0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

протоиерей Владимир Косточка

Престольные праздники столичных храмов: о Казанской иконе Божией Матери — протоиерей Владимир Косточка

В день, когда Православная Церковь чтит Казанскую икону Пресвятой Богородицы, 4 ноября, престольный праздник отмечает столичный храм в честь Казанской иконы Божией Матери (проспект Победы, 119-121)

О празднике и об истории храма Центру информации УПЦ рассказал настоятель протоиерей Владимир Косточка.

ИСТОРИЯ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

— Чудотворные иконы Пресвятой Богородицы благоговейно почитаются православными христианами как залог материнского заступничества Царицы Небесной с древних времен и доныне.

Чудотворная Казанская икона Пресвятой Богородицы была явлена в городе Казани 8/21 июля 1579 г. Троекратно Божия Матерь являлась во сне девочке Матроне Онучкиной с настойчивым приказом идти на пепелище сгоревшего дома и извлечь Ее образ из земли. Икона была обретена девочкой в указанном месте при стечении множества благочестивого народа, молившего «Владычице, спаси нас!»

В годы великой смуты Казанская икона Божией Матери вновь явила свою славу. По благословению Патриарха Гермогена образ Божией Матери из Казани перенесли к столице и народное ополчение, двинувшееся на освобождение Москвы возглавила сама Царица Небесная. В 1612 г. православное воинство освободило Русскую землю от поляков, в память о чем 22 октября (4 ноября) чествуется Казанская икона Божией Матери.

Казанский образ один из самых любимых и почитаемых в народе. Изображение Казанской иконы Божией Матери на протяжении многих веков считается также и венчальным. С родительского благословения и покровительства Богородицы Казанской начинается семейная жизнь молодой семьи. Люди видят в этой иконе особое заступничество и покровительство Заступницы Небесной во всех своих житейских нуждах.

ИСТОРИЯ ХРАМА В ЧЕСТЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

— Святошинский район города Киева не случайно богат многими духовными святынями. В 12 веке эта земля принадлежала правнуку Ярослава Мудрого Святославу, князю Черниговскому, которого все мы знаем как преподобного Николу Святошу. Святошинцы верят, его небесным покровительством, его молитвами и поныне устрояется православная жизнь в нашем районе. Среди множества расположенных здесь храмов теперь есть и наш храм в честь Казанской иконы Божией Матери.

В 2010 году по благословению Владимира Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины на территории Национального научного центра радиационной медицины был открыт храм в честь Казанской иконы Божией Матери. Вначале службы проходили во временном помещении на 1-м этаже лабораторно-диагностического корпуса. В том же году началось строительство храма в живописном месте прибольничной территории. На сегодняшний день практически завершены работы по возведению деревянного сруба. Осенью 2014 года были освящены и установлены накупольные кресты. С этой весны службы уже регулярно проводятся в строящемся храме. Параллельно там продолжаются внутренние работы по благоустройству внутреннего убранства.

Радует, что вместе с храмом растет и приходская община. С каждым годом на храмовые праздники — 22 июля и 4 ноября – Божия Матерь собирает к себе в гости все больше и больше верующих людей.

Священники храма Казанской иконы Божией Матери окормляют пациентов неврологического интерната Киева. На приходе ведется социальная работа по сбору одежды, игрушек для детских домов, школ; передается православная литература в места заключения, прихожане посещают болящих. В храме собрана и работает православная библиотека.

Прихожане принимают активное участие в благотворительном проекте «Наша Лепта».

*** Проезд: ст. метро Житомирская, тр. 7 до ост. «Житомирская».

Адрес храма — пр. Победы, 119-121.

Богослужения: воскресные и праздничные дни – 09.00 Литургия, накануне – 17.00 вечернее богослужение, в течение недели – 14.00 молебны с акафистами.

Настоятель — протоиерей Владимир Косточка: +38 (097) 739 46 76,

иерей Анатолий Чорногор: +38 (063) 588 86 22

Подготовила Наталья Петрова, Центр информации УПЦ — для «УНИАН-Религии».

Фото из архива храма в честь Казанской иконы Божией Матери

Проект «Престольные праздники столичных храмов» реализуется Центром информации УПЦ и «УНИАН-Религии» по благословению Блаженнейшего Митрополита Онуфрия.

Галерея «Соборна», просвітницький центр кафедрального собору УПЦ

Офіційний сайт Духовно – просвітницького центру кафедрального собору УПЦ

Цикл бесед «Навечерие» в галерее «Соборная». Протоиерей Владимир Косточка

16 марта в галерее «Соборная» состоялась очередная встреча в рамках проекта Духовно-просветительского центра при Кафедральном соборе УПЦ в честь Воскресения Христова – «Навечерие». Беседа в галерее «Соборная» была посвящена теме « Семейные отношения. Влияние национальной и религиозной ментальности».

Настоятель храма в честь святителя Николая Чудотворца при семнадцатой городской больнице г.Киева, благочинный Печерского благочиния протоиерей Владимир Косточка поделился своими мыслями о святости брака, о проблемах современного общества и тайне Божественного промысла в деле Любви.


После молитвы со вступительным словом к слушателям обратился руководитель Духовно-просветительского центра Кафедрального собора протоиерей Павел Белый.

В ходе продолжительной лекции слушатели задали протоиерею Владимиру множество вопросов на тему семейных отношений. Было очевидно, что лекция вызвала горячий отклик в сердцах присутствующих, ведь тема семейных отношений актуальна для всех возрастных категорий. В своих ответах священник обозначил общую позицию Церкви на различные жизненные проблемы, а также выразил свое видение на некоторые ситуации, как священнослужитель и отец большого семейства.

По окончании встречи протоиерей Павел Белый от имени присутствующих поблагодарил протоиерея Владимира Косточку за содержательное общение и открытый диалог.

► Видеозапись лекции прот. Владимира будет опубликована на канале Кафедрального собора УПЦ в честь Воскресения Христова на портале Youtube, а также на сайте галереи «Соборная», в социальных сетях.

«Наши добрые дела должны вытекать из нашей молитвенности, из литургической жизни» – протоиерей Владимир Косточка, благочинный Печерского благочиния

Протоиерей Владимир родился и жил в г. Золотоноша Черкасской области, с детства любил природу и «все, что в ней». После 8-го класса решил стать ветеринаром, чтобы помогать «братьям нашим меньшим». Занимался в техникуме, и параллельно – в музыкальном училище по классу народных инструментов. Затем завершил еще одно образование, высшее – на дирижерском факультете в Киевском национальном университете культуры и искусства. С интересом для себя изучал историю культуры и философской мысли древних народов и цивилизаций, пока в один прекрасный день сознательно не переступил порог храма, как православный христианин. Богослужебный мир Православной Церкви покорил юношу, и он понял, что храм – это самое главное место на земле. 20 лет тому назад Господь призвал Владимира сперва к диаконскому, затем к священническому служению, которое он закрепил учебой в Киевских духовных школах. Сегодня о. Владимир – благочинный храмов Печерского благочиния г. Киева.

– Отец Владимир, до недавнего времени Вы несли послушание в Синодальном отделе социального служения и благотворительности. Но и теперь, будучи благочинным Печерского благочиния Киева, продолжаете осуществление социальных проектов. Расскажите, пожалуйста, об этом.

– Социальная работа нам не спускается «сверху», это составляющая часть деятельности любого священника. Она не идет в разрез с обязанностями благочинного, наоборот. На нашем Свято-Николаевском приходе, действующем на территории 17-й городской больницы, такое направление стало традиционным. Мы посещаем интернаты для детей и взрослых, едем туда, где нас ждут инвалиды и старики. Последний проект, инициированный нашими прихожанами – благотворительный рождественский аукцион «Наша лепта» в помощь детям востока Украины, который поддержал глава Информационно-просветительского отдела Киевской епархии, управляющий Южным викариатством столицы, епископ Васильковский Николай. Затем мы получили благословение Блаженнейшего Митрополита Онуфрия. Вообще, это все начинания людей, прихожан, православных христиан Киева. И что характерно – православная паства очень активно и живо откликается на такие мероприятия, сама проявляет инициативу. Эта инициатива идет как бы снизу вверх.

– А что подвигает людей к такому роду деятельности? Вас, например?

– Я знаю по собственному опыту, что такое «плохо». Вроде бы все есть: тепло, сыто, ты обут, одет, всем обеспечен… Но при этом чего-то не хватает: где-то в глубине сознания присутствует ощущение, что моей помощи ждут люди, которые страдают. Нужно с ними поделиться своим теплом, своим благополучием, своей едой… Это зов Христа в душе человека. А бывает так, что приходит человек с иголочки одет, на дорогой машине, богат и сверх-богат, а глубоко несчастен… Помощь людям – это сфера созидающая, и ничего в такой работе не может быть сомнительного или плохого. Если брать историю древней Церкви, увидим море примеров, как древние общины еще времен апостольских взаимно друг другу помогали. Это классика для Церкви. Поэтому, в таком виде деятельности не приходится себя заставлять или кого-то заставлять. Для христианина это естественно органично. И еще (улыбается)… такая работа спасает от излишнего богословствования, не осушает душу. Иначе я бы где-то спрятался, и читал, читал, читал… А это послушание не дает возможности уйти в себя, замкнуться в самом себе. Видимо, Господь нас так спасает.

Каким, по Вашему мнению, отец Владимир, должно быть соотношение богослужебной практики и социально-благотворительной работы?

– Конечно, здесь нужно помнить о главном: Господь через священника вершит таинства. И мы, священники, в первую очередь призваны к молитве, впрочем, как и каждый христианин. Если бы мы жили в более благоприятных общественных условиях, возможно, не отдавали бы столько сил подобной работе. Но в стране сейчас очень тяжелое положение – гибнут люди, страдают старики и дети, тысячи людей остались без крова, покинули свои жилища… В другое время, мы бы не посвящали столько сил благотворительности. Помните, как апостолы сказали: «Мы не должны чрезмерно заботиться о столах…» И Апостол Павел прибавил: «Горе мне, если я не благовествую». То есть, священника епископат благословил совершать литургию, другие таинства, проповедь, миссионерство. Но тут нужно соизмерять. И я – первый неумелец в этом соизмерении, т.к. не научил мирян заниматься этой деятельностью самостоятельно. Но верующие просят: «Батюшка, будьте с нами, просто соприсутствуйте»… Думаю, соотношение молитвы и добрых дел должно быть в пропорции 50 на 50.

– Как организовался Ваш приход?

– Как-то пришли сотрудницы 17-й больницы в храм Михайловский, что на территории бывшей Октябрьской больницы, где я служил дьяконом, и обратились к настоятелю о. Роману Барановскому с просьбой создать здесь общину. После первого учредительного собрания меня оставили курировать организацию приходской жизни в этой больнице, сначала как дьякона, а затем как священника и настоятеля.

– Вы убедились на собственном опыте, насколько важно присутствие храма на территории больницы?

– Это веление времени, сама жизнь это подтверждает. Наша больница пульмонологическая, лечат легочные заболевания, и другие тяжелые недуги, оперируют. Здесь молитва особенно нужна. Нас допускают везде и всюду в больнице, иногда даже пускают в операционные, просят окропить, освятить. Особенно часто просили в период противостояния на Майдане, сюда привозили пострадавших. Сотрудничество с медперсоналом у нас прекрасное. Нет никаких противоречий, как это иногда, к сожалению, встречается. Главврач Дёмин Николай Иванович для нас – как «хрещений батько». Он во всем идет навстречу. Материально помочь больница не может, сама нуждается, но поддерживает любое наше начинание. Такой прекрасный церковно-медицинский симбиоз.

Читать еще:  В РПЦЗ поддерживают идею введения "Основ православной культуры" в школах России

– Отец Владимир, Вы недавно приступили к обязанностям благочинного. Что Вы для себя открыли в этом послушании?

– У нас более десяти приходов. Они, как правило, имеют специализированную направленность, т.е. находятся на территориях различных учреждений. Как наш храм. В Киевском военном госпитале действует прекрасный приход Покровского храма, при госпитале СБУ храм иконы «Нечаянная радость», храм в Суворовском училище, в воинской части на Печерске. В нашем благочинии находится Андреевский храм возле Аскольдовой могилы на склоне Днепра, где настоятель – протоиерей Владимир Савельев, глава Синодального издательского отдела УПЦ. В наше благочиние входит храм Всех Святых на территории строящегося кафедрального Воскресенского собора. А также храм Архангела Гавриила телеканала «Глас», приход Веры, Надежды, Любви и матери их Софии на бульваре Дружбы Народов, где настоятель – протоиерей Георгий Коваленко, известный миссионер, глава Просветительского синодального отдела.

Каждый приход по-своему интересен, у каждого свое направление. Например, в военном госпитале настоятель о. Олег сейчас особенно востребован: там – раненные военные, нужно оказывать и социальную помощь. В суворовском училище служение предполагает работу с будущими офицерами, ребятами школьного возраста. В воинской части у священников свое направление, тоже сейчас особо востребовано духовное окормление. Стараемся встречаться, обмениваться опытом, советоваться, поддерживать друг друга.

– На что в первую очередь должен обращать внимание городской священник?

– Очень важно для священника знать свои обязанности, обладать необходимой суммой богословских знаний. И в селе, и в городе. Если ты свой минимум, свою узкую специализацию знаешь и восполняешь, тогда с людьми общаться легко. Одно из моих излюбленных чтений, и к чему я всегда призываю наших прихожан, это – чтение обыкновенного катехизиса. Это как таблица Менделеева для химика. Катехизис дает как бы такую сетку, в которую укладываются стройно другие религиозные понятия. Катехизис систематизирует необходимые знания и помогает не запутаться на просторах современной религиозной литературы. А также нужно читать и перечитывать Закон Божий, основы наших догматов, вероучения. К этим «сухим» с первого взгляда источникам нужно возвращаться время от времени. И благодаря этому священник чувствует, где истина, а где ее нет. Ему не нужно знать все направления неорелигий и сект, но он всегда может и должен безошибочно определить, от Бога ли это учение или от врага рода человеческого.

И все же, молитва при этом приоритетна?

– На последнем епархиальном собрании киевского духовенства Блаженнейший Митрополит Онуфрий напомнил нам, священникам, что мы в первую очередь поставлены для молитвы, для священнодействия. Спасает людей благодать Божья, стяжание Духа Святого, молитва. Если мы потеряем это самое главное наше призвание – все разрушится.

Опыт Запада говорит о чем? Когда протестанты начали активно заниматься социальными проектами и благотворительностью в ущерб молитве, которая у них там какая-никакая есть, через определенное время началась катастрофа. Они начали терять тех людей, которые у них были. Потому что душа, сердце человека реагирует на Дух Божий, на призывающую благодать Божью, душа требует мистических переживаний, общения с Господом. А они все это утратили. Мы с вами возвращаемся к началу разговора. Прибавлю, что в сочетании социальной и богослужебной работы должна присутствовать духовная рассудительность. Ведь замечено было, что еретики, ощущая внутреннюю духовную пустоту и ущербность, пытались ее компенсировать какой-то внешней повышенной активностью. Поэтому в западных протестантских странах такие перекосы и духовная выхолощенность.

Соответственно, и в нашей социальной деятельности должна быть определенная грань. Наши добрые дела должны вытекать из нашей молитвенности, из литургической жизни. Об этом нужно помнить и знать, и к этому мы призваны стремиться.

– Спасибо, отче, за интересную беседу.

Он был истинным воином Православной Церкви

В Луганске во время артобстрела города украинскими силовиками погиб наш земляк, священник Украинской Православной Церкви Московского Патриархата протоиерей Владимир Креслянский. У него осталось пятеро детей. Орская епархия не оставила в беде многодетную семью, вынужденную искать пристанище в Орске. Наш корреспондент встретился с женой погибшего – матушкой Светланой. В беседе с ней перед нами встает светлый образ воина Христова.

Погиб за веру

Поток беженцев в Россию с восточной Украины не иссякает. В основном это женщины, старики, дети. Он бы тоже мог сохранить свою жизнь, вернувшись с семьей в родные края. Но как бросить приход и паству? Ведь людям осажденного города не менее, чем хлеб и вода, необходима духовная поддержка. Там он был нужнее.

И священник, отправив семью в Орск, остался защищать город. Нет, отец Владимир не вступал в ряды ополченцев. Но стал воином. Истинным воином Православной Церкви. А его оружием была молитва, ежедневные службы, не прекращающиеся под разрывами бомб и снарядов.

В тот день он возвращался с вечернего богослужения. Путь не ближний: от Свято­Вознесенского храма на окраине города до дома – полчаса езды на маршрутке. Но откуда теперь общественный транспорт в Луганске? Шел, скорее всего, пешком. Осколки кассетной бомбы настигли его в нескольких десятках метров от своего дома…

По словам очевидцев, умер он, стоя на коленях, словно в молитвенномпредстоянии. Умер за веру, с молитвой на устах. Печальная весть о гибели протоиерея Владимира Креслянского и снимок истекающего кровью священника облетели Интернет.

Беседуем с матушкой Светланой, его супругой. Она еще не оправилась от шокирующих известий с Украины. С дрожью в голосе вспоминает последний телефонный разговор с мужем за день до его смерти. В то время в храме шла служба, и они лишь перекинулись несколькими словами.

Позже связи с Луганском из Орска уже не было. Тогда она попросила созвониться с отцом старшую дочь, которая живет недалеко от Львова. Той это удалось. По словам Ольги, отец вел себя как­то странно. Рассказал ей, будто бы его бабушка к нему приходила и отец Григорий, духовник семьи, тоже был (оба покойные). Дочь подумала, что это ему привиделось во сне. Однако отец сказал, что видел их наяву… В недоумении она спросила, все ли с ним в порядке. Он ответил, что все хорошо. На другой день связи опять не было.

А на следующий позвонили родственники из Луганска. Им знакомые сообщили, что протоиерей Владимир Креслянский погиб. Ополченцы подобрали его тело на улице. Матушка стала звонить знакомым в Луганск, а ей говорят: «Похороны уже идут. Батюшку отпевают». Похоронили священника на территории Свято­Вознесенского храма в Луганске, где он служил в последнее время.

Дорога к Богу

В их семейной биографии, на первый взгляд, нет ничего примечательного. Светлана окончила 8 классов в школе № 53 г. Орска. Затем – Торгово­кулинарное профтехучилище. Владимир по окончании 8 классов в школе № 50 получил образование в машинострои­

тельном техникуме. Поженились в 1987­ом. А на следующий год уехали в Луганск к родственникам. Купили там домик. Он устроился на трубный завод. А она родила первого ребенка, через год – второго… Словом, все в их жизни было, как в большинстве рядовых советских семей. Если не считать, что в семейном укладе с первых дней стали появляться ростки веры. Сначала едва заметные, а затем – все больше и больше. А воцерковляться начали благодаря матери Владимира Клавдии.

– Помню, с какой радостью она ходила в церковь, – рассказывает матушка Светлана. – Дома много молилась. Вечерами читала для детей жития святых. Взрослые на все это как бы не обращали внимания, но, наверное, ее усердие не проходило бесследно. И со временем один за другим все семейство потянулось в храм. Младшие дети стали посещать православную гимназию. Старшая – Ольга – по окончании школы поехала в Ровенскую область учиться на регента-псаломщика в Свято-Никольский монастырь. А через год звонит и говорит: «Я остаюсь в монастыре. Прошу вашего благословения». Мы первое время уговаривали, чтобы не спешила и хорошо обдумала такой важный шаг своей жизни. И вот прошло уже 10 лет, как Ольга стала послушницей монастыря, а недавно приняла монашеский постриг. Теперь она уже инокиня Ника. Вторая дочь Наташа окончила то же самое училище при монастыре по специальности регент-псаломщик. Потом в Одессе освоила золотошвейное мастерство – по вышивке церковных облачений.

Но в жизни самого отца Владимира путь к вере начался намного раньше благодаря его глубоко верующим родителям. А в середине 90-х, как мы узнали далее из уст матушки, произошли события, которые подтолкнули его к мысли о церковном служении. Желание это стало укрепляться, когда его пригласили помочь деревенскому священнику, задумавшему строить монастырь. Он согласился, стал ездить туда работать. Тем не менее, когда батюшка заговорил с ним по поводу служения, Владимир наотрез отказался, считая себя недостойным. Однако дальнейшая его судьба была уже накрепко связана с церковной жизнью. Она привела его в храм Димитрия Солунского в Луганске. Сначала был там поваром, разнорабочим. Но настоятель увидел в нем будущего священнослужителя и потихоньку стал его готовить к духовному поприщу. Там в 2000-ом году и рукоположили его в сан диакона, а вскоре – во иерея. Духовное образование отец Владимир получил в Харьковской духовной семинарии.

Нес свет Божественной любви

По словам матушки, особых заслуг и наград у него не было, правда, год назад возведен в сан протоиерея. Но главная оценка его пастырского труда – это отношение к нему прихожан. Отца Владимира очень любили за отзывчивость и простоту. Были уверены, что молитва его всегда помогает. Двери дома батюшки никогда не закрывались. Люди днем и ночью шли к нему с разными просьбами: кому-то надо молебен, кому-то панихиду, то и дело обращались за пастырскими советами. И он принимал всегда и всех, никогда не отказывал. Много времени посвящал миссионерской деятельности. Опекал дом престарелых, служил там молебны. Часто посещал интернат для больных деток. Окормлял прихожан двух храмов: Свято-Георгиевского и Свято-Вознесенского. Был очень добрым, любил шутить, всегда готов отдать последнее. Поистине нес людям свет Божественной любви.

Казалось бы, все это присуще любому священнослужителю. Но, по мнению прихожан храма, был он не такой, как все. А некоторые даже считали его прозорливым.

Вот что рассказала о нем на православном радио «Воскресение» прихожанка Ольга Лямзенко: «Батюшка Владимир был необычным священником. Главными его чертами являлись смирение и простота. Не было в нем величавости, строгости. Он любил людей, и все к нему относились с теплотой. Если просили его помолиться, каждого выслушает, за каждого помолится. Когда служил Литургию, всегда молился долго, вычитывал все записочки. Помню такой случай с прихожанами нашего храма. Муж с женой сильно поссорились, пришли в храм, а навстречу к ним выходит батюшка Владимир с большими свечами, говорит: «Сегодня помолимся об умножении любви». Наверное, увидел как-то, почувствовал, что нужно пришедшей в храм семейной паре. Повторял всегда: «Надо меньше гордиться, а то будут скорби». Незадолго до своей смерти он постучал в окно одного дома и обратился к семье прихожан: «Срочно собирайтесь и уходите, через час в ваш дом попадет снаряд». Они его послушались, и ровно через час именно в их дом попал снаряд, но люди успели спастись. Самому же спастись не удалось. Раненный при взрыве бомбы, он упал на коленочки и в молитвенном предстоянии так и умер. Был воистину священник, раб Божий! Всю жизнь молился. Господь сподобил его такой мученической кончины».

Читать еще:  РПЦ и Ватикан создадут совместную комиссию для решения спорных вопросов

Протоиерей Владимир Креслянский погиб вечером 31 июля, в канун дня памяти преподобного Серафима Саровского, и почил, стоя на коленях, так же, как Саровский Чудотворец.

Спас семью от неминуемой смерти

В начале мая в Славянске и Краматорске уже шли боевые действия. Оставаться в Луганске было небезопасно, и отец Владимир решил отправить в Орск жену с детьми, а позже – и отца, который жил вместе с ними. Тем самым спас близких от неминуемой смерти. Дело в том, что после отъезда семьи бомба попала в их дом, и в детской комнате рухнул потолок. Батюшка тогда уцелел, так как в тот момент находился в зале. А в день гибели отца Владимира бомба второй раз попала в их дом. Уцелели только стены. К счастью, там никого не было. А от соседского дома вообще ничего не осталось. Погибло много людей…

В Орск семья Креслянских приехала с пустыми руками и с пустыми карманами. Вещей никаких не брали, даже самого необходимого. Ведь никто не думал, что это надолго. Возникли проблемы. Где жить? К счастью, знакомые временно предоставили жилплощадь. Но на что жить? Город выделил в разовом порядке как беженцам 5 тысяч рублей. Продукты давали в социальном центре. Дочь Наташа устроилась на работу – будет подмога. Однако прокормить, обуть и одеть шесть человек семьи на одну небольшую зарплату – это почти нереально. И Церковь взялась опекать беженцев. Во-первых, троих детей – 10, 13 и 16 лет – определили в Православную гимназию, где бесплатное питание и обучение. Во-вторых, священники епархии пожертвовали личные средства, чтобы купить деткам все необходимое для школы, а также определено ежемесячное денежное пособие от епархии. Конечно, этого недостаточно, и материальная помощь этой семье от наших читателей не будет лишней. Но главное – по ходатайству епископа Орского и Гайского Иринея Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви выделил семье Креслянских средства на покупку жилья.

Надо было видеть глаза матушки Светланы, полные слез, когда владыка Ириней сообщил ей такую радостную весть. Она тронута до глубины души тем, как помогают ее семье. Бесконечно благодарна Церкви и всем, кто не остался в стороне от ее горя, за такую заботу.

Что это было? Часть 1

В ближайшее дни в издательстве «Русский дом» выходит книга протоиерея Владимира Вигилянского «Что это было?», составленная из его почти ежедневных дневниковых записок в период беспрецедентной за последние годы информационной атаки на Церковь в предвыборные и послевыборные месяцы 2012 года. Одна из сквозных тем «Записок» – анализ пропагандистских методов тех, кто развязал эту информационную войну. Сайт «Православие.Ру» начинает серию публикаций из этой книги.

Протоиерей Владимир Вигилянский. Фото: РИА Новости

«Легенда о Великом инквизиторе» из «Братьев Карамазовых» в сегодняшней ситуации в России читается несколько по-новому. Сам Ф.М. Достоевский, выступая перед студентами С.-Петербургского Университета в 1879 году, сказал: «Великий инквизитор есть, в сущности, сам атеист. Смысл тот, что если исказить Христову веру, соединив ее с целями мира сего, то разом утратится и весь смысл христианства, ум несомненно должен впасть в безверие, вместо великого Христова идеала созиждется лишь новая Вавилонская башня… Под видом социальной любви к человечеству является уже не замаскированное презрение к нему».

Главная коллизия «Легенды» – в разном понимании свободы: свобода Христова – одна, свобода Великого инквизитора – другая.

В «поэме» философа-агностика Ивана Карамазова, этого, по признанию С.Н. Булгакова, чуть ли ни первого «образа русской интеллигенции», Великий инквизитор, обращаясь к Христу, провозглашает самую главную формулу нынешнего либерального сознания: Ты нам не нужен, Ты нам мешаешь.

Новая религия, с ее культом потребления и культом вседозволенности, предлагает:

«Говорю Тебе, что нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается. Но овладевает свободой людей лишь тот, кто успокоит их совесть. С хлебом Тебе давалось бесспорное знамя: даешь хлеб, и человек преклонится, ибо ничего нет бесспорнее хлеба, но если в то же время кто-нибудь овладеет его совестью помимо Тебя – о, он даже бросит хлеб Твой и пойдет за тем, который обольстит его совесть… Ты гордишься Своими избранниками, но у Тебя лишь избранники, а мы успокоим всех… У нас же все будут счастливы и не будут более ни бунтовать, ни истреблять друг друга, как в свободе Твоей, повсеместно. О, мы убедим их, что они тогда только и станут свободными, когда откажутся от свободы своей для нас и нам покорятся. И что же, правы мы будем или солжем? Они сами убедятся, что правы, ибо вспомнят, до каких ужасов рабства и смятения доводила их свобода Твоя…

Да, мы заставим их работать, но и в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками. О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети за то, что мы им позволим грешить. Мы скажем им, что всякий грех будет искуплен, если сделан будет с нашего позволения; позволяем же им грешить потому, что их любим, наказание же за эти грехи, так и быть, возьмем на себя… Самые мучительные тайны их совести – все, все понесут они нам, и мы все разрешим, и они поверят решению нашему с радостью, потому что оно избавит их от великой заботы и страшных теперешних мук решения личного и свободного…»

Вспоминается другой образ Ф.М. Достоевского – революционера Петра Верховенского из «Бесов»: «Мы уморим желание: мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве».

Любопытно, что сами атеисты считают свое мировоззрение именно «религией». Более полугода назад на меня было подано около 250 заявлений в Следственный комитет с просьбой о привлечении меня за «клевету» и «разжигания религиозной розни». Организовала эту акцию никому не известная атеистическая контора, которая прицепилась к одному из моих телефонных комментариев на радиостанции «Коммерсант-ФМ». Мне позвонили оттуда, чтобы я высказался по поводу какой-то акции атеистов. Я сказал звонившему мне журналисту, что никаких комментариев по поводу действий организации, действующей по принципу – чем скандальнее и экзотичнее наши акции, тем быстрее нас запомнят, – я не буду. Потом, слово за слово, мы разговорились с журналистом, и я среди прочего сказал, что воинствующие атеисты виновны в том, что в СССР по религиозному признаку пострадали миллионы людей, что только священнослужителей было расстреляно и умерло в концлагерях более 200 тысяч человек. Сотрудник «Коммерсанта-ФМ» из 7-минутного разговора сделал «нарезку» из моих высказываний, прозвучавших в эфире менее минуты. Как раз эта «нарезка» и стала поводом обвинений в «религиозной розни». Не надо даже быть юристом, чтобы понять, что и эта акция была пиаром, не имеющим никакого правового продолжения: по нашему законодательству «клевета» может иметь только «личную» направленность, а в качестве доказательства невозможно предъявить склеенный из разных высказываний текст, выполненный злонамеренным и непрофессиональным журналистом. Понятное дело, следственные мероприятия захлебнулись с самого начала.

Тем не менее, меня удивило признание атеистами своей идеологии «религией».

Открытое письмо Бориса Березовского Патриарху РПЦ МП Кириллу:

Вы можете войти в историю как глава Русской православной церкви, взяв на себя историческую миссию спасения России от смуты подобно своим великим предшественникам.

В Ваших силах сегодня обеспечить бескровную смену власти в России.

Какие бы прозрачные и честные выборы власть ни провела, и кто бы на них ни победил, общество не примет их результатов.

Помогите Путину опомниться.

Донесите до него глас народа. А когда Путин услышит Вас, возьмите власть из его рук и мирно, мудро, по-христиански передайте ее народу.

Лондон, 15 января 2012 года»

Как реакция на эту комическую ситуацию, когда самозванец из Лондона поучает Русского Патриарха, прочитал в блогах: «Борис Абрамович! Одно из двух: или снимите крест или наденьте штаны!»

Вспоминается еще одно высказывание Петра Верховенского из «Бесов»:

«Слушайте, мы сделаем смуту, — бормотал тот быстро и почти как в бреду. — Вы не верите, что мы сделаем смуту? Мы сделаем такую смуту, что всё поедет с основ».

«Слушайте, я их всех сосчитал: учитель, смеющийся с детьми над их Богом и над их колыбелью, уже наш. Адвокат, защищающий образованного убийцу тем, что он развитее своих жертв и, чтобы денег добыть, не мог не убить, уже наш. Присяжные, оправдывающие преступников сплошь, наши. Прокурор, трепещущий в суде, что он недостаточно либерален, наш, наш. Администраторы, литераторы, о, наших много, ужасно много, и сами того не знают. »

Вчера в газ. «Ведомости» Андрей Зубов привел как положительный факт истории всеобщую октябрьскую стачку 1905 года, «когда поезда остановились и электричество в домах потухло, заставила императорскую власть услышать свой народ и даровать ему гражданские и политические свободы в Манифесте 17 октября».

Автор забыл рассказать, что Манифест спровоцировал еврейские погромы, унесшие жизни более 750 евреев, кроме того, за полгода погибло свыше 1270 человек – от губернаторов и банкиров до городовых и священников, а также около 4000 мятежников. Всего в революцию 1905-1907 гг было убито 9000 человек.

Через десять лет «октябристы» и «кадеты» в 1917 году сформировали Временное правительство, в котором, как утверждают историки, – почти все масоны, арестовали царскую семью и через восемь месяцев своей власти «на блюдечке» передали Россию большевикам.

Может, лучше православному историку-октябристу говорить о том, что такое смута и мятеж и как им противостоять, чтобы избежать жертв, а не демонстрировать свои политические предпочтения под видом бесстрастного исторического исследования?

Сегодня, едучи в машине, слушал по «Русской службе новостей» глупейшие претензии к Церкви – мол, мы ждем от нее социальной работы, заботы о сиротах и стариках, служение ближним, а видим сращивание Церкви с властями и т.д. и т.п.

В связи с этим вспомнил, как выступал три года назад в Московском Центре Карнеги, который называет себя «Глобальной экспертно-аналитической организацией», с полуторачасовым докладом, посвященном 20-летию религиозной свободы. Я знал, что там будет не самая дружественная аудитория. Большинство присутствующих были правозащитники и религиоведы. После доклада на меня обрушилась лавина недоброжелательных откликов, цель которых обвинить Церковь во всех мыслимых и немыслимых грехах. Впрочем, один интеллигентный правозащитник В.М. Гефтер стал говорить о том, что он из доклада очень много узнал о Русской Православной Церкви, что нужно почаще правозащитникам встречаться со священнослужителями на дискуссиях, на круглых столах, на совместных конференциях.

Читать еще:  Видеорегистраторы Xiaomi

В ответ на вежливое приглашение к диалогу, я, неожиданно для себя, сказал: «Уважаемый Валентин Михайлович! К сожалению, должен вас огорчить, практически невозможно найти священника для круглых столов, все мы чрезвычайно заняты. Кроме богослужения, преподавания в семинариях, училищах, воскресных школах, повседневной пастырской работы с прихожанами, участия в строительстве и реставрации храмов, мы все в Москве распределены по секторам социальной деятельности Церкви…»

Тут я достал двухсотстраничный справочник «Социальная деятельность православных приходов Москвы» и стал нудно по оглавлению читать учреждения, опекаемые московскими приходами:

Больницы ведомственные, Больницы городские и клинические, Больницы детские, Больницы специализированные, Госпитали, Детские дома, Детские приюты, Детские сады, Дома ребенка, Коррекционные учебные заведения и школы-интернаты, Следственные изоляторы, Воинские части и милицейские подразделения, Образовательные учреждения для инвалидов, Общественные организации, Психоневрологические интернаты, Центры социального обслуживания, Учреждения для престарелых, Онкологические учреждения, Центры реабилитации, Благотворительные столовые, Богадельни, Братства, Группы милосердия, Детские дома, Детские лагеря, Курсы, Медицинские службы, Молодежные объединения и центры, Патронажные службы, Помощь частным лицам при храмах, Православные библиотеки, Православные приюты, Пункты сбора и выдачи одежды, продуктов, лекарств и др., Сестричества, Службы помощи заключенным, Службы помощи семье, Училища, Фонды, Центры реабилитации алкогольно– и наркозависимых, жертв сект и др., Юридические службы.

«Впрочем, – сказал я, если правозащитные организации и религиоведы имеют опыт в подобной социальной работе или просто захотят включиться в ту, которую ведет Церковь, то время у священников наверняка найдется – любая помощь нам очень нужна».

На этом обсуждение доклада закончилось. С предложением о помощи ко мне никто не обратился.

Действительно, как-то странно рассказывать критикам Церкви о том, что я, например, бывал почти во всех детских домах Москвы, в половине больниц города, во многих домах для престарелых. Не буду же я в споре с правозащитниками спрашивать их: «Назовите мне хотя бы одного правозащитника, который взял сироту из детского дома, а я готов назвать пять знакомых мне священнослужителей, которые это сделали», вопить о том, что половина московских храмов на Пасху отсылает посылки в лагеря и тюрьмы, старикам и сиротам, рассказывать, что Патриарх на каждые Пасху и Рождество посещает для пастырского утешения дома инвалидов и детские больницы, привозя им подарки.

Года 4 назад меня с О. пригласили на конференцию в Италию, посвященную проблеме свободы. Участников было более 100 человек, от России – 12, почти все – люди для меня известные. В их выступлениях обнаружил интересную тенденцию, граничащую с принятыми в определенном обществе стандартами, если хотите – конъюнктурой. Каждое выступление начиналось с обязательного упоминания «кровавого режима Путина», даже если речь шла о русской литературе или философском понимании свободы. Доказательство «кровавости» предъявил только Лев Пономарев, который достал из кармана письмо некоего заключенного, написавшего весточку на волю рыбной косточкой и собственной кровью, что произвело огромное впечатление на западных интеллектуалов. Действительно, политэмигранты из Китая, Ирана, Кубы, присутствовавшие на конференции, глотали от зависти слюни. Но дело не в них, а в обязательном для выступавших упоминания словосочетания «кровавый режим».

Вспоминаются советские времена, когда человек на трибуне, не упоминающий Ленина и компартию в своем научном докладе, вызывал подозрение в неблагонадежности. В докладе О. и в моем докладе, естественно, не упоминались никакие режимы. Я, например, говорил о тех парадоксальных случаях, когда бывшие узники тюрем и лагерей рассказывали о своем собственном опыте крайней несвободы как о годах приобретения настоящей истинной свободы. Среди таких свидетелей были, конечно, люди верующие, в том числе и антагонисты Андрей Синявский и Александр Солженицын.

Посланцы из России, с которыми я потом сталкивался в Москве, говорили, что их теперь каждый год приглашают в Италию на самые разные конференции. При этом они интересовались: «А почему я вас больше там не вижу?»

Протоиерей Владимир Косточка

Протоиерей Владимир Косточка: Милостью Божией чудотворных икон становится больше

В Киеве с 15 по 22 ноября представят 100 чудотворных икон Богородицы. Зачем их собрали вместе – рассказывает один из организаторов выставки – протоиерей Владимир Косточка.

– Выставка «Украина – дом Пресвятой Богородицы» организована в рамках благотворительного проекта «Наша Лепта», действующего на базе храма святителя Николая Чудотворца при 17-й больнице г. Киева. В нашем храме за последние лет шесть сформировалась, как мы сами себя называем, «паломническая семья», с которой путешествуем по Украине. Сами выстраиваем маршруты, заезжая в маленькие села и большие города, где есть местночтимые святыни. И в какой-то момент у нас родилась общая мечта – посетить все храмы и монастыри на территории нашей страны, в которых пребывают чудотворные иконы Божьей Матери. Это, конечно, мечта на всю жизнь. Ведь таких икон по милости Божией становится больше.

Определяющим же моментом для нас стали торжества в честь 1000-летия успения святого благоверного князя Владимира, когда в Киев привезли сразу 8 чудотворных икон. Ночью, стоя в очереди, чтобы приложиться к этим иконам, мы размышляли о том, что в действительности чудотворных икон в Украине намного больше и как хорошо было бы увидеть их вместе, а главное – рассказать о них. Если за два дня тогда к восьми иконам приложилось сто тысяч человек, то, если предположить, что в Киеве собрали все чудотворные иконы, жизнь в городе просто остановилась бы. Так родилась идея сделать копии этих икон.

Мы движимы желанием показать людям все уникальное разнообразие Богородичных икон в Украине с тем, чтобы, узнав о какой-то иконе, паломники посетили то место, где находится эта чудотворная икона или же ее благодатный список, прикоснулись к первоисточнику.

В рамках выставки нам удалось сделать пока лишь 100 копий икон, исключительно по причине отсутствия качественных изображений святынь. В буклет, подготовленный специально для выставки, вошло 102 иконы. Хотя в действительности местночтимых, повторюсь, икон больше. И если выставка будет востребована, количество сделанных нами икон будет расти.

– «Украина – дом Пресвятой Богородицы» – сразу остановились на этом названии?

– Да, во-первых, Русь издревле называли «домом Пресвятой Богородицы». А во-вторых, возвращаясь к нашим поездкам: перед тем как совершить то или иное паломничество, мы звоним в храм или монастырь и спрашиваем, находится ли чудотворная икона сейчас в обители. И часто слышим в ответ: «Приезжайте. Икона дома». Вот так совпали в названии выставки исторический момент и наши личные ощущения.

– Вы упомянули о том, что в рамках выставки будет представлен буклет с тем же названием, что и выставка. Расскажите о нем.

– В буклете размещена информация о 102 иконах, а на самой выставке представлено будет 100. Буклет небольшой – 20 страниц формата А5, информация подобрана самая востребованная: изображение иконы, ее название, регион и храм, где она находится сейчас, а также год явления или обретения иконы и день празднования. Исходя из своего опыта, формат выбрали самый удобный для паломников: положил в сумку – и всегда под рукой информация о Богородичных иконах на территории Украины.

На самой же выставке под каждой иконой будет ее краткое описание. Кроме того, мы подготовили своих экскурсоводов, которые смогут ответить на вопросы гостей и сделать небольшие экскурсы по представленной экспозиции.

– Какого размера иконы в большинстве своем?

– Основной размер холстов от А5 до А3. Все иконы, представленные на выставке, будут освящены в день открытия. На стендах иконы будут размещены тематически. Например, один из стендов называется «Княжеский». На нем будут представлены иконы, которые принадлежали князьям Киевским: Владимиру Мономаху, князю Владимиру («Зимненская» икона), убиенному князю Игорю («Игоревская») и т.д. Будет стенд с утерянными и уничтоженными в прошлом веке иконами «Варгольская», «Дегтяревская», «Четвертиновская».

– А какие мероприятия запланированы в сам день открытия?

– Открывается выставка 15 ноября в 12.00 молебном о мире в Украине. Эти 100 икон, собранные в одном месте, в Трапезной палате Киево-Печерской лавры, символично представляют всю Украину в ее многообразии. Хотелось, чтобы молитва за мир в нашей стране перед этими иконами была услышана нашей Заступницей Пресвятой Богородицей. После молебна и освящения икон состоится концерт «Радуйся, Радосте», в котором примут участие два детских хоровых коллектива г. Киева. Мы выбрали их неслучайно. Один хор называется «Радуйся», второй – «Радость». Во время концерта прозвучат известные музыкальные композиции, посвященные Пресвятой Богородице.

– В чем благотворительность данной выставки?

– Собранные во время проведения выставки пожертвования пойдут на помощь детям. Это главная цель работы благотворительного проекта «Наша Лепта», в рамках деятельности которого осуществляется эта акция.

– Но ведь цель этой выставки не только благотворительная?

– Конечно. Выставка имеет просветительскую и миссионерскую цель. На слуху у людей верующих, может, до двадцати икон. Все знают «Почаевскую», «Святогорскую», и мало кто знает, скажем, об иконе Божией Матери «Таматургия Соколецкая». Кто слышал о ней? Чтимый список с нее находится в небольшом селе Кисляк Винницкой области. А ведь местные жители, приедь вы к ним в гости, много бы рассказали личных историй, с ней связанных. Кстати, само слово «Таматургия» означает «чудеса».

– Получается, что когда привозят какую-то святыню из Греции – к ней выстраивается очередь. А наших святынь и не знаем толком.

– Совершенно верно. Скажем, есть такая икона «Ржавская». Оригинал считается утерянным, к сожалению. Сегодня известен только местночтимый список. Икона эта длительное время пребывала в Запорожской Сечи, а после ее упразднения была привезена казаками в село Иржавец и подарена местному приходу. Это был образ, перед которым молилось украинское казачество. По свидетельствам, икона имела пророческий дар: она предчувствовала поражение или беду, и в знак этого ее светлый лик орошался слезами. Нам же, в основном, известен только образ «Покрова Божией Матери», особо чтимый казаками. О «Ржавской» иконе мало кто знает. А ведь это наша история. Сделанные списки с сохранившихся изображений утраченных икон дают им вторую жизнь. Ведь благодать никуда не уходит и не исчезает.

Бывает, что, проезжая где-то рядом с храмом, в которм есть чудотворная икона, мы, не зная о ней, лишаемся возможности приложиться и помолиться, попросить помощи самой Богородицы.

Приглашаем всех желающих разделить нашу радость и увидеть одновременно 100 украинских чудотворных икон. Выставка продлится с 15 по 22 ноября . Во время работы выставки пред иконами будут служиться молебны Божией Матери в 12.00 и в 15.00. Вход бесплатный.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector