2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Принуждение к единомыслию

Принуждение к единомыслию

Кому нужнее война на Украине — абстрактным фашистам, НАТО, или тем, кто, прикрываясь чужой трагедией, стремится ввести полное единомыслие в России.

Диане Арбениной запрещают выступать, отменяют уже анонсированные концерты, сворачивают гастроли по России. Все это — после фильма НТВ «13 друзей хунты», где 13 друзей, правда, не набирается, но кто вам считает? Думаю, через полгода мы увидим фильм «365 друзей хунты», потому что если пропаганда не усиливается — на нее перестают обращать внимание. Так что количество друзей хунты будет возрастать — пока на том же канале НТВ, силами тех же анонимусов не состряпают фильм «86 процентов друзей хунты». Нечто подсказывает мне, что никакие политические перемены не изменят политику и стилистику этого телеканала.

Но я не о том. Я о том, что во многое можно поверить под напором массированной телепропаганды — слаб человек. Можно поверить и в то, что Россия не воюет на Украине (а вдруг действительно не воюет?!), и в то, что российские военные поехали туда в отпуск, и техника тоже поехала в отпуск, и весь Майдан был спровоцирован американцами и окормлялся ими же. И затеяна вся украинская революция только для того, чтобы привести НАТО на российские границы. Даже в то можно поверить — это уж кажется просто очевидным, — что без Майдана было бы Украине лучше. Она была бы, так сказать, более суверенна. И в том, что Крым отобрали и на юго-востоке воюют, вина исключительно Майдана. Потому что без Майдана разве кто-нибудь посягнул бы на Крым? Никогда в жизни. Легко поверить, что Америка везде в мире дестабилизирует обстановку, чтобы разжиться сырьем или получить предлог для своего военного присутствия. Вы не поверите, но даже еврейский заговор — или масонский, или жидомасонский, — доказывается элементарно, и многие сделали такое доказывание весьма прибыльной профессией. То есть поверить можно даже в то, что Андрей Кураев, привлекая внимание к гомосексуальным скандалам в отдельных епархиях, реально расшатывает РПЦ, играя при этом на руку американским жидомасонам.

Я вот, например, человек доверчивый. Меня легко убедить даже в том, что украинская армия обстреливает жилые кварталы, а донецкое и луганское ополчение тем временем оказывает обитателям жилых кварталов гуманитарную помощь. Может, они вообще туда пришли только ради оказания гуманитарной помощи, потому что сразу после победы Майдана «Правый сектор» отправился в Донецк истреблять всех русских. Может такое быть? Запросто. Только одно мешает мне поверить в то, что укрофашисты начали первыми, а Россия знай шлет гуманитарные КАМАЗы.

Дело в том, что у всех российских граждан, высказывающих альтернативную точку зрения, немедленно начинаются проблемы. Про них либо самозабвенно врут, либо запрещают их профессиональную деятельность. Не просто перестают пускать на ТВ, — это бог бы с ним, кому охота выступать из мусорного ящика! — но запрещают концерты и литературные чтения, выгоняют с работы, как Кураева, отменяют гастроли, как Арбениной и ее группе. Иными словами, выражение любого мнения, противоречащего госпропаганде (которую, кстати, регулярно ловят на вранье), — означает запрет заниматься тем, что вы умеете, в той сфере, где вы приносите пользу. Человеку, который не согласен с Дмитрием Киселевым, Владимиром Соловьевым, а кое в чем, страшно сказать, и с Владимиром Путиным, — нельзя в России делать свое дело. Истина, которая утверждается таким способом, вызывает, честное слово, серьезные сомнения.

Потому что людям, которые правы, нечего бояться Дианы Арбениной. И мнение Макаревича, весьма умеренное, выражаемое вполне деликатно, им ничем не грозит. Получается, что вся война на Украине, все трагедии, начиная с Одессы и кончая Мариуполем, нужны не каким-то фашистам и уж тем более не НАТО, которое еще только спорит о возможных способах помощи Киеву, — а вполне конкретным людям в России. Людям, которые под предлогом чужих трагедий хотят ввести тут полное единомыслие, а всех, кто пока в него не вписывается, выгнать из профессии. Любой — журналистской, преподавательской, музыкальной. Кураев теряет пост в Духовной академии, Арбениной отменяют чтения, а профессор Зубов, преподающий вообще-то историю религий, оказывается изгнанным из МГИМО.

Я хорошо понимаю, почему Евгений Гришковец написал такой длинный пост с половинчатыми, осторожными, но все же глубоко патриотичными, очень государственными формулировками. Ему не нравится, конечно, кровопролитие, но фашизм ему не нравится гораздо больше. У него есть, конечно, претензии к российской власти, но на Украине ей просто, слушайте, не оставили выхода. И я понимаю, почему Виолетта Волкова не пойдет на марш мира: это же марш пособников убийц! Ведь именно украинская армия убивает людей, а ополченцы убивают и ранят кого-то совсем другого. Мирные жители гибнут только в результате действий АТО. Да они сами все и начали, антитеррористы хреновы со своим шоколадным зайцем. А еще лучше я понимаю, почему Владимир Познер в интервью Би-Би-Си повторяет все пропагандистские штампы родного Первого канала.

Почему они все это делают? Прежде всего потому, что Они Так Думают. Я и заподозрить их не могу в трусости или корысти. Разве Владимир Познер усидел бы так долго в кресле телеведущего, если бы умел лгать?! Нет, конечно. Вы в глаза ему гляньте, а потом уже клевещите. Много я видел в жизни ясного, чистого, святого, но все это блекнет по сравнению с глазами Владимира Познера и с человечными, задушевными интонациями Евгения Гришковца. Никогда у Евгения Гришковца не будет проблем с организацией гастролей. И свой новый спектакль — отлично получающийся, по собственному его признанию (а разве может его обманывать вкус?!), — он сможет показать жителям русских городов, истосковавшимся по этой самой задушевности, теплой, душноватой, родненькой.

Я вас всех понимаю, дорогие друзья и коллеги. И разве будет кому-то лучше, если в театре и литературе не станет гришковецкой задушевности, познеровской прямоты, если уклончивые и сдержанные отечественные музыканты, спешащие давать интервью патриотическим сайтам, лишатся гастролей или московских концертов? Да что вы. Ведь атмосфера без них станет еще удушливей.

Вот только правде, которую защищают ночные снайперы — немузыкальные, анонимные, без кавычек, — веришь как-то неохотней, трудней.

Но это пройдет. Я над собой работаю.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Православная Жизнь

Размышления о событиях в США.

В сети в эти дни часто мелькает вопрос — почему русские с таким вниманием следят за событиями в США? Своих проблем, что ли, нет? На это можно привычно ответить, что если вы предлагаете нам что-то в качестве светоча, маяка и образца, будьте готовы к тому, что это что-то будет внимательно рассмотрено.

Но дело не только в склонности наших западников предлагать США (и Запад вообще) как светоч и маяк. Дело в поразительной узнаваемости некоторых явлений — которые очень хорошо знакомы тем, кто помнит СССР, и, в то же время, их инаковости — так бывает, когда во сне идешь по улицам родного города, они хорошо знакомы — и, в тоже время, совершенно другие.

Собственно, это чувство преемства с СССР выражают и, по крайней мере, некоторые из участников выступлений — то организаторы «автономной зоны» в Сиэтле фотографируются на фоне памятника Ленину, то в видео, на котором топчут американский флаг, мелькает парень в ушанке с советским гербом.

Но гораздо сильнее опыт СССР напоминает другое — добровольно-принудительные коллективные акты изъявления правильной гражданской позиции, когда несколько англоязычных интернет-сообществ у меня в ленте (посвященные науке, искусству и другим неполитическим вещам) спешат написать, что они поддерживают движение Black Lives Matter, компании выводят своих сотрудников на коллективные поклонения портрету от копов умученного Джорджа Флойда, а люди, которые уклоняются, теряют работу. Как теряют ее и те, кто смеют публично выражать мнения, отличные от единственно верного — например, дерзают напоминать, что Флойд имел несколько судимостей, в частности, за вооруженный грабеж. Можно лишиться работы и если вы сорвете плакатик Black Lives Matter.

Фильм 1939 года «унесенные ветром», который рассказывает о событиях гражданской войны США, снимают с онлайн-кинотеатров, из-за того, что он, после десятилетий просмотров, сделался «расистским». Так или иначе, на ряде стриминговых сайтов — в том числе, Netflix — этот фильм пропал, как будто его и не было, как «нелица» в романе «1984». Это, кстати, тот самый Netflix, который транслировал богохульную постановку «Первое искушение Иисуса», несмотря на массовое возмущение христиан и судебные процессы — поскольку свобода самовыражения есть священная святыня. На самом деле все эти люди отлично знают, в чей адрес можно — и нужно — самовыражаться, а кому надо изъявлять самое благоговейное почтение и предупредительность.

Читать еще:  Кијево-Печерска лавра у пролеће

Что же, я помню родную советскую школу. Нас выводили на линейки, мы слушали речи про Анджелу Дэвис и Леонарда Пелтиера, обижаемых злобными расистами, и выражали надлежащее негодование. Иронизировать по этому поводу лучше было про себя — потому что можно было «запороть характеристику» — листочек с описанием того, что ты из себя представляешь с точки зрения коммунистической морали — а плохая характеристика означала фактическое поражение в правах. С ней было невозможно поступить в приличный ВУЗ или найти хорошую работу.

В нынешних США (Британии тоже; за другие западные страны не поручусь по незнанию языков) «запороть характеристику» тоже реальная угроза — высказывая неправильные мнения, вы можете лишиться работы, и вам будет нелегко ее найти.

При этом — что очень интересно — в США отсутствует вся структура, которая обеспечивала единомыслие в СССР. Обязательная идеология, конечно, совпадает с идеологией Демократической Партии, и можно согласиться с тем, что нынешние беспорядки — это попытка обеспечить поражение Трампа на выборах. Но Демпартия — это не КПСС, никто не звонит из Обкома в головной офис Gucci с требованием «организуйте стихийный митинг», никакое КГБ не требует от перепуганной дирекции уволить тех, кто уклоняется от выражения правильных мыслей и переживаний. Не существует ничего похожего на ту монополию на СМИ, которая была в СССР; несмотря на очевидные политические пристрастия сетевых гигантов, в интернете можно найти любую информацию, и любые мнения.

Возникает ситуация, когда людей принуждают к единомыслию — но при этом привычный нам по СССР репрессивный аппарат отсутствует. Вернее, он выглядит как-то совершенно по-другому.

Обозреватель Эндрю Салливан пишет, что «Американцы всегда хорошо умели наводить единомыслие в своей среде сами. Пуританская традиция стыжения, стигматизации и запугивания имеет глубокие корни». Что же, может быть — в пуританских колониях люди действительно присматривали друг за другом, потому что верили, что частные грехи отдельных лиц могут лишить Божьего благословения всю колонию. Но против этой гипотезы говорит то, что принуждение имеет место как раз в либеральной среде — которую трудно назвать хранителями пуританского наследия.

К тому же в Великобритании — с несколько другим религиозным фоном — можно наблюдать то же самое. Некоторое время назад знаменитая детская писательница Джоан Роулинг позволила себе несколько невосторженно отозваться о том отрицании биологической реальности, которое характерно для трансгендерной идеологии.

Эта идеология утверждает, что людей, которые психологически относят себя к противоположному полу, следует так и воспринимать — например, признавать мужчин, которые этого хотят, «трансгендерными женщинами» выдавать им документы на имя другого пола, допускать в женские туалеты, допускать к участию в соревнованиях в женских видах спорта и т.д.

Роулинг подробно разъяснила свою точку зрения. Она выступает с позиций защиты прав женщин — по которым все это трансгендерное безумие явно бьет. Она против того, чтобы полностью сохранных мужчин, объявивших себя «трансгендерными женщинами», пускать в женские раздевалки и душевые, против того, чтобы делать калечащие операции по «перемене пола» девочкам-подросткам, которые поддались моде или страдают от вполне излечимых психологических проблем. Она вообще против разрушения понятия «биологического пола».

Эта позиция не является ни специфически консервативной, ни, тем более, религиозной — Роулинг сама придерживается либеральных и феминистских взглядов, только это либерализм и феминизм вчерашнего вечера — а к утру прогресс ушел далеко вперед, и горе тому, кто не поспевает за ним.

Высказывания Роулинг вызвали обвинения в «трансфобии», на нее обрушился поток яростных оскорблений, причем оскорблений, в которых обращалось внимание именно на ее женский пол. «Сука» — это, пожалуй, единственное, что возможно перевести на русский в пригодных для печати терминах.

Отметим, что люди, которые полагают простое выражение несогласия, сделанное вполне академичным и ничуть не агрессивным тоном, невыносимой обидой и притеснением, в то же время находят вполне уместным осыпать Роулинг самой грубой бранью.

Но ругань в сети — это одно, а вот реакция на более официальным уровне — это другое.

Звезда серии «Фантастические твари» Эдди Редмейн публично осудил высказывания Роулинг, и, как сообщают попросил студию Warner Bros отстранить Роулинг от работы над серией. Резко против ее позиции высказались и другие актеры, снимавшиеся в фильмах по ее книгам. Игравший Гарри Поттера актер, Дэниэл Редклифф заявил, что «Трансгендерные женщины — это женщины. Любое отрицание этого стирает идентичность трансгендерного человека».

Этот общий хор людей, которые приобрели богатство и известность благодаря сотрудничеству с Роулинг, а теперь восклицающих «у какой змеи мы пригрелись на груди!» производит сильное впечатление. За годы совместной работы — работы, которая была возможна благодаря таланту и усилиям самой писательницы — у них могли бы возникнуть какие-то естественные человеческие чувства привязанности и благодарности. В конце концов, можно было бы загадочно промолчать.

Но нет, похоже, молчания нынешняя идеологическая атмосфера не предполагает. Как и в СССР, надо активно выражать горячую поддержку линии партии и клеймить отступников. Если вы еще рассчитываете на какие-то блага в рамках системы.

Людей, которые в 1930-тые годы клеймили на «стихийных митингах» подлых предателей и фашистских шпионов, можно понять — умирать страшно, а жить хочется. Да и предатели и «шпионы» были им чужими людьми, о которых они знали только из газетных сообщений.

Но тем, кто работал с Роулинг не грозит «десять лет без права переписки», их подлость если и вынуждена, то не страхом смерти — а чем-то гораздо менее суровым, страхом угробить свою карьеру, быть изгнанным из того, что К.С. Льюис в «Мерзейшей мощи» называет «Внутренним кругом».

И это, возможно, приоткрывает завесу над тем, как работает механизм формирования единомыслия вокруг самых странных верований. Если вы хотите вписаться, быть принятым, сделать карьеру, вы должны играть по правилам и верить в то, во что тут принято верить. А — так уж устроена человеческая психология — человек, принявший какие-то воззрения из-под палки, через какое-то время начинает разделять их вполне искренне; это принцип, на котором работает психологическая техника, которая называется «промывкой мозгов». А если человеку приходится идти на какие-то подлости — например, публично помогать топить благодетеля — то он, психологически, нуждается в самом пламенной вере в свою идеологию, чтобы сохранять самооценку.

Эта идеология постоянно говорит о «любви», «сочувствии» и «терпимости» — но у нее нет сочуствия ни к кому, кроме групп, которые нужны в качестве «жертв», да и к ним тоже нет.

Вечером, чтобы сыграть на сочувствии к женщинам, страдающим от домогательств, они будут постить хештэг #metoo, внимательно отслеживая как реальные, так и предполагаемые случаи харрасмента. Впрочем, массовые насилия в Роттерхеме при этом будут тщательно проигнорированы, потому что там не те насильники, которые нужно.

С утра они уже будут отстаивать право мужчин объявлять себя «трансгендерными женщинами» и под этим предлогом являться в женские душевые и раздевалки. Безопасность и приватность самих женщин их при этом интересовать не будет. Сейчас в Великобритании и США преступники-мужчины, желая сидеть при более мягком режиме, объявляют себя «трансгендерными женщинами», чтобы попасть в женскую тюрьму. Бывают случаи, что, оказавшись там, они насилуют своих сокамерниц. Но это насилие и харрасмент никого не интересует — и никаких бурных кампаний не вызывает.

Роулинг попробовала заикнуться о правах женщин — за которые прогрессивные силы так бились еще вчера вечером. Теперь ее объявили злобнейшей «трансфобкой» с весьма неприятными последствиями для ее карьеры и кошелька. Впрочем, Роулинг уже весьма богата и, даже полностью запоров себе характеристику, по миру не пойдет. А вот обычный человек, который вынужден держаться за свою работу, будет принужден скандировать все требуемые лозунги — и припадать на колено перед всеми требуемыми портретами.

Причем, в отличие от СССР, государство тут играет, скорее, вспомогательную и догоняющую роль — законодательно оформляя то, что уже стало обязательным в медийной и корпоративной среде.

Мы наблюдаем революцию, но происходящую не путем захвата «почты и телеграфа», а того, что немецкий неомарксистский активист Руди Дучке описал как «долгий марш через институты». Это подрыв общества через инфильтрацию в такие его структуры, как медиа, образование, культура и даже церковь.

Читать еще:  базилика Рождества Христова в Вифлееме

И, поскольку планы революционеров носят глобальный характер, они обязательно придут за нами. Собственно, уже идут, и нам стоит это отслеживать.
А пока пойти и проголосовать за поправки к конституции, где упоминается Бог и брак как союз мужчины и женщины. Пусть у нас будет еще один оборонительный рубеж против всего этого безумия, на наших глазах пожирающего Запад.

Парламентарии хотят добиться от россиян единомыслия

Федеральное собрание России решило добавить единства — привести мышление граждан к одному знаменателю под предлогом защиты суверенитета государства.

Просветители в законе

Творческий коллектив, спаянный из депутатов Государственной думы и членов Совета Федерации, в числе которых оказалась и Наталья Поклонская, выступил с законодательной инициативой. Парламентарии предлагают решительно разобраться с просветительской деятельностью в России, которую они определяют в законопроекте как:

«Действия вне рамок образовательных программ, направленные на распространение знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта и компетенций в целях интеллектуального, нравственного, творческого, физического и профессионального развития человека».

По замыслу авторов законопроекта, просветительской деятельностью можно будет заниматься с соблюдением требований закона «Об образовании в Российской Федерации» и нормативных актов, которые примет правительство страны, когда их сформулирует.

Иными словами, под действие поправок, предложенных в закон, подпадают все лекции вне школьной или вузовской программы. В перечень «действий», которые власти решили контролировать, легко вписываются:

  • вебинары;
  • прямые эфиры пользователей соцсетей;
  • онлайн-общение блогеров с подписчиками;
  • публикации в научных журналах, СМИ и интернет-форумах;
  • любое публичное высказывание своего мнения по той или иной теме.

За что борются

Обоснование очередному шагу к уровню «чучхе», к сожалению, не стало прорывным креативом. Все та же набившая оскомину старая песня номенклатурного акына, движущегося по особому пути суверенной демократии. Оказывается, таким образом парламентарии спасут Отечество от:

«Бесконтрольной реализации антироссийскими силами в школьной и студенческой среде под видом просветительской деятельности широкого круга пропагандистских мероприятий, в том числе поддерживаемых из-за рубежа и направленных на дискредитацию госполитики РФ, пересмотр истории и подрыв конституционного строя».

Федеральные органы власти предлагается наделить полномочиями выдавать специальные заключения на «международное сотрудничество образовательных организаций», чтобы «не допустить иностранного вмешательства».

Разрешительное просвещение

С принятием поправок в закон «Об образовании в Российской Федерации», чтобы пригласить именитого лектора, школе или высшему учебному заведению, по идее, придется согласовывать его кандидатуру с властями, а то и сам текст его выступления.

Если оратор — иностранец, тогда вообще беда. Любой тезис, который не впишется в замкнутый контур современной государственной идеологии России, будет автоматически трактоваться как «иностранное вмешательство» или, как формулировали в эпоху развитого социализма, идеологическая диверсия.

Все — верно. За суверенными демократией и интернетом логично перейти и к суверенной науке. Запретить, к примеру, упоминание Илона Маска, чтобы не оскорблять чувства Дмитрия Рогозина. Избавиться от влияния западных научных кукловодов и местных «проплаченных иностранных агентов» со своими мнениями. А то ведь народ забалует и начнет самостоятельно мыслить, отвлекаясь от агитпропа: «Сегодня носит adidas, а завтра Родину продаст!»

Возможно, власти добавят и бойцов полку, отслеживающего публикации в соцсетях. Более остальных сетевых «просветителей», вероятно, восхитятся изменениям в законодательстве популярные блогерши, которые распространяют свои «знания, умения, навыки, ценностные установки, опыт и компетенции» на огромную аудиторию соцсетей. Так и представляется очередь за разрешениями на лекции по темам: «Как охмурить мужика»; «Диеты на все случаи жизни»; «Убойный мейкап»; «Бабушкины рецепты».

Как идеологическая составляющая законопроекта впишется в свободу слова, мнений и запрещенную Конституцией России любую государственную идеологию — вопрос.

Вопрос даже не в том, смогут ли парламентарии с помощью специально обученных юристов подобрать сокрушительные формулировки, а в самом итоговом креативе. Тем более, что Конституционный суд России уже сумел колоритно объяснить логику обнуления президентских сроков действующего главы государства.

Смысловые метаморфозы

Вероятность принятия поправок в закон «Об образовании в Российской Федерации» не вызывает особых сомнений. На этом фоне движению назад в советское будущее придал ускорение и депутат от «Единой России» Дмитрий Вяткин, который внес в Государственную думу два законопроекта, которые ужесточают правила проведения митингов. Один из документов предлагает:

  • запретить проводить массовые мероприятия возле зданий экстренных оперативных служб (к примеру МВД или ФСБ);
  • разрешить властям отменять или переносить акции в случае «чрезвычайной ситуации, террористического акта либо при наличии реальной угрозы их возникновения (совершения)».

И то верно. Выказывать гражданам свое отношение к действиям силовиков способнее где-нибудь в тихом и неприметном месте, чтобы не вносить смуту и не гнать волну под днище лодки стабильности. Безусловно, реальная угроза для граждан как весомый довод даже и не оспаривается, но это новшество может быть легко использовано как альтернатива внезапно начавшейся замене тротуарной плитки, ввиду чего становится вдруг невозможным проведение заявленной ранее массовой акции.

Депутат предлагает называть массовым мероприятием и «совокупность одиночных пикетов».

То есть, если граждане кучкуются в очереди, чтобы выйти с транспарантом на одиночный пикет, то все собравшиеся неподалеку и есть та самая «совокупность». Одним словом, парламентарий предлагает трактовать как мероприятие «массовое одновременное пребывание или передвижение граждан в общественных местах».

В городе да в час-пик автозаков не напасешься!

Тоталитарное дежа вю

В череде законопроектов, которые стремятся вернуть Россию в дремучее болото тоталитаризма, нет ничего необычного. Людей, которые испытали на себе, что это такое, занимает более всего ощущение занудного дежа вю, которое формулируется чаще всего непечатными выражениями.

Уже продолжительное время наблюдается последовательное движение страны к развитой суверенной демократии, когда под народным единством понимается не солидарность во мнении, к которому граждане пришли самостоятельно, а беспардонное принуждение к публичному единомыслию.

В период дурно пахнущего Средневековья инквизиция уже пыталась репрессиями привести мышление людей к единому знаменателю. По историческим меркам большевизм тоже недолго продержался, хотя и внес свой весомый вклад в кровавую историю ХХ века. Очередная же реинкарнация тоталитарной схемы в России может просто разнести в еще более мелкие клочья страну, нежели это случилось при распаде СССР.

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Когда принуждение к совершению сделки является уголовно-наказуемым

Адвокат Антонов А.П.

Ст.179 УК РФ “Принуждение к совершению сделки либо отказу от ее совершения”, достаточно редко применяется на практике. В 2018 году по ней было осуждено всего 8 человек, за первое полугодие 2019 года — 5 человек. В первую очередь, это связано с трудностями доказывания данного преступления — необходимо точно установить, что данные действия не являлись просто угрозами убийством, причинением вреда здоровью, вымогательством и т.п. Однако одно из дел, рассмотренных в Свердловской области в 2019 году, представляет интерес.

У одной из квартир в Екатеринбурге было 2 собственника, один из которых умер, и его доля перешла другому лицу (впоследствии — потерпевшей). Она вселилась в данную квартиру, стала в ней проживать и чинить препятствия для пользования квартирой вторым собственником. Чтобы обезопасить свое имущество от возможных взысканий, она переоформила свою долю на дочь. Второй собственник, не выдержав незаконных действий со стороны потерпевшей, продал свою долю другому лицу. После покупки он также пытался вселиться, однако потерпевшая систематически чинила ему препятствия, не пускала в квартиру, угрожала заявлением о краже ее вещей, если он зайдет и т.д.

Осознав, что покупка данной доли является неудачной и жить в квартире он не сможет, собственник решил ее продать и заключил договор с риелтором (впоследствии — подсудимый). Приведя на осмотр квартиры двух потенциальных покупателей, он застал потерпевшую, которая в нецензурной форме требовала покупателей уйти, так как квартира не продается. Подсудимый высказал потерпевшей свои претензии, после чего нанес ей несколько ударов, не причинивших вред здоровью, и вытолкал за дверь. Потерпевшая обратилась в полицию с заявлением.

По версии следствия, преступление было совершено из корыстных побуждений, с целью принудить потерпевшую продать квартиру. В качестве доказательств были предъявлены заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии телесных повреждений, аудиозапись конфликта а также показания свидетелей, многие из которых являлись родственниками потерпевшей. Суд данные доказательства убедили, и был вынесен обвинительный приговор.

Однако версия следствия была неверной. Суд не исследовал ряд доказательств, представленных стороной защиты, а именно скриншоты переписки в месседжере WhatsApp, из которых следует, что подсудимый договорился с дочерью потерпевшей (собственником квартиры) о продаже ее доли по явно завышенной цене. Более того, имеющаяся в материалах дела аудиозапись также не была должным образом исследована судом. Безусловно, она содержит крики и нецензурную брань между подсудимым и потерпевшей, однако высказанные им угрозы не являлись конкретными, о сделке они не упоминали. Данный разговор свидетельствует лишь о личной неприязни участников конфликта.

Читать еще:  протоиерей Владимир Вигилянский

Далее, стороной защиты были предъявлены выписки из ЕГРН, из которых следовало, что сама потерпевшая многократно приобретала доли в квартирах, после чего приобретала смежные доли и продавала квартиру целиком. То есть она умышленно препятствовала сособственникам квартир в пользовании своей долей, вынуждая купить ее долю по явно завышенной цене и таким образом извлекая прибыль.

Таким образом, осужденный не принуждал ли потерпевшую, ни ее дочь к совершению сделки. Он нанес побои, однако они не являются уголовно-наказуемыми в данной ситуации и квалифицируются по ст.6.1.1 КоАП РФ. В апелляционной инстанции уголовное дело было прекращено, кассационная инстанция с данными доводами согласилась.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Принуждение к спору

Управляющим вменили в обязанность оспаривать сомнительные сделки должников

Арбитражный управляющий не просто имеет право, но обязан оспаривать вызывающие вопросы сделки должника при банкротстве — иначе его могут признать «виновным в бездействии». Такую позицию занял Верховный суд РФ. До сих пор практика была противоречивой. Одни суды штрафовали управляющих, другие не считали оспаривание обязанностью. По мнению юристов, ВС продолжает линию жесткого регулирования и ограничивает самостоятельность управляющих. Последние опасаются давления и увеличения объема работы.

Фото: Павел Соловьев, Коммерсантъ

Фото: Павел Соловьев, Коммерсантъ

ВС опубликовал мотивированное решение о привлечении к административной ответственности арбитражного управляющего (АУ) Александра Максименко, не оспорившего ряд предбанкротных сделок депутата Госдумы Андрея Палкина.

АУ счел оспаривание сделок преждевременным, согласившись с предложением депутата погасить долги через план реструктуризации без признания банкротом. Против выступила ФНС (основной кредитор с требованиями на 189 млн руб.), где сочли отчуждение должником имущества на 1,5 млрд руб. по сделкам дарения и купли-продажи с длительной отсрочкой платежа заведомо невыгодным. Налоговики сами добились признания недействительными 157 договоров в пользу сыновей депутата по имуществу на 320 млн руб. В итоге дело о банкротстве депутата было прекращено в связи с погашением долгов (за счет третьих лиц). Но еще до этого ФНС пожаловалась на управляющего в Росреестр, который обратился в суд за привлечением АУ к ответственности.

Ведомство заявило о неисполнении АУ обязанностей (ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ), которое выразилось в отказе от оспаривания сделок должника. АУ настаивал, что на тот момент не видел в этом необходимости, а позднее все же подал иски по ряду сделок (не дублируя требования ФНС) в пределах срока давности. Суды первой и апелляционной инстанций решили, что Александр Максименко нарушил закон, и оштрафовали его на 25 тыс. руб. Кассация отменила решение, указав, что оспаривание сделок — право, а не обязанность АУ.

Росреестр добился передачи дела в экономколлегию ВС, которая признала нарушение и оставила в силе решение о штрафе.

ВС сослался на постановления Конституционного суда РФ о том, что процедуры банкротства носят публично-правовой характер, а их цель — достижение баланса интересов должника и кредиторов, что как раз призван обеспечить АУ, в том числе через меры по увеличению конкурсной массы.

Более того, реструктуризация долгов «не исключает необходимость оспаривания сделок должника, нарушающих права кредиторов». АУ был известен невыгодный характер сделок, а его поведение «продиктовано намерением обеспечить должнику рассрочку в погашении долгов… в то время как сам факт возникновения просрочки вызван действиями должника», и «этот факт должен быть очевиден самому АУ», заключил ВС.

Юристы отмечают, что в последние годы судьи стали строго спрашивать с АУ, за бездействие которых предусмотрен широкий спектр наказаний — от штрафов до дисквалификации. «Это дело должно еще раз напомнить всем АУ, что в первую очередь надо учитывать интересы кредиторов, и если они отказались давать должнику реструктуризацию с рассрочкой на несколько лет, то оспаривать сомнительные сделки, а не пытаться убедить суд в назначении реструктуризации»,— говорит советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук. Впрочем, добавляет она, это не означает, что надо оспаривать все подряд: кредиторы зачастую «враждебно настроены» не только к должнику, но и к АУ, поэтому важно «уметь балансировать».

ВС разберется в полномочиях арбитражного управляющего по сделкам должника

Однако партнер Bryan Cave Leighton Paisner Иван Веселов оценивает позицию ВС как «спорную и жесткую» по отношению к АУ, которые теперь будут «вынуждены увеличить временные и денежные расходы на выявление и оспаривание сделок должника». По мнению АУ Максима Доценко, самый важный нюанс — то, что АУ не обвинен в полном бездействии, по сути, спор идет о том, когда нужно подать иск. Иван Веселов добавляет, что АУ отсрочил оспаривание до утверждения плана реструктуризации, поэтому «имеются разумные основания полагать, что управляющий не совершил соответствующего проступка».

«К любому АУ теперь могут появиться надуманные претензии и поводы для привлечения к ответственности, а кредиторы станут еще больше жаловаться»,— опасается Максим Доценко. Господин Веселов добавляет, что дело «ставит под сомнение право АУ принимать самостоятельные решения для оптимизации процедуры банкротства» и можно сделать вывод о «желании еще жестче регулировать АУ и мотивировать их к активной работе в пополнении конкурсной массы».

Когда принуждение к совершению сделки является уголовно-наказуемым

Адвокат Антонов А.П.

Ст.179 УК РФ “Принуждение к совершению сделки либо отказу от ее совершения”, достаточно редко применяется на практике. В 2018 году по ней было осуждено всего 8 человек, за первое полугодие 2019 года — 5 человек. В первую очередь, это связано с трудностями доказывания данного преступления — необходимо точно установить, что данные действия не являлись просто угрозами убийством, причинением вреда здоровью, вымогательством и т.п. Однако одно из дел, рассмотренных в Свердловской области в 2019 году, представляет интерес.

У одной из квартир в Екатеринбурге было 2 собственника, один из которых умер, и его доля перешла другому лицу (впоследствии — потерпевшей). Она вселилась в данную квартиру, стала в ней проживать и чинить препятствия для пользования квартирой вторым собственником. Чтобы обезопасить свое имущество от возможных взысканий, она переоформила свою долю на дочь. Второй собственник, не выдержав незаконных действий со стороны потерпевшей, продал свою долю другому лицу. После покупки он также пытался вселиться, однако потерпевшая систематически чинила ему препятствия, не пускала в квартиру, угрожала заявлением о краже ее вещей, если он зайдет и т.д.

Осознав, что покупка данной доли является неудачной и жить в квартире он не сможет, собственник решил ее продать и заключил договор с риелтором (впоследствии — подсудимый). Приведя на осмотр квартиры двух потенциальных покупателей, он застал потерпевшую, которая в нецензурной форме требовала покупателей уйти, так как квартира не продается. Подсудимый высказал потерпевшей свои претензии, после чего нанес ей несколько ударов, не причинивших вред здоровью, и вытолкал за дверь. Потерпевшая обратилась в полицию с заявлением.

По версии следствия, преступление было совершено из корыстных побуждений, с целью принудить потерпевшую продать квартиру. В качестве доказательств были предъявлены заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии телесных повреждений, аудиозапись конфликта а также показания свидетелей, многие из которых являлись родственниками потерпевшей. Суд данные доказательства убедили, и был вынесен обвинительный приговор.

Однако версия следствия была неверной. Суд не исследовал ряд доказательств, представленных стороной защиты, а именно скриншоты переписки в месседжере WhatsApp, из которых следует, что подсудимый договорился с дочерью потерпевшей (собственником квартиры) о продаже ее доли по явно завышенной цене. Более того, имеющаяся в материалах дела аудиозапись также не была должным образом исследована судом. Безусловно, она содержит крики и нецензурную брань между подсудимым и потерпевшей, однако высказанные им угрозы не являлись конкретными, о сделке они не упоминали. Данный разговор свидетельствует лишь о личной неприязни участников конфликта.

Далее, стороной защиты были предъявлены выписки из ЕГРН, из которых следовало, что сама потерпевшая многократно приобретала доли в квартирах, после чего приобретала смежные доли и продавала квартиру целиком. То есть она умышленно препятствовала сособственникам квартир в пользовании своей долей, вынуждая купить ее долю по явно завышенной цене и таким образом извлекая прибыль.

Таким образом, осужденный не принуждал ли потерпевшую, ни ее дочь к совершению сделки. Он нанес побои, однако они не являются уголовно-наказуемыми в данной ситуации и квалифицируются по ст.6.1.1 КоАП РФ. В апелляционной инстанции уголовное дело было прекращено, кассационная инстанция с данными доводами согласилась.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector