2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пасха в Дахау, 1945 г. Воспоминания бывшего узника «R 64923»

Содержание

Пасха 1945-го года в концлагере Дахау

Г.А. Рар

Воспоминание бывшего узника концентрационного лагеря «R 64923». Настоящий рассказ был написан в 1998 г. на английском языке для рассылки по православному интернету. Ниже приводится перевод, сделанный в 2006 году после кончины автора.

Дахау с воздуха

Концентрационный лагерь Дахау, 27 апреля 1945 года. Последний транспорт с заключенными прибывает из Бухенвальда. Из первоначально направлявшихся в Дахау 5000 человек я был среди тех 1300, которые пережили эту перевозку. Многие были расстреляны, некоторые умерли с голоду, другие – от тифа…

28 апреля: Я и мои соузники слышим бомбардировку Мюнхена, происходящую приблизительно в 30 км от нашего концентрационного лагеря. Когда звук артиллерии приближается с запада и севера, выдаются приказы, категорически запрещающие заключенным под угрозой смертной казни покидать свои бараки. В то время, как солдаты «SS» на мотоциклах патрулируют по лагерю, пулеметы направлены на нас со сторожевых башен, окружающих лагерь. 29 апреля: К шуму от артиллерии примешались звуки пулеметных залпов. Свист гранат несется со всех сторон над всем лагерем. Вдруг белые флаги поднимаются над башнями, это – знак надежды, что «SS» скорее будет сдаваться, чем расстреливать всех заключенных и сопротивляться до последнего человека. И тут, около 6 ч. вечера, слышится непонятный шум, исходящий откуда-то вблизи лагерных ворот, и который очень быстро усиливается… И, наконец, голоса 32 600 узников сливаются в своем ликовании при виде первых американских солдат, появившихся прямо за колючей проволокой лагеря. Некоторое время спустя, когда отключено электрическое напряжение, ворота открываются и американские военнослужащие заходят внутрь лагеря. Когда они с нескрываемым любопытством и состраданием широко раскрытыми глазами смотрят на нашу изголодавшуюся толпу, страдающую от тифа и дизентерии, то скорее походят на пятнадцатилетних подростков, чем на испытанных в бою военных.

Заключенные концентрационного лагеря Дахау

Создается международный комитет из заключенных, который берет на себя управление лагерем. Продукты со складов «SS» передаются в распоряжение лагерной кухни. Один отряд американской армии также предоставляет некоторую провизию, и таким образом я впервые имею возможность отведать американской кукурузы. По распоряжению одного американского офицера радиоприемники изымаются у «выдающихся нацистов» в городке Дахау и распределяются между разными национальными группами заключенных. Поступают новости: Гитлер покончил жизнь самоубийством, русские взяли Берлин, немецкие войска сдались на юге и на севере. Однако бои еще бушуют в Австрии и Чехословакии…

Конечно, я все это время отдавал себе отчет в том, что эти многозначительные события происходили во время Страстной седмицы. Но как мы отметим ее, помимо нашей тихой, частной молитвы? Один соузник и главный переводчик Международного комитета заключенных, Борис Ф., навестил меня в «блоке 27» – моем бараке для зараженных тифом, чтобы уведомить меня о предпринимаемых попытках организовать совместно с Греческим и Югославским комитетами заключенных православное Богослужение в день Святой Пасхи 6 мая.

Купол и крест Свято-Воскресенской часовни, г. Дахау

Среди заключенных находились православные священники, диаконы и монахи со Святой Горы Афон. Но не было ни облачений, ни каких-либо книг, икон, свечей, просфор, вина… Попытки раздобыть все эти предметы из русского прихода в Мюнхене не были увенчаны успехом, поскольку американцам не удалось найти кого-либо из этого прихода в разрушенном городе.

Несмотря на это, удалось решить некоторые из проблем: приблизительно 400 католическим священникам, заключенным в Дахау, было разрешено остаться вместе в одном бараке и служить мессу каждое утро перед уходом на работу. Они нам, православным, предложили воспользоваться их молитвенной комнатой в «блоке 26», который был как раз напротив, через улицу от моего блока. Кроме деревянного стола и списка иконы Ченстоховской Божией Матери, висевшей на стене над столом, часовенка была совершенна пустой. Первообраз святыни происходил из Константинополя, откуда был привезен в г. Бельц в Галиции. Но впоследствии икона была отнята у православных польским королем. Однако когда Русская Армия изгнала наполеоновские войска из Ченстоховы, аббат Ченстоховского монастыря вручил список иконы Императору Александру I, который поставил ее в Казанском соборе в Санкт-Петербурге, где она почиталась верующими до самого захвата власти большевиками. Нашелся и весьма изобретательный выход из положения в связи с облачениями. Были взяты холстинные полотенца из больницы наших бывших SS-совских надзирателей. Когда два полотенца сшивали вместе по длине, они образовывали собой епитрахиль, а когда их сшивали вместе по концам, получался орарь. Красные кресты, первоначально предназначенные для ношения медицинским персоналом SS-совской охраны, были прикреплены к полотняным облачениям. В день Святой Пасхи, 6 мая (23 апреля по церковному календарю) – который знаменательным образом в этом году приходился на день памяти св. Великомученика Георгия Победоносца, сербы, греки и русские собрались у барака католических священников. Несмотря на то, что русские в Дахау составляли примерно 40% от общего числа заключенных, только немногим удалось принять участие в Богослужении. К тому времени «репатриационные офицеры» специального отряда «СМЕРШа» уже прибыли в Дахау на американских военных самолетах, и начали возводить новые отгородки из колючей проволоки с целью изолировать советских граждан от прочих заключенных, что было первым шагом для приготовления их к возможной насильственной репатриации. За всю историю Православной Церкви, вероятно, не было такого пасхального Богослужения, как в Дахау в 1945 году. Греческие и сербские священники и сербский диакон облачились в самодельные «ризы», которые они надели на серо-голубые полосатые одежды заключенных. Затем они начали песнопения, переходя с греческого на церковно-славянский, а затем снова на греческий. Пасхальный канон, пасхальные стихиры – все пелось наизусть. Евангелие – «В начале было Слово» – также по памяти. И, наконец, Слово св. Иоанна Златоуста – тоже по памяти. Молодой греческий монах-святогорец встал перед нами и произнес его с таким проникновенным энтузиазмом, что мы его никогда не забудем до конца нашей жизни. Казалось, что сам Иоанн Златоуст говорил через него к нам и также ко всему остальному миру!

Богослужение в Свято-Воскресенской часовне, г. Дахау

Восемнадцать православных священников и один диакон, в большинстве – сербы, участвовали в этой незабываемой службе. Подобно расслабленному, которого через отверстие в крыше опустили перед ногами Христа Спасителя, греческий архимандрит Мелетий был принесен в часовню на носилках, где он пробыл лежащим во время всего Богослужения.

Священнослужители, участвовавшие в пасхальном Богослужении в Дахау в 1945 году, теперь поминаются за каждой Божественной литургией в русской Часовне-памятнике в Дахау вместе со всеми православными христианами «на месте сем и в иных местах мучения умученных и убиенных». Свято-Воскресенская часовня в Дахау, которая была построена отрядом Западной группы войск Российской Армии незадолго до ее вывода из Германии в августе 1994 года, являет собой точную копию северно-русской шатровой церкви или часовни. За престолом часовни находится большая икона, на которой изображены ангелы, отворяющие врата концентрационного лагеря Дахау и Сам Христос, выводящий пленных на свободу.

Настоятель прихода о. Николай (Забелич) служит заупокойную литию в Хебертсхаузене недалеко от конц. лагеря Дахау, где было расстреляно более 4000 тыс. советских офицеров

Сегодня я хотел бы воспользоваться случаем и попросить вас, православных христиан во всем мире, сообщить нам имена иных православных братьев и сестер, заключенных и погибших здесь, в Дахау, или в прочих нацистских концентрационных лагерях для того, чтобы мы смогли включить их в наши молитвы.

А если вы сами когда-нибудь попадете в Германию, не премините посетить нашу русскую часовню на территории бывшего концлагеря Дахау и помолитесь за всех замученных «на месте сем и на иных местах мучения». ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! XPICTOC ANECTH! CHRIST HAS RISEN! «Воскресения день, и просветимся торжеством, и друг друга обымем. Рцем: братие! и ненавидящим нас, простим вся Воскресением, и тако возопиим: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» (Стихира Пасхи).

Пасха в Дахау, 1945 г. Воспоминания бывшего узника «R 64923»

Православие Самодержавие Народность

Русская народная линия — 6 новостей

2016-05-03 — 00:46
Пасха в Дахау, 1945 г. —
Воспоминания бывшего узника «R 64923», Глеба Александровича Рара (2006). Настоящий рассказ был написан в 1998 г. на английском языке. Ниже приводится перевод, сделанный в 2006 году после кончины автора.Концентрационный лагерь Дахау, 27 апреля 1945 года.

2016-05-03 — 00:31
Ощутить в полноте пасхальную радость — Советы пастырей
Наступил день Светлого Христова Воскресения. О том, как в полноте пережить пасхальную радость и почему в этот и другие праздничные дни христианину надо отрешиться от житейских дел, порталу Православие.Ru рассказали священники Димитрий Шишкин, Дионисий Каменщиков и Валерий Духанин.

Фото: Павел Иванов «Чтобы пережить в полноте радость Пасхи,
надо самому воскреснуть своей душой от греха» Диакон Валерий Духанин Священник Валерий Духанин, кандидат богословия, проректор Николо-Угрешской духовной семинарии: — Пасха — это самый радостный, самый счастливый праздник в церковном году.

2016-04-29 — 22:34
Осталось только море. — Два года спустя после Одесской трагедии, произошедшей 2 мая 2014 года
Автор публикуемого текста — одесситка, педагог Дарья Василевская. Она очень любит свой прекрасный город, и оттого с острой болью переживает его трагедию. Сегодня, спустя два года после 2 мая 2014 г., Одесса вновь бурлит, там вновь реально опасаются кровопролития.

2016-04-29 — 14:20
Христос Воскресе! — Главный редактор «Русской народной линии» поздравляет авторов, сотрудников и читателей с Праздником Праздников
Дорогие отцы, братья и сестры! Уважаемые друзья и коллеги!
Сердечно поздравляю Вас, Ваших чад и домочадцев с Праздником Праздников и Торжеством из Торжеств, со Святой Пасхой Господа и Спаса нашего Иисуса Христа.

2016-04-29 — 13:37
Благодать и истина Воскресения Христова — Слово протоиерея Александра Шаргунова на литургии в Светлый понедельник
В Пасху нам дается откровение благодати и истины, то, что бесконечно превосходит все, что было дано когда-либо человеку. «Ибо Закон дан через Моисея, благодать же и истина произошли через Иисуса Христа».

2016-04-29 — 13:29
В этот день, который наступает ночью — Слово протоиерея Александра Шаргунова в Светлое Христово Воскресение
Христос воскресе! Радость Воскресения Христова пришла к нам, и радости этой никто не может отнять у нас. В этот день, который наступает ночью, все любящие Христа видят Его Воскресение, и мы узнаем новую жизнь, которая изменяет нас и делает из мертвых живыми.

Кроме полных текстов этих новостей и статей на сайте Русской народной линии вы сможете найти подборки статей и новостей по актуальным темам , подробную информацию по авторам РЛ, короткие новости, а также много другой интересной и полезной информации.

ПРИДНЕСТРОВЬЕ

Приднестровье

  • Банки ПМР
  • Бизнес ПМР
  • Валюта ПМР
  • Города ПМР
  • История ПМР
  • Консульство России
  • Пересечение границы
  • Почтовые индексы
  • Приднестровье
  • Путеводитель
  • Телефонные коды

Новости

  • Аналитика (969)
  • Всякая всячина (403)
  • Здоровье (140)
  • Мир (806)
    • Ближнее зарубежье (125)
    • Горячие новости (16)
    • Новости за рубежом (665)
  • Новости Молдовы (2894)
  • Новости ПМР (9642)
    • Бизнес (113)
    • Вести с мест (913)
    • Государство (1425)
    • Здравоохранение (318)
    • Культура (138)
    • Образование (360)
    • Общество (1884)
    • Политика (2050)
    • Производство (672)
    • Происшествия (817)
    • Спорт (228)
    • Экономика (724)
  • Новости России (597)
  • Новости Украины (1046)
  • Публицистика (88)

Рекомендуемый контент

Аналитика

  • Дыхание Империи: Путь расширения на Запад
  • Дыхание Империи: Русский геополитический код
  • Неподобающие манеры
  • Плохо дружить вредно
  • Пора включать голову
  • Реалии молдо-российских сопряжений
  • Водка или коньяк
  • Грустные перспективы ассоциированного трио
  • Зона повышенного внимания
  • Распутывание молдо-приднестровского узла

Объявления

Перчик

  • Не заплатишь – не поедешь
  • Доктора!
  • Мясной сговор
  • Турунчук — закрытая зона
  • ЖЭК или ТСЖ
  • Борьба с перекупщиками
  • Больно смотреть
  • Стройте для людей!
  • Ремонт за Ваш счёт
  • “Шериф” мельчает
  • Воровство в армии
  • Собачий рай
  • Опасная стометровка
  • Собачий рай — 2
  • Мошенничество АПБ
  • Финансовый фокус
  • Мы не рабы!

Полезная информация

  • Тираспольское суворовское военное училище
  • Пособия на ребенка
  • Новые ПДД ПМР
  • Пособия для сирот
  • Льготы многодетным семьям
  • Как оформить пенсию в ПМР?
  • Порядок въезда в ПМР
  • Коренной этнос Молдовы
  • Календарь — 2021
  • Население Кишинева
  • Пособие по беременности
  • Досрочная пенсия по возрасту
  • Льготы детям-инвалидам
  • Социальные нормы ЖКХ на 2021 год
  • РУ МЗП на 2021 год
  • Бессарабия под русским правлением
  • Календарь — 2022

Обсуждение новостей

  • я на Жрица разврата выявлена в Каменском районе
  • я на Жрица разврата выявлена в Каменском районе
  • я на Жрица разврата выявлена в Каменском районе
  • я на Жрица разврата выявлена в Каменском районе
  • я на Жрица разврата выявлена в Каменском районе
  • философ Слободзеи на Поддержка муниципалитетов
  • Аномин на Поддержка материнства и детства
  • Аноним на Рост цен на топливо
  • баба Хырка на Новшество в общественном транспорте
  • баба Хырка на Демографические проблемы Приднестровья
  • Житель ПМР на Телефон доверия Минздрава
  • Василий на Рост цен на топливо
  • философ Слободзеи на Новшество в общественном транспорте
  • Геннадий на Налог на мусор
  • Справка
  • Календарь
  • Погода
  • Карта
  • Контакты
  • Реклама
  • Твиттер

Пасха в концлагере Дахау

Концентрационный лагерь Дахау, 27 апреля 1945 г. Последний транспорт с заключенными прибывает из Бухенвальда. Из первоначально направлявшихся в Дахау пяти тысяч человек я был среди тех 1 300, которые пережили эту перевозку. Многие были расстреляны, некоторые умерли с голоду, другие – от тифа.

28 апреля. Я и мои соузники слышим бомбардировку Мюнхена, происходящую приблизительно в тридцати километрах от нашего концлагеря. Когда звук артиллерии приближается с запада и севера, выдаются приказы, категорически запрещающие заключенным под угрозой смертной казни покидать свои бараки. В то время, как солдаты SS на мотоциклах патрулируют по лагерю, пулеметы направлены на нас со сторожевых башен, окружающих лагерь.

29 апреля. К шуму от артиллерии примешались звуки пулеметных залпов. Свист гранат несется со всех сторон над всем лагерем. Вдруг белые флаги поднимаются над башнями, это – знак надежды, что SS скорее будет сдаваться, чем расстреливать всех заключенных и сопротивляться до последнего человека. И тут, около шести часов вечера, слышится непонятный шум, исходящий откуда-то вблизи лагерных ворот, и который очень быстро усиливается. И, наконец, голоса 32 600 узников сливаются в ликовании при виде первых американских солдат, появившихся прямо за колючей проволокой лагеря. Некоторое время спустя, когда отключено электрическое напряжение, врата открываются и американские военнослужащие заходят внутрь лагеря. Когда они с широко раскрытыми глазами смотрят на нашу изголодавшуюся толпу, страдающую от тифа и дизентерии, они скорее походят на пятнадцатилетних подростков, чем на испытанных в бою военных.

Создается международный комитет из заключенных, который берет на себя управление лагерем. Продукты со складов SS передаются в распоряжение лагерной кухни. Один отряд американской армии также предоставляет некоторую провизию, и таким образом я впервые имею возможность отведать американской кукурузы. По распоряжению одного американского офицера радиоприемники изымаются у «выдающихся нацистов» в городке Дахау и распределяются между разными национальными группами заключенных. Поступают новости: Гитлер покончил самоубийством, русские взяли Берлин, немецкие войска сдались на юге и на севере. Однако бои еще бушуют в Австрии и Чехословакии.

Конечно, я все это время отдавал себе отчет в том, что эти многозначительные события происходили во время Страстной седмицы. Но как мы отметим ее, помимо нашей тихой, частной молитвы? Один соузник и главный переводчик Международного комитета заключенных, Борис Ф., навестил меня в «блоке 27» – моем бараке для зараженных тифом, чтобы уведомить меня о предпринимаемых по пытках организовать совместно с Греческим и Югославским комитетами заключенных православное Богослужение в день Святой Пасхи шестого мая.

Читать еще:  Текст службы Великой Пятницы

Среди заключенных находились православные священники, диаконы и монахи со Святой Горы Афон. Но не было ни облачений, ни каких-либо книг, икон, свечей, просфор, вина. Попытки раздобыть все эти предметы из русского прихода в Мюнхене не увенчались успехом, поскольку американцам не удалось найти кого-либо из этого прихода в разрушенном городе.

Несмотря на это, удалось решить некоторые из этих проблем: приблизительно четыремстам католическим священникам, заключенным в Дахау, было разрешено остаться вместе в одном бараке и служить мессу каждое утро перед уходом на работу. Они нам, православным, предложили воспользоваться их молитвенной комнатой в «блоке 26», который был как раз напротив, через улицу от моего блока. Кроме деревянного стола и списка иконы Ченстоховской Божией Матери, висевшей на стене над столом, часовенка была совершенно пустой. Первообраз святыни происходил из Константинополя, откуда был привезен в г. Бельц в Галиции. Но впоследствии икона была отнята от православных польским королем. Однако, когда Русская армия изгнала наполеоновские войска из Ченстоховы, аббат Ченстоховского монастыря вручил список иконы императору Александру I, который поставил ее в Казанском соборе в Санкт-Петербурге, где она почиталась верующими до самого захвата власти большевиками.

Нашелся и весьма изобретательный выход из положения в связи с облачениями. Были взяты холстинные полотенца из больницы наших бывших SS-совских надзирателей. Когда два полотенца сшивали вместе по длине, они образовывали собой епитрахиль, а когда их сшивали вместе по концам, получался орарь. Красные кресты, первоначально предназначенные для ношения медицинским персоналом SS-совской охраны, были прикреплены к полотняным облачениям.

В день Святой Пасхи, шестого мая (23 апреля по церковному календарю), который знаменательным образом в этом году приходился на день памяти Св. Великомученика Георгия Победоносца, сербы, греки и русские собрались у барака католических священников. Несмотря на то, что русские в Дахау составляли примерно 40% от общего числа заключенных, только немногим удалось принять участие в Богослужении. К тому времени «репатриационные офицеры» специального отряда СМЕРШа уже прибыли в Дахау на американских военных самолетах и начали возводить новые отгородки из колючей проволоки с целью изолировать советских граждан от прочих заключенных, что было первым шагом для приготовления их к возможной насильственной репатриации.

За всю историю Православной Церкви, вероятно, не было такого пасхального Богослужения, как в Дахау в 1945 г. Греческие и сербские священники и сербский диакон облачились в самодельные «ризы», которые они надели на серо-голубые полосатые одежды заключенных. Затем они начали песнопения, переходя с греческого на церковно-славянский, а затем снова на греческий. Пасхальный канон, пасхальные стихиры – всё пелось наизусть. Евангелие от Иоанна – «В начале было Слово. » – также по памяти. И, наконец, Слово Св. Иоанна Златоуста – тоже по памяти. Молодой греческий монах-святогорец встал перед нами и произнес его с таким проникновенным энтузиазмом, что мы его никогда не забудем до конца нашей жизни. Казалось, сам Иоанн Златоуст говорил через него к нам и также ко всему остальному миру!

Восемнадцать православных священников и один диакон, в большинстве – сербы, участвовали в этой незабываемой службе. Подобно расслабленному, которого через отверстие в крыше опустили перед ногами Христа Спасителя, греческий архимандрит Мелетий был принесен в часовню на носилках, где он пробыл лежащим во время всего Богослужения.

Священнослужители, участвовавшие в пасхальном Богослужении в Дахау в 1945 г., теперь поминаются за каждой Божественной литургией в русской часовне-памятнике в Дахау вместе со всеми православными христианами «на месте сем и в иных местах мучения умученных и убиенных».

Глеб Александрович Рар, воспоминания узника «R 64923» концлагеря «Дахау»

Один отзыв на «Пасха в концлагере Дахау»

  1. философ Слободзеи пишет:
    21 Апр 2019 в 17:54

“Цивилизованные” европейцы уничтожали Людей в концлагерях, а “дикие русские” после окончания войны (через некоторое время) отпустили всех пленных домой.
Светлая память всем невинно убиенным и оставшимся инвалидами .
Земля им пухом !

«И будет наше поколенье давать истории отчет»

Программа Марины Лобановой
«Встреча»

Гость: Димитрий Глебович Рар
Тема: Воспоминания Глеба Александровича Рара
«И будет наше поколенье давать истории отчет»

Послесловие к книге – это текст, который отец писал в начале 90-х годов – называется «С чем я вернусь». Отец стал часто посещать Россию и записал свои мысли о возвращении эмиграции.

Когда в начале XIX века один из моих предков переехал в Москву, Рары стали частью московского купечества. Мой прадедушка был генеральным секретарем Российского страхового общества «Россия» и его бюро находилось на Лубянке. И в его бюро въехало ЧК – НКВД – КГБ.

Период Второй мировой войны – это сложнейший период в истории России и Русской эмиграции. И, особенно, для Русской эмиграции в Германии. Каково будет отношение национал-социалистов к русским – это было не понятно. Велась большая пропаганда, что Германия освободит Россию от большевизма. Но уже к концу 41-го года отношение национал-социалистов к русскому народу и к России стало более-менее ясно, и даже эмигранты поняли, что явно это враг России, а никак не освободитель от большевизма.

Мой отец был членом НТС, а там пришли к решению, что можно этого врага использовать. И пользуясь продвижением фронта на восток проникнуть в оккупированные территории и проводить среди населения такую пропаганду, что есть третий путь: против Гитлера и против Сталина. То есть чтобы Россия была против обоих диктаторов. Сегодня для многих это звучит наивно, как я слышал из разговоров, но тогда… Тогда это была единственная соломинка, за которую хватались, чтобы что-то сделать для России и русского народа. Или же воздержаться вообще от любых действий, как это сделал генерал Деникин. Но хотелось же что-то делать, особенно молодым людям. И работа НТС на оккупированных территориях была успешной. Главная цель этой работы – разоблачить ложь советского режима и рассказать о возможном возрождении России без большевизма. Идеал НТС – это солидаризм, солидарное общество, которое построено на христианском мировоззрении, это близко к консервативным христианским партиям Европы.

Архимандрит Ианнуарий, Константин Чернэуцану, Димитрий Рар
на радио «Град Петров»

Представим себе эту уникальную историческую ситуацию: немцы нападают на нашу территорию. Уходят наши войска, уходят наши власти, приходят немецкие войска и немецкие власти. И возникает у нас такое психологическое восприятие: наши – это Сталин, а враг – это Гитлер. И тут приходят русские эмигранты… И они говорят людям о том, что есть Россия, а не только Советский Союз. Кстати, среди этих молодых людей были и супруги Поздеевы, основатели радиостанции «Голос Православия» и вдохновители основания радио «Град Петров». А что именно делал Ваш отец?

Он вербовал новых членов НТС среди военнопленных в городе Бреславле (Breslau) (ныне — Вроцлав, Польша) в Германии, где он тогда жил и учился в университете.

Но немцы же за это не похвалят?

В июне 1944 года немцы уже приняли решение арестовать всех видных членов НТС. Если их ловили на оккупированных территориях, то их в основном расстреливали. А в Германии, среди эмигрантов, их сажали в концлагеря или тюрьмы. И вот мой отец был арестован в июне 44-го года просто за то, что был членом НТС. Сперва он находился в следственной тюрьме Гестапо в Бреславле, где даже была возможность писать и на конверте издавать «журнальчик» для сокамерников, назывался этот «журнал» «Набат за решеткой», у мамы сохранился оригинал. А потом его перевели в первый концлагерь – в Гросс-Розен в Силезии, и потом он уже прошел через несколько концлагерей. Когда американцы стали приближаться к Тюрингии, к Бухенвальду, тогда был организован поезд из Бухенвальда в Дахау в Баварии, под Мюнхеном. И из 5 тысяч заключенных, которые были отправлены на этом поезде только полторы тысячи доехали до Дахау, среди них – мой отец, который чудом выжил.

Про освобождение заключенных из концлагеря папа тоже пишет в своих воспоминаниях, называется это «Пасха в Дахау».

В лагере Дахау было много заключенных из православного духовенства – сербы, греки, даже с горы Афон – и вот они захотели отметить Пасху. Ничего не было, но был барак, где католическим ксендзам разрешали служить свои богослужения. И вот там прошла тогда эта православная Пасха. Из полотенец Красного Креста сшили орари, епитрахили и наизусть провели пасхальную заутреню. Всё было наизусть. Слово Иоанна Златоустого было сказано. Евангелие наизусть прочитано. Это произвело большое впечатление на отца.

Глеб Александрович Рар

Пасха в Дахау, 1945 г.

Воспоминания бывшего узника «R 64923», Глеба Александровича Рара (2006). Настоящий рассказ был написан в 1998 г. на английском языке. Ниже приводится перевод, сделанный в 2006 году после кончины автора.

Концентрационный лагерь Дахау, 27 апреля 1945 года. Последний транспорт с заключенными прибывает из Бухенвальда. Из первоначально направлявшихся в Дахау 5.000 человек я был среди тех 1.300, которые пережили эту перевозку. Многие были расстреляны, некоторые умерли с голоду, другие — от тифа…

28 апреля: Я и мои соузники слышим бомбардировку Мюнхена, происходящую приблизительно в 30 км от нашего концентрационного лагеря. Когда звук артиллерии приближается с запада и севера, выдаются приказы, категорически запрещающие заключенным под угрозой смертной казни покидать свои бараки. В то время, как солдаты „SS“ на мотоциклах патрулируют по лагерю, пулеметы направлены на нас со сторожевых башен, окружающих лагерь.

29 апреля: К шуму от артиллерии примешались звуки пулеметных залпов. Свист гранат несется со всех сторон над всем лагерем. Вдруг белые флаги поднимаются над башнями, это — знак надежды, что „SS“ скорее будет сдаваться, чем расстреливать всех заключенных и сопротивляться до последнего человека. И тут, около 6 ч. вечера, слышится непонятный шум, исходящий откуда-то вблизи лагерных ворот, и который очень быстро усиливается… И, наконец, голоса 32.600 узников сливаются в своем ликовании при виде первых американских солдат, появившихся прямо за колючей проволокой лагеря.

Некоторое время спустя, когда отключено электрическое напряжение, врата открываются и американские военнослужащие заходят внутрь лагеря. Когда они с широко раскрытыми глазами смотрят на нашу изголодавшуюся толпу, страдающую от тифа и дизентерии, они скорее походят на пятнадцатилетних подростков, чем на испытанных в бою военных.

Создается международный комитет из заключенных, который берет на себя управление лагерем. Продукты со складов „SS“ передаются в распоряжение лагерной кухни. Один отряд американской армии также предоставляет некоторую провизию, и таким образом я впервые имею возможность отведать американской кукурузы. По распоряжению одного американского офицера радиоприемники изымаются у «выдающихся нацистов» в городке Дахау и распределяются между разными национальными группами заключенных. Поступают новости: Гитлер покончил самоубийством, русские взяли Берлин, немецкие войска сдались на юге и на севере. Однако бои еще бушуют в Австрии и Чехословакии…

Конечно, я все это время отдавал себе отчет в том, что эти многозначительные события происходили во время Страстной седмицы. Но как мы отметим ее, помимо нашей тихой, частной молитвы? Один соузник и главный переводчик Международного комитета заключенных, Борис Ф., навестил меня в «блоке 27» — моем бараке для зараженных тифом, чтобы уведомить меня о предпринимаемых попытках организовать совместно с Греческим и Югославским комитетами заключенных православное Богослужение в день Святой Пасхи 6 мая.

Среди заключенных находились православные священники, диаконы и монахи со Святой Горы Афон. Но не было ни облачений, ни каких-либо книг, икон, свечей, просфор, вина… Попытки раздобыть все эти предметы из русского прихода в Мюнхене не были увенчаны успехом, поскольку американцам не удалось найти кого-либо из этого прихода в разрушенном городе.

Несмотря на это, удалось решить некоторые из этих проблем: приблизительно 400 католическим священникам, заключенным в Дахау, было разрешено остаться вместе в одном бараке и служить мессу каждое утро перед уходом на работу. Они нам, православным, предложили воспользоваться их молитвенной комнатой в «блоке 26», который был как раз напротив, через улицу от моего собственного блока. Кроме деревянного стола и списка иконы Ченстоховской Божией Матери, висевшей на стене над столом, часовенка была совершенна пустой. Первообраз святыни происходил из Константинополя, откуда был привезен в г. Бельц в Галиции. Но впоследствии икона была отнята от православных польским королем. Однако когда Русская Армия изгнала наполеоновские войска из Ченстоховы, аббат Ченстоховского монастыря вручил список иконы Императору Александру I, который поставил ее в Казанском соборе в Санкт-Петербурге, где она почиталась верующими до самого захвата власти большевиками.

Нашелся и весьма изобретательный выход из положения в связи с облачениями. Были взяты холстинные полотенца из больницы наших бывших SS-совских надзирателей. Когда два полотенца сшивали вместе по длине, они образовывали собой епитрахиль, а когда их сшивали вместе по концам, получался орарь. Красные кресты, первоначально предназначенные для ношения медицинским персоналом SS-совской охраны, были прикреплены к полотняным облачениям.

В день Святой Пасхи, 6 мая (23 апреля по церковному календарю) — который знаменательным образом в этом году приходился на день памяти св. Великомученика Георгия Победоносца, сербы, греки и русские собрались у барака католических священников. Несмотря на то, что русские в Дахау составляли примерно 40% от общего числа заключенных, только немногим удалось принять участие в Богослужении. К тому времени «репатриационные офицеры» специального отряда «СМЕРШа» уже прибыли в Дахау на американских военных самолетах, и начали возводить новые отгородки из колючей проволоки с целью изолировать советских граждан от прочих заключенных, что было первым шагом для приготовления их к возможной насильственной репатриации.

За всю историю Православной Церкви, вероятно, не было такого пасхального Богослужения, как в Дахау в 1945 году. Греческие и сербские священники и сербский диакон облачились в самодельные «ризы», которые они надели на серо-голубые полосатые одежды заключенных. Затем они начали песнопения, переходя с греческого на церковно-славянский, а затем снова на греческий. Пасхальный канон, пасхальные стихиры — все пелось наизусть. Евангелие — «В начале было Слово» — также по памяти. И, наконец, Слово св. Иоанна Златоуста — тоже по памяти. Молодой греческий монах-святогорец встал перед нами и произнес его с таким проникновенным энтузиазмом, что мы его никогда не забудем до конца нашей жизни. Казалось, что сам Иоанн Златоуст говорил через него к нам и также ко всему остальному миру!

Восемнадцать православных священников и один диакон, в большинстве — сербы, участвовали в этой незабываемой службе. Подобно расслабленному, которого через отверстие в крыше опустили перед ногами Христа Спасителя, греческий архимандрит Мелетий был принесен в часовню на носилках, где он пробыл лежащим во время всего Богослужения.

Священнослужители, участвовавшие в пасхальном Богослужении в Дахау в 1945 году, теперь поминаются за каждой Божественной литургией в русской Часовне-памятнике в Дахау вместе со всеми православными христианами «на месте сем и в иных местах мучения умученных и убиенных».

Свято-Воскресенская часовня в Дахау, которая была построена отрядом Западной группы войск Российской Армии незадолго до ее вывода из Германии в августе 1994 года, являет собой точную реплику северно-русской шатровой церкви или часовни. За престолом часовни находится большая икона, на которой изображены ангелы, отворяющие врата концентрационного лагеря Дахау и Сам Христос, выводящий пленных на свободу.

Сегодня я хотел бы воспользоваться случаем и попросить вас, православных христиан во всем мире, сообщить нам имена иных православных братьев и сестер, заключенных и погибших здесь, в Дахау, или в прочих нацистских концентрационных лагерях для того, чтобы мы смогли включить их в наши молитвы.

А если вы сами когда-нибудь попадете в Германию, не премините посетить нашу русскую часовню на территории бывшего концлагеря Дахау и помолитесь за всех замученных «на месте сем и на иных местах мучения».

Читать еще:  54 тысячи гривен собрала для незрячих Волынская епархия

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! XPI?TO? ANE?TH! CHRIST HAS RISEN!

«Воскресения день, и просветимся торжеством, и друг друга обымем. Рцем: братие! и ненавидящим нас, простим вся Воскресением, и тако возопиим: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» (Стихира Пасхи).

Источник: Патриархия.ru

Также об этом: Православие и мир

Д.Рар и М.Лобанова
на радио «Град Петров»

LiveInternetLiveInternet

  • Регистрация
  • Вход

Метки

Рубрики

  • Мои работы (33)

Музыка

  • Все (132)

Стена

  • К приложению

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Рассказ, разрывающий сердце! Пасха в Дахау, 1945 год

Представляем вниманию читателей воспоминания бывшего узника «R 64923», Глеба Александровича Рара, в годы войны попавшего в фашистский концлагерь Дахау.

Глеб Рар рассказал о настоящем торжестве духа над предельными жизненными трудностями, о том, как чудом выжившие заключённые концлагеря, освобождённого союзниками, встречали Пасху 1945 года.

Настоящий рассказ был написан в 1998 г. на английском языке. Ниже приводится перевод, сделанный в 2006 году после кончины автора:

«Концентрационный лагерь Дахау, 27 апреля 1945 года. Последний транспорт с заключенными прибывает из Бухенвальда. Из первоначально направлявшихся в Дахау 5.000 человек я был среди тех 1.300, которые пережили эту перевозку. Многие были расстреляны, некоторые умерли с голоду, другие — от тифа…

28 апреля: Я и мои соузники слышим бомбардировку Мюнхена, происходящую приблизительно в 30 км от нашего концентрационного лагеря. Когда звук артиллерии приближается с запада и севера, выдаются приказы, категорически запрещающие заключенным под угрозой смертной казни покидать свои бараки. В то время, как солдаты SS“ на мотоциклах патрулируют по лагерю, пулеметы направлены на нас со сторожевых башен, окружающих лагерь.

29 апреля: К шуму от артиллерии примешались звуки пулеметных залпов. Свист гранат несется со всех сторон над всем лагерем. Вдруг белые флаги поднимаются над башнями, это — знак надежды, что SS“ скорее будет сдаваться, чем расстреливать всех заключенных и сопротивляться до последнего человека. И тут, около 6 ч. вечера, слышится непонятный шум, исходящий откуда-то вблизи лагерных ворот, и который очень быстро усиливается… И, наконец, голоса 32.600 узников сливаются в своем ликовании при виде первых американских солдат, появившихся прямо за колючей проволокой лагеря.

Некоторое время спустя, когда отключено электрическое напряжение, врата открываются и американские военнослужащие заходят внутрь лагеря. Когда они с широко раскрытыми глазами смотрят на нашу изголодавшуюся толпу, страдающую от тифа и дизентерии, они скорее походят на пятнадцатилетних подростков, чем на испытанных в бою военных.

Создается международный комитет из заключенных, который берет на себя управление лагерем. Продукты со складов SS“ передаются в распоряжение лагерной кухни. Один отряд американской армии также предоставляет некоторую провизию, и таким образом я впервые имею возможность отведать американской кукурузы. По распоряжению одного американского офицера радиоприемники изымаются у «выдающихся нацистов» в городке Дахау и распределяются между разными национальными группами заключенных. Поступают новости: Гитлер покончил самоубийством, русские взяли Берлин, немецкие войска сдались на юге и на севере. Однако бои еще бушуют в Австрии и Чехословакии…

Конечно, я все это время отдавал себе отчет в том, что эти многозначительные события происходили во время Страстной седмицы. Но как мы отметим ее, помимо нашей тихой, частной молитвы? Один соузник и главный переводчик Международного комитета заключенных, Борис Ф., навестил меня в «блоке 27» — моем бараке для зараженных тифом, чтобы уведомить меня о предпринимаемых попытках организовать совместно с Греческим и Югославским комитетами заключенных православное Богослужение в день Святой Пасхи 6 мая.

Среди заключенных находились православные священники, диаконы и монахи со Святой Горы Афон. Но не было ни облачений, ни каких-либо книг, икон, свечей, просфор, вина… Попытки раздобыть все эти предметы из русского прихода в Мюнхене не были увенчаны успехом, поскольку американцам не удалось найти кого-либо из этого прихода в разрушенном городе.

Несмотря на это, удалось решить некоторые из этих проблем: приблизительно 400 католическим священникам, заключенным в Дахау, было разрешено остаться вместе в одном бараке и служить мессу каждое утро перед уходом на работу. Они нам, православным, предложили воспользоваться их молитвенной комнатой в «блоке 26», который был как раз напротив, через улицу от моего собственного блока. Кроме деревянного стола и списка иконы Ченстоховской Божией Матери, висевшей на стене над столом, часовенка была совершенна пустой. Первообраз святыни происходил из Константинополя, откуда был привезен в г. Бельц в Галиции. Но впоследствии икона была отнята от православных польским королем. Однако когда Русская Армия изгнала наполеоновские войска из Ченстоховы, аббат Ченстоховского монастыря вручил список иконы Императору Александру I, который поставил ее в Казанском соборе в Санкт-Петербурге, где она почиталась верующими до самого захвата власти большевиками.

Нашелся и весьма изобретательный выход из положения в связи с облачениями. Были взяты холстинные полотенца из больницы наших бывших SS-совских надзирателей. Когда два полотенца сшивали вместе по длине, они образовывали собой епитрахиль, а когда их сшивали вместе по концам, получался орарь. Красные кресты, первоначально предназначенные для ношения медицинским персоналом SS-совской охраны, были прикреплены к полотняным облачениям.

В день Святой Пасхи, 6 мая (23 апреля по церковному календарю) — который знаменательным образом в этом году приходился на день памяти св. Великомученика Георгия Победоносца, сербы, греки и русские собрались у барака католических священников. Несмотря на то, что русские в Дахау составляли примерно 40% от общего числа заключенных, только немногим удалось принять участие в Богослужении. К тому времени «репатриационные офицеры» специального отряда «СМЕРШа» уже прибыли в Дахау на американских военных самолетах, и начали возводить новые отгородки из колючей проволоки с целью изолировать советских граждан от прочих заключенных, что было первым шагом для приготовления их к возможной насильственной репатриации.

За всю историю Православной Церкви, вероятно, не было такого пасхального Богослужения, как в Дахау в 1945 году. Греческие и сербские священники и сербский диакон облачились в самодельные «ризы», которые они надели на серо-голубые полосатые одежды заключенных. Затем они начали песнопения, переходя с греческого на церковно-славянский, а затем снова на греческий. Пасхальный канон, пасхальные стихиры — все пелось наизусть. Евангелие — «В начале было Слово» — также по памяти. И, наконец, Слово св. Иоанна Златоуста — тоже по памяти. Молодой греческий монах-святогорец встал перед нами и произнес его с таким проникновенным энтузиазмом, что мы его никогда не забудем до конца нашей жизни. Казалось, что сам Иоанн Златоуст говорил через него к нам и также ко всему остальному миру!

Восемнадцать православных священников и один диакон, в большинстве — сербы, участвовали в этой незабываемой службе. Подобно расслабленному, которого через отверстие в крыше опустили перед ногами Христа Спасителя, греческий архимандрит Мелетий был принесен в часовню на носилках, где он пробыл лежащим во время всего Богослужения.

Священнослужители, участвовавшие в пасхальном Богослужении в Дахау в 1945 году, теперь поминаются за каждой Божественной литургией в русской Часовне-памятнике в Дахау вместе со всеми православными христианами «на месте сем и в иных местах мучения умученных и убиенных».

Свято-Воскресенская часовня в Дахау, которая была построена отрядом Западной группы войск Российской Армии незадолго до ее вывода из Германии в августе 1994 года, являет собой точную реплику северно-русской шатровой церкви или часовни. За престолом часовни находится большая икона, на которой изображены ангелы, отворяющие врата концентрационного лагеря Дахау и Сам Христос, выводящий пленных на свободу.

Сегодня я хотел бы воспользоваться случаем и попросить вас, православных христиан во всем мире, сообщить нам имена иных православных братьев и сестер, заключенных и погибших здесь, в Дахау, или в прочих нацистских концентрационных лагерях для того, чтобы мы смогли включить их в наши молитвы.

А если вы сами когда-нибудь попадете в Германию, не премините посетить нашу русскую часовню на территории бывшего концлагеря Дахау и помолитесь за всех замученных «на месте сем и на иных местах мучения».

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! XPIΣTOΣ ANEΣTH! CHRIST HAS RISEN!

«Воскресения день, и просветимся торжеством, и друг друга обымем. Рцем: братие! и ненавидящим нас, простим вся Воскресением, и тако возопиим: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» (Стихира Пасхи)».

Глеб Александрович Рар — известный церковный и общественный деятель старой русской эмиграции.

Долгие годы Г.А. Рар состоял в Епархиальном Совете Германской епархии РПЦЗ, в приходских советах во Франкфурте и Мюнхене, был одним из важнейших деятелей «Православного Дела», служащего распространению веры в СССР, являлся одним из основателей всемирно известного швейцарского института «Вера во Втором Мире» (Glaube in der 2. Welt).

В 1968 г. посвящен во иподиакона митрополитом Филаретом (Вознесенским). Иподиакон Глеб Рар участвовал в III Всезарубежном Соборе РПЦЗ в 1974 году в Нью-Йорке, выступал с докладами о положении Церкви в СССР во многих странах мира. С 1983 года был председателем Свято-Князь-Владимирского Братства — старейшего русского общества в Германии, основанного в 1888 году при российском посольстве в Берлине для оказания помощи нуждающимся православным людям и для сооружения и содержания русских храмов в Германии.

В 1995 году, когда Братство было вынуждено закрыть свой домовой храм в Гамбурге, Г.А. Рар по просьбе руководства Русской Православной Церкви передал хранившийся там «Мемельский иконостас», служивший некогда русской армии в Семилетнюю войну в Пруссии, в Россию. Иконостас был отреставрирован Российским Фондом Культуры (Москва) и установлен в храме «Нерукотворного Спаса» при новосооруженном соборе в Калининграде, посвященном, по предложению Г. Рара, всем русским воинам, погибшим в Семилетнюю, Наполеоновскую, Первую мировую и Вторую мировую войны на территории нынешней Балтии.

Когда с Тысячелетием Крещения Руси в 1988 году Церковь на Родине стала освобождаться из-под контроля властей, Г.А. Рар последовательно начал ратовать за воссоединение Русской Зарубежной Церкви с Матерью-Церковью (Московской Патриархией). В 1990 году он энергично выступал против неканоничного создания «зарубежных» приходов на территории самой России. В августе 1991 года Г.А. Рар участвовал в Конгрессе Соотечественников в Москве, где был принят Святейшим Патриархом Алексием II, который через него обратился к иерархии РПЦЗ с предложением о воссоединении.

На территории бывшего концлагеря Дахау при поддержке бывшего узника была построена православная часовня Воскресения Христова в память православных жертв нацизма, что послужило началом основания прихода Московской Патриархии в Мюнхене.

По личному указанию Президента Российской Федерации В.В. Путина Г.А. Рар с супругой получили российское гражданство. Старческие недомогания и болезни, однако, воспрепятствовали их возвращению в Россию.

За его обширную деятельность Г.А. Рар был удостоен ряда почётных и благодарственных грамот Русской Церкви на родине и за рубежом, в частности, в 2004 г. от Святейшего Патриарха Алексия II.

Скончался Г.А Рар 3 марта 2006 года под Мюнхеном на 84-м году жизни.

Рассказ, разрывающий сердце! Пасха в Дахау, 1945 год

Представляем вниманию читателей воспоминания бывшего узника «R 64923», Глеба Александровича Рара, в годы войны попавшего в фашистский концлагерь Дахау. Глеб Рар рассказал […]

Представляем вниманию читателей воспоминания бывшего узника «R 64923», Глеба Александровича Рара, в годы войны попавшего в фашистский концлагерь Дахау.

Глеб Рар рассказал о настоящем торжестве духа над предельными жизненными трудностями, о том, как чудом выжившие заключённые концлагеря, освобождённого союзниками, встречали Пасху 1945 года.

Настоящий рассказ был написан в 1998 г. на английском языке. Ниже приводится перевод, сделанный в 2006 году после кончины автора:

«Концентрационный лагерь Дахау, 27 апреля 1945 года. Последний транспорт с заключенными прибывает из Бухенвальда. Из первоначально направлявшихся в Дахау 5.000 человек я был среди тех 1.300, которые пережили эту перевозку. Многие были расстреляны, некоторые умерли с голоду, другие — от тифа…

28 апреля: Я и мои соузники слышим бомбардировку Мюнхена, происходящую приблизительно в 30 км от нашего концентрационного лагеря. Когда звук артиллерии приближается с запада и севера, выдаются приказы, категорически запрещающие заключенным под угрозой смертной казни покидать свои бараки. В то время, как солдаты SS“ на мотоциклах патрулируют по лагерю, пулеметы направлены на нас со сторожевых башен, окружающих лагерь.

29 апреля: К шуму от артиллерии примешались звуки пулеметных залпов. Свист гранат несется со всех сторон над всем лагерем. Вдруг белые флаги поднимаются над башнями, это — знак надежды, что SS“ скорее будет сдаваться, чем расстреливать всех заключенных и сопротивляться до последнего человека. И тут, около 6 ч. вечера, слышится непонятный шум, исходящий откуда-то вблизи лагерных ворот, и который очень быстро усиливается… И, наконец, голоса 32.600 узников сливаются в своем ликовании при виде первых американских солдат, появившихся прямо за колючей проволокой лагеря.

Некоторое время спустя, когда отключено электрическое напряжение, врата открываются и американские военнослужащие заходят внутрь лагеря. Когда они с широко раскрытыми глазами смотрят на нашу изголодавшуюся толпу, страдающую от тифа и дизентерии, они скорее походят на пятнадцатилетних подростков, чем на испытанных в бою военных.

Создается международный комитет из заключенных, который берет на себя управление лагерем. Продукты со складов SS“ передаются в распоряжение лагерной кухни. Один отряд американской армии также предоставляет некоторую провизию, и таким образом я впервые имею возможность отведать американской кукурузы. По распоряжению одного американского офицера радиоприемники изымаются у «выдающихся нацистов» в городке Дахау и распределяются между разными национальными группами заключенных. Поступают новости: Гитлер покончил самоубийством, русские взяли Берлин, немецкие войска сдались на юге и на севере. Однако бои еще бушуют в Австрии и Чехословакии…

Конечно, я все это время отдавал себе отчет в том, что эти многозначительные события происходили во время Страстной седмицы. Но как мы отметим ее, помимо нашей тихой, частной молитвы? Один соузник и главный переводчик Международного комитета заключенных, Борис Ф., навестил меня в «блоке 27» — моем бараке для зараженных тифом, чтобы уведомить меня о предпринимаемых попытках организовать совместно с Греческим и Югославским комитетами заключенных православное Богослужение в день Святой Пасхи 6 мая.

Среди заключенных находились православные священники, диаконы и монахи со Святой Горы Афон. Но не было ни облачений, ни каких-либо книг, икон, свечей, просфор, вина… Попытки раздобыть все эти предметы из русского прихода в Мюнхене не были увенчаны успехом, поскольку американцам не удалось найти кого-либо из этого прихода в разрушенном городе.

Несмотря на это, удалось решить некоторые из этих проблем: приблизительно 400 католическим священникам, заключенным в Дахау, было разрешено остаться вместе в одном бараке и служить мессу каждое утро перед уходом на работу. Они нам, православным, предложили воспользоваться их молитвенной комнатой в «блоке 26», который был как раз напротив, через улицу от моего собственного блока. Кроме деревянного стола и списка иконы Ченстоховской Божией Матери, висевшей на стене над столом, часовенка была совершенна пустой. Первообраз святыни происходил из Константинополя, откуда был привезен в г. Бельц в Галиции. Но впоследствии икона была отнята от православных польским королем. Однако когда Русская Армия изгнала наполеоновские войска из Ченстоховы, аббат Ченстоховского монастыря вручил список иконы Императору Александру I, который поставил ее в Казанском соборе в Санкт-Петербурге, где она почиталась верующими до самого захвата власти большевиками.

Нашелся и весьма изобретательный выход из положения в связи с облачениями. Были взяты холстинные полотенца из больницы наших бывших SS-совских надзирателей. Когда два полотенца сшивали вместе по длине, они образовывали собой епитрахиль, а когда их сшивали вместе по концам, получался орарь. Красные кресты, первоначально предназначенные для ношения медицинским персоналом SS-совской охраны, были прикреплены к полотняным облачениям.

В день Святой Пасхи, 6 мая (23 апреля по церковному календарю) — который знаменательным образом в этом году приходился на день памяти св. Великомученика Георгия Победоносца, сербы, греки и русские собрались у барака католических священников. Несмотря на то, что русские в Дахау составляли примерно 40% от общего числа заключенных, только немногим удалось принять участие в Богослужении. К тому времени «репатриационные офицеры» специального отряда «СМЕРШа» уже прибыли в Дахау на американских военных самолетах, и начали возводить новые отгородки из колючей проволоки с целью изолировать советских граждан от прочих заключенных, что было первым шагом для приготовления их к возможной насильственной репатриации.

За всю историю Православной Церкви, вероятно, не было такого пасхального Богослужения, как в Дахау в 1945 году. Греческие и сербские священники и сербский диакон облачились в самодельные «ризы», которые они надели на серо-голубые полосатые одежды заключенных. Затем они начали песнопения, переходя с греческого на церковно-славянский, а затем снова на греческий. Пасхальный канон, пасхальные стихиры — все пелось наизусть. Евангелие — «В начале было Слово» — также по памяти. И, наконец, Слово св. Иоанна Златоуста — тоже по памяти. Молодой греческий монах-святогорец встал перед нами и произнес его с таким проникновенным энтузиазмом, что мы его никогда не забудем до конца нашей жизни. Казалось, что сам Иоанн Златоуст говорил через него к нам и также ко всему остальному миру!

Восемнадцать православных священников и один диакон, в большинстве — сербы, участвовали в этой незабываемой службе. Подобно расслабленному, которого через отверстие в крыше опустили перед ногами Христа Спасителя, греческий архимандрит Мелетий был принесен в часовню на носилках, где он пробыл лежащим во время всего Богослужения.

Священнослужители, участвовавшие в пасхальном Богослужении в Дахау в 1945 году, теперь поминаются за каждой Божественной литургией в русской Часовне-памятнике в Дахау вместе со всеми православными христианами «на месте сем и в иных местах мучения умученных и убиенных».

Свято-Воскресенская часовня в Дахау, которая была построена отрядом Западной группы войск Российской Армии незадолго до ее вывода из Германии в августе 1994 года, являет собой точную реплику северно-русской шатровой церкви или часовни. За престолом часовни находится большая икона, на которой изображены ангелы, отворяющие врата концентрационного лагеря Дахау и Сам Христос, выводящий пленных на свободу.

Сегодня я хотел бы воспользоваться случаем и попросить вас, православных христиан во всем мире, сообщить нам имена иных православных братьев и сестер, заключенных и погибших здесь, в Дахау, или в прочих нацистских концентрационных лагерях для того, чтобы мы смогли включить их в наши молитвы.

А если вы сами когда-нибудь попадете в Германию, не премините посетить нашу русскую часовню на территории бывшего концлагеря Дахау и помолитесь за всех замученных «на месте сем и на иных местах мучения».

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! XPIΣTOΣ ANEΣTH! CHRIST HAS RISEN!

«Воскресения день, и просветимся торжеством, и друг друга обымем. Рцем: братие! и ненавидящим нас, простим вся Воскресением, и тако возопиим: Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» (Стихира Пасхи)».

Глеб Александрович Рар — известный церковный и общественный деятель старой русской эмиграции.

Читать еще:  В Москве обсуждали традиции святоотеческой катехизации и пути ее возрождения

Долгие годы Г.А. Рар состоял в Епархиальном Совете Германской епархии РПЦЗ, в приходских советах во Франкфурте и Мюнхене, был одним из важнейших деятелей «Православного Дела», служащего распространению веры в СССР, являлся одним из основателей всемирно известного швейцарского института «Вера во Втором Мире» (Glaube in der 2. Welt).

В 1968 г. посвящен во иподиакона митрополитом Филаретом (Вознесенским). Иподиакон Глеб Рар участвовал в III Всезарубежном Соборе РПЦЗ в 1974 году в Нью-Йорке, выступал с докладами о положении Церкви в СССР во многих странах мира. С 1983 года был председателем Свято-Князь-Владимирского Братства — старейшего русского общества в Германии, основанного в 1888 году при российском посольстве в Берлине для оказания помощи нуждающимся православным людям и для сооружения и содержания русских храмов в Германии.

В 1995 году, когда Братство было вынуждено закрыть свой домовой храм в Гамбурге, Г.А. Рар по просьбе руководства Русской Православной Церкви передал хранившийся там «Мемельский иконостас», служивший некогда русской армии в Семилетнюю войну в Пруссии, в Россию. Иконостас был отреставрирован Российским Фондом Культуры (Москва) и установлен в храме «Нерукотворного Спаса» при новосооруженном соборе в Калининграде, посвященном, по предложению Г. Рара, всем русским воинам, погибшим в Семилетнюю, Наполеоновскую, Первую мировую и Вторую мировую войны на территории нынешней Балтии.

Когда с Тысячелетием Крещения Руси в 1988 году Церковь на Родине стала освобождаться из-под контроля властей, Г.А. Рар последовательно начал ратовать за воссоединение Русской Зарубежной Церкви с Матерью-Церковью (Московской Патриархией). В 1990 году он энергично выступал против неканоничного создания «зарубежных» приходов на территории самой России. В августе 1991 года Г.А. Рар участвовал в Конгрессе Соотечественников в Москве, где был принят Святейшим Патриархом Алексием II, который через него обратился к иерархии РПЦЗ с предложением о воссоединении.

На территории бывшего концлагеря Дахау при поддержке бывшего узника была построена православная часовня Воскресения Христова в память православных жертв нацизма, что послужило началом основания прихода Московской Патриархии в Мюнхене.

По личному указанию Президента Российской Федерации В.В. Путина Г.А. Рар с супругой получили российское гражданство. Старческие недомогания и болезни, однако, воспрепятствовали их возвращению в Россию.

За его обширную деятельность Г.А. Рар был удостоен ряда почётных и благодарственных грамот Русской Церкви на родине и за рубежом, в частности, в 2004 г. от Святейшего Патриарха Алексия II.

Скончался Г.А Рар 3 марта 2006 года под Мюнхеном на 84-м году жизни.

Храм-часовня Воскресения Христова в Дахау

Храм-часовня Воскресения Христова в Дахау — часовня Берлинской и Германской епархии Русской православной церкви, возведённая в 1994 году на территории бывшего концентрационного лагеря Дахау.

История

Часовня была возведена по проекту архитектора В. И. Уткина в 1994 года в память о соотечественниках, погибших в Дахау и других концлагерях Третьего рейха. Воздвигнута в стиле деревянных шатровых церквей русского севера и воплощает в себе характерные черты их особой строгой красоты. Сруб и все детали были изготовлены во Владимирской области, сборкой часовни занималась группа военных строителей из Западной группы войск Российской Федерации, покидавшей в то время территорию Германии. Сейчас часовня является одним из религиозных памятников, наряду с католическим и протестантскими церквями на территории бывшего концлагеря [1] .

Важная роль в возведении часовни принадлежит архиепископу Клинскому Лонгину (Талыпину), который обратился к руководству Русской Православной Церкви, а также к российским властям с просьбой воздвигнуть православную часовню как место поминовения узников нацистских концлагерей. Свято-Воскресенская часовня стала первой и до настоящего времени единственной православной церковью на территории бывших концлагерей в Германии. В интервью архиепископ Лонгин так рассказывал о её создании:

На то время ни в одном из бывших концентрационных лагерей не было места поминовения русских по православному чину. Нигде не было ни одной православной часовни, куда можно было бы прийти и помолиться об упокоении наших соотечественников, отдавших свои жизни за Россию, за Христа.

Для меня было очевидно, что эта ситуация ненормальная и нужно что-то делать. Я поставил перед церковным начальством и руководством России вопрос о строительстве православной часовни в одном из самых страшных мест на земле, месте убийств и мучений сотен тысяч людей, бывшем концентрационном лагере в Дахау» («Небесная Владычица вела меня в жизни». Памяти архиепископа Клинского Лонгина [2] ).

В год 50-летия окончания Второй мировой войны состоялось освящение часовни. 29 апреля 1995 года — в день 50-летия освобождения узников Дахау. Чин великого освящения часовни совершил митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов). 20 ноября 1995 года, во время своего визита в Германию, храм-часовню посетил патриарх Московский и всея Руси Алексий II, который отслужил здесь заупокойную литию.

Впоследствии был образован Свято-Воскресенский приход Дахау и Мюнхена [1] . 28 августа 1996 году архиепископом Берлинским и Германским Феофаном (Галинским) в праздник Успения Пресвятой Богородицы был рукоположен и направлен на служение в этот приход священник Николай Забелич. Первая Божественная Литургия в Свято-Воскресенской часовне была отслужена 8 сентября 1996 года в день памяти Владимирской иконы Божией Матери и святых мучеников Адриана и Наталии.

С этого дня богослужения в храме-часовне совершаются регулярно. В 1999 году бывший мэр города Москвы Юрий Лужков преподнёс в дар часовне большую икону Георгия Победоносца.

Особое настроение создают храмовые иконы. «Моление о чаше» и «Поцелуй Иуды» связаны с темами предательства и страданий Иисуса Христа, что напоминает о страданиях, которые понесли тысячи невинных заключенных.

Внимания заслуживает также необычная запрестольная икона, на которой идет воскресший Спаситель и выводит на свободу многочисленных узников из Дахау. Эта икона, а также еще четыре центральных образа («Моление о Чаше», «Поцелуй Иуды», Богоматерь и Спаситель) были написаны специально для часовни немецкой иконописицей из Бонна Анжелой Хаузер. Почитаемой храмовой иконой является образ святителя Николая Сербского (Велимировича), авторитетного православного духовного писателя XX в., который также был узником концлагеря Дахау с сентября 1944 г. до февраля 1945 г.

Напишите отзыв о статье «Храм-часовня Воскресения Христова в Дахау»

Примечания

  1. 12 [voskresenie.de/main-page/ Приход Воскресения Христова гг. Дахау и Мюнхен]
  2. [www.pravmir.ru/nebesnaya-vladyichitsa-vela-menya-v-zhizni-pamyati-arhiepiskopa-klinskogo-longina/ Денис Ахалашвили. «Небесная Владычица вела меня в жизни». Памяти архиепископа Клинского Лонгина]

Ссылки

  • [voskresenie.de Официальный сайт прихода Воскресения Христова гг. Дахау и Мюнхен]
  • [sobory.ru/article/?object=15204 Часовня Воскресения Христова на территории бывшего концлагеря Дахау]
  • [www.pravmir.ru/nebesnaya-vladyichitsa-vela-menya-v-zhizni-pamyati-arhiepiskopa-klinskogo-longina/ Денис Ахалашвили. «Небесная Владычица вела меня в жизни». Памяти архиепископа Клинского Лонгина]
  • [drevo-info.ru/articles/7451.html Дахау/ Древо. Открытая православная энциклопедия]
  • [www.patriarchia.ru/db/text/101504.html Пасха в Дахау, 1945 г. Воспоминания бывшего узника «R 64923», Глеба Александровича Рара (2006)]
  • [journalpp.ru/торжество-жизни-в-лагере-смерти/ Торжество жизни в лагере смерти / Православный паломник]
  • [www.taday.ru/text/114296.html Андрей Заякин. Пасха в Дахау / Татьянин день]

Отрывок, характеризующий Храм-часовня Воскресения Христова в Дахау

– Воротить, воротить! – вдруг решительно сказал граф Орлов, глядя на часы, – поздно будет, совсем светло.
И адъютант поскакал лесом за Грековым. Когда Греков вернулся, граф Орлов Денисов, взволнованный и этой отмененной попыткой, и тщетным ожиданием пехотных колонн, которые все не показывались, и близостью неприятеля (все люди его отряда испытывали то же), решил наступать.
Шепотом прокомандовал он: «Садись!» Распределились, перекрестились…
– С богом!
«Урааааа!» – зашумело по лесу, и, одна сотня за другой, как из мешка высыпаясь, полетели весело казаки с своими дротиками наперевес, через ручей к лагерю.
Один отчаянный, испуганный крик первого увидавшего казаков француза – и все, что было в лагере, неодетое, спросонков бросило пушки, ружья, лошадей и побежало куда попало.
Ежели бы казаки преследовали французов, не обращая внимания на то, что было позади и вокруг них, они взяли бы и Мюрата, и все, что тут было. Начальники и хотели этого. Но нельзя было сдвинуть с места казаков, когда они добрались до добычи и пленных. Команды никто не слушал. Взято было тут же тысяча пятьсот человек пленных, тридцать восемь орудий, знамена и, что важнее всего для казаков, лошади, седла, одеяла и различные предметы. Со всем этим надо было обойтись, прибрать к рукам пленных, пушки, поделить добычу, покричать, даже подраться между собой: всем этим занялись казаки.
Французы, не преследуемые более, стали понемногу опоминаться, собрались командами и принялись стрелять. Орлов Денисов ожидал все колонны и не наступал дальше.
Между тем по диспозиции: «die erste Colonne marschiert» [первая колонна идет (нем.) ] и т. д., пехотные войска опоздавших колонн, которыми командовал Бенигсен и управлял Толь, выступили как следует и, как всегда бывает, пришли куда то, но только не туда, куда им было назначено. Как и всегда бывает, люди, вышедшие весело, стали останавливаться; послышалось неудовольствие, сознание путаницы, двинулись куда то назад. Проскакавшие адъютанты и генералы кричали, сердились, ссорились, говорили, что совсем не туда и опоздали, кого то бранили и т. д., и наконец, все махнули рукой и пошли только с тем, чтобы идти куда нибудь. «Куда нибудь да придем!» И действительно, пришли, но не туда, а некоторые туда, но опоздали так, что пришли без всякой пользы, только для того, чтобы в них стреляли. Толь, который в этом сражении играл роль Вейротера в Аустерлицком, старательно скакал из места в место и везде находил все навыворот. Так он наскакал на корпус Багговута в лесу, когда уже было совсем светло, а корпус этот давно уже должен был быть там, с Орловым Денисовым. Взволнованный, огорченный неудачей и полагая, что кто нибудь виноват в этом, Толь подскакал к корпусному командиру и строго стал упрекать его, говоря, что за это расстрелять следует. Багговут, старый, боевой, спокойный генерал, тоже измученный всеми остановками, путаницами, противоречиями, к удивлению всех, совершенно противно своему характеру, пришел в бешенство и наговорил неприятных вещей Толю.
– Я уроков принимать ни от кого не хочу, а умирать с своими солдатами умею не хуже другого, – сказал он и с одной дивизией пошел вперед.
Выйдя на поле под французские выстрелы, взволнованный и храбрый Багговут, не соображая того, полезно или бесполезно его вступление в дело теперь, и с одной дивизией, пошел прямо и повел свои войска под выстрелы. Опасность, ядра, пули были то самое, что нужно ему было в его гневном настроении. Одна из первых пуль убила его, следующие пули убили многих солдат. И дивизия его постояла несколько времени без пользы под огнем.

Между тем с фронта другая колонна должна была напасть на французов, но при этой колонне был Кутузов. Он знал хорошо, что ничего, кроме путаницы, не выйдет из этого против его воли начатого сражения, и, насколько то было в его власти, удерживал войска. Он не двигался.
Кутузов молча ехал на своей серенькой лошадке, лениво отвечая на предложения атаковать.
– У вас все на языке атаковать, а не видите, что мы не умеем делать сложных маневров, – сказал он Милорадовичу, просившемуся вперед.
– Не умели утром взять живьем Мюрата и прийти вовремя на место: теперь нечего делать! – отвечал он другому.
Когда Кутузову доложили, что в тылу французов, где, по донесениям казаков, прежде никого не было, теперь было два батальона поляков, он покосился назад на Ермолова (он с ним не говорил еще со вчерашнего дня).
– Вот просят наступления, предлагают разные проекты, а чуть приступишь к делу, ничего не готово, и предупрежденный неприятель берет свои меры.
Ермолов прищурил глаза и слегка улыбнулся, услыхав эти слова. Он понял, что для него гроза прошла и что Кутузов ограничится этим намеком.
– Это он на мой счет забавляется, – тихо сказал Ермолов, толкнув коленкой Раевского, стоявшего подле него.
Вскоре после этого Ермолов выдвинулся вперед к Кутузову и почтительно доложил:
– Время не упущено, ваша светлость, неприятель не ушел. Если прикажете наступать? А то гвардия и дыма не увидит.
Кутузов ничего не сказал, но когда ему донесли, что войска Мюрата отступают, он приказал наступленье; но через каждые сто шагов останавливался на три четверти часа.
Все сраженье состояло только в том, что сделали казаки Орлова Денисова; остальные войска лишь напрасно потеряли несколько сот людей.
Вследствие этого сражения Кутузов получил алмазный знак, Бенигсен тоже алмазы и сто тысяч рублей, другие, по чинам соответственно, получили тоже много приятного, и после этого сражения сделаны еще новые перемещения в штабе.
«Вот как у нас всегда делается, все навыворот!» – говорили после Тарутинского сражения русские офицеры и генералы, – точно так же, как и говорят теперь, давая чувствовать, что кто то там глупый делает так, навыворот, а мы бы не так сделали. Но люди, говорящие так, или не знают дела, про которое говорят, или умышленно обманывают себя. Всякое сражение – Тарутинское, Бородинское, Аустерлицкое – всякое совершается не так, как предполагали его распорядители. Это есть существенное условие.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector