0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Предстоятелят разказа за безкръвните мъченици

Православная Жизнь

Безкръвен мъченик — това е онзи, който не се предава в борбата срещу страстите си. За това в проповедта разказа Блаженейшият Митрополит Киевски и на цяла Украйна Онуфрий, който на 31 август 2021 година, в деня на честването на светите мъченици Флор и Лавър, оглавил Светата Литургия в Киевския Флоровски женски манастир «Св. Възнесение», както ни съобщава информационно-просветния отдел на УПЦ.

Предстоятелят отбеляза, че Божиите угодници са звезди на църковното небе, които светят на всеки гледащ на тях и сочат пътя към спасението. Всеки светец е изминал свой път на страданията, на изпитанията, на скърбите и на болестите, но никой не се огънал пред трудностите, всички твърдо са устояли във вярата. А пък светите мъченици Флор и Лавър непосредствено са проляли кръвта си за Христос и отдали живота си.

Според думите на Архипастиря, няма човек, който не би срещнал трудности и изпитания. Налага ни се да се борим.

«Християните се борят срещу страстите си, срещу дявола, срещу греховните обичаи на този свят, и в тази борба човекът страда. Страстите го мъчат, дяволът напада и светът го угнетява. Когато човекът мъжествено търпи всичко това и не се поддава на страстите и на дявола, не пада под влиянието на света с неговите страсти и пороци, тогава той става безкръвен мъченик», каза Блаженейшият Митрополит Онуфрий.

Всички ние трябва да бъдем безкръвни мъченици, «защото през земния живот човекът трябва да се бори срещу злото», продължи Архипастирят.

«На земята ние трябва да се борим срещу страстите си. Случва се, че човекът може да има някакъв вкоренен порок. Никога не трябва да се предава. Човекът може да изпада в грях всеки ден, падането и ставането може да продължи не един ден, и не два, а цели години и дори десетки. Но даже ако и отново изпадне, трябва да каже: «Господи, аз съм изпаднал, аз съм грешник, но все пак не съм съгласен със своите страсти, с недостатъците си и моля Те за прошка и помощ!», каза Блаженейшият Митрополит Онуфрий.

В края на проповедта си Предстоятелят отбеляза, че човекът, който непрекъснато се бори срещу страстите си и пороците, е благословен на земята и спасен на Небето — «той е наистина безкръвен мъченик».

На Негово Блаженство съслужиха председателят на Отдела на външните църковни връзки на УПЦ Черновицкият и Буковински митрополит Мелетий, Ирпенският епископ Лавр, Бородянският епископ Марк и духовенство от манастира.

На богослужението се моли настоятелката на Флоровския манастир игуменката Евлампия (Елисейкина) със сестрите, енориашите и поклонниците.

Архиереите, духовенството, монахините и миряните възнесоха молитви за прекратяване на епидемията, за лекарите и за оздравяване на болните .

След края на Литургията бе извършено литийно шествие наоколо катедралата «Св. Възнесение», в края на което Блаженейшият Митрополит Онуфрий възнесе молитва към светиите мъченици Флор и Лавър. След това Архипастирят благослови учениците за началото на нова учебна година и поръси вярващите със светена вода.

Предстоятелят разказа за безкръвните мъченици

  • « первая
  • 365
  • 366
  • 367
  • 368
  • 369
  • . . .
  • последняя (413) »

«Хорошая девочка, пухленькая. Смотри как губки-то надулись», приговаривал Сергей Викторович. Налитые кровью от возбуждения половые губы Танечки как бы нехотя раздвигались пропуская внутрь головку члена Сергея Викторовича. Он не торопился, знал, что если введет член полностью, то уже не остановится. И водил, водил, водил головкой вверх и вниз. . Андрей, тоже возбужденный до предела, от удовольствия прикрыл глаза и лишь чувствовал как его член находится внутри горячего рта Танечки, которая непроизвольно делала сосательные движения приятно двигая язычком.

«Соси сучка, соси. У тебя это хорошо получается. Мы из тебя хорошую хуесоску сделаем»

Момент глубокого проникновения Танечке в горло настал, когда Сергей Викторович наконец взял Танечку за ляжки и со всей силы потянув на себя вошел в нее до предела, шлепнув яичками по ее заднице. Танечку пронзил ток возбуждения, она выгнулась и приоткрыла чуть больше свой ротик, чем и воспользовался Андрей. В свою очередь, глубокое проникновение Андрея вызвало мимолетный позыв на рвотный рефлекс, но Андрей во время подал членом назад и только Танечка успела вздохнуть как задвинул его обратно. Девочку насадили на два члена.

Несмотря на крайнее возбуждение, имели Танечку в этой позе минут сорок. Первым не выдержал Андрей, громко застонав стал изливаться в ее ротик одной рукой опираясь на тахту, а другой придерживая женщину за лицо так, чтобы член ходил как поршень. Движения его таза ускорились и он кончил.

«Глотай девочка, это полезно: «. Танечка не открывая глаз все проглотила, и по инерции продолжала облизывать член Андрея, который несколько спал в размерах.

«. . Смотри Викторыч, сама уже сосет. . Говорил же, что классная хуесоска получится»

Сергею Викторовичу казалось, что такую девочку он не ебал еще никогда в жизни. Удовольствие, которое он испытывал было трудно описать. Он двигал и двигал тазом, приятные судороги проходили у него по телу, ноющее чувство в члене и внизу живота все нарастало и нарастало, а приближения кульминационной точки все не было. Казалось, он мог сношать ее вечно. То медленно, то ускоряясь, то с бешенным остервенением долбя ее лоно изо всей силы, он никак не мог кончить. Это нельзя было назвать просто сношением — время от времени Сергей Викторович просто ее драл. Это слово как нельзя больше подходило к тому, что происходило. Танечка отзывалась на каждое его проникновение, ее стоны только усиливали его эрекцию, она кончила уже семь раз, и после каждого оргазма не открывая глаз, облизывая губы с искаженным гримасами лицом, то зло стонала, то ахала, то подвывала, то замирала выгибаясь дугой:

«Хоро-о-шая девочка. Пра-а-вильно Андрюша говорит, — нараспев произносил Сергей Викторович, — сучка ты Танечка, маленькая ебливая сучка. Жизнь еще не начала толком, а хуй уже любишь: это правильно, это хорошо: Соскучилась девочка по херу-то, соскучилась. Ну, ничего, мы тебе поможем, так поможем, что сама бегать к нам будешь». Он продолжал ее накачивать, грубо лапая ее груди. Танечка кончила еще пару раз.

Так и не сумев кончить, Сергей Викторович вышел из женщины, и грубо шлепнув ее по заднице, уже не церемонясь громко приказал:

» Ну, шевелись, поворачивайся спиной. По собачьи становись», Танечка не пошевелилась. От выпитого и целой серии оргазмов она, казалось, совсем лишилась сил. Тогда Сергей Викторович грубо обеими руками перевернул ее и одним рывком поставил на колени. Аппетитная задница красиво торчала перед ним. Живот беременной женщины и налившиеся груди провисли и как-то по звериному возбуждали:

«Сейчас, Андрюша. Дай кончить. Что-то никак, уж слишком хороша. . «, сказал Сергей Викторович и смочив слюной большой палец правой руки круговыми движениями ввел его в анальное отверстие Танечки, после чего стал поступательными движениями сношать ее зад пальцем, а левой рукой проникнув к клитору, натирать последний.

«Не-е-ет. . только не так», — как будто очнулась, откуда-то издалека выронила Танечка, — «Не надо. . , пожалуйста, не надо. . Я. . никогда: «, ее тело продолжало подергиваться от возбуждения.

«Именно так, девочка. Именно так — и улыбнувшись -, не бойся мы мужу не расскажем. . «, и с этими словами Сергей Викторович ловко сменил палец на торчащий колом член. Сразу член не вошел, и женщина открыв рот протяжно заскулила от боли, когда головка члена проникла внутрь. Упругие молодые нерастянутые мышцы крепко обхватили член и не пускали его дальше внутрь. Крепко взяв Танечку за бедра Сергей Викторович стал усиленно натягивать ее на себя.

«Расслабься дура, тебе же лучше будет», и он больно хлопнул ее по заднице ладонью. На какое-то мгновение Танечка отвлеклась и Сергей Викторович в одно движение провалился, войдя в нее целиком. Начавшийся было крик, сразу был приглушен. Андрей прижал Танечку головой в подушку на тахте.

«Смотри не задуши, сейчас привыкнет», и подождав некоторое время, Сергей Викторович стал медленно вводить и не до конца выводить член из заднего прохода Танечки. Андрей же отпустив голову женщины принялся одной рукой натирать ее клитор, а второй попеременно мять ее груди. Постепенно амплитуда движений Сергея Викторовича усилилась, упругие мышцы Танечки уже не так зажимались, но очень приятно держали его член в своих объятиях, что через десять минут Сергей Викторович не выдержал, и отдавшись распиравшему его чувству стал сильно кончать, со всей силы долбя задницу Танечки, которая от продолжавшегося раздражения Андреем клитора и эрогенных зон груди также стала кончать. Стоны, крики, рычанье обоих слились в один единый шум спаривающихся как животных людей. Сергей Викторович минут пять не отпускал попочку Танечки, по инерции двигая в ней своим поршнем. И когда наконец решился от нее оторваться, его место занял Андрей, которому терпеть дальше было уже невмоготу.

«Что кошечка, пройдусь и я той же дорожкой», произнес он и почти легко вошел Танечке в задний проход.

Читать еще:  В Курске празднуют 250-летие со дня рождения Серафима Саровского

В течение последующих 3 часов Танечку имели в разных позах по нескольку раз, откуда только силы брались, и отпустили только тогда, когда все, что можно было уже излилось во все три ее дырочки. Как говорится, «на свою с трудом встает, чужую же готов членом пополам перерубить. . «. Удивительно, но все это время Танечка периодически кончала, потеряв счет своим оргазмам. Вконец обессиленная, она превратилась именно в куклу, которая уже ни на что не реагировала, и почти не шевелилась, послушно исполняя чужую волю. Она поворачивалась, наклонялась, изгибалась, подставляла свое тело, открывала рот. . , только усиленно не хотела открывать глаза, как будто боялась увидеть все, что с ней происходило наяву.

Слово Предстоятеля (2009-2011). Собрание трудов. Серия 1. Том 1

Автор: Кирилл
Жанры: Религиоведение , Религия
Год:2012
ISBN:978-5-88017-320-4

Издательство Московской Патриархии приступает к выпуску Собрания трудов шестнадцатого Предстоятеля Русской Православной Церкви – Святейшего Патриарха Кирилла.

Первая серия содержит материалы официального характера, отражающие Патриаршее служение в первые три года со дня интронизации.

Настоящий том состоит из пяти разделов. Первый из них традиционно носит название «Начало Патриаршего пути», он имеет характер введения и включает материалы, относящиеся к избранию и интронизации Святейшего Патриарха Кирилла. Вторая часть – доклады Первосвятителя на Архиерейском совещании 2010 года и Архиерейском Соборе 2011 года; часть третья – доклады на трех Епархиальных собраниях г. Москвы. В четвертом разделе помещены выступления Его Святейшества на пленумах и президиумах Межсоборного присутствия и заседаниях Высшего Церковного Совета. Наконец, пятая часть – слова при вручении архиерейского жезла новопоставленным епископам.

Слова и речи Первоиерарха являются основополагающими, они выражают мнение Полноты церковной по всем актуальным вопросам. Мы надеемся, что настоящий и последующие тома издаваемого Собрания в совокупности достойно представят многогранный образ Святейшего Патриарха Кирилла. Вместе с тем труды Предстоятеля, по существу являющиеся церковной летописью наших дней, показывают, как реально, через преодоление проблем и нестроений, в борениях и свершениях происходит возрождение Святой Руси.

Издательство Московской Патриархии приступает к выпуску Собрания трудов шестнадцатого Предстоятеля Русской Православной Церкви – Святейшего Патриарха Кирилла.

Это издание будет не совсем обычным – ранее аналогичные собрания трудов наших Первосвятителей мы издавали в простом хронологическом порядке. Хронологическая последовательность соблюдается и в настоящем издании, однако материалы каждой книги будут отражать одну из сторон многоразличного служения Святейшего Патриарха Кирилла. Совокупность книг, посвященных тому или иному направлению деятельности Предстоятеля Церкви, составит тематическую серию. Первая серия содержит материалы официального характера, отражающие Патриаршее служение в первые три года со дня интронизации. Следующие серии будут посвящены раскрытию других граней трудов Первосвятителя, таких как окормление всероссийской паствы, проповедничество, духовное просвещение, общественное служение Церкви и другие.

Эротические рассказы — Подростки (980 стр.)

Сложно сказать сколько это продолжалось минуту или мгновение, но Саша уже почти не дышал и его член был просто деревянным от напряжения, когда мама резко встала, сняла с себя уже совсем мокрые к тому времени трусики, и нагнувшись раком сказала:

— Да тебе видимо это нравиться, засунь-ка его сюда!

Саша резким движением воткнул свой хуй в скользкую пизду мамаши, вскрикнул — ааааааххх, и из его пениса полилась прямо внутрь мамы теплая сперма.

Маме тоже было достаточно лишь одного прикосновения — сильно сжав и не выпуская Сашин член в своем влагалище, задержав дыхание на несколько секунд она кончила с Сашей почти одновременно и из ее отверстия по ляжкам вытекала уже перемешанная — ее и Сашина — жидкость……..

Название: Мне нравится быть голым

Однажды проектный институт, в котором работала моя мама, организовал очередной выезд на природу. Такого рода отдых, называемый сейчас корпоративным, был весьма популярен в советское время. Тогда мне было, наверное, лет восемь-девять, поэтому я хорошо помню, как мы выезжали на речки и озера, а в этот раз — на самое большое и популярное в окрестностях Алма-Аты озеро Капчагай. Институт нанял служебные автобусы, которые доставили нас к замечательному песчаному берегу. Как всегда бывало, на таких выездах, взрослые приготовили себе закуску и принялись веселиться по-своему. Я познакомился с мальчишкой по имени Костя, и мы быстро нашли себе занятие. Конечно же, мы купались, а в перерывах между купаниями строили «городки» на песке, ловили мелкую рыбу и креветок банками с маленькими отверстиями в крышке, бегали по берегу в поисках ящериц. За такими занятиями, наверное, прошло полдня, прежде чем мой взгляд вдруг уловил одну маленькую деталь — на Косте не было плавок.

Это открытие несказанно удивило меня. «Как же так, ведь он старше меня, кругом столько девочек», — проносилась одна мысль, пересекаемая другой: «Почему я не обратил на это внимание раньше?». Заметив это, я, конечно же, ничего не сказал Косте, но почувствовал себя немного неловко в его компании и стал приглядываться к реакции окружающих. Самое интересное это то, что никому до этого не было дела: взрослые веселились, а группки других детей были заняты своими играми. Прошло немного времени после моего открытия, как я, увлеченный играми, забыл, что играю с голым сверстником. На обеде я спросил свою маму, не является ли это неприличным, что Костя не носит плавок. Мама в ответ предложила мне тоже раздеться и загорать вместе с ним голышом. Меня тогда охватило противоречивое чувство непонятного стыда, с одной стороны, и желание присоединиться к Косте, с другой. Когда мы пообедали и пошли на пляж, мама, видя мои сомнения, вновь предложила снять плавки. Было неловко и непривычно сделать то, чего не делал раньше. Но, в конце концов, я ведь и сам целых полдня играл просто с Костей, а не с голым мальчишкой. То есть, мне было интересно играть именно с ним и, по сути, не было дела, голый он или нет. Я, наконец, решился и быстрым движением стянул плавки, бросив их на пляжную подстилку. Сначала было немного неловко, но чувство это быстро прошло, потому что подошел Костя, и мы вернулись к своим занятиям.

Этот выезд на озеро запомнился мне еще и тем, что я выиграл приз в соревнованиях по ходьбе на ходулях. После обеда взрослых, которые были уже порядочно навеселе, потянуло на экстравагантные развлечения. Их, наверняка, задумали массовики-затейники еще перед отъездом на отдых, потому что все реквизиты, в том числе ходули, были подготовлены заранее. Я научился держать равновесие и передвигаться с большой скоростью на ходулях во дворе нашего дружного многоквартирного дома задолго до этой поездки. К полднику я достаточно обвыкся в своем новом «наряде», поэтому даже для участия в соревнованиях мне и мысли не пришло вновь разыскать свои плавки. Я просто встал в очередь желающих принять участие в соревнованиях и после нескольких «забегов» вышел в финал, где обыграл солидного дядьку.

Следующие поездки на озеро Капчагай и в этом году, и еще несколько лет после него я загорал исключительно без плавок. Впервые я стал стесняться своей наготы, когда мне исполнилось четырнадцать лет. Причем стеснение, почему-то касалось исключительно моих родных. Вот как это произошло.

Мы с бабушкой поехали в деревню к ее сестре. У нее каждое лето отдыхал мой двоюродный брат Олег, царство ему небесное — погиб на чеченской войне в 2000 году. Парень он был с моей точки зрения классный, однако, бабушка считала его испорченным, поэтому старалась контролировать все наши шаги. Но это так, к слову, отношения к делу не имеет, хотя подобный контроль всегда провоцирует на вещи недозволенные. Так вот, мы с Олежкой, который был старше меня на пару месяцев, здорово развлекались все лето в деревне. Ловили на колхозном току голубей, собирали грибы в лесу, помогали старшим по хозяйству — без чего деревенская жизнь не мыслима. Олега местные хорошо знали, поэтому в общую компанию меня приняли легко. Компания эта состояла из нескольких пацанов и двух девчонок. Девочки были в доску своими и, вроде, со слов Олега, позволяли мальчишкам многое. Не знаю, правда это или нет, свидетелем и участником этого не был. Может это все были подростковые фантазии моего брата. Единственное, могу сказать точно, это, то, что на речке девочки купались и загорали с нами полностью голыми. Меня это, конечно, ничуть не смущало, равно как и всех остальных в нашей компании. Все происходило как-то само собой, естественно. Когда мы в первый раз пошли на речку, я просто последовал примеру других и снял свои белые, непривычные по тем временам, трусы.

Так мы собирались на речке всю первую неделю моего пребывания в деревне почти каждый день. В конце недели дед Коля, муж бабушкиной сестры, истопил баню. Мы с бабушкой пошли париться первыми, пока баня была еще не очень жаркая. Так как ванная комната у нас дома была совмещена с туалетом, я никогда не закрывался во время приема душа, а частенько даже просил потереть спину мочалкой. Мне и в мысли не приходило стесняться родителей, в том числе женщин. Когда мы вышли из бани, мать Олега спросила бабушку, не стесняюсь ли я ее присутствия, потому как Олег уже давно не позволяет ей помогать ему купаться. Не помню, что ответила тогда бабушка, но то ли авторитет старшего брата на меня подействовал и желание подражать ему во взрослости, то ли что-то иное в вопросе моей тетки, но с тех пор я стал на отрез отказываться не только от помощи во время купания, но и от какого-либо присутствия близких женщин. То лето прошло, и мы вернулись в родной город Алма-Ату.

Читать еще:  Организация "Нация ислама" отвергает деловые отношения с Майклом Джексоном

Весь год я принимал ванну уже самостоятельно. Тот вопрос моей тетки сделал во мне какой-то надлом. Я стал даже стесняться носить спортивные трусы во время уроков физкультуры и занятий моей любимой легкой атлетикой. На физкультуре я вынужден был носить трусы, так как это было требование формы, а вот на тренировках по легкой атлетике я носил трико. Трусы и шорты теперь были непривычной формой одежды. На следующий год с наступлением жарких летних дней, когда я собирался пойти во двор, мне предложили поменять штаны, в которых я обычно выходил гулять, на шорты. Несмотря на внутреннее желание последовать совету, я проявил внешний протест и категорически отказался это делать. Мать с бабушкой стали уговаривать меня, объясняя как это здорово и легко в жару гулять не в длинных брюках, а в коротких шортах. В это время к нам зашла соседка тетя Ира и присоединилась к уговорам. После тщетных увещеваний, женщины, сначала шутки ради, а потом и всерьез решили переодеть меня силой.

Они скрутили меня и после короткой борьбы (честно сказать, я особо не сопротивлялся), вызвавшей невольную эрекцию, я все же был переодет. Тетя Ира тогда, увидев мой упругий член, который вырвался наружу, когда стягиваемые штаны увлекли за собой трусы, отметила, что я стал уже большим мальчиком. Этот момент тогда отложил отпечаток то ли комплекса, то ли, наоборот, свободы от комплексов. Все лето я проходил в коротких шортах, наплевав, что мои сверстники уже предпочитали носить брюки. Считалось, что шорты — это детская одежда, а подростки, как взрослые, должны непременно ходить в брюках. Мой друг Сашка составил мне компанию. Я посоветовал ему не носить трусов под шортами, так как это было прикольно и удобно. В моменты, когда мы вечерами засиживались нашей компанией на лавочке во дворе, я, как и ожидал, ловил взгляды своих подруг, направленные в открываемое при широко расставленных ногах пространство. С этими девочками я вырос в одном дворе и знал их с раннего детства. Мы с ними еще в детсадовском возрасте продемонстрировали друг дружке секреты, спрятанные в трусах. Казалось бы, что они все равно ничего нового увидеть не могли, но я то с тех пор уже вырос и разница, наверное, все же была. Поэтому я не препятствовал любопытству и делал вид, что не замечаю. Мне нравилось вести себя свободно, хотя никаким сексуальным возбуждением эта демонстрация не сопровождалась. Днем мы с Сашкой на велосипедах часто уезжали к речке Большая Алма-атинка и купались там голышом целыми днями в компании других пацанов. Кстати, речка протекала по центру города и с моста, по которому ходили пешеходы и проезжал общественный транспорт, все хорошо просматривалось. Это, однако, не смущало ни нас, ни пешеходов. Мы просто отдыхали на летних каникулах так, как хотели.

Однажды тем же летом мои родители куда-то уехали и оставили меня дома одного. Обычно к вечеру они возвращались, но в этот раз они остались с ночевкой, и я это знал. Я целый день провел дома наслаждаясь возможностью пребывать без одежды. Когда наступила ночь, я все еще бодрствовал. Спать абсолютно не хотелось, поэтому мне пришла в голову мысль, пугающая своей странностью. Я решил сходить к речке, под тот самый мост, где мы с Сашкой обычно купались. Я надел джинсы и рубашку на голое тело и тихо, прислушиваясь к звукам ночного города прошмыгнул на улицу. В Алма-Ате даже по ночам тепло, город не успевает остывать от летнего зноя. Я шел по ночным улицам босиком, наслаждаясь переполнявшими эмоциями от предстоящего купания в ночной реке. Редкие прохожие, похоже, не обращали на меня особого внимания. Даже наряд милиции, встретившийся мне на пути, не поинтересовался, что делает одинокий подросток в столь позднее время на улицах города. Пройдя несколько километров, я, наконец, оказался в центре города у той самой реки. Я спустился под мост, внимательно вглядываясь в темноту и испытывая чувство неопределенного страха быть замеченным. Я скинул одежду, как только очутился под мостом, и аккуратно сложил ее на большом камне.

Странность моих действий пугала меня и доставляла, одновременно, удовольствие. Я прошел по набережной и окунулся в прохладную воду, стараясь не производить излишнего шума. Вода приятно пощипывала тело. В ночной реке отражались фонари, а по мосту проносились редкие машины. Вдруг я услышал какие-то приближающиеся голоса. Вскоре я смог различить фигуры двух мужчин, которые спустились под мост. Они были навеселе. Когда они расстегнули ширинки и начали отливать, я немного успокоился. Закончив свое дело, они так же быстро, как и появились, исчезли. Я все это время затаившись сидел в воде. Когда я удостоверился, что они ушли и не собираются возвращаться, я вышел из воды и пошел вдоль набережной, все дальше удаляясь от своей одежды. Теплый воздух приятно ласкал мое тело, мне было невероятно легко и свободно. Чувство страха сменилось необыкновенным возбуждением, которое я решил снять прямо посреди набережной. Удовлетворившись, я вернулся и, прихватив свои вещи под мышку, решил продлить новые ощущения, возвращаясь домой окольными путями. Сверчки — единственное что нарушало ночное спокойствие, даже машины более не проносились по улицам. Город спал. Я прошел незамеченным до самого дома. Было около трех часов ночи, поэтому я, не опасаясь быть застуканным, вошел в свой подъезд и, поднявшись до третьего этажа, тихо отомкнул дверь и проскользнул внутрь. Остаток ночи я спал так крепко, как никогда в жизни.

Название: Подруга мамы

Все началось в 10 классе. К нам в гости приехала подруга матери с мужем. Их звали Анна Михайловна и Николай Иванович. Им было по 35 лет. Хотя на вид выглядели гораздо моложе. Встреча прошла весело. Родители и гости выпили много вина. Беседа была громкой. Николай Иванович начал рассказывать анекдоты о сексе. Родители, смутившись, сказали, чтобы я пошел погулять. Но Анна Михайловна заступилась, сказала, что парень уже взрослый, и не надо быть ханжами. Пошлости в анекдотах нет, а молодежь сама разберется, что к чему. Эта женщина мне нравилась. В ней было, что-то от кошки. Такая же мягкая, игривая и нежная. Голос Анны Михайловны был соблазнителен. И выглядела она просто супер. Ростом она была почти с меня. Тонкая талия, чуть широковатые бедра, грудь небольшая, а главное попка. Это было произведение искусств. Немного приподнята и напоминала спелый грецкий орех. По рассказам родителей я знал, что у Анны Михайловны это второй брак. От первого брака у неё дочь. Николай Иванович служил в армии прапорщиком. Служба наложила свой отпечаток на его жизнь. Трудно было представить, что такая женщина, как Анна Михайловна, могла связать свою жизнь с таким мужчиной. Николай Михайлович был запойным. Мог месяц не пить, но если пошел в загул, его не остановишь. Хотя достаток в семье был.

Отец с Николаем Ивановичем пошли в магазин за выпивкой. Мама и Анна Михайловна, уединившись в спальни, рассказывали друг другу о своей жизни. Комнаты у нас были спаренные, и до меня доносился их разговор. Мама жаловалась, что я стал не управляемый, плохо стал учиться. На что Анна Михайловна сказала, что это период полового созревания. Играют гормоны. Пройдут года 2, и всё станет на свои места. Затем Анна Михайловна спросила маму, есть ли у меня девочка? Мама не знала. Пора уже иметь, заметила Анна Михайловна. Потом вспомнили свою юность. Оказывается у мамы и Анны Михайловны, был один на двоих жених. И я так понял, что они делили с ним постель.

Предстоятелят разказа за безкръвните мъченици

– Ну, сымай портки. Да пошевеливайся господа ждут. – Конюх указал рукой на скамью.

Василий снял рубаху, но штаны снимать не стал. Помощники конюха тотчас завернули его руку за спину, резким движением спустили его штаны и уложили лицом вниз на скамью. Конюх также сбросил рубаху. Его крепкие, словно литые мускулы, словно магнитом притягивали взоры Екатерины Львовны и Маши.

Поплевав на ладони конюх взял плеть и со всей силы хлестнул ей по спине Василия отчего на ней тотчас вскочил багровый рубец. Мужик взвыл от боли. Его жена и старшая дочь закрыли лицо руками, а младшенькая заплакала в голос. Помощники конюха заметили это и, отвесив по увесистой оплеухе, заставили их смотреть за происходящим. Василий выл от боли тщетно стараясь вырваться из крепких кожаных ремней. Из его ран выступали капельки крови.

– Так что сукин ты сын. Прощения проси. – Крикнул Л-ский Василию.

– Барин, батюшка. Не виновен я. Он по бревнам, что вчерашней бурей повалило убег.

– Не виновен. Ты не виновен. – Голос Л-ского гремел как раскаты бури. – Ну что-ж раз не хочешь по-хорошему, то придется не только тебя наказать. – Л-ский дал знак конюху и тот криво ухмыльнувшись стал отвязывать Василия.

Читать еще:  Медицинские организации, центры, услуги

– Барин не надо. Прошения прошу. – Вопил испуганный Василий, но было уже поздно.

Помощники конюха сбросили Василия на пол, предварительно накрепко скрутив его руки веревкой. Л-ский велел налить всем водки и сам первый взялся за рюмку.

Я смотрел на возбужденных гостей и мне вдруг вспомнилась книжная иллюстрация – римский амфитеатр, гладиаторы и такие же как у этих гостей, лица зрителей.

Тем временем конюх только что выпивший стакан водки с барского стола подошел к бледной Елене, жене Василия, и схватив за волосы потянул ее к скамье.

Дети пытались остановить его, но тотчас были оторваны. Помощник конюха задрал подол ее платья и перевязал его на талии ремнем. Елена не могла закрыть свои интимные места руками и гости сидевшие за столом могли вволю рассматривать ее крепкие круглые ягодицы. Конюх повернул ее лицом к гостям и взору присутствующих открылся черный треугольник лобка. Мужчины сидевшие в конце стола привстали, чтобы лучше видеть происходящее.

Елену, как и незадолго до этого ее мужа, положили на скамью. Конюх шлепнул рукой по ягодице заставив женщину всхлипнуть. Однако он не стал тянуть с началом порки и уже через несколько мгновений Елена корчилась под ударами хлыста. Некоторые гости повскакивали со своих мест. Помещик К. подошел к конюху и забрав плеть собственноручно несколько раз хлестнул женщину по истерзаным ягодицам.

Начало забаве было положено. Л-ский не стал препятствовать гостям. Однако он не любил такие сцены и под благовидным предлогом покинул гостиную. Екатерина Львовна наоборот, подошла к скамье с хлестнула несчастную жертву.

Помещик К. что-то пошептал конюху и вскоре тот стал развязывать ремни, которыми к скамье были привязаны ноги женщины. Остальные ремни он оставил на месте. По его команде помощники раздвинули ноги Елены. Она пыталась сопротивляться, но ничего сделать не могла.

Мужчины предвкушая интересное зрелище столпились в ногах жертвы. Рукояткой хлыста конюх раздвинул срамные губы Елены, давая вдоволь полюбоваться ее розовой щелью. Потом медленно стал вводить вовнутрь рукоятку. Шершавое дерево входя в сухую щелку причиняло Елене сильную боль. Она крутила задом, но рукоятка уже вошла в нее почти на треть и ее движения лишь добавляли удовольствие для зрителей.

Возможно конюх вскоре порвал бы ей все внутри, но тут неожиданно подошел К. и остановил руку конюха. Все кто знали помещика были поражены как он поменялся. Его маслянистые прежде глаза горели дьявольским возбуждением. Трясущимися руками он расстегнул штаны и, вытащив затвердевший внушительных размеров член, лег на Елену. Привычным движением он направил головку к анусу женщины и под подбадривающие возгласы гостей резким движением вогнал его на всю длину.

Это стало последней каплей переполнившей чашу терпения уже донельзя возбужденных гостей.

Екатерина Львовна отбросив всякий стыд запустила ладонь в штаны конюха и тот несказанно обрадовавшись такому повороту событий стал мять грудь хозяйки. Маша неожиданно для себя оказалась в объятьях сразу трех мужчин, которые раздели ее в считанные секунды. Самым приятным для нее было то красавец Егор встав на колени нежно сосал бугорок ее клитора. Гости один за другим сбросив одежду присоединялись к действу.

Признаюсь когда я ехал сюда я и представить себе не мог насколько увлекательной будет «охота». Я огляделся по сторонам решая как себя вести дальше. Около кричащей Елены стояло несколько человек ожидавших своей очереди. Помещик К. оказался отъявленным содомитом и отстрелявшись в анус Елены принялся заниматься ягодицами обезумевшего от произошедшего Василия. Вдруг я увидел Федора смотрящего куда то мне за спину. Я повернулся и увидел забившихся за портьеру девочек, про которых почему-то все забыли. Подмигнув друг другу мы с Федором схватили старшую девочку за руки и повели ее к стоящей в углу софе.

– Ты девочка не бойся. Мы только поиграемся чуток и отпустим. – Пропел Федор слащавым голосом.

– Я не-не-нехочу. Отпустите меня и матушку отпустите и батюшку. – Девочка рыдала.

– Отпустим непременно отпустим, но ты должна быть хорошей с нами. – Я старался уговорить ее по-хорошему.

Тут у нас с Федором возникла непредвиденная проблема. Мы оба хотели быть первыми, но целка то у нее одна. Не долго думая я вытащил медный пятак и подбросил его в воздух.

– Орел выпал. Везет тебе, сукин ты сын. – Федор слегка нахмурился.

– Ну что-ж. Раздевайся и не смей перечить господам. – Обратился я к девочке.

Подавленная всем происходящим она скинула платье и я тотчас стал облизывать ее крошечные сосочки. Девочка тряслась всем телом. Она понимала что вскоре с ней должно произойти что-то страшное. Я дотронулся до ее безволосого лобка и провел пальцем по ложбинке губок. Мой член был готов разорваться от желания и я не желая более себя истязать поставил девочку на колени и заставил открыть ротик. Мне хватило лишь трижды войти в ее ротик, как вырвался фонтан семени заставивший ее поперхнуться. Утолив первый плотский голод я, наконец, придумал как можно было бы изощренно лишить девочку невинности.

Подозвав Федора я изложил ему свой план. Он естественно согласился. Потом я сел на софу, а Федор подняв девочку посадил ее на мой вздыбленный член. Девочка пыталась увернуться, но Федор навалился на нее и мой член победно вошел в ее узенькую щелку, разрывая пленочку. Девочка закричала и мне показалось вот-вот потеряет сознание. Однако самое страшное для нее было еще впереди. Федор прижал девочку ко мне и стал толкать свой мясистый внушительных размеров член в ее анус. Я чувствовал сквозь тонкую перегородку как движется его поршень в кишке малышки. Когда же он достиг предела девочка потеряла сознание. Мы разрядились почти одновременно. Федор вытащил свой испачканный калом, семенем и кровью член и обмыл его водкой. Я же еще некоторое время наслаждался узкой щелкой девочки. Мы брызнули на нее водой и она открыла глаза. Вскоре к нам подошел вездесущий К и мы отдали малышку ему.

Тем временем в углу комнаты несколько человек устроили аукцион, лотом которого была младшая дочь Василия. Она голенькая стояла на карточном столике, а пятеро господ яростно торговались между собой. Вела этот импровизированный аукцион Маша. Она то и дело стучала каблучком туфли, заменявшей ей молоточек и выкрикивала все новые и новые числа. По мере увеличения суммы интерес гостей возрастал. Ставшую ненужной Елену отвязали от скамьи, но она так и осталась лежать на ней. Из растянутого до невероятности ануса вытекало семя вперемешку с кровью. Она умоляла остановить торг однако никто ее не слушал.

Рассказ строителя из Перми получил главный приз премии им. Катаева

Этот конкурс — идея нынешнего главного редактора журнала «Юность», писателя Сергея Шаргунова, который решил таким образом не только почтить память замечательного литератора и настоящего мастера слова Валентина Катаева, но и поддержать авторов малой прозы. В жюри конкурса вошли писатели Татьяна Толстая, Алексей Варламов, Михаил Тарковский, Василий Авченко, Анна Матвеева, критики Татьяна Соловьева и Михаил Визель, актриса Любовь Толкалина. Призовой фонд конкурса на лучший рассказ составил 300 тысяч рублей.

«Для меня важно, что в шорт-листе премии оказались такие разные авторы, как знаменитые, так и пришедшие, по сути, в качестве дебютантов. Здесь и Денис Драгунский, и Павел Крусанов, и Захар Прилепин, и Павел Селуков, и Роман Сенчин. И здесь же — авторы не очень известные, дебютировавшие в «Юности», или только начинающие свой путь», — рассказал на пресс-конференции в ТАСС ответственный секретарь премии Вячеслав Коновалов.

Он пояснил, что ведущие издательства и литературные журналы номинировали на конкурс своих любимчиков, лучшие рассказы, которые они посчитали важным поддержать.

Победителем первого сезона премии имени Валентина Катаева стал 35-летний Павел Селуков. Сейчас он работает на стройке формовщиком, а в свободное время пробует писать. На сегодняшний день он опубликовал три своих рассказа.

Поощрительный диплом получила автор из Москвы Анастасия Фрыгина за рассказ «Мария» «про тайгу и про медведя. Члены жюри оценили отлично переданное ощущение страха.

Член Большого жюри премии, писатель Татьяна Толстая не скрывает, что главным критерием была «свежесть» рассказов. Хотя и признает, что он довольно субъективный, непроизносимый и даже нефиксируемый. «Ощущение, чувство, которое можно как-то описать, оно «летучее», состоит из того, что рассказ, условно говоря, должен быть нескучный, от него есть ощущение свежести… Она проявляется не только на уровне предложения, она проявляется на уровне слов и их сцепления», — объясняет Толстая.

По ее словам, в этот момент читатель перестает видеть слова, перед ним возникают образы.

Образ оказался важен и для главной статуэтки премии. И по невероятному стечению обстоятельств автором приза стал родственник Валентина Катаева.

«Не так просто было найти инженера, который бы изготовил это. И когда мы нашли наконец этого человека, и я приехал ознакомиться с первыми чертежами и набросками, на тот момент только знал, что его зовут Петр. Стали предоставляться, он сказал: «Запишите мой телефон, меня зовут Петр Катаев». Он оказался правнуком Евгения Петрова, родного брата Валентина Катаева», — рассказал Сергей Шаргунов.

Главред «Юности» заверил, что премия станет ежегодной. Более того обещают увеличить премиальный фонд, чтобы привлечь больше внимания к жанру рассказа. Он, однозначно, этого заслуживает.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector