0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Особенности миссии прп. Макария (Глухарева)

АЛТАЙСКАЯ ДУХОВНАЯ МИССИЯ

основана в 1830 г. выдающимся миссионером прп. Макарием (Глухарёвым), благодаря успешной деятельности к-рого она получила наибольшую известность среди духовных миссий РПЦ, действовавших на территории России в XIX — нач. XX в. Следуя кирилло-мефодиевой традиции (см. Кирилл (Константин), Мефодий), все основные виды миссионерского делания — проповедь, обучение, богослужение — алтайские миссионеры совершали на родном языке алтайцев и шорцев. Менее чем за столетие (1830-1920) трудами миссионеров из язычества в Православие было обращено более половины коренного населения Горного Алтая и Горной Шории. Методы алтайских миссионеров широко использовались в др. миссиях РПЦ, стремившихся не только привести язычников ко Крещению, но и устроить все стороны жизни новокрещеных в духе правосл. церковности. На Иркутском миссионерском съезде 1910 г. (см. Съезды миссионерские в России) А. д. м. была признана «образцом и руководителем» для др. миссий. Сильной стороной А. д. м. являлась ее образовательная, переводческая, лит. и издательская деятельность; этнографические и лингвистические труды алтайских миссионеров не утратили своего научного значения до наст. времени.

Создание миссии

Предпосылкой учреждения А. д. м. явился указ Святейшего Правительствующего Синода от 24 дек. 1828 г. на имя архиеп. Тобольского и Сибирского Евгения (Казанцева), в к-ром предписывалось восстановить в Сибири должность инородческих миссионеров, упраздненную в 1799 г. В поисках лица, способного понести миссионерское служение в Сибири, архиеп. Евгений обратился с запросами к еп. Курскому Владимиру (Ужинскому) и еп. Архангельскому Аарону (Нарциссову), а также к архимандриту Соловецкого мон-ря. В Глинской пуст., относившейся в то время к Курской епархии, подвизался архим. Макарий (Глухарёв), к-рый и откликнулся на призыв Синода. Указ Синода от 27 мая 1829 г. архиеп. Тобольскому Евгению предписывал «отправленного из Курской епархии архимандрита Макария обратить по усмотрению Его Преосвященства на дело проповеди, где сие представится нужным» (Вербицкий. Очерк. С. 166). 5 июня 1829 г. архим. Макарий выехал из Глинской пуст. в Москву, где получил благословение на миссионерское служение от свт. Филарета (Дроздова), митр. Московского. 1 сент. 1829 г. прп. Макарий отправился из Москвы в Тобольск и к концу месяца прибыл в распоряжение архиеп. Евгения. В Тобольске на протяжении 10 месяцев буд. миссионер занимался подготовкой помощников, оформлением необходимых документов, а главное — выбором конкретного места своего служения. Согласно предписанию, полученному от Святейшего Синода, в Тобольске архим. Макарий избрал себе в помощники добровольно вызвавшихся на миссионерское поприще 2 местных семинаристов: В. Попова, сына дьячка, и А. Волкова, сына священника. В качестве руководства о. Макарию и его сотрудникам была дана инструкция Святейшего Синода 1769 г. Также архим. Макарий получил копию с Высочайше утвержденного 17 июня 1826 г. мнения Гос. Совета о льготах, «предоставляемых инородцам, принимающим святое Крещение»; льготы состояли в трехлетнем освобождении новокрещеных от податей и повинностей.

Находясь в Тобольске, прп. Макарий составил правила, определявшие взаимные отношения миссионеров. В основе правил лежали традиции иноческого общежития и старчества, воспринятые прп. Макарием через старца Ливерия, ученика прп. Паисия (Величковского), и от старцев Глинской пуст., до призвания на миссионерское служение о. Макарий беседовал также с прп. Серафимом Саровским. Правила имели форму обещания миссионеров: «Желаем, да будет у нас все общее: деньги, пища, одеяние, книги и прочие вещи; и сия мера да будет для нас удобностию в стремлении к единодушию. Желаем тому из нас, кому определением начальства будет поручено особенное попечение о деле проповедания, повиноваться по правилам иноческого общежития как в поручениях, относящихся к проповеданию, так и в других отношениях и случаях. Желаем принимать от него наставления со вниманием, смирением и любовью. Желаем быть пред ним искренними и откровенными в частом исповедании помыслов» (Ястребов И. Краткие сведения о жизни и деятельности архимандрита Макария, основателя Алтайской духовной миссии (по случаю столетней годовщины со дня его рождения). Бийск, 1893. С. 38-39). Правила были подписаны 3 сотрудниками миссии и после того утверждены архиеп. Евгением. После донесения архиеп. Евгения о составе и организации миссии Синод утвердил архим. Макария в должности ее начальника. На путевые издержки и др. потребности миссии из синодальных сумм было определено ежегодно отпускать по 990 р., сверх этого Тобольская епархия из собственных средств каждому из семинаристов назначила жалованье по 250 р. в год. Архим. Макарий от миссионерского жалованья отказался и довольствовался магистерским окладом в 350 р.

Пока руководитель миссии занимался подготовкой помощников и документов, Тобольская консистория по предписанию архиеп. Евгения собирала подробные сведения «о находящихся в Тобольской епархии народах, еще не обратившихся в христианство», для того чтобы о. Макарий определил место деятельности миссии. Сначала о. Макарий с согласия сотрудников хотел отправиться на север от Тобольска к остякам (хантам) и самоедам (ненцам), среди к-рых были и новокрещеные, и язычники; это намерение вскоре было оставлено, т. к. суровый сев. климат болотистой местности, где кочевали эти народы, не подходил для слабых здоровьем архим. Макария и В. Попова. Одно время о. Макарий намеревался поехать к бурятам в Иркутскую епархию. Наконец, определившись, он выразил желание направиться к киргизам (так называли тогда казахов), кочевавшим в Кокчетавском военном округе. Там был довольно умеренный климат, а киргиз. язык был близок к татар., к-рый предварительно изучали о. Макарий и его сотрудники. Однако генерал-губернатор Зап. Сибири И. А. Вельяминов, получив уведомление от архиеп. Евгения, воспротивился учреждению правосл. миссии среди киргизов, опасаясь их возмущений. Тогда архиеп. Евгений обратил внимание о. Макария на язычников-калмыков, кочевавших в Бийском округе Томской губ., архим. Макарий согласился начать там миссионерскую деятельность. (В XIX в. сев. тюркоязычные племена Горного Алтая обычно именовались татарами, а южные — калмыками.)

А. д. м. под руководством прп. Макария

3 авг. 1830 г. миссия оставила Тобольск, в Абалакском мон-ре миссионеры окончательно приготовились к дальнему переезду в Бийск, 23 авг. они достигли Барнаула, где от местного прот. Созонта получили св. миро, богослужебные книги, ризы и др. церковные принадлежности. 28 авг. миссия прибыла в Бийск, а в нач. сентября архим. Макарий отправился в Горный Алтай и прибыл в с. Улала (совр. Горно-Алтайск). По указанию архиеп. Евгения первые алтайские миссионеры с самого начала своей деятельности вели путевые записки (записи за 1831-1833, сделанные о. Макарием и А. Волковым, находятся в РГИА. Ф. 843. Оп. 2. Д. № 1720).

7 сент. 1830 г. прп. Макарий крестил в Улале молодого алтайца Элеску, к-рого как первенца миссии назвал Иоанном. Этот день алтайские миссионеры считали днем рождения миссии. Первые полгода архим. Макарий посвятил поездкам по селениям Горного Алтая для ознакомления с местностью, жителями, их наречиями, а также в поисках наиболее удобного пункта для центрального стана миссии. Чтобы быть ближе к кочевым племенам Горного Алтая, архим. Макарий в февр. 1831 г. из Бийска переехал в Сайдыпский казачий форпост; в мае 1831 г. он перебрался в Улалу, но узнав, что местные жители, опасаясь быть крещеными, намереваются откочевать в Кузнецкий округ, сам удалился в близлежащее с. Майму. Из Маймы архим. Макарий начал знакомиться с улалинскими телеутами и представителями др. алтайских племен. Обращая алтайцев в Православие, он устраивал их на оседлое жительство в Майме и др. окрестных селениях. В Майме миссионеры начали учить алтайских детей грамоте и оказывать местному населению медицинскую помощь. Благодаря своему труду, исполненному любви и сострадания к бедным, о. Макарий вскоре завоевал доверие улалинцев, и бо́льшая их часть к 1834 г. приняла Крещение. Тогда архим. Макарий переселился в Улалу, и это селение стало центральным станом А. д. м.; к 1836 г. крестились все улалинцы. Имея 2 антиминса для походных церквей (один для ц. Всемилостивого Спаса, др.- для ц. в честь иконы Божией Матери Одигитрии), о. Макарий служил попеременно в Улале и Майме.

До прибытия прп. Макария от приходских священников ближайших рус. поселений за 70 лет приняли Крещение ок. 300 коренных жителей Горного Алтая, однако большинство из них не были утверждены в вере. (По ревизии 1857 г. в Бийском и Кузнецком округах насчитывалось 39 тыс. коренных жителей Горного Алтая и Горной Шории.) К началу деятельности миссионеров абсолютное большинство алтайцев и шорцев были язычниками-шаманистами, они почитали духов гор, лесов и рек и во всех своих нуждах обращались к камам (шаманам).

Вскоре после начала деятельности миссии о. Макарий лишился своих первых помощников: 9 нояб. 1830 г. скончался В. Попов, в мае 1832 г. перешел на гражданскую службу А. Волков. Начальник А. д. м. остался один с 70-летним старцем Петром Лисицыным, майминским переселенцем, добровольно служившим в миссии. Новыми сподвижниками прп. Макария стали: иеромонахи Анастасий и Парфений, священники Алексий Ионин, Алексий Глухарёв (брат о. Макария), Василий Весский, Стефан Ландышев, воспитанники духовных уч-щ М. Негрицкий и Т. Экзерцев, студент ветеринарного отд-ния Московской медико-хирургической академии А. Левицкий (впосл. игум. Акакий), дьячок П. Тарбаев, отставной солдат А. Орлов, крестьянин Ф. Гилёв, П. Ландышева (мачеха о. Стефана Ландышева) и С. де Вальмон — дочь убитого в Бородинском сражении офицера, обучавшаяся в Смольном ин-те и прибывшая в миссию в 1840 г. Они занимались катехизаторской работой, учили и лечили новокрещеных алтайцев и их детей, обучали их огородничеству, при необходимости пекли им хлеб, принимали роды, при переходе от кочевого к оседлому образу жизни помогали хозяйственному обустройству. Стремясь всем ближним найти место в миссионерском служении, архим. Макарий говорил: «Если не можешь быть ловцом человеков, то лови рыбу для питания ловцов человеков». С новокрещеными он проводил внебогослужебные собеседования и учил их петь канты из составленной им «Лепты» — сборника духовных песнопений.

В инструкции архиеп. Евгения, выданной первым алтайским миссионерам, содержалось указание относительно переводческой деятельности миссионеров: «Обращаясь между инородцами, рекомендовать ему, отцу архимандриту, и будущим с ним семинаристам учиться языку их и узнавать обычаи и веру их; и коль скоро достигнут достаточного познания языка их, переводить им на оный книги Священного Писания, во-первых Новый Завет, Псалтирь, и, кроме сих, Символ веры, молитву «Отче наш», заповеди, катехизис и некоторые, по выбору, жития святых отцов» (Сборник исторических материалов о жизни и деятельности настоятеля болховского Троицкого Оптина монастыря отца архимандрита Макария Глухарёва. Орёл, 1897. С. 19). Изучив диалекты жителей Горного Алтая, архим. Макарий создал алтайскую азбуку, сделал первые переводы на наречия алтайцев и т. о. положил начало их письменности, к-рая была создана им на основе кириллицы, а алтайский лит. язык сформировался на основе телеутского наречия с обогащением его за счет наречий др. народностей Горного Алтая. Огромную помощь в переводах прп. Макарию оказал обращенный им в Православие юноша-телеут М. Чевалков, ставший впосл. первым священником из алтайцев и известным алтайским писателем.

Читать еще:  «Ищите Христа в Церкви, только Его ищите!»

За время своего пребывания на Алтае архим. Макарий перевел для алтайцев почти все Евангелие, избранные места из Деяний св. апостолов, Первое послание Иоанна Богослова, многие псалмы, историю прав. Иосифа, др. избранные места из книг ВЗ, краткий катехизис, 10 заповедей с изъяснением, составил краткую Свящ. историю и вопросы на исповеди. Предоставляя в 1841 г. на рассмотрение свт. Филарета (Дроздова) рус. азбуку для обучения детей, прп. Макарий писал: «Миссия приготовляет уже для представления церковному начальству сообразную сей славянской и русской азбуке азбуку на телеутском наречии, которое в близком сродстве со всеми другими наречиями здешних инородцев и для всех их понятное» (Там же. С. 40-41).

Православная Жизнь

31 мая Православная Церковь отмечает день памяти прп. Макария (Глухарева), известного миссионера и просветителя Алтая.

Если заглянуть в сознание рядового церковного человека, то увидим, что вопросы миссионерства и проповеди Евангелия стоят у многих далеко не на первом месте. Нередко, даже чисто психологически, активность в этой сфере мы связываем с деятелями Католической Церкви или каких-либо протестантских деноминаций. Действительно, латиняне здесь преуспели значительно больше, чем восточные христиане, но это отнюдь не означает, что у них все получается идеально, а православные «пасут задних».

Мы не станем сейчас подробно разбирать особенности католических и протестантских миссий, но обратим внимание на замечательную и несправедливо забытую в церковной среде личность настоящего православного миссионера прп. Макария (Глухарева).

Архимандрит Макарий родился в городе Вязьме в 1792 году. Обладал он незаурядными способностями, блестяще окончил Санкт-Петербургскую духовную академию и занял профессорскую должность в Екатеринославской семинарии, а в возрасте 29 лет стал ректором уже семинарии Костромской. Перспективы церковного карьерного роста сулили ему архиерейство, но благодаря знакомству с учениками прп. Паисия Величковского архимандрит Макарий выбирает созерцательную жизнь. Он уходит в затвор, где, помимо молитвы и постов, занимается переводами восточных и западных святых отцов и мистиков.

В первой половине XIX века на востоке Российской империи поднялась волна вероотступничества – проповедь Евангелия в тех краях была сопряжена с попытками русификации коренных народов, которые при первой же возможности возвращались к своему родному язычеству. Эти факторы в 1828 году побудили Священный Синод обратиться с призывом о помощи добровольцев, желающих отправиться в миссию для прекращения нарастающих процессов отхода от христианства. Святой Макарий, вызвавшийся на миссионерское служение, к тому времени был типичным аскетом-интеллектуалом, совсем непохожим на человека, способного понести тяготы служения в далеком и неприветливом крае. При этом он выбрал один из наиболее суровых регионов – горный Алтай. Здесь абсолютная годовая амплитуда температуры воздуха достигает 90-95°C, всего около 120 безморозных дней в году, а в зимние месяцы повсеместно воют сильные метели.

С прп. Макарием отправляются и два его товарища, при этом они договариваются об общем использовании имеющегося у них имущества. Вот здесь и обнаруживается первая особенность именно православной миссии святого Макария. Дело в том, что общежитие понималось ими не столько как забота о соблюдении монашеских обетов (хотя это тоже важно), сколько как свидетельство любви и единодушия христианской общины. Как настоящий православный миссионер, прп. Макарий не стал навязывать кочевникам свой язык, но сделал упор на изучении языков местных племен. Он пользовался любой возможностью для проповеди Евангелия, но его голос оставался практически неслышим. Почти все его усилия были напрасными, что привело бы любого миссионера к печали и постановке вопроса о закрытии миссии для народов, еще не готовых принять Христа, но у нас речь идет о незаурядном святом. Прп. Макарий искренне верил, что среди кочевых дикарей все-таки найдутся люди, готовые услышать его слово о Спасителе. «Не существует народа, – говорил он, – из среды которого Господь не избрал бы Себе Своих людей; нет такой глубины неведения и тьмы, куда не смог бы проникнуть Господь».

Неудачи заставили прп. Макария поменять подход к миссионерству. Он фактически переходит к немой проповеди. Вместо того чтоб продолжать говорить, прп. Макарий становится слугой у окружавших его племен. Самой своей жизнью он выражает основы веры, для кочевников старается быть примером в медицине и гигиене. Святой Макарий вводит в обиход профилактические меры, по мере своих способностей и возможностей осуществляет лечебную практику. Будучи маленьким и хилым с виду, он приходит в жилища кочевников и убирает их. Это еще одна отличительная черта алтайской миссии, о смысле которой писал французский исследователь, издатель и переводчик Никита Струве: «Это символическое действие фокусирует в себе то миссионерское богословие, которое осуществлялось св. Макарием на практике. Подметать пол, как это делал бы смиренный раб, значило уподобляться Христу, свидетельствовать о Нем способом более доходчивым, чем слова».

Образ жизни прп. Макария и его сподвижников становится богословием на практике. Они не просто показали пример, но и «утвердили богословскую концепцию образа жизни, который должен быть свойственен христианской общине, – пишет известный миссионер Иаков Стамулис, – своей заботой о физической стороне человеческого существования св. Макарий не просто пытался привлечь внимание, но являл живой пример того, что образ человеческого существования не безразличен Богу».

Старания алтайского просветителя не остались напрасными, и язычники начали откликаться на евангельский призыв святого. Прп. Макарий не гнался за положительной динамикой крещеных, но много времени уделял катехизации. Для него крещение было не завершением образовательного процесса язычников, но вступлением на тропинку христианской жизни. За четырнадцать лет своего служения он крестил 675 человек. Цифра эта кажется совсем незначительной, но, учитывая проделанный им труд, можно с уверенностью говорить, что качество здесь существенно превалирует над количеством. Нет смыла гнаться за массовостью крещений, если большинство таких людей в скором времени совершенно забывают о Христе.

Следуя засвидетельствованным им самим принципам жизни евангельской общины, прп. Марий селил свою паству в новообразованные христианские деревни, тем самым еще и ограждая их от влияния языческих соплеменников. Показывая пример жертвенного служения, а также учитывая ошибки предыдущих миссионеров, святой уделил немало времени строительству школ и больниц. Именно в этом он видел возможность укрепления веры новообращенных, чего не замечали или не хотели замечать его предшественники.

Постепенно алтайская миссия из келейной монашеской общины вызвала интерес всей Церкви. За время интенсивной работы прп. Макарий осознает, что залогом успеха любой проповеди является перевод Священного Писания. Составив план практических мероприятий и подготовив себе преемника, он стремится применить этот принцип к собственной Церкви. Так возник замысел перевода Ветхого Завета на русский язык. В 1843 году святого Макария назначают наместником Болховского Оптина монастыря в Орловской губернии. «С болью в сердце он осознал, – пишет Никита Струве, – что русские люди в массе своей христиане поверхностные, а потому не соответствуют великому апостольскому предназначению, возложенному на них Богом. Отложив все дела, он посвятил себя миссии у себя дома и открыл двери монастыря всем, кто нуждался в наставлении». С момента возвращения из миссии прп. Макарий стремился попасть на Святую землю, но разрешение он получил лишь в 1846 году и, едва собравшись в паломничество, скончался 31 мая 1847 г.

Святой Макарий (Глухарев) был удивительным человеком, творчески подходившим к решению поставленных перед ним задач, а пример его жизни и миссионерские труды сохраняют свою актуальность и в наши дни.

Протоиерей Владимир Долгих

Презентация «Алтайская Духовная миссия. Основатель преподобный Макарий (Глухов)»

Алтайская Духовная миссия. Основатель преподобный Макарий (Глухарев)

Преподобный Макарий (Глухарев), в миру Михаил, родился в г. Вязьма Смоленской губернии 30 октября 1792 г. его отец – священник, очень образованный, благочестивый. У Михаила был младший брат. Отец учил Михаила сам, и к 7 годам юный Михаил сам делал переводы с русского на латынь. Затем он был отдан в Вяземское духовное училище. Там он был в числе первых учеников.

До своего храма ему надо было еще добираться (они жили за городом). Затем он попал в бурсу. Бурса начала на него влиять по-всякому. Там были бурсаки не только учащиеся, но и преподаватели. Один из воспитателей сказал ему: «Я с тебя шкуру спущу». Он принял это буквально, сильно испугался и бежал домой так, что простудился и полгода болел. Этот эпизод с воспитателем училища имел последствия – он всю жизнь легко простужался. Затем он в Смоленской духовной семинарии.

Война 1812 г. Он попал в семью помещиков Тверской губернии. Некоторое время он там жил в качестве учителя и воспитателя детей. Затем он вернулся в семинарию и закончил ее в числе лучших учеников. Остался преподавателем, но вскоре отправился в Петербургскую духовную академию. Петербург после победы над Наполеоном. Светское общество, победители и всевозможные побежденные. В Россию хлынул поток всего западного: культура, мода, атеизм, духовность. В противовес православной церковной в это время на Западе в образованном обществе шла проповедь нового духовного христианства в отличие от недуховного – мистицизм с его видениями переживаниями, но все это противостоит традиционной церковности, Церкви с ее обрядами, таинствами, установлениями. Это было как бы свободное от традиций и форм христианство. Это было «личное» общение с Богом. На самом деле это была мистика нецерковная, а точнее бесовщина. Это все пришло сначала в светское общество. Этим мистицизмом были заражены большие слои светского общества, потом пошло дальше.

Издаваемые тогда журналы «Сионский вестник» и др., распространялись по семинариям и академиям. Петербургская Академия выписывала 11 экземпляров «Сионского вестника» (это очень много). Так было по другим тоже академиям. Михаил попал в эту среду. Он начал увлекаться этими журналами. Кроме того, распространялись не только эти мистические течения. В погоне за мистикой свет петербургский и провинциальный стали культивировать псевдо хлыстовские секты. В Петербурге был салон Татаринцева, где происходили радения. На одно из таких радений попал Михаил. Когда начались пляски, Михаил бежал.

Не известно, чем бы это закончилось, если бы в Петербургской Академии не было ректора архим. Филарета (Дроздова), который приблизил Михаила к себе, стал вести, строго следя за его поступками. Сам Михаил писал: «Я отдал свою волю преосвященному Филарету. Ничего не делал без его благословения». Ректор направил его по святым отцам. Его любимыми писателями стали Иоанн Златоуст и многие другие. В России в это время распространялись переводы Паисия Величковского, были его ученики, шло возрождение православной духовности, обращенность к святым отцам.

Михаил под водительством свт. Филарета стал очень образованным человеком, воспитанным на святых отцах. Он стремился к подлинной православной духовности, святости; закончил Академию одним из первых учеников. За какие-то замечания, недостатки, приписываемые ему, его не оставили в Академии. Он попал в Екатеринослав (Днепропетровск), преподавать в Духовной семинарии. Это был быстро растущий город. Епископом был Иов (Потемкин), двоюродный брат князя Потемкина Таврического – умный, властный, очень любил порядок, послушания, но при этом много получивший от Паисия Величковского. Еп. Иов его заметил и сделал его не просто преподавателем, но инспектором семинария.

Читать еще:  В Киеве в парке Славы вандалы залили цементом вечный огонь

Там был о. Каллиник и о. Ливерий. Иером. Ливерий тоже был учеником Паисия Величковского. Ливерия полюбил Михаил. Михаил писал: «Все, что ни делал со мной о. Ливерий, было свято, от Господа». Остальные не очень заботились ни о семинарии, ни о преподавании, а как-то жили по-своему. С этим не мог смириться Михаил. Он взялся за преподавание. Все шло успешно, но владыка Иов его смирял, что ему не всегда это нравилось.

Перед Михаилом стал вопрос, по какому пути идти. Его руководители, старец Каллиник, о. Ливерий и еп. Иов помогли ему выбрать монашество. Он принимает монашество (в честь Макария Великого), затем через день стал диаконом, затем иеромонахом и целиком отдал себя монашескому ученому пути и преподаванию в семинарии. Кроме семинарии ему поручили два училища, духовное и простое, где он также преподает. Сразу же начались искушения – конфликты с преподавателями, очень острый конфликт с ректором семинарии Ректор решил купить здание для семинарии. Макарий стал категорически против. Ректор поступил по-своему, оказалось, что здание никуда не годится, но отношения были нарушены. Ректор решил купить здание для семинарии. Макарий стал категорически против. Ректор поступил по-своему, оказалось, что здание никуда не годится, но отношения были нарушены.

Епископ поддержал не его, а ректора. Епископ стал открыто пренебрегать его мнением как должностного лица и притеснять его. Но все это о. Макарий воспринимал как испытание от руки Божией, говоря позже: «Преосвященный Иов был против меня вооружен правдою Божией … для низложения моего высокоумия» и искоренения «ученой гордости», где «как в крепком замке и плотския страсти держались и держали душу мою в рабстве греха и смерти». О. Макарий подал прошение о переводе. Перевод задерживается. О. Макарий пишет митр. Филарету, и он получил назначение в Костромскую семинарию ректором с саном архимандрита.

В Кострому он приехал, когда там бурно идет война между преподавателями и студентами. Та же бурса, те же проблемы с необеспеченными, неустроенными преподавателями, голодными студентами. Молодой ректор горячо принимает сторону студентов. Трудности для него не оканчиваются полной победой студентов. В его келию бросили кирпич. Понемногу все улеглось, он чувствует, что не справляется, что его устроение не достаточно крепкое, чтобы все это терпеть спокойно. После согласования со своим духовником он решает оставить путь общественного служения и вступить «на стезю спокойнейшую», чтобы быть не среди начальствующих, а узнать жизнь простого труженика Христова в монашеском общежитии. Он пишет прошение об увольнении на покой. Это был честный выбор человека, вставшего на путь монашеский не ради карьеры, а по зову сердца. Сам же он позже строго оценивал свое оставление должностей в Екатеринославле и Костроме как бегство с жизненной Голгофы.

В начале 1825 г. он уволен за штат Киево-Печерской Лавры с пенсией 300 рублей в год. Он ищет уединения, настоящей духовной жизни, подлинного духовного руководства, учености и научной богословской работы и не находит. В Киево-Печерской Лавре шумно, суетно и нет такого руководителя, какого он хотел. Через некоторое время он перешел в Глинскую пустынь Курской епархии.. Там он нашел, что искал. «Это школа Христова, одна из светлых точек на земном мире, в которую чтобы войти, надлежит умалиться до Христова младенчества. Здесь строгий иноческий афонский устав и старческое устроение». Сам Филарет, устроитель Глинской пустыни, с которого начинается знаменитое глинское старчество также связан с Паисием Величковским. Постепенно туда стекаются ученики прп. Паисия.

Здесь в уединении он находит себя. Он переводит прп. Симеона Нового Богослова и др. Как он писал, «он вселял в себя слово Христово изобильно». «Молитвой рождается любовь ко Христу, а от любви – новая молитва. В глубокой долине смирения дом, и в сей дом вводят врата благодарности, в которой находится существо веры, надежды, и любви и самоотвержения. Нисхождение во глубину смирения есть восхождение на небо чистой любви». «Боже, будь мне началом чувствования моего, искания, размышления и всех моих деяний. Ты действуй во мне. За все, что совершаешь во славу имени Твоего и для служения ближним моим в любви Твоей ниспосли Духа Святого в сердце мое. Дух Твой Святой да правит мною от начала до последнего конца и да будет во мне и хотением, и действием, и свершением». Одновременно в своей ученой деятельности монашеской он слабеет физически.

Однако, в душе у о. Макария оставалась некая неудовлетворенность, он ищет согласной с его склонностями деятельности. В 1827 г. при Николае I Свящ. Синод послал архиереям послание об усилении миссионерской работы. Для епархий Поволжских это прежде всего борьба с исламом. Ислам поднял голову. Крещенные татары целыми селениями переходят в ислам. За татарами другие народы Поволжья. Все Поволжье грозит перейти в ислам, хотя к этому времени чуваши, мордва и многие другие, казалось бы, все крестились, но просвещения должного нет. Тоже самое происходит и в Сибири. Там свои трудности. При Екатерине II 10 тыс. лам получили от государства зарплату. Какая уже теперь борьба с ламаизмом, буддизмом.

Там свои трудности. При Екатерине II 10 тыс. лам получили от государства зарплату. Какая уже теперь борьба с ламаизмом, буддизмом. Только шаманы не получили зарплату. Все они набрасываются на малые народы и разрывают их, подчиняя себе. И вот это послание приходит в Тобольскую епархию. Тобольский архиерей Евгений не знает, что делать: у него нет миссионеров. Он пишет во все крупные монастыри России письмо с просьбой прислать ученых монахов для проповеди христианства среди народов Сибири, его огромной епархии. Это письмо пришло и в Глинскую пустынь, но о. Макарий не обращал на него никакого внимания. Однажды знакомый его молитвенник паломник пришел в Глинскую пустынь и разбудил его – пора, иди, проповедуй христианство далеким нардам Сибири. Он услышал это как зов Божий. Он в Москве у свт. Филарета. Свт. Филарет благословил его.

В 1829 г. архим. Макарий прибыл в Тобольск к еп. Евгению. Еп. Евгений решил направить его на север (десятки народов Сибири не просвещены светом Христовым), но о. Макарий попросил из-за его здоровья не посылать его на север, но послать его поюжнее. Архиерей его направляет в предгорье Алтая, к калмыкам в Бийский округ Томской губернии. Бийск – это был последний город, дальше начинались степи, где кочевали киргизы, отчасти калмыки. В предгорьях Алтая жили разные народы – алтайские. У этих народов в значительной мере было язычество, но частично проник и ислам. Все религиозные течения были перемешаны. Кочевые народы жили в юртах, пасли стада, обращались к шаманам, чтобы вызвать духов, чтобы скот меньше падал. Люди находились в беспробудной духовной спячке.

Алтайская Духовная миссия

Современное состояние Алтайской Духовной миссии * Возрождение миссионерской деятельности среди алтайцев и шорцев началось в кон. 80-х гг. XX в. — в период празднования Тысячелетия Крещения Руси, стали открываться православные приходы в городах и селениях, где прежде были центры отделений или станы Алтайской духовной миссии. * Миссионерская деятельность на территории Сибири и Алтайского края продолжается. Об этом же свидетельствует и информация, помещенная на епархиальных и семинарских сайтах сибирского региона.

Для православной миссии на Алтае и в Сибири характерны следующие особенности: Вселенское измерение проповеди миссинеров. Русские миссионеры несли другим народам не «русского» или «греческого» Христа, а Христа — Спасителя всего человечества во всём его разнообразии. Научение личным примером Забота не о количестве новообращённых, а о качестве их обращения ко Христу Стремление миссионеров нести в отдаленные края лучшие достижения европейской науки и культуры. Региональный принцип в подготовке новых миссионеров Проповедь на местных языках, бережное отношение к национальной культуре.

Особенности миссии прп. Макария (Глухарева)

31 мая исполняется 165 лет со дня преставления миссионера и переводчика Священного Писания прп. Макария (Глухарева)

« Макарий Глухарев, один из самых замечательных людей той эпохи »

Прот. Георгий Флоровский

«Макарий был истинный слуга Христа Бога»

Митр. Филарет Московский.

«Осуществленное, живое Евангелие»

архиепископ Орловский Смарагд (Крыжановский)

Е сть люди, чей путь настолько яркий, что сквозь века легко может состояться встреча с ними . Таким выдающимся человеком был архимандрит Макарий (в миру Михаил Глухарев), причисленный в 2000 году к лику святых. В историю он вошел как основатель алтайской миссии, которая была, по множествам свидетельствам, образцовой, и как автор первого полного перевода Библии с древнееврейского на русский язык.

Преп. Макария с ранних лет отличала глубокая вера и преданность Божьей воле . О н сделал Христа центром всей своей жизни и целью упований. О н не считал Христов у истин у заключенной в рамки православного учения и мечтал об объединении всех христиан в одно религиозное общество. Он молился в Екатеринославле с квакерами и мечтал об устройстве в Москве храма с тремя приделами — для православных, католиков и лютеран. О . Макари й был сторонник часто го причащени я , л итургию он служил, когда можно было, ежедневно, также он ежедневно читал Писание .

Детство. Образование 1792-181 7

Родился Михаил Глухарев 8 ноября 1792 года в г. Вязьмы Смоленской губернии в семье священника Иакова, широко известного в округе своей ревностной проповеднической деятельностью. Руководимый отцом и имея яркие способности, мальчик уже в семь лет мог свободно делать переводы с русского языка на латинский. П оступи л сразу в третий класс Вяземской духовной школы, где получил серьезную простуду, осложнением которой на всю жизнь осталась слабость голоса и легких. После его перевели в Смоленскую духовную семинарию, а ч ерез год , как лучшего воспитанника семинарии, направили в только что открывшуюся Санкт-Петербургскую духовную академию, ректором которой был архимандрит Филарет (Дроздов), будущий митрополит Московский .

Михаил а Глухарев п риняли сразу на второй курс академии. Его глубокие знания по богословию, истории, географии, владение латинским, немецким, французским, древнегреческим, и древнееврейским языками, отличали его среди сокурсник ов, и он был замечен ректором академии архимандритом Филаретом, который так полюбил талантливого воспитанника, что на всю жизнь стал его духовным наставником и покровителем. В свою очередь Михаил «отдал свою волю ректору Филарету, ничего не делал и не начинал без его совета и благословения, и почти ежедневно исповедовал ему свои помыслы».

Екатеринославль ( Днепропетровск) и ректорство в Костромской Семинарии (1817-1825)

По окончании академии в 1817 году М ихаил Глухарев был назначен инспектором и профессором церковной истории и немецкого языка в духовную семинарию Екатеринославля. Епископскую кафедру тогда занимал Иов Потемкик, человек старого закала и строгий до несправедливости. Михаил решил подать прошение о пострижении в монашество. А у добрых иноков, по убеждению Иова, должно быть только два слова: прости, благослови. На 27 году жизни — 24 июня 1818 г. Михаил Глухарев был пострижен в монашество, получив имя Макария, на следующий день в иеродиаконы, а еще через три дня — 28 июня — в иеромонахи. После пострижения, Иов «смиря л » Макария настолько сильно, что тот «поспешил послать (в начале мая 1820 г.) прошение об увольнении от службы — «для подкрепления своих сил».

Читать еще:  Православные христиане в различных странах мира отмечают Рождество Христово

В то время ближе всех ему был стар ец Ливери й , человек святой жизни, племянник и ученик знаменитого Паисия Величковского. В своих записях о. Макарий вспоминал, что кротость любвеобильного Ливерия вместе с палящей строгостью святителя оказали на него сильное влияние. «Что бы во мне произвел преосвящ. Иов без о. Ливерия? — вопрошал архим. Макарий. Может быть я пришел бы в ожесточение и отчаяние. Но что бы сделал со мною о. Ливерий без преосвящ. Иова? Младенческая рука его была бы слишком легка для гордости ученой». Но это он оценил только после. А так, придавленный воспитательной системой писал митр. Филарету о переводе в другое место , и его в 1821 г. определили ректором Костромской семинарии и настоятелем Костромского Богоявленского монастыря. Он был возведен в сан игумена, затем архимандрита.

Со стороны корпорации семинарии новый ректор вызвал неодинаковое отношение к себе. Один раз в него из окна был брошен камень кем-то из семинаристов, потом от них же была жалоба к архиерею. Ко всему этому прибавился и недуг телесный. Архим. Макарий решил оставить службу в семинарии и удалиться в какой-нибудь монастырь в положении рядового монаха.

Просьба архим. Макария об увольнении от «ректорской, профессорской и настоятельской должностей «мотивировалась слабостью сил духовных и расстройством телесных». 24 июня Макарий уволен в Киево-Печерскую лавру с магистерским окладом.

Поиск воли Божьей. Глинская пустынь

По дороге в монастырь он посещает многих своих знакомых, а также знакомится с новыми людьми. В частности заезжает в Саров к старцу Серафиму, который предсказал ему тяжелый жизненный крест. Киево-Печерский монастырь «показался ему слишком шумной» и он в скоре переходит в Китаевскую пустынь. Но и в Китаевской пустыни он не долго оставался. В 1826 г. он переводится в Глинскую общежительную пустынь курской губернии.

Попав в удаленную от мирского шума обитель, архим. Макарий сразу почувствовал успокоение и умиротворение. Этому способствовал и настоятель пустыни иером. Филарет, человек строгой жизни, неутомимый подвижник и опытный руководитель в духовном делании.

Схиархимандрит Иоанн Маслов пишет о Макарии (Глухареве) в «Глинском патерике: «Отец Макарий, неустанно читая и проникаясь глаголами жизни вечной, изобильно вселяя в себя слово Христово, старался им мыслить, чувствовать, говорить».

В Глинской пустыне о. Макарий принялся за переводы на русский язык святых отцов (Лествица, беседы св. Григория Двоеслова, «Исповедь» блаженного Августина и др., за описание самой пустыни). Тогда же он написад несколько псалмов и песен, которые в дальнейшем были изданы под названием «Лепта».

Апостол Алтая 1829 -1844

На дело миссии архим. Макария вдохновил бывший келейник, иером. Израил ь , который вместе с другими монахами отправился в иркутскую епархию, для проповеди христианства среди бурят.

Архим. Макарий 17 февраля 1829 г. подал епископу курскому Владимиру прошении перейти в иркутскую епархию для службы братьям общежительных монастырей, отправившихся туда в 1825 г., для проповеди Евангелия народам языческим. Нужно отметить, что он просился по смирению не в миссионеры, а в прислужники миссионерам.

Еп. Владимир представил прошения Макария в синод . Между тем отпадение крещеных иноверцев и разных епархиях, обнаружив недочеты в постановке миссионерского дела в России, поставили на очередь вопрос о его преобразовании. Больше всего страдали казанская и тобольская епархии. В виду этого, м. Филарет обратился к архим. Макарию с письмом от 28 марта 1829 г.: «Преосвящ. Владимир сказывает, что вы проситесь в Иркутск. Я предложил ему помедлить представлением о сем, пока я вас спрошу, не лучше ли в Тобольск. . Вы его знаете. И так мне кажется. Вам бы лучше к нему. ».

Архим. Макарий послушался воли Божьей. Митр. Филарет называл архим. Макария « романтическ им миссионер ом» . История Алтайской миссии требует отдельной статьи, поэтому в этой работе мы коснемся ее совсем коротко.

30 сент. 1929 г. архим. Макарий Прибыл в Тобольск, где архиеп. Евгений принял его по отечески и поместил в своем доме. Там же он нашел себе и двух сотрудников.

С общего согласия у них было образовано братство, один из пунктов которого гласил: «Желаем, да будет у нас все общее: деньги, пища, одеяние, книги и прочие вещи, и сия мера да будет для нас удобной в стремлении к единодушию».

До прибытия прп. Макария от приходских священников ближайших рус. поселений за 70 лет приняли Крещение ок. 300 коренных жителей Горного Алтая, однако большинство из них не были утверждены в вере. (По ревизии 1857 г. в Бийском и Кузнецком округах насчитывалось 39 тыс. коренных жителей Горного Алтая и Горной Шории.)
Алтайская миссия за 14 лет управления ею архим. Макария присоединила к церкви Христовой 675 инородцев, на считая 1047 крещенных ею же детей. . Оглашенных евангельской проповедью о. Макарий допускал ко крещению с большой осторожностью и никогда не гнался за числом новокрещеных. Он сначала узнавал о поведении желающих принять крещение, учил послушанию будущих восприемникам, требовал знания основ православного вероучения и кратких молитв и тогда решался крестить оглашаемого.

Тогда же архим. Макарий создал алтайскую письменность и словарь (букварь) отдельных фраз объемом в 3000 слов. Грамоте и письму алтайцы обучались в миссионерской школе в селе Улала при главном стане миссии.

Свои общие мысли о миссионерском деле архим. Макарий изложил в особой записке: «Мысли о способах к успешнейшему распространению христианской веры между евреями, магометанами и язычниками в Российской державе» (1839).

К 1905 г. выросла целая алтайская церковь. Паства миссии состояла из 40 524 ч., православных, в том числе 25868 инородцев и 14 657 русских. В районе миссии жило сверх того 20 311 язычников.

Перевод библии

Дело последних десяти лет жизни архим. Макария — перевод Ветхого Завета с еврейского языка на русский и это тоже тема отдельной статьи.

О необходимости перевода библии он написал 23 марта 1834 г. митр. Филарету пространное письмо. Исходя из мысли, что церкви русской предназначено Провидением привести ко Христу «многие и разнородные племена, спокойно сидящие под покровом державной России, однако во тьме и тени смерти», архим. Макарий находил, что эта задача может быть исполнена. Когда сам народ русский возродится путем знакомства с первоисточником христианского учения — Библией, изданной на русском языке в переводе с оригинальных. Распространение среди русского народа всей Библии на родном его языке сделало бы его более христианским и оживило бы в нем миссионерский дух. Русская Библия познакомила бы, наконец, с христианством и русских евреев и магометян и тем сделала бы их ближе к истинной вере.

Митрополит Филарет, сторониик перевода на русский язык, ответил на письмо только через 3 года. Увы, 1830 по 1840 гг. самое неблагоприятное время для перевода библии. Только закрылось библейское общество, а готовый перевод практически уничтожен полностью. За дело переводов архим. Макарий получил епетемью. Несмотря на то, что она была крайне легкой и было скорее в радость арим. Макарию (40 дней ежедневно служить Литурги ю ), он воспринял это наказание болезненно.

Архим. Макарий не оставил дело перевода до конца жизни. Поняв, что в России издать перевод неудастся он захотел напечатать его за границей. Он подал прошение об увольнении его от звания начальника алтайской миссии и о разрешении ему отправиться на богомолье в Иерусалим. К этому времени он вырастил себе приемника — С.В. Ландышева.

Но на богомолье в Иерусалим его отпустили не сразу. Определением Синода он был назначен настоятелем Болховского Троицкого Оптина монастыря Орловской епархии.

Последние годы жызни. Болховский Троицкий монастырь Орловской епрахии

Очутившись вместо Палестины в орловской епархии, Макарий нашел, что и тут – широка нива для миссионерства, ибо, по словам м. Филерате, «не излишне быть миссионером и среди православных».

Оказалось, что даже городской голова не знал символа веры, а знал только «Отче наш». Тогда удивленный и возмущенный этим, о. Архимандрит велел взрослым приходить в монастырь и детей присылать. К нему постоянно приходили люди. Днем он их принимал, по ночам продолжал переводы. Так же он не оставлял заботы о миссии, собирал средства в и приобретал для нее новых сотрудников.

Архим. Макарию удалось добиться разрешения о выезде в Иерусалим, в этом ему помогал архиеп. Орловский Смарагд (Крыжанковский), который очень хорошо относился к архим. Макарию, зная его еще со времен Петербургской академии. За границей архим. Макарий собирался напечатать сделанные переводы. Предполагая выехать из Болохова в мае, архим. Макарий сделал все необходимые приготовления, но накануне путешествия сильно заболел .

О . Макарий искал содействия врачей, но вполне понимал серьезность положения и устремился душой в другой мир. Э то стремление нашло выражение в написанных им пред самой смертью стихах:

Мой Бог, мой Царь-Отец! Спаситель дорогой!

Пришел желанный день! Паду перед Тобой!

Еще я на земле, но дух Тобой трепещет!

Зрю, светит горний луч! Заря бессмертия блещет!

Скончался он 18 мая 1847 г. со словами: «Свет Христов просвещает всех!»

В 2000 г. на юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви архимандрит Макарий причислен к лику святых.

1. К.В. Харлампович.Архимандрит Макарий Глухарев: по поводу 75-летия алтайской миссии // Христианское чтение. 1905. № 9. С. 295-315. http://www.spbpda.ru/#menu

2. К.В. Харлампович. Архимандрит Макарий Глухарев: поводу 75-летия алтайской миссии //Христианское чтение. 1905. № 10. С. 478-530. http://www.spbpda.ru/#menu

3. К.В. Харлампович Архимандрит Макарий Глухарев: поводу 75-летия алтайской мисси //Христианские чтения 1905. №11 С. 644-675. http://www.spbpda.ru/#menu

4. К.В. Харлампович. Учено-литературные труды архимандрита Макария Глухарева //Христианские чтения 1905. №11 С. 780-803. http://www.spbpda.ru/#menu

5. Г. Фроловский. Пути русского богословияhttp://krotov.info/library/21_f/lo/rovsky_016.htm

6. Макарий Глухарев. http://ru.wikipedia.org/

7. Преп. Макарий (Глухарев) http://www.clir.ru/blogs/zhizn-svjatyh/31-maja-18-maja-st-st-prp-makarija-altaiskogo-1847.html

8. Прот. Борис Пивоваров. Алтайская духовная миссия http://www.pravenc.ru/text/115104.html#part_3

9. Письмо покойнаго миссіонера архимандрита Макарія, бывшаго начальникомъ Алтайской Духовной Миссіи къ Синодальному члену, высокопреосвященнѣйшему Филарету митрополиту Московскому, отъ 23 дня марта 1834 года, о потребности для Россійской Церкви преложенія всей Библіи съ оригинальныхъ языковъ на современный русскій языкъ. // Журналъ «Прибавленiя къ изданію твореній Святыхъ Отцевъ, въ русскомъ переводѣ». — М.: Типографiя В. Готье, 1861. — Часть XX. — С. 292-326. http://biblia.russportal.ru/index.php?id=history.makari01

10. Источникъ: Отрывки изъ письма архим. Макарiя о переводѣ Библiи на русскiй языкъ. // Журналъ «Православное обозрѣнiе». М.: Типографiя Катковъ и К°. — 1861 г. — Томъ VI. — С. 273-279. http://biblia.russportal.ru/index.php?id=history.makari02

10. прп. Макарий (ГЛУХАРЕВ), основатель Алтайской Духовной Миссии. Мысли о способах к успешному распространению христианской веры.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector