знающий собственные права и готовый сражаться за свое исповедание и за каждый сантиметр своего внутреннего пространства.

Мы можем только предполагать, что случилось тогда в камере с епископом Лукой. Но способность сказать «нет» становится принципиальной чертой его собственной свободы. При погружении в его биографию мы, впрочем, понимаем, что она основывалась на твердом фундаменте характера и личных убеждений. Ведь он мог бы стать хорошим художником — но решает, что доверяться этому душевному влечению неправильно, а гораздо больше пользы он принесет в медицине. После университета ему предлагали заниматься наукой на кафедре — но он с головой окунается в ремесло земского врача. Состоявшись как врачеватель, кажется, выходит на стабильную, прямую жизненную траекторию — но не боится ее поломать, принимая после революции священный сан, а по смерти жены и хиротонию во епископы, не обещавшую в большевистском государстве, как он, конечно, прекрасно уже тогда понимал, ничего, кроме ­лишений и страданий. Святитель Лука всегда шел навстречу своим страхам, не поворачивался к ним спиной, и всегда находил верное направление движения. Это его восхождение было подобно подъему по лестнице Иакова, каждый шаг по которой, как известно, дается с трудом, но делает тебя все выше.

Читать еще:  Devino Telecom инвестирует в инфраструктуру более 1 млн. Долларов

— Как Вам кажется, чем объясняется феномен взрывного роста известности и молитвенного почитания святителя Луки у православных как в России, так и за рубежом, свидетелями которого мы становимся?

— Это очень мощная фигура в новейшей истории Церкви — яркая, выразительная. Многие исповедники веры, увы, не пережили гонений, широкой известности в народе не снискали. Святителю же Луке Господь даровал длительное епископское послушание в относительно спокойные послевоенные десятилетия. Но главное, мне кажется, — гармоничное сочетание в святителе нескольких граней его самобытной натуры. Во-первых, это ученый — представитель научного мировоззрения в классическом его виде, заслуживший признание в медицинской науке. В то же время у него присутствует вполне целостное церковное мировоззрение, вытекающее из евангельской правды и святоотеческого учения. И вот это редкое соединение, конечно, побуждает разобраться: как это советский доктор может носить панагию, а православный епископ — врачевать в государстве рабочих и крестьян?! Второй притягательный момент — драматургия личной жизни. Жена-красавица, нарушившая ради брака с ним собственный обет безбрачия и рано ушедшая из жизни. Маленькие дети, крест воспитания которых отец-одиночка возложил на себя смиренно и безропотно. Другие жизненные удары, породившие в нем невероятную внутреннюю энергию. Наконец, Лука (Войно-Ясенецкий) никогда не был диссидентом, внутренне он всегда осознавал себя советским человеком. И если он критикует советский строй — только потому, что считает себя полноправным гражданином своей страны и полагает, что вопросы ее внутреннего устроения касаются и его тоже. Здесь, думаю, кроются истоки его громадной смелости, граничившей в некоторые моменты даже с пафосом. В эпоху, когда многие епископы были сломлены и являли в той или иной степени формы сервилизма, святитель Лука сопротивляется гнету в отношении Церкви как гражданин — лауреат Сталинской премии, подпитывающий своим нонконформизмом собственные силу и правоту. И это, конечно, не может не привлекать.

Епископ Ялтинский Нестор
Беседовал Дмитрий Анохин

12 апреля 2021 г.

Ландыши и незабудки любил больше всего

Майя Прозоровская, внучатая племянница святителя Луки:

На многих фотографиях святитель Лука выглядит строгим, даже суровым, поэтому сложился стереотип, что таким он был и в жизни. Да, наверное, в отношении к своим обязанностям, в своем главном служении так и было. Но в моей памяти осталась картинка, когда на даче в Алуште он сидит на веранде, увитой виноградом, в белом подряснике — весь светлый, благостный. Он очень любил цветы. И не пышные букеты, а анютины глазки, ландыши, незабудки.

О его мытарствах я узнала, когда в Алуште на даче святитель диктовал свои мемуары, опубликованные затем в книге «Я полюбил страдание». Секретарь записывала, а мы с мамой затаив дыхание, украдкой смахивая слезы, слушали о его скитаниях по ссылкам и тюрьмам, о пытках. Рассказывал, как его ставили на сутки в деревянный ящик, в котором можно было только стоять. А когда он терял сознание, обливали ледяной водой и вели на очередной допрос, требуя отказа от веры, признания, что он немецкий шпион. Но говорил об этом совершенно спокойно, словно речь шла о ком-то другом.

И когда он уже полностью потерял зрение (это случилось в 1956 году, левый глаз от перенесенных пыток перестал видеть еще до ­войны), я ни разу не слышала, чтобы он высказал недовольство или кого-то осуждал. Жалел только, что из-за заключения в тюрьмах и ссылках не сумел помочь многим больным.

На дни рождения он делал нам всем небольшие подарки — дарил свои фотографии или книги с подписями. На книге Глеба Успенского «Нравы Растеряевой улицы» он написал: «Внучке моей Марусе в 21 год рождения. Читай, милая Маруся, об этих бедных людях, стоящих на низкой ступени человеческого достоинства, и жалей их. А сама стремись к тому высокому достоинству, к которому призывает нас Христос великим словом: «Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный». Чистотой, кротостью и любовью да сияет твое сердце перед людьми. Архиепископ Лука. 7 мая 1951 года».

Воскресная проповедь. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Слово в Неделю 21 по Пятидесятнице.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

В сегодняшнем Евангельском чтении вы слышали об исцелении Господом Иисусом Христом гадаринского бесноватого.

В него вселился легион бесов. Что значит легион? Это крупная часть древнего римского войска, приблизительно соответствующая современной армии. Армия бесов вселилась в несчастного жителя гадаринского и сделала его бесноватым, поистине сильнейшим из всех бесноватых.

Может кто-нибудь спросит, как целая армия может поместиться в одном человеке? Может, потому что бесы не материальны, это духи бестелесные, места в пространстве не занимают, может поместиться их сколько угодно в одном месте – в сердце человеческом.

Его одержимость бесами выражалась буйством и неистовством необыкновенным, он рвал, как нитки железные цепи, день и ночь бился о камни. Но не всегда одержимость бесами проявляется в такой форме. Гораздо чаще бывает она в другой форме.

Бесы вселяются в сердце человека и ведут себя там тихо, человек не подозревает, что в сердце его живут бесы, особенно если этот человек отрицает все духовное, само существование бесов: он лишает себя возможности замечать присутствие того, во что не верит.

Тем хуже для него. Если человек не хочет знать о бесах, не верит в их существование, для них полная свобода действовать в его сердце, ибо не принимает он мер предосторожности, не борется с ними, как боролись все святые, которые решительно отражали бесовские нападения в сердце своем, которые умели отличать в сердце своем действия бесов от действия ангелов, от действия Святого Духа.

А люди обыкновенные, даже христиане, не отвергающие существования бесов, не сознают, что они одержимы бесами в такой мере. Много одержимых, но они беснуются гораздо более тонко, и бесы действуют совсем не так грубо, как в душе и теле несчастного гадаринского бесноватого.

И надо всем знать, что нет дня, когда бы бесы не старались увести нас с пути добра на путь зла, на путь лжи.

Всеми силами стараются об этом, изо дня в день, из часа в час тонко и лукаво действуют в сердцах наших, ибо в них они живут, ибо и мы одержимы бесами. Нужно знать, как распознать нам присутствие бесов в своем собственном сердце, ибо если не будем уметь распознавать их присутствие, не сумеем и бороться против них.

Знайте, что всякий раз, как совесть ваша тревожит, беспокоит и мучает вас, — это она вас предупреждает, что бесы уводят вас с пути истины.

Знайте, что всякий раз, когда злитесь, ругаетесь, враждуете против близких своих, когда в сердце вашем кипит зло и ненависть – знайте, что действуют бесы в сердце вашем. Спохватитесь, осените себя крестным знамением и начните борьбу с бесами.

Знайте, что каждый раз, когда лжете, клевещете, поносите доброе имя ближних своих, ходите доносить, стараетесь причинить зло своим ближним – знайте, что бесы действуют в сердце вашем.

Вспомните о гадаринском бесноватом, поймите, что и вы одержимы бесами. Каждый раз, когда неспокойно у вас на душе, когда чувствуете нечистое жжение в сердце своем, когда не ощущаете в сердце мира, знайте, что бесы живут в нем.

Люди, которые всегда боролись с бесами, люди, не испытавшие злобы в сердце своем, всегда мирны, всегда живут в глубоком, невозмутимом святом Божием мире, и совесть не терзает их.

Знайте, что когда не чувствуете мира в сердце своем – знайте, что бесы живут в нем – оно нечистое жилище бесов. Наблюдайте за собою, как святые, которые всегда испытывали свое сердце, всегда следили за его состоянием, всегда бдели, чтобы не нарушился мир и покой в сердцах их.

В этой борьбе против бесов, борющих вас, есть единственное укрепление – Господь и могущество силы Его, пред которым преклоняются все бесы. «Только в Боге успокаивается душа моя; от Него спасение мое. Только Он – твердыня моя, спасение мое, убежище мое» ( Псалом 61).. Вот где прибежище наше, вот где противоядие от того яда, который воспринимаем мы из окружающей нас среды.

Если мы будем заняты полезной для ближних работой, всегда стремясь к собранности души, чистоте и святости, живя в любви к Богу и людям, тогда не будем мы игралищем бесов, тогда бесы, которые живут в каждом из нас с позором должны покинуть сердце наше.

«Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом» (Ефес.ст 18). Молитва, как ничто другое защищает нас от бесов.

«Старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых»(ст 18). Не только о себе – молитесь о всех ближних ваших, о всех тех христианах, которые стремятся идти по пути Христову.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Живое Предание

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) о шестом чувстве, социальной несправедливости и универсальном противоядии

Публицист, патролог, философ.

Как жаль, что нельзя поговорить с выдающимися богословами, духовными писателями, подвижниками, пастырями прошлого… Впрочем, почему же нельзя. Если телесно собеседника нет с нами, то остались его книги. «Слово живет, живет столетия, тысячи лет. Слово, выходя из уст наших, всегда производит чрезвычайно глубокое действие на окружающих, и даже на далеких людей» — это слова архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), который оставил после себя несколько книг и множество проповедей. Они позволяют нам представить, что ответил бы святитель на слова интервьюера.

Не умом, а сердцем

— Уважаемый владыка, недавно Межсоборное присутствие обсуждало проект документа «Профессии, совместимые и несовместимые со священством», в котором клирикам прямо запрещается «быть практикующими врачами, в особенности хирургами». А вас критиковали за то, что будучи пастырем, вы не оставили служение хирурга?

— Конечно, критиковали! Но за что? За то, что я облегчаю страдания множества несчастных братьев наших, проливших кровь свою за нас, за то, что я спасаю от смерти многих и многих, стоящих не одной, а обеими ногами в могиле. Господь помогает мне извлекать их из могилы. Господь дал мне великое хирургическое искусство и глубину знания, и по завету двух покойных патриархов — Тихона и Сергия — я не смею прекращать свою хирургическую деятельность. Этого требовали от меня покойные патриархи. А эти окаянные, которые все знают лучше патриархов, говорят: «Какой же это архиерей, который сегодня служит в храме, совершает Литургию, а завтра идет проливать кровь человеческую?» Вот до каких пределов доходит осуждение человеческое, вот на какую неправду способны люди!

Профессор Войно-Ясенецкий оперирует пациента. Хирургическое отделение городской больницы в Ташкенте. 1917 г.

— Но вы не только практикующий хирург, но и ученый. В вашей системе координат насколько наука важна для христианина? Может ли она быть полезной?

— Первые христиане хоть и обучали своих детей философии, музыке, искусствам, но при этом руководствовались глубоким святым правилом: «Того почитай несчастным, кто знает все и не знает Бога; того блаженным, кто знает Бога, хотя бы и не знал ничего другого». Не думайте, что запрещается учить детей светским наукам. Величайшие Отцы наши и Учителя Церкви сами в молодости очень усердно изучали все мирские науки. Святители Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоустый были высокообразованными людьми.

Читать еще:  Прибічники ПЦУ вчинили спробу захоплення храму на Волині

И вашим детям надлежит быть образованными, стать учеными. Но нужно, чтобы их обучение и воспитание не ограничивались одной светской мудростью мира сего.

Здание бывшей Уездной больницы в Переславле-Залесском, в котором с 1910 по 1916 г. работал главным врачом и хирургом В. Ф. Войно-Ясенецкий

— Но наука претендует на, скажет так, гносеологическую монополию…

— Некоторые ученые похожи на лягушку, которая имеет разум и способна философствовать. «Существует только то, что я вижу и слышу, только мое болото и те мошки, бабочки и черви, которых я глотаю, а больше ничего нет. Глупы те, которые говорят о каком-то ином, невидимом мире», — так эта лягушка говорит. Так и мы, если дерзнем утверждать, будто не существует ничего во вселенной, кроме воспринимаемого нами, то будем не разумнее лягушки. Ибо неужели наших жалких пять чувств достаточно для постижения всего, как видимого, так и невидимого? Мы знаем, что даже у некоторых животных есть такие чувства, которых нет у нас. Знаем, например, что голуби обладают особым чувством ориентации, — они безошибочно летят туда, куда нужно. Нам известно, что чувства многих животных неизмеримо сильнее наших, например, зрение орла, обоняние собаки. Что же мешает нам признать, что для восприятия невидимого мира и даже для полного познания мира видимого необходимы особые чувства, которыми мы не обладаем?

Епископ Лука со своими сыновьями. Начало 1930-х

— Владыка, многие обвиняют вас чуть ли не в оккультизме за то, что вы вводите учение о «несвятом духе», который невозможно воспринимать вот этими самыми обычными чувствами. Объясните, о чем идет речь?

— Энергией любви, излившейся по всеблагой воле Божией. Словом Божиим дано начало всем другим формам энергии, которые, в свою очередь, породили сперва частицы материи, а потом через них и весь материальный мир. В другом направлении излившаяся любовь Божия создала и весь духовный мир, мир разумных ангельских существ, разум человеческий и весь мир духовных психических явлений (Пс 103:4; 32:6). Если мы не знаем многих, несомненно действующих форм энергии, то это зависит от явной недостаточности для познания мировой жизни наших бедных пяти чувств и от того, что не найдены еще научные методы и реактивы для обнаружения того, что недоступно нашим чувствам. Но верно ли то, что у нас только пять органов чувств и нет никаких других органов и способов непосредственного восприятия? Не возможно ли временное обострение способности этих органов к восприятию адекватных им форм энергии? Я полагаю, что несомненные факты психического порядка обязывают нас не только допустить возможность обострения наших пяти чувств, но и прибавить к ним сердце как специальный орган чувств, средоточие эмоций и орган нашего познания.

— Вы имеете в виду сердце как внутренний орган?

— Конечно. Мысли, размышления, как сенсорные восприятия служат импульсами и материалом для мыслительной деятельности мозга. Сердце является вторым органом восприятия, познания и мысли. В нем рождается из этой деятельности познание и почивает в нем мудрость. Или, если сердце лишено Божией благодати и не воспринимает из мира трансцендентного внушения Духа истины и добра, а расположено к восприятию духа зла, лжи, гордости, то безумие рождается и обитает в нем.

Почему Христос не был реформатором?

— Как относиться к безумию, лжи и гордости, которые творятся вокруг, в нашей стране? Что нам нужно предпринимать?

— Смотрите. Есть общее всем добрым людям тяжкое бремя, давящее их, — со стороны окружающего мира, далекого от Христа. Как тяготят нас нечестие, воровство, хищение государственного имущества, которое должно принадлежать всем, но попадает в руки хищников! Как неприятно видеть доныне существующее взяточничество, как давят нас убийства, кровопролитие! И мы, подобно праведнику Лоту, утомлены общением с людьми развратными. Но есть у каждого из нас и тяготы от ближних — для нас невыносимы ругательства, ссоры, даже драки, которые происходят рядом с нами. Нас гнетет то, что близкие, любимые нами, которые должны были бы и нас любить, относятся к нам совсем не по-христиански, портят нашу жизнь, подвергают нас нравственным мучениям. Есть и еще одно бремя — от укоров совести; оно отягощает наше сердце, когда сознаем содеянные нами грехи и изнываем под их грузом. Значит, все мы несем тройное бремя: и совместное, и зависящее от наших ближних, и свое личное.

— Вы, кажется, ведете к тому, что от этого троякого бремени — одно освобождение?

— Да, в первую очередь нужно свергнуть грех и «с терпением будем проходить предлежащее нам поприще» (Евр 12:1), ибо знаем, что поприще всякого христианина трудно; знаем также слова Христовы: «В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь, ибо Я победил мир» (Ин 16:33). Идя путем скорби, мы укрепляемся, взирая на Иисуса Христа, Который достоин был всякой радости, всякой чести, всякого прославления, а вместо этого претерпел тягчайшее унижение, и посрамление, и Крест (см. Евр 12:2).

— Неужели не нужно бороться против социальной несправедливости?

— Нужно, но только по-христиански, то есть подражая Христу. Те, кто недоумевает, почему Христос отверг политическую власть и не обеспокоился социальными бедствиями, должны вспомнить, что Господь всегда учил жалости, состраданию, всегда учил творить милостыню.

Ведь и на Страшном суде будет Он судить по одному признаку: делали люди дела милосердия и любви или нет. И это единственное, чем будет руководствоваться Всеправедный Судия. Христиане апостольских времен именно так воспринимали учение Христово. Они были полны скорби о бедах, которые испытывали их нуждающиеся братья, сокрушались об общественном неравенстве.

Всеми силами они заботились о том, чтобы не было нищеты, продавая свои имения и вырученные деньги принося к ногам апостолов для распределения между бедными. Все они были одна душа и одно сердце, и среди них не было нуждающихся (см. Деян 4:32, 34–35). Вот единственное верное, радикальное исцеление общественной несправедливости.

О твердыне и убежище

— Вы считаете, что с помощью таких методов можно преобразовать мир? Разве так был побежден нацизм, например?

— Поймите, самый страшный нацизм — «внутренний». Да, никогда еще в такой безмерной степени не осквернялась земля кровью, как в пережитую нами войну. Никогда в таком бесконечном множестве не истребляли христиан, как было ныне. Большинство из нас неповинно в этом страшном осквернении, но только непосредственно, а посредственно, в той или другой мере, мы все виновны.

Ибо к кровопролитию привела безмерная гордость народа, вознесшегося над другими народами, привела тяжкая вина тех вождей нацистов, которые отвергли закон Христов и вместо него поставили закон насилия. Но разве в сердце каждого из нас не таится хотя бы малая частица этих же тяжких греховных свойств?

Конечно, все мы повинны в том, что далеки от полного исполнения закона Христова о любви, много высокомерия, ненависти, презрения к людям гнездится в сердце каждого из нас, пусть и в меньшей мере, чем у главных виновников войны.

— То есть «путь к победе» — всеобщее покаяние?

— Разумеется. Бывает, что наказание падает на целые народы. Молимся мы усердно изо дня в день о том, чтобы Господь помиловал нас и прекратил дожди, которые губят огороды и хлеба, а дожди не останавливаются. Значит ли это, что незачем молиться, что Бог не слышит наших молитв? Нет, это значит, что если Господь посылает всенародное бедствие, то весь народ должен молить Его об избавлении от несчастья. Но если сравнить количество молящихся с количеством населения всех городов области, на которую изливаются дожди, то окажется, что только малая горсточка молится Богу, а в большинстве своем народ совсем не обращается к Нему.

— И все же как уберечься от греха, от зла в нашем, в общем-то, безбожном мире, предлагающем, рекламирующем разврат?

— Действительно, если человек живет в атмосфере множества «духов злобы поднебесных», среди соблазнов и развращенности, глупости и пошлости, в обстановке безудержных человеческих страстей, то его душа не может не заразиться скверной. Куда же нам уйти от этой смертельной духовной опасности? Где наша защита от бесов? На все трудные вопросы ищите ответ в Священном Писании. Противоядие от заразы дал нам несколько тысячелетий назад святой пророк Давид: «Только в Боге успокаивается душа моя; от Него спасение мое. Только Он» — «твердыня моя, спасение мое, убежище мое» (Пс 61:2–3). Если мы будем заняты полезной для ближних работой, всегда стремясь к собранности души, чистоте и святости, живя в любви к Богу и людям, тогда лукавый с позором покинет наше сердце. Но бывает, что враг снова возвращается и находит полное гостеприимство, ибо мы вновь легко и быстро допускаем нечистоту и злобу в свои сердца.

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

  • Подписаться на Телеграм-канал
  • Подписаться в Яндекс Дзен

О святителе Луке и сердце как средоточии настоящей веры

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Дух, душа и тело

© Издательство «ДАРЪ», 2005

© 000 ТД «Белый город», 2016

Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные (Евр. 4, 12).

…и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа (1 Фес. 5, 23).

Какие выводы мы можем сделать из современного состояния естествознания

Наши рассуждения о соотношениях между телом, душой и духом начнем издалека. До конца XIX века система точных наук поражала ясностью и точностью всего, о чем они трактуют. До недавнего времени царила безусловная вера в основные догматы науки, и только немногие избранные умы видели трещины в величественном здании классического естествознания. И вот великие научные открытия в самом конце прошлого и в начале нынешнего столетия неожиданно расшатали самые устои этого здания и заставили пересмотреть основные идеи физики и механики. Принципы, которые казались имеющими самую достоверную математическую базу, оспариваются теперь учеными. Книги, подобные глубокому сочинению Апри Пуанкаре «Наука и гипотеза», дают доказательства тому на каждой странице. Этот знаменитый математик показал, что даже математика живет множеством гипотез и условностей. Один из наиболее выдающихся его коллег по институту математики – Эмиль Пикер – в одной из своих работ показывал, насколько бессвязны принципы классической механики – основной науки, претендующей формулировать общие законы Вселенной.

Эрнст Мах в своей «Истории механики» высказывает аналогичное мнение: «Основы механики по-видимому наиболее простые, на самом деле, чрезвычайно сложны; они базируются на опытах неосуществимых и ни в коем случае не могут быть рассматриваемы как математические истины». Физик Люсьен Пуанкаре пишет: «Не осталось больше великих теорий, всеми признанных, относительно которых существовало бы еще единодушное согласие исследователей; известная анархия царит в области естественных наук, ни один закон не представляется подлинно необходимым. Мы присутствуем при ломке старых понятий, а не при завершении научного труда.

Читать еще:  Заработать, наступив на пробку

Идеи, казавшиеся предшественникам наиболее солидно обоснованными, подвергаются пересмотру. Теперь отказываются от мысли, что все явления могут быть объяснены механически. Самые основы механики оспариваются; новые факты расшатывают веру в абсолютное значение законов, которые считались основными».

Но если 30–40 лет тому назад можно было говорить, что физика (и механика) поверглись в состояние анархии, то сейчас это уже не соответствует действительности. Революционная ломка основных физических принципов и представлений привела к созданию новых концепций, более глубоких и более точных, чем прежние. Причем эти концепции не просто отвергают старую классическую механику, но рассматривают ее как приближенную теорию, имеющую свои вполне определенные границы применимости. Так, например, оказалось, что в мире мельчайших известных нам объектов – молекул, атомов, электронов и т. д., классическая механика перестает быть справедливой и должна уступить место более точной, хотя в то же время более сложной и более отвлеченной теории – квантовой механике. При этом квантовая механика не есть нечто совершенно противоречащее классической механике: она включает в себя последнюю как некоторое приближение, пригодное при рассмотрении объектов с достаточно большой массой. С другой стороны, для процессов, характеризующихся большими скоростями движения, приближающихся к скорости света, классическая механика тоже перестает быть справедливой и должна быть заменена более строгой теорией – релятивистской механикой, базирующейся на теории относительности Эйнштейна.

Законы неизменяемости элементов более не существуют, ибо непреложно доказано превращение одних элементов в другие.

Установлено, что существуют элементы с одинаковым атомным весом, но неодинаковыми химическими свойствами. Подобное явление несколько лет тому назад вызвало бы среди химиков насмешки (Т. Сведберг).

Имеются надежды доказательства сложной природы атомов, поэтому не приходится более сомневаться в том, что тяжелые атомы построены из более легких. Вероятно даже, что все элементы в конечном счете построены из водорода. Атом гелия по этой гипотезе состоит из четырех очень близко расположенных атомов водорода. В свою очередь, атом водорода состоит из двух частиц – электрона и протона.

Атом перестал быть первичной единицей материи, ибо установлено, что его строение весьма сложно. Мельчайшими известными в настоящее время частицами материи являются электроны и позитроны. И те, и другие имеют совершенно одинаковую массу, но различаются электрическими зарядами: электрон заряжен отрицательно, а позитрон – положительно.

Кроме этих частиц, существуют более тяжелые частицы – протоны и нейтроны, входящие в состав ядер. Их масса также примерно одинакова (в 1840 раз больше массы электрона), но в то время, как протон заряжен положительным электричеством, нейтрон не несет в себе никакого заряда.

В последнее время в составе космических лучей, попадающих в нашу атмосферу из межзвездного пространства, была обнаружена целая серия новых частиц, масса которых меняется в очень больших пределах (от 100 до 30000 электронных масс). Эти частицы носят различные наименования: мезоны (или мезатроны), варитроны и т. д. Установлено также, что все эти частицы не являются абсолютно неизменными. Протоны могут переходить в нейтроны и обратно, электроны, соединяясь с позитронами, могут прекращать свое существование в виде частиц, превращаясь в электромагнитное излучение. С другой стороны, при известных условиях электромагнитное поле может «породить» пару электрон-позитрон. Обнаруженные в космических лучах, частицы в процессе взаимодействия с атомами атмосферы могут сильно изменять свою массу.

В современной физической литературе превращение пары электрон-позитрон в излучение часто называют «аннигиляцией» (уничтожением) материи; обратный процесс называют «материализацией».

Последовательные материалисты считают такую терминологию лишь условно допустимой, но идеалистически искажающей действительное положение вещей. Они говорят, что нет никакого превращения энергии в массу и обратно, так как масса и энергия принадлежат некоторой реальности – материи, и появляющиеся частицы обладают энергией, а энергия – массой.

Это последнее утверждение для нас, воспитанных на прежних физических понятиях, совершенно ново. Однако мы очень далеки от того, чтобы торжествовать победу над материализмом.

Мы не имеем ни права, ни побуждения возражать против весьма важных достижений современной физики. Из того, что частицы могут менять свою массу, как это установлено в последнее время относительно новых для науки частиц, обнаруженных в космических лучах, или просто прекращать свое существование в виде частиц, превращаясь в электромагнитное излучение («аннигиляция» электронов и протонов), нельзя делать выводы об исчезновении материи; другой формой материи надо считать электромагнитное поле.

Обе эти формы могут переходить одна в другую подобно тому, как жидкое тело может переходить в твердое или газообразное. Такие превращения могут, однако, происходить лишь при условии соблюдения законов сохранения энергии. Энергия не может исчезать или создаваться из ничего. Она только может менять свою материальную оболочку, количественно оставаясь той же самой.

В настоящее время физики отказались от гипотезы о существовании некоего невесомого и в то же время абсолютно упругого вещества – эфира, заменив его понятием электромагнитного поля. Электромагнитное поле не есть вещество в обычном механическом понимании этого слова. Оно не обладает весом, твердостью, упругостью, оно не состоит из частиц и т. д. Но оно обладает энергией и в этом смысле его следует рассматривать как одну из форм существования материи. Оно порождается движением и взаимодействием элементарных частиц (например, электронов). С другой стороны, оно само воздействует на эти частицы и при известных условиях может даже порождать их.

В ОТВЕТ НЕВЕРУЮЩИМ. Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий).

Это тот вопрос доныне задают все неверующие, считая невозможным воскресение мертвых.
Что за бессмыслица, говорят они, веровать в воскресение тех людей, которые были растерзаны дикими зверями? Как можно веровать, что воскреснет человек, проглоченный акулой, или сгоревший без остатка в огне?

Им кажется, что сила этого вопроса неотразима, что не может никто ответить на этот вопрос.

Не мы будем отвечать на него – ответит апостол Павел: «Безрассудный! То, что ты сеешь, не оживет, если не умрет. И когда ты сеешь, то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное, или другое какое, но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело»(1Кор.15:36-38).

Так и при воскресении мертвых. «Сеется в тлении, восстает в нетлении». Зарывается в землю мертвое человеческое тело, «сеется тело душевное, восстает тело духовное». (1Кор.15:42-44).

Вот эти слова святого апостола надо вам всем понять и твердо запомнить:

Тело душевное – это наше нынешнее тело, это – плоть и кровь; это кости, мускулы и внутренности. О нем говорит св. апостол Павел, что «плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия» (1Кор.15:50). И обреченные на тление тела душевные не могут наследовать нетления. Как же понимать нам эти слова?

Вспомним, в каком теле воскрес Господь Иисус Христос, в том ли самом, в каком жил до смерти Своей? Нет, в ином, в новом теле, в теле, обладавшем свойствами необычайными, какими при жизни не обладало. Тело Воскресшего Спасителя проходило чудесным образом сквозь закрытые и запертые двери.

Знаем также, что не узнавали апостолы Воскресшего Иисуса, как не узнали Его Лука и Клеопа, шедшие в Эммаус, когда Он присоединился к ним на пути и долго беседовал с ними. Они узнали Его только тогда, когда на вечери с ними Он преломил хлеб, как преломил его на Тайной вечери. Но тотчас Он исчез из глаз их. Вот еще новое свойство тела Христова по Воскресении Его.

Итак, тело Воскресшего Господа было не душевным, а духовным телом.
Вот подобными же духовными телами будут и тела всех воскресших людей.
Когда воскреснут они и какой силой? Конечно, только силой Божией.
Они воскреснут так, как видел святой пророк Иезекииль, которому Господь показал поле, полное костей – Иез.37:2-10. Вот чудесная картина воскрешения мертвых силой Божией, силой Духа Святого.

Гордые же, которые не хотят умаляться, как дети, которые не хотят верить безусловно словам Священного Писания, такие говорят, что бессмысленно веровать в существование наше загробное, ибо наука физиология с исчерпывающей точностью доказала, что вся душевная жизнь связана с деятельностью головного мозга. Поэтому спрашивают нас, как можно веровать в какую-то там потустороннюю жизнь, когда сгниет мозг человека, когда исчезнет способность мыслить, когда остановится сердце и прекратится всякая жизнь чувства.

И им отвечу, ибо ответ от Священного Писания им не вразумителен. Им дам ответ другой – от философии.

Да, мы знаем физиологию не меньше их, а может быть, и гораздо больше, и отвечаем: вы не верите ни во что духовное, вы верите только в материальное, в то, что можете видеть очами своими, можете слышать ушами, осязать руками своими. Что же, верьте; и мы этому верим.

Но помимо этого материального мiра для нас существует и иной мiр, неизмеримо более важный и огромный – мiр духовный.

На земле единственное существо, обладающее духовностью, разумностью, есть человек. Человек – это единственное создание Божие на земле, одаренное духом.

Это было бы невозможно, уже с точки зрения того закона эволюции, в который верите вы, материалисты. Закон эволюции требует бесконечного прогресса форм и существ. Уже этот закон требует веры в существование бестелесных духов, Ангелов и Архангелов, Херувимов и Серафимов, которые по духовности все ближе и ближе приближаются к Богу, а мы, люди, только начаток духовности.

Итак, безусловно существуют духи, и несомненно верно то, что повторяет дважды в своих посланиях святой апостол Павел.
Он писал, что существо человеческое трехчастно и состоит из тела, души и духа.

О теле говорят материалисты и о душе говорят они, когда говорят о сложной работе мозга и чувств наших. А мы идем гораздо дальше, мы говорим, что помимо этой, и материалистами признаваемой, только иначе называемой души, существует дух.

О духе много и много найдем мы в Св. Писании; найдем, что в Писании два слова – дух и душа – нередко заменяют одно другое. Но найдем другие места, в которых ясно, что дух есть нечто отличное от души.

А из новой науки метапсихологии знаем мы, что проявления духа изумительны, необычайны, таинственны и вместе с тем неопровержимы.

Узнаем, что дух может вести самостоятельное существование, оставляя по временам тело и где-то в безбрежных далях витая; что дух обладает огромной силой над телом, что он заведует всеми функциями тела; что дух пронизывает каждую клетку тела; что дух должен формировать тело, образовать его.

Если, что несомненно и что признано не только философами, но и иными учеными, дух обладает великой силой воздействия на тело, почему не можем мы думать, что воскресение мертвых произойдет силою духа?

Это надо постараться понять людям, считающим нашу веру в бессмертие бессмысленной. Надо понять, что дух обладает огромной силой и безграничной способностью животворить тело, даже мертвое оживлять, даже мертвых воскрешать.

Вам, добрым простым людям, вам, верующим детской верой, не нужна вся эта наука, которую я сейчас изложил. Не для вас говорил я это, а для тех, которые горды и свой ум ставят превыше всего. А вы, мои любимые и близкие сердцу моему, оставайтесь всегда с вашей детской верой.
Верьте всем сердцем, что воскрес Христос и воскреснем все мы силой Божией.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector