0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Правда и мифы о священниках

Содержание

Правда и мифы о священниках

1. Священник живёт в своё удовольствие и большую часть времени отдыхает, а его работа – лёгкая.

Подобное мнение можно услышать от тех, кто в церкви практически не бывает и принимает за правду различные фантазии. Опровергнуть его может любой мирянин, не понаслышке знающий о тяготах священнического служения.

Попробуйте-ка отстоять двух-трёхчасовую литургию или вечернюю службу. И представьте, что вам нужно делать это два-три раза в неделю на протяжении всей жизни. Любой священник служит не только по субботам и воскресеньям, но и в церковные праздники, коих в православии огромное множество. В некоторые периоды, например, во время Великого Поста, ему приходится служить каждый день утром и вечером, а иногда ещё и днём. Помимо безчисленных служб батюшка практически ежедневно проводит священнодействия и молитвословия по просьбам людей. Освящает, крестит, венчает, проводит молебны, отпевания, литии и панихиды. Соборует, исповедует и причащает больных. И делает это не только в храме, но и выезжает на дом к страждущим.

Представьте себе, что к вам постоянно приходят люди и «грузят» своими проблемами, бедами и горестями, и нет этому конца и края. Очень скоро вы начнёте сходить с ума или посылать всех куда подальше. А ведь почти каждый день священнику на исповеди приходится выслушивать откровения десятков, а то и сотен людей, соприкасаться с их душевной болью или грязью, становясь своего рода духовным и душевным «ассенизатором». Исповедь может затягиваться до полуночи, ведь батюшка старается принять всех, каждого выслушать и духовно помочь. И не всем духовникам удаётся выдержать эту чудовищную психофизическую нагрузку, некоторые начинают тяжело болеть или происходит их духовное выгорание.

По долгу службы священник читает проповеди, неся людям Слово Божие. На подготовку к проповедям и домашние молитвы ежедневно уходит от одного до нескольких часов. Кроме служб и треб многие батюшки ведут социальное служение: посещают больницы, дома престарелых, тюрьмы и колонии. Открывают при храмах кружки и секции для детей и подростков, причём далеко не только церковной направленности.

На личную жизнь у батюшки остаётся совсем немного времени. И даже простой человеческий отпуск доступен не всем священникам. Хотели бы вы себе такой «лёгкой» жизни?

2. Настоящий батюшка должен быть бедным.

Есть мнение, что батюшке не к лицу иметь хорошую машину, большой дом и дорогие вещи. Ведь сытый голодного не разумеет. И к тому же кормят попа прихожане, а значит, он «шикует» на народные деньги.

На самом деле доход священника отнюдь не всегда напрямую связан с его церковной деятельностью. А большая часть пожертвованных простыми прихожанами денег уходит не в карман к попу, а на текущие нужды храма и прихода. При этом, если духовник уважаем и любим в народе, к нему время от времени приходят спонсоры и меценаты, готовые дарить на нужды Церкви немалые суммы. Небольшую часть из них священник действительно может потратить на личные нужды. И если у него появляется возможность стать обладателем качественной иномарки, то в этом нет ничего предосудительного. На хорошей машине он сможет объездить больше нуждающихся прихожан и не будет тратить драгоценное время на постоянные ремонты. Ну а в хорошем доме легче восстановить силы после изнуряющей работы.

Разумеется, пастырю следует знать меру, не прыгать выше головы и не привязываться к земным благам. Обеспечив себе достойные условия жизни, избыток финансов хороший священник тратит не на дальнейшее улучшение уровня своей жизни, а на помощь нуждающимся. Как пример для подражания можно вспомнить святого Иоанна Кронштадтского. К нему от благодарных граждан стекались такие огромные суммы, что он мог бы стать олигархом. Но для себя отец Иоанн оставлял лишь необходимые для полноценной жизни крохи, а всё остальное щедро тратил на благотворительную деятельность.

3. Лобзать руку можно только тем священникам, кто старше вас.

Целование руки священника – вовсе не общеобязательная процедура, как думают многие верующие, а благочестивый обычай, в котором проявляются смирение человека и уважение к сану. Ещё в библейские времена подобная практика была распространённым явлением и считалась символом любви и уважения. Христиане лобзают руку священника, когда он даёт им крест или благословляет. В духовно-нравственном смысле человек как бы мысленно целует незримую десницу Спасителя и получает Свыше благодать от Самого Бога, действующего через руку священника. Так что люди не перед батюшкой преклоняются, а перед Богом. И ещё таким образом выражается почтение к священническому сану.
Если священник моложе вас и годится в дети или внуки, смущаться не стоит. Его сану уже две тысячи лет, и, лобзая руку батюшки, человек в духовном смысле целует не только Бога, но ещё и всех великих святителей и духовников, которые этот сан носили, – от апостолов до современных святых.
Чтобы паства не смущалась, многие батюшки подставляют не саму руку, а поручи – ту часть церковной одежды, что находится в районе запястья. На поручах изображён крест, к которому и прикасаются губами. Но в любом случае всё это – дело добровольное, и за отказ целовать никто никого не имеет права осуждать.

4. Все попы толстые, потому что любят вкусно и много есть.

Разумеется, далеко не все православные священники толстые. Священники – такие же люди, как и все мы, и обладателей лишнего веса среди них ничуть не больше, чем среди простого народа. Сравнительной статистики соотношения полных и худых священников не проводилось. По моим личным многолетним впечатлениям, толстых попов всё же меньше, чем обладателей нормальных фигур. Большинство тучных священников уже немолоды, и их большие животы, как правило, появились не от обжорства, а из-за тяжёлой жизни, хронических болезней, нарушения обмена веществ и неправильного питания.

Судите сами. Нормальный режим питания для священника – непозволительная роскошь. Причина тому – не только ненормированный рабочий день, но и канонический запрет употреблять пищу перед утренним богослужением. В дни служб священнику удаётся позавтракать лишь в 2–3 часа дня. А если у него неотложные требы, то ещё позже. Особо загруженные батюшки едят всего один раз в день – вечером. И не всегда могут с голодухи удержаться, чтобы не съесть лишнего. Ходить в спортзал им некогда. Ведь кроме многочисленной паствы, постоянно требующей внимания, есть ещё семья, как правило, многодетная. Такую тяжёлую жизнь выдерживают не все, многие начинают болеть. И некоторые даже умирают в расцвете сил.

А ещё жир на животе может откладываться по психосоматическим причинам, как своего рода защита организма от лежащего во зле агрессивного мира. И было бы несправедливо осуждать батюшку за такую «самозащиту».

5. Если батюшка серьёзно грешит, его таинства недействительны.

Понятно, что духовное состояние священника имеет немалое значение при совершении таинства. Но далеко не всегда на нашем пути встречаются подвижники. За неимением оных даже «недостойный» поп-грешник может принести людям духовную пользу, если в их сердцах есть искренняя вера в совершение святых таинств. Ведь таинства совершаются Самим Богом, а священник – всего лишь Его «ассистент», ходатай и помощник. Благодать, которая даётся ему при рукоположении, позволяет совершать церковные таинства до тех пор, пока епископ не отправит его под запрет.

Люди не виноваты, если священник из их церкви оказался «падшей овцой». Господь может попустить его отстранение, тяжкую болезнь или даже смерть, но пока батюшка служит и официально не отстранён, Бог всё равно будет действовать через него и помогать людям.

6. Со священником нельзя просто по-человечески дружить, перед ним можно только преклоняться.

Разумеется, это не так. Священник – такой же человек, как и мы, только более ответственный и духовный. У него так же, как и у всех нас, есть друзья. Причём среди них можно встретить не только православных батюшек и мирян, но и представителей иных вер, и даже агностиков и атеистов. Религия не должна разъединять и мешать простой человеческой дружбе.

У автора этих строк тоже есть друг-священник. И мы видимся не только во время посещения храма. Когда у батюшки появляется свободное время, мы общаемся на любые темы, выбираемся на природу, катаемся на лыжах и горных велосипедах. Несколько раз даже в совместные турпоходы ездили. И многие мои друзья с ним тоже дружат. Некоторым он помог прийти к вере, а для тех, кто по-прежнему далёк от религии, батюшка всё равно остаётся хорошим другом или приятелем и живым примером доброты и любви к людям.

Дружба дружбой, но есть важный момент: общаясь с другом-священником, нужно всегда проявлять уважение и избегать панибратства. К примеру, в нашей компании батюшку уважительно величают на «вы» – это позволяет держать дистанцию и не забываться.

Вышесказанное касается именно мужской дружбы. Из женщин настоящим другом священника могут быть только его жена или близкая родственница. Дружить же с посторонними (особенно с молодыми) женщинами батюшкам не рекомендуют их духовники – во избежание ненужных искушений и проблем.

7. Духовного отца лучше искать среди монахов.

В народе распространено мнение, что монашествующие священники, посвятившие себя Богу, духовно более одарены и ближе к Господу, чем обычные батюшки. А значит, лучше иметь в духовных отцах именно их. Но так ли это?

На самом деле настоящих старцев, которым открыта воля Божия, считанные единицы, и к ним, как правило, просто так не попасть. А хороший духовник может быть отнюдь не только выходцем из числа монахов, но и представителем обычного, «белого», духовенства. Мало того, простые, «мирские», батюшки по части практического опыта и благодатности нередко могут дать фору многим монашествующим.

Обычному человеку, не собирающемуся уходить в монастырь и желающему жить нормальной жизнью, лучше выбирать духовного отца из числа умудрённых годами семейных священников. Простые батюшки, пережившие и преодолевшие мирские искушения, приобретают поистине безценный духовный опыт, которым они могут с радостью делиться с духовными чадами. Они лучше понимают мирян и не налагают на них невыполнимых епитимий. И избегают давать неоднозначные советы, способные наломать дров или отвратить неподготовленного человека от Церкви.

8. Духовник всегда прав.

Многие считают, что всё сказанное духовником – непреложная истина. И любое его повеление надо выполнять безпрекословно, даже если вы и не согласны. На самом деле даже самый мудрый духовник может порой ошибаться. А слепое повиновение духовному отцу может практиковаться только в монастырях, и ни в коем случае эта практика не должна распространяться на обычных мирян.

Если духовный отец требует абсолютного подчинения себе и настаивает на неукоснительном исполнении советов и благословений, стоит насторожиться. Человек должен сохранять свою волю и лично принимать решения, делая тот или иной выбор. Хороший духовник учит людей мыслить и духовно расти самостоятельно и ни в коем случае не превращает их в марионеток.

Особую опасность представляют «младостарцы», которые стали монахами в молодом возрасте и ничего не понимают в семейной жизни и психологии человеческих отношений, но при этом считают себя мудрыми пастырями и любят навязывать своё мнение. Такие люди способны своими благословениями и рекомендациями разрушить даже крепкую семью или превратить мирную счастливую жизнь в подобие земного ада. Они могут наложить на начинающего христианина непосильную духовную ношу и морально сломать человека. От таких «духовников» нужно бежать как от огня.

9. Священник – лучший специалист по жизни, с ним нужно советоваться по любым житейским вопросам.

Некоторые православные имеют странную привычку доставать батюшек вопросами на бытовые темы. Им кажется, что если уж пастырь духовно мудр, то он и по житейской части может дать ценные указания. И начинаются безконечные вопросы вроде: «Батюшка, на какую работу мне идти?», «А подойдёт ли мне вот этот жених?», «Стоит ли продать квартиру и построить дом?», «В какой кружок ребёнка отдать?» Священник по мере сил пытается ответить и помочь, но при этом серьёзно рискует, что впоследствии кто-нибудь предъявит ему претензии.

Подобным любителям идти за советами в храм стоит раз и навсегда запомнить: обязанность пастыря – вести людей к Богу и духовно просвещать, а не быть мудрецом по житейской части. Попросить благословения на любое доброе дело можно, но ни в коем случае нельзя перекладывать на священника ответственность за принятие решений и ждать от него чётких ответов на бытовые вопросы.
И уж тем более не стоит одолевать батюшку медицинскими проблемами и просьбами помочь выбрать лечение, благословить или отговорить от операции. Всё это должны решать опытные медицинские специалисты. А священник может лишь помолиться за болеющих и попросить у Бога наилучшего исхода.

10. Самые тяжкие и постыдные грехи лучше исповедовать незнакомому священнику, живущему далеко.

Есть среди прихожан хитрецы и мудрецы, которые регулярно исповедуются и причащаются, но никогда не расскажут своему батюшке о самых неприглядных недугах своей души. Им кажется, что, если они будут полностью откровенными, священник перестанет их уважать. А может быть, даже и разболтает. Поэтому, чтобы рассказать о самых тяжких грехах, такие люди едут куда-нибудь подальше от дома к тому, кто их не знает и после уже никогда не увидит.

Читать еще:  Как проводили диагностику и лечение в Хиландаре в XV-XVI веке

Подобные методы попахивают лукавством. При такой ситуации можно в своём приходе выглядеть белым и пушистым и продолжать тяжко грешить, занимаясь самоуспокоением и самооправданием. И духовник уже не сможет помочь человеку реально преодолеть своё духовное повреждение.

Любой нормальный священник радуется о покаянии человека, и никакой тяжкий или постыдный грех не отвратит его от исповедующегося. Шокировать и удивить опытного пастыря своими грехами невозможно, ведь за многие годы работы каждый батюшка узнаёт о людях столько, сколько не снилось даже опытному психологу. Постоянный духовник может помочь более эффективно, нежели множество незнакомых священников.

Не стоит бояться и возможного разглашения тайны исповеди. Этот грех означает автоматическую духовную смерть для пастыря, и ни один нормальный поп на такое не пойдёт, даже если его очень попросят серьёзные люди из ФСБ.

Тайна исповеди не может быть разглашена ни при каком случае. В России она охраняется не только духовными канонами. Согласно Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях», тайна исповеди охраняется законом и священнослужитель не может быть привлечён к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди. А согласно Уголовно-процессуальному кодексу, батюшку не имеют права привлекать и допрашивать в качестве свидетеля. Так что исповедуйтесь спокойно и без опасений – никто вас не выдаст.

Сисадмин в рясе. Правда и мифы о жизни служителей церкви за ее пределами

Священнику храма Иоанна Предтечи Сергею Савенкову 26 лет. Окончил духовное училище, затем – Царицынский православный университет. Он откликнулся на просьбу читателей «АиФ» – НП» рассказать, как живут священнослужители.

Сисадмин в рясе

Точнее, речь шла о мифах, сложившихся вокруг этой профессии, – поскольку сами священнослужители редко рассказывают о своей обыденной жизни.

Итак, слух первый: священник может жениться лишь два раза, второй – если умрёт первая жена. Отец Сергий опровергает эту легенду:

– Идти под венец мы можем только один раз, причём до рукоположения в сан. Второй брак разрешается только мирянам – как снисхождение к слабости человека. А священник изначально должен являть пример и в мирской жизни.

Священники никогда не разводятся – если только жена не уходит сама. Случаи расторжения брака – из ряда вон, и каждый жёстко контролируется управляющим епископом. Если супруга умерла, священнослужитель или остаётся вдовцом, или принимает монашеский сан. Кстати, сам отец Сергий женат, у него двое детей. Хотя брак не считается обязательным условием для вступления в сан.

– Но весьма желательным, – напоминает Савенков. – Потому что нет гарантии, что у холостого священника хватит духовных сил воздержаться от блуда и других соблазнов.

Супруги священников не делают абортов, поэтому их семьи обычно многодетные.

Слух второй: служитель православной церкви может подрабатывать на стороне.

– А вот это правда, – подтверждает отец Сергий. – Теоретически священник может работать где угодно, но на практике такое бывает крайне редко. В РПЦ это просто не принято.

Но если кто-то захочет заняться другим делом в свободное время, он должен согласовать эту работу с графиком служения и правящим архиереем. Одно время такая практика была и у моего собеседника: он ездил в фирму настраивать компьютеры. А вообще, говорит Савенков, подработка характерна для Русской православной церкви за рубежом. Там всё наоборот: священники не имеют поддержки государства, их не могут полностью содержать малочисленные общины. Поэтому церковные иерархи там запросто работают редакторами газет и журналов, преподают в светских учебных заведениях, лечат людей в больницах.

– Типа Охлобыстина?

Отец Сергий напоминает, что этот режиссёр одно время тоже совмещал служение священником и работу актёром, но после выхода фильма «Царь» ему объяснили, что так делать невозможно.

– Думаю, ненормально и то, что община не может обеспечить нормальную жизнь священнику, – продолжает об отце шестерых детей Охлобыстине и о своей жизни Сергей Савенков.

Тогда вопрос третий: почему священники ездят на джипах? Отец Сергий говорит: далеко не все. Из чего складываются заработки?

– Двояким образом. С одной стороны, существует оклад – мой товарищ в Котельникове получает в месяц пять тысяч рублей. И есть определённый доход от совершения треб. У меня это ещё семь-восемь тысяч.

В советские времена ходили слухи, что подоходный налог на служителей культа был 70 процентов. Интересно, как сейчас?

– На современном этапе этот налог такой же, как для всех, – утверждает священник. – Но мы не можем рассчитывать на церковную пенсию. Правда, у меня есть трудовая книжка, поэтому должен буду получать минимальную пенсию от государства. Однако трудовая есть не у всех.

А вообще священник служит столько, насколько хватает сил. И до конца дней его должны содержать прихожане.

– Мы не можем оставить своё служение, во-первых, из чувства долга, а во-вто­рых, из меркантильных интересов. Хотя преобладает чувство долга, – закрывает денежную тему отец Сергий.

Крест всегда железный

Вот ещё одна легенда: дома у священника как-то по-особенному. Мой собеседник не согласен: обстановка может быть такая же, что у всех. Телевизор, компьютер, радио, Интернет. Разумеется, нельзя вешать на стены плакаты из мужских журналов или держать в серванте африканскую статуэтку в форме фаллоса.

– Дресс-код священника связан с элементарными нормами приличия, – поясняет Сергей Савенков. – Моя жена не может надевать коротких юбок, вызывающе краситься. А сами священники имеют право даже на шорты. Я люблю ходить в баню, в бассейн, на пляж.

Следующий интересный вопрос: если не говорить о постах, священнику и в обычные дни можно есть не всё. Например, запрещён чеснок – он как-то связан с нечистой силой. Савенков разочаровал и здесь:

– Насчёт еды нет никаких запретов. Иоанн Креститель питался кузнечиками, когда жил в пустыне. В Таиланде священник имеет право попробовать любое экзотическое блюдо. А запрет на чеснок – из мифов и легенд.

Пить священнослужитель тоже может всё, а не только кагор. Как и для любого православного человека, тут важна мера. А вообще не надо удивляться, если увидишь священника в ресторане. Это ничуть не противозаконно.

Говорят, священники не имеют права носить серьги, золотые часы и цепи. Кстати, почему у одних священнослужителей серебряные кресты, а у других – золотые?

– Ни то, ни другое, – улыбается Савенков. – «Серебро» здесь – обычное железо. А «золото» состоит из того же железа, покрытого парой микрон настоящего золота. Первый дают в начале служения, после 10 лет – наградной, так называемый золотой. Крест с камнями положен священникам, которые очень долго служат церкви.

И последняя легенда: священники почему-то стараются жить не в квартирах, а в домах. На это Савенков ответить не может:

– У меня ни того ни другого. Жильё я снимаю.

Мифы о священниках

Священник – он не учитель и не судья, он не ругает, не казнит, не выносит приговор. Это простой грешный человек, живущий той же жизнью, что и все мы, имеет свой жизненный опыт и потому прекрасно понимает своих прихожан. Вокруг священников витает множество мифов, но насколько они соответствуют реальности?

  1. Цель миссионерского служения – повышение достатка
  2. Священник – глава семьи, а матушка во всем ему подчиняется
  3. В семье священника обязательно много детей
  4. Священники в церкви «промывают» мозги обычным людям
  5. Толстый священник – значит богатый
  6. Священники активно вливаются в светскую жизнь
  7. Священники ездят только на иномарках
  8. Священникам запрещено купание
  9. Попы – не образованные люди, знают только тексты церковных богослужений

Цель миссионерского служения – повышение достатка

Ценности православных клириков разительно отличаются от ценностей других людей. Большинство из них выбрали служение Богу ради того, чтобы быть рядом с Ним, приводить к Нему других людей, облегчать их скорби, научить их любить.

Но, к сожалению, большинство священников не занимаются миссионерством (распространением православного вероучения среди масс населения, привлечение людей в церковь). Им просто некогда это делать, практически все их время занято удовлетворением духовных нужд прихожан, посещающих храм.

Священник – глава семьи, а матушка во всем ему подчиняется

Батюшка – это не муж-тиран, а его жена не женщина в платочке, боящаяся поднять взгляд и сказать слово вопреки. У священников абсолютно нормальные семьи. Но существует различие между православной и не православной семьями: у верующих супругов неизменно на первом месте Господь и Его Заповеди. Здесь каждый занят своим делом: матушка воспитывает детей, заботится о доме, а дети хорошо учатся, но, как и любая ребятня, любят побаловаться.

В семье священника обязательно много детей

Православные христиане отрицают аборты, ведь это убийство ребенка. Верующий муж никогда не отправит супругу убивать чистую и светлую еще не родившуюся душу. Родители любят своих чад, которых в семьях бывает двое, трои или даже пятеро. Но неверно утверждать, что матушка только и делает, что рожает детей одного за другим и целыми днями сидит с ними. Обычно она, помимо семейных забот, управляет церковным хором, ведет занятия в Воскресной школе или трудится на светской работе.

Священники в церкви «промывают» мозги обычным людям

Без инициативы самого человека никто в храме не заговорит с ним. Придите к началу службы и простойте целиком богослужение. Что слышно? Молитвы священника и пение клироса! Православные ценят личную свободу. Можно годами ходить в один и тот же храм и не обмолвиться ни с кем словом. А у протестантов все наоборот: стоит новому человеку появиться на собрании и от него просто так не отстанут, попросят адрес и телефон, расспросят о семье и месте работы, попытаются «влезть в душу».

Толстый священник – значит богатый

В интернете часто встречаются насмешливые фотографии полных священников, благословляющих паству. Считается, что попы много и вкусно едят, а прихожанам велят строго поститься. Комментаторы смеются и издевательски комментируют фото, но мало кто знает, что у многих клириков нарушен обмен веществ, а отсюда их нездоровая полнота. У одних сахарный диабет, у других язва желудка, у многих больные ноги и суставы, большинство страдает сердечно-сосудистыми недугами.

Священники активно вливаются в светскую жизнь

Миссионерство в РПЦ развито слабо. А что касается выступлений церковных людей на экране ТВ – там сейчас несколько сотен каналов и пусть тот, кому не нравятся беседы о Боге, переключат канал и смотрят боевики или фильмы с полуголыми девушками. В школы священников приглашают редко, и то по согласованию с администрацией учебного заведения и родительским комитетом. Странно, почему же с таким неудовольствием принимают батюшек там, где православие является религией народа?

Священники ездят только на иномарках

Доход православного клирика примерно равен доходу среднестатистического мирянина. Стоимость авто священника ничуть не выше цены автомобиля среднего жителя страны. Причем часто случается, что машина куплена не на скромные доходы батюшки, а пожертвована ему кем-то, кто хорошо знает этого священника и его труды, для кого дарение – доброе и благое дело.

Священникам запрещено купание

Плавать в море запрещено лишь монахами афонским паломникам. Клирики часто бывают на пляже, если они отдыхают всей семьей на морском курорте, ведь матушка одна не сможет уследить сразу за несколькими детьми. Хотя запрета на купание для священника нет, но делать это лучше, когда тебя никто из твоей паствы не видит.

Попы – не образованные люди, знают только тексты церковных богослужений

Среди православных священников много людей, имеющих ученую степень, профессоров и академиков, квалифицированных врачей, инженеров. Сама по себе Духовная семинария – серьезное учебное гуманитарное заведение, высокий уровень образования которого может посоперничать с передовыми светскими гуманитарными ВУЗами. Обычная практика – среднестатистический служитель имеет два высших образования.

Священник – это обычный человек, а не святой с иконы. Он не специалист во всех областях, поэтому не стоит посвящать клирика абсолютно во все уголки своей жизни и задавать вопросы на любую интересующую тематику, в том числе мирскую. Его главная задача – служить Всевышнему у Его Престола, совершать Божественную Литургию, проповедовать Слово Божие и нести послушания, возложенные на него Церковью.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы г. Уссурийск

  • Фото 277
  • Видео 3

Мифы о священниках

Священник все время отдыхает?
«Рабочий день священника-два часа службы утром и два вечером, а во многих храмах, особенно сельских, службы вообще только в выходные дни, а в остальное время непонятно, что батюшки делают. Разве это работа?» — с таким рассуждением встречаешься нередко.
Отвечает священник Сергей Пашков:
— Честно говоря, я такое мнение последний раз слышал в советское время, когда в школе учился. Нас учили, что в церковь ходят только темные старушки, а все священники — дармоеды. С тех пор как 14 лет назад сам стал священником, такого не слышал. Наоборот, люди часто отмечают тяжесть священнического служения и говорят, что сами ни за какие деньги на него не согласятся. Я предлагал некоторым благочестивым прихожанам подумать о священстве (одному тяжело все-таки), но они отвечали: нам бы свои кресты донести, а священнические точно не поднять. Действительно, тяжелое служение.

Службы у нас совершаются реже, чем в большом городском храме, но все равно 110-115 дней в году я служу литургию (специально считал как-то). И служу один, без диакона. Кроме того, регулярно хожу на требы, а это миссионерская работа. На крещении, венчании, освящении квартиры, дома, погребении обязательно говорю проповедь. А к этому же подготовиться надо. Ежедневно читаю Писание, святых отцов. Чтобы нести людям слово Божие, священник должен сам жить по этому Слову, в то числе и повышать свое религиозное образование.

Можно на примере посмотреть, как выглядит «короткий» рабочий день священника: накануне воскресных и праздничных дней я служу всенощную, начинается он в 17:30, идет примерно два с половиной часа. После всенощной — исповедь, исповедовать в обычные воскресные дни приходится 20-30 человек, а перед великими праздниками — до 100. Это около двух часов занимает. Вечером еще надо подготовиться к завтрашней проповеди. Евангелие почитать, Псалтырь, свое молитвенное правило. На это уходит примерно полтора часа. Утром часы начинаются без двадцати восемь, в начале девятого — литургия. После литургии около получаса служу молебен, а если водосвятный — минут 50. Если в этот день празднуется память особо чтимых на Руси святых или Богородичных икон, на молебне читаю акафист, и тогда молебен длится около часа. Закончив молебен, служу литию. Это минут 10. Дальше — требы. Часто приходится ездить в соседние деревни на отпевание. Обычно километров 20-25 в один конец, но есть деревни и в 40 километрах от нашего села. Отпеваю обычно на дому около часа. Кроме служб и треб у многих священников есть свое социальное или общественное служение. Три раза в неделю я занимаюсь с ребятами дзюдо, после двухчасовой тренировки провожу беседы. Также регулярно беседую с людьми, которые хотят крестить своих детей, — и с родителями, и с крестными. У меня три требования: чтобы они хотя бы что-то узнали о православной вере и были готовы раз в месяц причащать своих детей и хотя бы четыре раза в год причащаться сами. Такие беседы иногда затягиваются на несколько часов.

Читать еще:  Церковные лидеры Европы призывают ООН к партнерству в Косове

Кроме того, я каждую неделю посещаю колонию-поселение, служу молебны, панихиду, иногда и литургию. Начал добровольно, но потом получил благословение архиепископа Курского Германа — любое церковное дело надо закреплять благословением священноначалия. Так что теперь, кроме служб и треб, это тоже часть моей работы. Проводим открытые уроки в школах, не только нашей, но и соседних сел. Один открытый урок можно провести почти всюду, но именно от того, как мы его проведем, зависит, пригласят нас туда еще раз или навсегда закроют двери. Также в школах проходят показательные выступления моих ребят-дзюдоистах. Поэтому я не назвал бы своей рабочий день «коротким», а вот ненормированным — назвал бы.

У каждого свой путь, но мне трудно представить, чтобы человек не приученный трудиться, мог стать хорошим священником. Как правило, таких ребят еще из семинарии исключали. Так что я очень удивлен, что до сих пор жив миф о священниках-бездельниках.

Священники — значит святые?

Для большинства людей священник — человек не от мира всего. Их так и называют многие — «святой отец». Некоторые очень удивляются, когда узнают, что священник поехал в отпуск, строит дачу, любит пиво. Действительно ли священники святее обычных людей?

Отвечает протоиерей Борис ЛЕВШЕНКО:
Слово «святой» имеет несколько значений. Первое – выделенность для особого религиозного употребления или служения: просфора, святая вода, святое дело. Второе значение – борьба с грехом победа над ним, верность в своих действиях нравственному закону, ненависть ко злу и любовь только к добру. Человеческую святость мы понимаем как близость к Богу. К такой святости призван каждый человек, а не только священник, но реально немногие достигают ее при жизни. И даже когда очевидно, что достигают, как это было с отцом Иоанном (Крестьянкиным), отцом Кириллом (Павловым), мы не называем их святыми. Церковь признает людей святыми уже после смерти, иногда вскоре, а иногда и через много веков.

Тем не менее в традиционном католическом обращении «святой отец» есть доля правды (хотя я не люблю, когда ко мне так обращаются). Правда в том, что священник, действительно, выделен из людей, как выделена из хлеба просфора, из которой вынимаются частички на проскомидии. Мы потребляем просфору после литургии или дома натощак, с молитвой и запиваем святой водой. Эта просфора остается хлебом, сохраняет все его физические свойства, но мы всё ровно называем её святой. Так и священник выделен из людей, потому что через него другим людям подается Божия благодать. Бог заботится о спасении каждого человека и через кого-то из людей посылает вразумления, наставления и помощь всему человечеству. Но для того, кого Он избирает, такое избрание может оказаться и неудобным. Например, пророк Иезекииль больше года лежал на одном боку, нося беззаконие дома Израилева. («Ты же ложись на левый бок твой и положи на него беззаконие дома Израилева: по числу дней, в которые будешь лежать на нем, ты будешь нести беззаконие их». Иез. 4, 1). Что ж тут удобного? А пророк Иона, чтобы не выполнять Божьего поручения о спасении Ниневии, бросился в противоположную сторону и чуть не утонул. Так и священство дается для спасения человечества, но сам священник остается человеком, и для него как человека священство может стать слишком высокой ответственностью, погубить его. Потому что написано у пророка Иеремии: «Проклят, кто дело Господне делает небрежно» (Иер. 48, 10). Но это вопрос личного спасения конкретного человека, а благодать божия подается людям через каждого священника. Конечно, именно поэтому он должен жить и вести себя так, чтобы на него люди равнялись: молиться лучше, отдавать всего себя людям. В частности, когда ему совсем неудобно, а его зовут на требу, он должен ехать. И многое другое должен – у него есть долг любви. Но он, повторяю, и в сане остается человеком.

Но всегда ли люди делают то, что должны? Идеал на земле недостижим. Поэтому не надо думать, что каждый священник святой. Полезно ли так думать, я не знаю (об этом знает только Бог), но по законам духовной жизни правильно думать так: все спасутся, а я нет. Это общее правило для всех людей. И выделять сословие (даже священническое) как святое негоже – этим ты как бы снимаешь ответственность с себя: мы, мол, грешники, а эти должны быть святыми. Не «эти», а все должны быть святыми – к этому нас призывает Бог.

По поводу дач, отпусков и житейских привычек: я не монах, поэтому о монахах говорить не буду. Они связаны строгими обетами, в том числе и отказом от всякой собственности. Но женатый священник, как и любой мужчина, должен заботиться о своей семье. Любовь к другим людям за счет родных – это уже не любовь. И в даче выражается любовь священника к своей семье – его дети, независимо от того, есть деньги на путевку или нет, в каникулы имеют возможность жить на свежем воздухе. Как и сам священник – а ему это тоже необходимо для поправки здоровья. Например, известный московский священник – святой праведный Алексий Мечев уезжал на целое лето на дачу и возвращался в Москву только осенью. Мы и в отпуск уходим именно с такой формулировкой – для поправки здоровья. Но отпуск не освобождает священника от молитвы – он и там молится, а часто и служит в местных храмах.

Священник – специалист по жизни?

Есть мнение: какой бы вопрос у тебя ни возник – священник просто обязан на него ответить, иначе какой же он батюшка, какой пастырь. Часто эти вопросы не имеют никакого отношения к церкви, духовной жизни. Также и благословения просят на разные специальные вопросы: строить ли дом, лечиться ли и как, в какой кружок ходить ребенку? Должен ли священник быть «специалистом по жизни», правильно ли это и возможно ли?

Отвечает протоиерей Игорь ИУДИН:
– Обязанность пастыря — вести людей к Богу, и именно поэтому ни в коем случае нельзя их отталкивать, с каким бы вопросом они ни подошли. Выслушай, встань на их точку зрения, помоги разобраться, утешь! Не так давно обратилась ко мне беременная женщина, которой врачи сказали, что возможен выкидыш. Она была в отчаянии, я как мог, утешил ее, сказал, что часто всё заканчивается лучше, чем «грозят» врачи, обещал помолиться и посоветовал ей почаще причащаться. Так она потихонечку стала воцерковляться, благополучно родила мальчика, его тоже регулярно причащает. А изначально пришла не к Богу, не за духовным советом, а за поддержкой. Как же можно такую поддержку не оказать?

Но и миряне, и священники должны понимать разницу между духовными и житейскими вопросами. Некоторые люди придумывают, что их настоятель – прозорливый старец, который знает о жизни всё, и без его благословения шагу не ступят. Хорошо попросить благословения на доброе дело, но нельзя перекладывать на священника ответственность, ждать решение вопросов, которые вы должны решить сами. Например, в какой кружок или секцию отдать ребенка? Посоветоваться с батюшкой как с другом, порассуждать вместе можно. Мы же по многим вопросам и с родственниками, и с друзьями, и с соседями советуемся. Но не заставляем их решать за нас. И священник не должен решать такие вопросы, он только может выслушать сомнения, варианты, сказать, как он видит ситуацию, но решения за родителями. Или некоторые сомневаются, какую из двух предлагаемых работ выбрать, менять ли работу. Опять же выслушать сомнения и доводы за и против священник обязан, что-то подсказать может, но решать всё равно самому человеку. У каждого из нас есть голова на плечах, сердце, воля, и Господь хочет, чтобы мы потрудились. Правильно – попросить священника помолиться об успехе того или иного начинания, но не ожидать, что он будет жить за тебя.
Раз человек ко мне обращается, я обязан его выслушать, поддержать, иногда что-то посоветовать, но даже не как пастырь, а как друг.

Тем более странно, когда спрашивают благословения на лечение. Как я могу, не имея медицинского образования, спорить с врачом? Другое дело, что и врачи бывают разные, и чем серьезнее болезнь, тем важнее найти хорошего врача. Священники и их родственники тоже болеют, возможно, священник поможет найти хорошего специалиста, того же хирурга. Это опять же дружеская помощь. Но сказать – не соглашайся на операцию, будем молиться… Только святые могли так дерзать, а если современный молодой священник им подражает, то это типичное младостарчество. Надо прислушиваться к советам врача, а священника попросить усилить молитву за болящего. Вот если есть несколько вариантов лечения, можно посоветоваться со священником, но опять же только посоветоваться. Принимать за других решение по житейским вопросам неэтично.

10 вопросов о священстве и священниках

Приблизительное время чтения: 7 мин.

Хорошо ли мы знаем, кто такие священники и в чем их служение? Кто его придумал, не устарело ли оно? Кто может стать служителем Божьим и вообще, нужен ли он как посредник между Богом и человеком, если таким Посредником почти 2000 лет назад стал Христос?

Мы выбрали десять вопросов о священстве, которыми задаются сомневающиеся и неверующие, на которые и не у всякого верующего есть что сказать. На них отвечает протоиерей Сергий Правдолюбов, магистр богословия, профессор Московской духовной академии, настоятель храма Живоначальной Троицы в Троице-Голенищеве.

1. Кто был первым христианским священником?

Это неизвестно. Но уже в книге Деяний упоминаются «пресвитеры церковные» в Эфесе, которые не были епископами, как ученик апостола Павла Тимофей. В первые века были хорепископы, то есть «сельские епископы». Часто хорепископы и пресвитеры мало различались. До сих пор заметна глубочайшая древность в возгласе диакона «Благослови, Владыко» в обращении к священнику, а не к епископу. В византийской традиции совершенно четко предписывается священнику восседать при чтении Апостола на Литургии в головном уборе (ныне камилавка или митра), чем знаменуется «равноапостольность» священнического служения. В ранних древнейших канонических правилах идет постоянное смешение понятий епископ и пресвитер, различить их почти невозможно.

2. Что такое «священник по чину Мелхиседека», почему так называется Христос? Кто такой Мелхиседек?

Мелхиседек — это «царь Салима», являющийся одновременно и священником (см. Быт 14:18, Пс 109:4). Происхождение его совершенно неизвестно и непонятно. Салим никак не соотносится с Иерусалимом. Это нелокализованная местность и непонятное, может быть, небесное, происхождение. Вот эта символическая непонятность места и происхождения и употребляется по отношению к Господу нашему Иисусу Христу — Богу, Царю и Священнику в одном Лице.

3. Зачем нужны священники? Разве после Христа еще есть смысл в посредниках между Богом и людьми, когда Он сам — Посредник?

Протестанты так и говорят и по-прежнему протестуют против института священства и у православных, и у католиков. Но они забывают, что Христос мог бы категорически и решительно отменить «культ жрецов» и отдать все простым людям и главам семейств по всему миру. Но Христос благоволил оставить этот институт, без которого, видимо, христианство довольно быстро бы истощилось и отмерло. Богу виднее, зачем нужны священники и сама Церковь с чинопоследованиями святых Таинств.

4. Если Христос называет верующих «царственным священством», то почему Таинства имеют право совершать только специальные люди?

Это опять пытаются навязать нам «протестантствующие священники» (это слова священномученика Павла Флоренского). В случае смертельной опасности, например, когда новорожденный младенец может умереть в роддоме, его может крестить любой православный христианин, даже женщина, если она находится в данный момент в чистоте. Произносится самая краткая формула Крещения, и младенец трижды обливается самой простой водой в момент произнесения этих слов. Крещение совершено. И лишь после выздоровления младенец в храме миропомазывается священником. По житиям святых, до Х века мирянин мог, в случае крайней необходимости, взяв у священника Святые Дары, по его благословению причастить ими другого мирянина, как охотник в житии преп. Феоктисты († 881, память 9/22 ноября). Однако Церковь, в которой продолжает жить Дух Святой, сочла нужным не разрешать подобное в следующем тысячелетии.

5. Откуда пошло Таинство Священства, как оно сложилось?

Оно пошло от Самого Господа нашего Иисуса Христа и Его апостолов. Апостол Павел просит своего ученика Тимофея: Напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе через мое рукоположение (2 Тим 1:6). Если бы это не было в полном соответствии со словами Господа, апостол Петр и другие ближайшие ученики Христа непременно воспротивились бы и запретили эту практику. Подробных комментариев к этому вопросу ранние христиане письменно не оставили: им всё было понятно и очевидно по умолчанию. А мы свято храним это Апостольское и общецерковное Священное Предание.

6. Почему именно священники могут прощать грехи, кто им дал такое право — право Бога?

Это право апостолам дал Сам Господь наш Иисус Христос, и оно ясно и отчетливо засвидетельствовано в Евангелии: Господь дунул на них и сказал: приимите Духа Святаго. Имже отпустите грехи — отпустятся им, а имже удержите — удержатся (Ин 20:22—23). Апостолы через рукоположение епископов передали им эту власть, а те — через рукоположение — и священникам. Все очень ясно и просто.

7. Как становятся священниками и кто может стать священником?

Священником может стать любой человек, «одной жены муж», доброго и терпеливого нрава, имеющий достаточное образование и прошедший практику молитвенной и подвижнической жизни.

8. Дают ли священники какие-нибудь обеты? Или у них есть специальное молитвенное правило, какие-то особые ограничения и т. п.?

Священником может стать человек в тридцать лет (так предписывают канонические правила), диаконом — в двадцать пять лет. Исключения возможны (как и епископ Тимофей у апостола Павла), но именно исключения, а не правила. Священник должен быть одной жены муж в полном смысле слова. Юноша, который хочет стать священником, не имеет права иметь плотские отношения с женщинами или девушками. Это очень важное правило, которое неимоверно трудно соблюсти. Но это очень существенное правило. Оно не устарело, его непременно надо соблюдать, а детям необходимо с самого раннего возраста говорить об этом не стесняясь, иначе стать священником невозможно. Так нас воспитывали прадеды, деды и отцы, а я так же воспитывал своих детей. Мне думается, в этом вопросе надо быть принципиальным до смерти, так же как и в вере — до самой мученической смерти.

Читать еще:  Исповедь, или почему нельзя самому себе отпустить грехи

Так же и второбрачие — оно запрещено. Или служи священником, или бросай священство, если вступаешь во второй брак. Это источник многих страданий для священства, но отступать от этого принципа нельзя, иначе постепенно Церковь порушится, и мы сами будем в этом виноваты.

Молитвенное правило у священников есть, как и у мирян, надо совершать вечерние и утренние молитвы. Перед каждой Литургией требуется прочесть Последование ко Святому Причащению с прибавлением молитв, написанных специально для священников.

9. Правда ли, что для православного мирянина слово священника — закон? Что значит «слово священническое попраша»? Власть священника — насколько далеко она заходит?

К сожалению, не все миряне осознают это, и не все священники осознают всю грозность этого оружия — слова. Хотя из практики знаешь, насколько оно опасно и страшно. «Попрать» — значит потоптать. Этого ни в коем случае делать нельзя. Если не готов поступить по слову священника — не спрашивай, у тебя никто свободы поступков не отнимал. Но если спросил — послушайся. Но это больше относится к старцам. А батюшка-«нестарец» не должен направо и налево решительно советовать и требовать исполнения своих слов. Преподобный Серафим (Ро­манцов, Глинский, а позднее Су­ху­мский, † 1976, память 10/23 сен­тября. Прославлен Украинской ПЦ МП) говорил моему, уже седому и старому, отцу: «Пожалуйста, дорогие батюшки, старайтесь не говорить конкретно и повелевать что-либо, а говорите: вот такой преподобный говорил такие слова, а такой-то батюшка советовал вот так поступить. Потому что, если вы скажете определенно и требовательно, а тот человек не выполнит, это будет для него очень тяжело, плохо и никак не на пользу. Воздерживайтесь от повеления». Это очень мудрые и актуальные слова.

Власть самого простого священника заходит так далеко, что многие батюшки и не подозревают. Об этом хорошо сказано у св. Иоанна Златоуста в Словах о священстве и у преподобного старца Силуана, почти нашего современника († 1938). Просто страшно становится.

10. Кто такой духовник и как им становятся?

Духовником становятся по факту посещения того или иного храма. Ходишь, исповедуешься, и тот, кто тебя исповедует, тот и становится твоим духовником. Если недоволен им — помолись погорячее, Бог и пошлет тебе того духовника, который тебе будет более понятен, отзывчив, с сокрушением сердечным. В старину духовников назначали из опытных и старых батюшек или монахов. У нас и сейчас есть два духовника для духовенства города Москвы. Мы ведь тоже нуждаемся в регулярной исповеди. Но от обычного духовника не требуется ни старчества, ни непременной святости и прозорливости, а только чтобы он был сам смиренный и простой, с сокрушением сердечным, без возношения над прихожанами, который молится и постится, то есть самый обычный и простой батюшка, которых у нас, слава Богу, еще много.

На заставке: фото Владимира Ештокина

Храм Покрова Пресвятой Богородицы г. Уссурийск

  • Фото 277
  • Видео 3

Мифы о священниках

Священник все время отдыхает?
«Рабочий день священника-два часа службы утром и два вечером, а во многих храмах, особенно сельских, службы вообще только в выходные дни, а в остальное время непонятно, что батюшки делают. Разве это работа?» — с таким рассуждением встречаешься нередко.
Отвечает священник Сергей Пашков:
— Честно говоря, я такое мнение последний раз слышал в советское время, когда в школе учился. Нас учили, что в церковь ходят только темные старушки, а все священники — дармоеды. С тех пор как 14 лет назад сам стал священником, такого не слышал. Наоборот, люди часто отмечают тяжесть священнического служения и говорят, что сами ни за какие деньги на него не согласятся. Я предлагал некоторым благочестивым прихожанам подумать о священстве (одному тяжело все-таки), но они отвечали: нам бы свои кресты донести, а священнические точно не поднять. Действительно, тяжелое служение.

Службы у нас совершаются реже, чем в большом городском храме, но все равно 110-115 дней в году я служу литургию (специально считал как-то). И служу один, без диакона. Кроме того, регулярно хожу на требы, а это миссионерская работа. На крещении, венчании, освящении квартиры, дома, погребении обязательно говорю проповедь. А к этому же подготовиться надо. Ежедневно читаю Писание, святых отцов. Чтобы нести людям слово Божие, священник должен сам жить по этому Слову, в то числе и повышать свое религиозное образование.

Можно на примере посмотреть, как выглядит «короткий» рабочий день священника: накануне воскресных и праздничных дней я служу всенощную, начинается он в 17:30, идет примерно два с половиной часа. После всенощной — исповедь, исповедовать в обычные воскресные дни приходится 20-30 человек, а перед великими праздниками — до 100. Это около двух часов занимает. Вечером еще надо подготовиться к завтрашней проповеди. Евангелие почитать, Псалтырь, свое молитвенное правило. На это уходит примерно полтора часа. Утром часы начинаются без двадцати восемь, в начале девятого — литургия. После литургии около получаса служу молебен, а если водосвятный — минут 50. Если в этот день празднуется память особо чтимых на Руси святых или Богородичных икон, на молебне читаю акафист, и тогда молебен длится около часа. Закончив молебен, служу литию. Это минут 10. Дальше — требы. Часто приходится ездить в соседние деревни на отпевание. Обычно километров 20-25 в один конец, но есть деревни и в 40 километрах от нашего села. Отпеваю обычно на дому около часа. Кроме служб и треб у многих священников есть свое социальное или общественное служение. Три раза в неделю я занимаюсь с ребятами дзюдо, после двухчасовой тренировки провожу беседы. Также регулярно беседую с людьми, которые хотят крестить своих детей, — и с родителями, и с крестными. У меня три требования: чтобы они хотя бы что-то узнали о православной вере и были готовы раз в месяц причащать своих детей и хотя бы четыре раза в год причащаться сами. Такие беседы иногда затягиваются на несколько часов.

Кроме того, я каждую неделю посещаю колонию-поселение, служу молебны, панихиду, иногда и литургию. Начал добровольно, но потом получил благословение архиепископа Курского Германа — любое церковное дело надо закреплять благословением священноначалия. Так что теперь, кроме служб и треб, это тоже часть моей работы. Проводим открытые уроки в школах, не только нашей, но и соседних сел. Один открытый урок можно провести почти всюду, но именно от того, как мы его проведем, зависит, пригласят нас туда еще раз или навсегда закроют двери. Также в школах проходят показательные выступления моих ребят-дзюдоистах. Поэтому я не назвал бы своей рабочий день «коротким», а вот ненормированным — назвал бы.

У каждого свой путь, но мне трудно представить, чтобы человек не приученный трудиться, мог стать хорошим священником. Как правило, таких ребят еще из семинарии исключали. Так что я очень удивлен, что до сих пор жив миф о священниках-бездельниках.

Священники — значит святые?

Для большинства людей священник — человек не от мира всего. Их так и называют многие — «святой отец». Некоторые очень удивляются, когда узнают, что священник поехал в отпуск, строит дачу, любит пиво. Действительно ли священники святее обычных людей?

Отвечает протоиерей Борис ЛЕВШЕНКО:
Слово «святой» имеет несколько значений. Первое – выделенность для особого религиозного употребления или служения: просфора, святая вода, святое дело. Второе значение – борьба с грехом победа над ним, верность в своих действиях нравственному закону, ненависть ко злу и любовь только к добру. Человеческую святость мы понимаем как близость к Богу. К такой святости призван каждый человек, а не только священник, но реально немногие достигают ее при жизни. И даже когда очевидно, что достигают, как это было с отцом Иоанном (Крестьянкиным), отцом Кириллом (Павловым), мы не называем их святыми. Церковь признает людей святыми уже после смерти, иногда вскоре, а иногда и через много веков.

Тем не менее в традиционном католическом обращении «святой отец» есть доля правды (хотя я не люблю, когда ко мне так обращаются). Правда в том, что священник, действительно, выделен из людей, как выделена из хлеба просфора, из которой вынимаются частички на проскомидии. Мы потребляем просфору после литургии или дома натощак, с молитвой и запиваем святой водой. Эта просфора остается хлебом, сохраняет все его физические свойства, но мы всё ровно называем её святой. Так и священник выделен из людей, потому что через него другим людям подается Божия благодать. Бог заботится о спасении каждого человека и через кого-то из людей посылает вразумления, наставления и помощь всему человечеству. Но для того, кого Он избирает, такое избрание может оказаться и неудобным. Например, пророк Иезекииль больше года лежал на одном боку, нося беззаконие дома Израилева. («Ты же ложись на левый бок твой и положи на него беззаконие дома Израилева: по числу дней, в которые будешь лежать на нем, ты будешь нести беззаконие их». Иез. 4, 1). Что ж тут удобного? А пророк Иона, чтобы не выполнять Божьего поручения о спасении Ниневии, бросился в противоположную сторону и чуть не утонул. Так и священство дается для спасения человечества, но сам священник остается человеком, и для него как человека священство может стать слишком высокой ответственностью, погубить его. Потому что написано у пророка Иеремии: «Проклят, кто дело Господне делает небрежно» (Иер. 48, 10). Но это вопрос личного спасения конкретного человека, а благодать божия подается людям через каждого священника. Конечно, именно поэтому он должен жить и вести себя так, чтобы на него люди равнялись: молиться лучше, отдавать всего себя людям. В частности, когда ему совсем неудобно, а его зовут на требу, он должен ехать. И многое другое должен – у него есть долг любви. Но он, повторяю, и в сане остается человеком.

Но всегда ли люди делают то, что должны? Идеал на земле недостижим. Поэтому не надо думать, что каждый священник святой. Полезно ли так думать, я не знаю (об этом знает только Бог), но по законам духовной жизни правильно думать так: все спасутся, а я нет. Это общее правило для всех людей. И выделять сословие (даже священническое) как святое негоже – этим ты как бы снимаешь ответственность с себя: мы, мол, грешники, а эти должны быть святыми. Не «эти», а все должны быть святыми – к этому нас призывает Бог.

По поводу дач, отпусков и житейских привычек: я не монах, поэтому о монахах говорить не буду. Они связаны строгими обетами, в том числе и отказом от всякой собственности. Но женатый священник, как и любой мужчина, должен заботиться о своей семье. Любовь к другим людям за счет родных – это уже не любовь. И в даче выражается любовь священника к своей семье – его дети, независимо от того, есть деньги на путевку или нет, в каникулы имеют возможность жить на свежем воздухе. Как и сам священник – а ему это тоже необходимо для поправки здоровья. Например, известный московский священник – святой праведный Алексий Мечев уезжал на целое лето на дачу и возвращался в Москву только осенью. Мы и в отпуск уходим именно с такой формулировкой – для поправки здоровья. Но отпуск не освобождает священника от молитвы – он и там молится, а часто и служит в местных храмах.

Священник – специалист по жизни?

Есть мнение: какой бы вопрос у тебя ни возник – священник просто обязан на него ответить, иначе какой же он батюшка, какой пастырь. Часто эти вопросы не имеют никакого отношения к церкви, духовной жизни. Также и благословения просят на разные специальные вопросы: строить ли дом, лечиться ли и как, в какой кружок ходить ребенку? Должен ли священник быть «специалистом по жизни», правильно ли это и возможно ли?

Отвечает протоиерей Игорь ИУДИН:
– Обязанность пастыря — вести людей к Богу, и именно поэтому ни в коем случае нельзя их отталкивать, с каким бы вопросом они ни подошли. Выслушай, встань на их точку зрения, помоги разобраться, утешь! Не так давно обратилась ко мне беременная женщина, которой врачи сказали, что возможен выкидыш. Она была в отчаянии, я как мог, утешил ее, сказал, что часто всё заканчивается лучше, чем «грозят» врачи, обещал помолиться и посоветовал ей почаще причащаться. Так она потихонечку стала воцерковляться, благополучно родила мальчика, его тоже регулярно причащает. А изначально пришла не к Богу, не за духовным советом, а за поддержкой. Как же можно такую поддержку не оказать?

Но и миряне, и священники должны понимать разницу между духовными и житейскими вопросами. Некоторые люди придумывают, что их настоятель – прозорливый старец, который знает о жизни всё, и без его благословения шагу не ступят. Хорошо попросить благословения на доброе дело, но нельзя перекладывать на священника ответственность, ждать решение вопросов, которые вы должны решить сами. Например, в какой кружок или секцию отдать ребенка? Посоветоваться с батюшкой как с другом, порассуждать вместе можно. Мы же по многим вопросам и с родственниками, и с друзьями, и с соседями советуемся. Но не заставляем их решать за нас. И священник не должен решать такие вопросы, он только может выслушать сомнения, варианты, сказать, как он видит ситуацию, но решения за родителями. Или некоторые сомневаются, какую из двух предлагаемых работ выбрать, менять ли работу. Опять же выслушать сомнения и доводы за и против священник обязан, что-то подсказать может, но решать всё равно самому человеку. У каждого из нас есть голова на плечах, сердце, воля, и Господь хочет, чтобы мы потрудились. Правильно – попросить священника помолиться об успехе того или иного начинания, но не ожидать, что он будет жить за тебя.
Раз человек ко мне обращается, я обязан его выслушать, поддержать, иногда что-то посоветовать, но даже не как пастырь, а как друг.

Тем более странно, когда спрашивают благословения на лечение. Как я могу, не имея медицинского образования, спорить с врачом? Другое дело, что и врачи бывают разные, и чем серьезнее болезнь, тем важнее найти хорошего врача. Священники и их родственники тоже болеют, возможно, священник поможет найти хорошего специалиста, того же хирурга. Это опять же дружеская помощь. Но сказать – не соглашайся на операцию, будем молиться… Только святые могли так дерзать, а если современный молодой священник им подражает, то это типичное младостарчество. Надо прислушиваться к советам врача, а священника попросить усилить молитву за болящего. Вот если есть несколько вариантов лечения, можно посоветоваться со священником, но опять же только посоветоваться. Принимать за других решение по житейским вопросам неэтично.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector