19 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Станет ли Россия мусульманской страной

Содержание

Станет ли Россия мусульманской страной?

Алармистские высказывания об исламской угрозе у нас звучат постоянно, но на деле – ислам исторически является одной из традиционных религий России.

Олег Егоров

Шейх Равиль Гайнутдин, глава Совета муфтиев России, сделал громкое заявление в марте 2019 года: он предположил, что за ближайшие десять лет число мусульман в России вырастет многократно. «По прогнозам специалистов, в чьей компетентности не приходится сомневаться, через полтора десятка лет до 30% населения России будут составлять мусульмане», – сказал Гайнутдин, выступая в Госдуме.

Сейчас мусульман в стране, согласно опросу Фонда общественного мнения, куда меньше: в районе 7% от населения, что составляет примерно 10 миллионов человек. С другой стороны, в Совете муфтиев России с такой оценкой не согласны и предполагают, на основании количества верующих, совершающих хадж в Мекку, что в стране живут не менее 24 миллионов мусульман.

В любом случае, слова Гайнутдина, одного из наиболее авторитетных мусульманских лидеров о росте числа мусульман почти до трети населения в течение десяти лет вызвали бурную реакцию. Представитель Русской православной церкви поддержал мнение коллеги, не стесняясь в выражениях.

Сомнительный прогноз

«Примерно столько и будет. Мусульмане рожают больше детей. У чеченцев по восемь человек детей и у ингушей, – заявил председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов. – Россияне закончатся к 2050 году. Здесь будут жить другие народы совсем: чеченцы, ингуши, арабы».

Сделать с этим ничего нельзя, пессимистично полагает Смирнов: «Уже поздно». С другой стороны, ученые опровергают его мрачные предсказания, объясняя, что со временем рождаемость падает у всех народов – это естественная фаза демографического перехода.

«Прогноз дикий, конечно, нелепый и просто смешной. Русские не рожают по той же причине, по которой не рожают все остальные народы. К 2050 году изменятся и чеченцы, и ингуши, они тоже будут рожать меньше. На них в этом смысле надеяться не стоит», – уверен старший научный сотрудник экономического факультета МГУ и лаборатории народонаселения и демографии Борис Денисов.

С ним согласен Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ: «Снижение рождаемости идет у двух крупнейших российских этносов, где ислам доминирует (татары и башкиры), достаточно просто анализа переписей, темпы даже повыше русских».

Откуда пришли мусульмане?

Какое бы будущее ни ждало Россию в демографическом смысле, было бы ошибкой воспринимать российских мусульман как пришельцев, пришедших вытеснить православных (или любых других) русских с их исторических территорий. На самом деле ислам присутствует на территории современной России даже с более давних времен, чем христианство.

Первой цитаделью ислама на Кавказе стал дагестанский Дербент, сегодня самый южный город России и один из самых древних. Арабы завоевали и исламизировали Дербент в VIII веке, задолго до того, как Русь, находившаяся далеко на севере, приняла православное христианство, что случилось в 988 году.

Славянам, впоследствии сформировавшим русский этнос, приходилось и торговать, и воевать с мусульманскими соседями: и с Волжской Булгарией (существовала в X-XIII веке), и со степными кочевниками. Конечно, огромную роль в появлении ислама на Восточно-Европейской равнине сыграла Золотая Орда — государство татаро-монголов, которому Русь платила дань с 1260-х до 1480-х гг. Позже, когда Орда распалась на несколько государств, а Москва, напротив, объединяла вокруг себя русские земли, московские цари успешно воевали против татар-мусульман.

От войны к принятию

В 1550-х годах Иван IV Грозный разгромил Казанское и Астраханское ханства, присоединив их к России – Казань, столица Татарстана, и сейчас остается городом с крупнейшим мусульманским населением страны. За следующие два века Россия присоединяла новые и новые территории, где жили мусульмане: в Поволжье, в Сибири и на Кавказе, в Крыму и, наконец, в Центральной Азии. Поначалу русские вели себя с новыми согражданами довольно жестко.

«Воеводы в единении с иерархами православной церкви задались целью искоренить ислам, разрушили множество мечетей и перебили их служителей», – пишет «Кавказский узел». Здесь нет ничего необычного: вплоть до XIX века завоеватели навязывали побежденным свою религию жесткими методами, будь то исламизация Балкан турками или религиозные войны в Европе.

В XVIII веке Екатерина Великая начала другую, куда более мирную политику в отношении мусульман: татарской и башкирской знати предоставили право дворянство, ослабили запрет на строительство мечетей, учредили специальное духовное собрание, регулировавшее дела уммы – исламской общины. Дальше мусульмане существовали так же, как и всё не православное население России: легальное, но ограниченное в правах существование, краткий период религиозной свободы после революции 1905 года, антирелигиозные репрессии в Советском Союзе и либерализация 1990-х, когда в Конституции была прописана свобода вероисповедания.

Разрозненные и умеренные

В современной России, как и во всем мире, у мусульман, нет никакого единого управления и универсальных духовных лидеров. Шейхи и вероучители меняются от региона к региону, а на представительство мусульман на федеральном уровне претендуют сразу две организации: Совет муфтиев России в Москве (лидер – Равиль Гайнутдин) и Центральное духовное управление мусульман в Уфе (лидер – Талгат Таджуддин). Кроме того, есть влиятельные муфтияты в Казани и разрозненные мусульманские лидеры Северного Кавказа.

Кроме того, российских мусульман можно разделить на три группы, отмечает исламовед Алексей Малашенко, руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций»: татары и башкиры Поволжья и Урала, мусульмане Северного Кавказа и маленькие общины, разбросанные по всей стране, вдали от районов компактного проживания мусульман. В последних значительную роль играют и мигранты: как с Северного Кавказа, так и из бывших республик СССР.

«Все эти группы различаются по этнокультурной и собственно религиозной идентичности, более того, между ними может существовать взаимное отторжение, даже неприязнь», – считает Малашенко. На этом фоне бессмысленно говорить об абстрактной «исламской угрозе»: отдельные радикальные группировки существуют, но они точно не представляют всех мусульман.

В основном же все крупные группы внутри российского ислама придерживаются умеренных взглядов на вероучение, считает Игорь Загарин, религиовед, доцент РАНХИГС: большинство российских мусульман — сунниты, сторонники «мягкого» подхода к исламу, в отличие, например, от саудовских ортодоксов. Сказываются века сосуществования с другими религиями.

Комментарии

О православной миссии в новейший период
Вот уже почти десять лет я внимательно наблюдаю за различными медиаресурсами православных миссионерских организаций. Некоторое время я сам состоял в одной из них и принимал активное участие в её деятельности. В этой связи я хотел бы поделиться своим взглядом на эволюцию православной миссионерской деятельности и её нынешнее состояние. Читать дальше

Скрытый ислам

Эти законы позволяют чиновникам вводить запреты на деятельность любых религиозных объединений за нарушение общественного порядка или миссионерскую «экстремистскую» деятельность. В соответствии с этим законодательством полиция проводила обыски в домах и местах отправления религиозного культа, где проводятся собрания и специальные мероприятия.

Все, что не вписывается в рамки традиционного ислама в России, рассматривается как фундаменталистское, ваххабитское, салафитское или экстремистское и является прямым вызовом Кремлю. Любой российский суд может объявить тот или иной материал (книгу, публикацию, песню, логотип, видео, веб-сайт) «экстремистским» или противоречащим традиционному исламу. Министерство юстиции разрешает включение этих произведений в свой федеральный список экстремистских материалов, даже если это исторические произведения вроде книг Абу Хамида аль-Газали.

21 января 2019 года суд в российском городе Самара запретил книгу с толкованием Корана и внес ее в черный список, назвав содержание экстремистским, что вызвало гнев многих российских мусульман. Примечательно, что это толкование в переводе Эльмира Кулиева более 10 лет использовалось в исламских учебных заведениях страны.

По мнению Кремля, все иностранные мусульмане являются основным фактором радикализации мусульман России, и безопаснее всего заклеймить любую исламскую идею, книгу или организацию, влияние на которые оказано из-за рубежа, как олицетворение «нетрадиционного ислама».

По мнению некоторых исследователей, на самом деле это не что иное, как попытка «ассимилировать» местных мусульман, укрепить их лояльность светским властям и распространить концепцию традиционного ислама, чтобы облегчить властям подавление религиозных общин, способных бросить им вызов. Это касается также мирной оппозиции, которая могла бы осмелиться заявить о себе.

Укрепление внутренней безопасности и геополитического статуса России в мире

Возросший интерес России к созданию официальной платформы для определения содержания «доминирующего» традиционного ислама позволил Кремлю использовать религию в своих интересах. Это касается влияния Москвы на мусульманские общины как на местном, так и международном уровнях. Подобная религиозная дипломатия способствует укреплению внутренней безопасности России и упрочению ее геополитического статуса в исламском мире.

Акцентируя внимание на военных и экономических аспектах российского присутствия на Ближнем Востоке, автор статьи в журнале «Атлантик» (The Atlantic) Хасан Хасан указывает на продвижение Москвой собственной версии ислама одновременно с кампаниями ряда арабских стран, запущенных с целью борьбы с исламизмом.

В России эти усилия продвигает глава Республики Чечня Рамзан Кадыров, чья борьба с экстремизмом является продолжением чеченской войны, в ходе которой он выступил на стороне Москвы против сепаратистского движения. Одним из первых примеров российско-арабского религиозного альянса является международная конференция, организованная Кадыровым в чеченской столице в сентябре 2016 года. В мероприятии приняли участие мусульманские религиозные лидеры, тесно связанные с правительствами Египта и Объединенных Арабских Эмиратов — государствами, противостоящими политическому исламу, — а также священнослужители из Сирии.

В октябре 2017 года во время встречи с Владимиром Путиным в Москве стало известно, что король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель Азиз обсуждал исламский вопрос в России. Официальные лица Саудовской Аравии и России сообщили эксперту из Вашингтона Теодору Карасику, что король согласился прекратить финансирование мечетей и пропагандистскую деятельность в России. Аналогичный шаг был сделан Эр-Риядом в Бельгии, где он перестал контролировать деятельность самой большой мечети.

Саудовская Аравия приняла Кадырова как короля, несмотря на огромные религиозные различия между ними, тем самым установив прочные отношения с человеком, придерживающимся суфийских взглядов. Кадыров стал другом многих арабских лидеров, включая близких союзников Соединенных Штатов, таких как наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман и наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Заид.

3 фактора, определяющие желание России развивать отношения с мусульманами

Можно выделить три фактора, способствующие развитию российских отношений с исламским миром.

Во-первых, это внутренние опасения, связанные с тем, что мусульмане составляют около 15% населения страны. Кроме того, Москва боролась с сепаратистами в северокавказском регионе, где в основном проживают мусульмане. Подъем «Исламского государства» и «Аль-Каиды» (запрещеные в РФ организации — прим. ред.) в Сирии усилил опасения Москвы по поводу экстремистской угрозы, особенно в контексте большой роли джихадистов с Северного Кавказа, сыгравших в деятельности этих двух организаций. Через три недели после начала российского вмешательства в Сирии в сентябре 2015 года Путин призвал российских религиозных лидеров противостоять экстремизму. По его словам, идеология джихадистов основана на лжи и вопиющем искажении исламской религии.

О православных и мусульманах

Очередной выпуск авторской передачи председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина «Комментарий недели» вышел в эфир на телеканале «Союз» 25 апреля 2015 года.

Возлюбленные о Господе братья и сестры, дорогие друзья, Христос воскресе!

Поговорим сегодня об отношениях православных христиан и мусульман. Несколько дней назад в Казани состоялся круглый стол, посвященный 1000-летию со дня преставления святого равноапостольного князя Владимира, и это мероприятие имело такую тему: «Церковь — община истины, открытая к диалогу и добрососедству. Восточно-православная цивилизация и ее отношения с цивилизацией ислама: правовые, государственные, экономические, культурные аспекты». Не случайно, конечно же, такая тема была поднята именно в Казани. В заседании круглого стола участвовали представители органов государственной власти республики, исламского духовенства, разных национальных и культурных объединений, общественные деятели, участвовал митрополит Анастасий, который уже многие десятилетия является в Татарстане правящим архиереем, участвовали молодые люди. После этого круглого стола была очень интересная беседа со студентами. И многие отмечали в ходе дискуссий, что в Татарстане, как и в России в целом, сложилась уникальная модель взаимоотношений православных христиан и мусульман.

Мы не пытаемся изменить и переделать друг друга — ни силой, ни хитростью, ни пропагандой, ни средствами прозелитизма, то есть настойчивых и подчас нечестных попыток обратить других в свою веру. Русская Православная Церковь считает себя общинной истины. Точно так же об истинности своего вероучения говорят мусульмане. Мы понимаем, что богословски мы серьезно расходимся, хотя исповедуем единобожие, веру в Творца, очень важные нравственные принципы. Тем не менее, мы понимаем разницу в вероучениях, которая существует и вряд ли когда-нибудь окажется преодолена. Отвергая любые попытки смешения вер или приведения разных религий к «общему знаменателю» секулярных ценностей или утилитарной земной пользы, мы остаемся открыты к взаимодействию и такое взаимодействие в течение многих веков поддерживаем. Мы прекрасно знаем, как мусульмане, которые являются неотъемлемой частью России, отстаивали интересы Отечества и в периоды сложных исторических перипетий, и во время войн, и во время мирного строительства, и тогда, когда страна поднималась, восстанавливалась, возрождалась после лихолетий смут и браней. Православные христиане и мусульмане в России всегда были вместе, и так происходило в значительной степени потому, что православная цивилизация и цивилизация ислама имеют во многом близкие — часто общие, попросту одинаковые нравственные ценности.

Сегодня, конечно, нашему мирному совместному житию бросаются серьезные вызовы. Есть организации, члены которых именуют себя лучшими последователями ислама и жестко пытаются заставить людей жить согласно их диктату — без воли на то самих этих людей. Для того, чтобы переломить эту волю, используются средства террора, средства крайнего экстремизма, средства запугивания, средства информационного давления. Таким попыткам лишить людей их свободы, заставить их поступать не так, как они хотят, нужно поставить самый серьезный предел. И поэтому и православные христиане, и мусульмане сегодня вместе противостоят террору и экстремизму, который прикрывается религией. Известно, что лидеры традиционных исламских общин России стоят на переднем крае борьбы с псевдоисламским экстремизмом. Многие из этих лидеров оказывались жертвами такой борьбы, многие из них постоянно получают угрозы, но эти люди, как, уверен, и большинство российских мусульман, как раз понимают, что сегодня угроза псевдорелигиозного, псевдоисламского экстремизма и терроризма — это одна из самых страшных угроз и для всего мира, и для России, и для общего исторического пространства, которое объединяло веками и сегодня объединяет многие народы, которое включает страны Центральной Азии, сегодня испытывающие наиболее серьезную угрозу со стороны экстремистов и террористов.

Мы стояли рука об руку в годы Великой Отечественной войны, 70-летие Победы в которой мы очень скоро будем праздновать. Мы будем вместе, стоять — рука об руку — и перед лицом современных угроз, будь то псевдоисламский терроризм и экстремизм или попытка со стороны западной цивилизации заставить нас жить не по нашим правилам, не в согласии с нашим собственным выбором.

Как уже было сказано, православная и исламская цивилизации очень близки по многим своим общественно значимым установкам. И об этом не нужно сегодня бояться, стесняться прямо говорить.

У нас общие — или по крайней мерее очень близкие — представления о том, как должно быть устроено право в его философском и мировоззренческом основании. Мы говорим, что право — это не только общественный договор, это не какие угодно нормы, которые придумали, по поводу которых договорились люди. Право должно отражать высшую, Божию правду. Если закон этой высшей, Божией правде противоречит, если он отвергает, разрушает заложенные Богом в природу человека этические нормы, он перестает быть законом, он становится беззаконием. Такое суждение, конечно же, неприемлемо для тех, кто считает, что право — это все что угодно, если люди об этом чем-то договорились, а потом проголосовали за это. Тем не менее, мы продолжаем настаивать на том, что Богом данная мораль, Богом данная правда должны быть первейшим основанием права. И в этом голос православных христиан и мусульмане очень созвучен.

У нас во многом похожий взгляд на экономику — мы видим те несправедливости, которые сегодня происходят в мире, и очень ясно понимаем, что в области хозяйственной деятельности, в области финансовых и товарных отношений должна присутствовать умеренность, должна присутствовать та самая Божия правда, которая, по мнению мусульман и православных христиан, не может не присутствовать и в законодательстве. Мы видим неправду ситуаций, в которых деньги делают деньги — часто без всякого приложения человеческого труда, через манипуляции, которые производят уже даже не банковские клерки, а компьютерные программы, в полном отрыве от труда. И в настоящей христианской, и в исламской традиции осуждается ростовщичество. Мусульмане сегодня более последовательны в его отвержении, православным христианам, возможно, стоит тоже обратить в будущем свое внимание на то, что ростовщичество — это вещь как минимум глубоко нравственно сомнительная. Но и в православной традиции, и в мусульманской традиции присутствует понимание того, что деньги, которые сделаны другими деньгами, которые делаются попросту из воздуха, деньги, оторванные от труда, от материальных ценностей, созданных трудом или данных нам Богом, — это деньги, которые всегда сделают несчастными и человека, и общество.

У нас во многом общий взгляд на то, как должны быть устроены государство и общество. И православные христиане, и мусульмане всегда выступали за сильную централизованную власть. Такая власть должна чувствовать ответственность не только перед людьми, но и перед Богом. Она должна иметь возможность сказать «нет» и внешнему давлению, и пожеланиям элиты, и даже мнению целого народа, если она чувствует, что те или иные мнения в том числе мнение толпы, противоречат Божией правде. В то же время и в православном, и в мусульманском понимании власть должна прислушиваться к народу, советоваться с народом, слушать одновременно Бога и людей, не отбрасывать ни Божий голос, ни голос народа — которые, впрочем, увы, не всегда совпадают. Власть должна быть справедливой, власть должна быть одухотворенной, власть должна заботиться о людях, а не просто быть техническим управителем — не столько людей, столько денег и иных материальных ресурсов. Вот это понимание явственным образом присутствует и в православной, и в мусульманской религиозной и общественной традициях.

Наконец, в обеих цивилизациях есть ясное понимание того, как важна строгость нравов в семейной жизни, в отношениях полов, в публичном пространстве, в культуре. Если человек в одной из этих сфер проявляет себя греховным образом, расковывает свои страсти, раскрепощает их, он всегда будет несчастен, потому что страсть — это страдание, потому что отсутствие нравственного самоконтроля и общественного контроля за нравственностью приводит к тому что человек неизбежно порабощается страстями, и тогда общество распадается, распадается семья, распадается внутренняя целостность человека, распадается его духовный мир. Об этом говорит мудрость веков, об этом говорит и богопросвещенная мудрость. Православные христиане, как и мусульмане, помнят об этой мудрости и стараются предупреждать людей, что, поступая вопреки ей, они обрекают себя на рабство нечистому духу — вовсе не на свободу, а именно на рабство. Мы говорим человеку: «Рабство собственным страстям погубит и тебя, и окружающий тебя мир, если он также будет развиваться по закону этих страстей».

Сегодня православные христиане и мусульмане призваны вместе свидетельствовать о своем понимании общественных проблем, ничего не страшась и ни перед кем не заискивая. Нам нужно и на международных площадках, и в рамках общенациональной дискуссии в тех странах, в которых мы живем, — в частности, на пространстве исторической Руси, — свидетельствовать о наших ценностях, о вечной правде, которая должна утверждаться, даже если какие-то влиятельные или интеллектуально агрессивные круги считают, что этой правде больше не место на земле. Она должна утверждаться для того, что бы наши сообщества, наши цивилизации, люди, составляющие их, действительно чувствовали свою связь с вечными ценностями.

Очень важно в этом контексте образование, в том числе образование школьное. Известно, что родители — и именно они — имеют право выбирать, какое мировоззрение должно преподаваться в школе их детям. Может быть, изучение математики и физики является обязательным, но мировоззренческое образование, а тем более воспитание, определяется каждой конкретной семьей. И очень хочется надеяться, что православные христиане и мусульмане в России, на Украине и в других странах осознают: школьное образование должно соответствовать тому мировоззренческому выбору, который делается родителями в семье. Не нужно пытаться загнать всех в какие-то общие курсы, удобные для людей, привыкших жить в советских условиях, в условиях вакуума активной религиозности. Тех условий больше нет, вакуум обязательно чем-то заполнится. И, поскольку он может заполниться самыми черными псевдорелигиозными силами, в том числе экстремистами и террористами, что уже и происходит, этот вакуум особо опасен. Сохранение этого вакуума приведет к катастрофе.

Именно поэтому сегодня нужно, чтобы и в Татарстане, и в Башкортостане, и в других местах, где в образовательной системе до сих пор сохраняется вакуум возможности предоставления мировоззренчески активных знаний о религии, этот вакуум был бы наконец устранен. Иначе знания о религии обязательно будут передаваться на рынках, в полуподпольных общинах, в разного рода сектах, что, как уже было сказано приведет — может, по крайней мере, привести — к самой настоящей катастрофе.

Человек, знающий свою веру, знающий глубоко собственную религиозную традицию, имеет сильнейший иммунитет перед любыми религиозными или псевдорелигиозными новообразованиями, которые могут столкнуть друг с другом людей разных вер, в том числе православных христиан и мусульман, и людей разных национальностей. Именно поэтому сегодня нужно позаботиться о том, чтобы люди воспитывались в своей религиозной и нравственной традиции и, будучи укоренены в этой традиции, помнили, что каждая из них предполагала очень вдохновляющую способность жить друг с другом в мире — как это веками происходило в Татарстане и во всей России, так же, как и во многих других частях мира, где, к сожалению, сегодня мирная совместная жизнь людей разных религий и народов подчас кончается.

Да не будет этого у нас. Дай Бог, чтобы мы всегда могли хранить не только мир, а и настоящее братство — братство народов, братство верующих разных религий, братство, которым всегда была сильна и, надеюсь, будет сильна Россия, так же как и вся историческая Русь, все наше общее пространство, объединяющее людей разных народов, остающихся при всех различиях очень близкими друг другу.

Представители Русской Православной Церкви приняли участие в международной конференции «Православие и ислам — религии мира» в Киргизии

21 ноября 2019 года в Бишкеке состоялась международная конференция «Православие и ислам — религии мира». Конференция проводилась при поддержке и участии Администрации Президента Кыргызской Республики и Администрации Президента Российской Федерации, Государственной комиссии по делам религий Кыргызской Республики, Бишкекской и Кыргызстанской епархии, Духовного управления мусульман Кыргызстана, государственных органов, научного и экспертного сообществ России и стран Центральной Азии.

Делегацию Русской Православной Церкви, прибывшую на форум по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, возглавил митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий, глава Среднеазиатского митрополичьего округа. В состав делегации вошли управляющий делами Казахстанского митрополичьего округа, викарий Астанайской епархии епископ Каскеленский Геннадий, секретарь по межрелигиозным отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, исполнительный секретарь Межрелигиозного совета России священник Димитрий Сафонов, руководитель Управления по работе с государственными структурами Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ П.В. Лебедев, сотрудник этого Отдела В.А. Бегдаш, научный сотрудник ПСТГУ Е.Е. Озмитель.

Международная конференция была посвящена вопросам взаимодействия между православными и мусульманскими религиозными объединениями на пространстве Евразии при противодействии экстремизму, а также проблемам защиты традиционных нравственных ценностей, духовного образования и воспитания.

В открытии конференции, которое проходило в государственной резиденции № 1 «Ала-Арча», к собравшимся обратился Президент Кыргызской Республики С.Ш. Жээнбеков. В своем слове Президент подчеркнул, что на данном этапе недостаточно говорить о межрелигиозном диалоге, необходимо стратегическое партнерство традиционных религий.

Чрезвычайный и Полномочный посол Российской Федерации в Кыргызской Республике Н.Н. Удовиченко огласил приветствие Президента Российской Федерации В.В. Путина.

Глава Среднеазиатского митрополичьего округа митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий приветствовал собравшихся от имени Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Перед собравшимися также выступили депутат Государственной Думы Российской Федерации Е.А. Примаков, заместитель руководителя Федерального агентства по делам национальностей М.Н. Мишин, глава программного офиса ОБСЕ Пьер фон Аркс, глава Духовного управления мусульман Кыргызстана муфтий Максат Токтомушев. В завершении торжественного открытия участников приветствовал на киргизском языке управляющий Бишкекской и Кыргызстанской епархии епископ Даниил.

По окончании торжественной части состоялось пленарное заседание на тему «Православие и ислам: межконфессиональный диалог как основа общественного мира и согласия».

С докладами на заседании выступили председатель Духовного управления мусульман Республики Татарстан, член Межрелигиозного совета России муфтий Камиль Самигуллин, управляющий делами Казахстанского митрополичьего округа епископ Каскеленский Геннадий, заместитель председателя Духовного управления мусульман Узбекистана И. Инамов, исполнительный секретарь Межрелигиозного совета России, заведующий Отделом современного ислама Центра исламоведения при Президенте Республики Таджикистан К. Нурулхаков, председатель Совета Улемов мусульман Кыргызстана А. Кадыбердиев.

Священник Димитрий Сафонов в своем выступлении рассказал о деятельности Русской Православной Церкви и Межрелигиозного совета России в области преодоления идеологии экстремизма, процитировав несколько заявлений МСР по этому вопросу.

Модераторами пленарного заседания выступили ректор Академии государственного управления при Президенте Кыргызской Республики А.А. Акматалиев и руководитель Управления по работе с государственными структурами Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ П.В. Лебедев.

После пленарного заседания в гостинице «Орион» города Бишкека прошли две тематические секции конференции. На первой секции «Ценности Православия и ислама в современном обществе и государстве» П.В. Лебедев выступил с докладом о приоритетных направлениях соработничества традиционных религиозных объединений, государства и общественности в России. В докладе были также освещены вызовы и проблемы, встающие сегодня перед религиозным сообществом.

На второй секции «Православие и ислам в контексте исторического развития, угроз и вызовов современности» доклад, посвященный просветительской роли Русской Православной Церкви на территории Киргизии в XIX-XX вв., представил В.А. Бегдаш. Модератором секции выступил священник Димитрий Сафонов. Комментируя выступления участников секции, он напомнил о встрече Святейшего Патриарха Кирилла с главой и представителями Духовного управления мусульман Кыргызстана, которая состоялась 28 мая 2017 года в ходе визита Его Святейшества в Кыргызскую Республику.

После подведения итогов работы конференции участники форума посетили в государственной резиденции № 1 «Ала-Арча» торжественный прием от имени Президента Кыргызской Республики.

Епископ Даниил и священник Димитрий Сафонов по приглашению Духовного управления мусульман Кыргызстана посетили соборную мечеть г. Бишкека, открывшуюся недавно, осмотрели комплекс мечети, пообщались с ее служителями.

22 ноября, перед вылетом делегации в Москву, представители синодальных учреждений посетили епархиальное управление Бишкекской епархии и участвовали в обеде, устроенном епископом Бишкекским и Кыргызстанским Даниилом в честь делегации, возглавляемой главой Среднеазиатского митрополичьего округа митрополитом Ташкентским и Узбекистанским Викентием.

РПЦ получила ₽4,5 млрд через субсидии агентства по делам национальностей

За последние четыре года только организации, связанные с Русской православной церковью (РПЦ), получали субсидии федерального бюджета на поддержку в сфере духовно-просветительской деятельности.

Всего через Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН) было выделено 4,5 млрд рублей. В большинстве случаев деньги идут на строительство духовных центров в регионах РФ. Также поддержку регулярно получают фонд по восстановлению Ново-Иерусалимского монастыря (расположен в Подмосковье), в попечительский совет которого входит российский премьер Дмитрий Медведев, и Валаамский монастырь, где периодически бывает Владимир Путин.

В 2019–2020 годах на «поддержку некоммерческих организаций в сфере духовно-просветительской деятельности» будет потрачено 1,47 млрд рублей в виде субсидий из федерального бюджета. Решение об отборе организаций для распределения средств было принято на заседании комиссии ФАДН, которую возглавил руководитель ведомства Игорь Баринов. В протоколе заседания (есть в распоряжении Znak.com) говорится, что заявки на получение субсидий подали 34 организации. В итоге были одобрены 33, все они — от организаций, которые либо напрямую учреждены епархиями РПЦ, либо связаны с ними. Единственная организация, не получившая поддержку — АНО «Голубые ели» (Петрозаводск), не аффилированное с РПЦ. Из протокола следует, что документы были неправильно оформлены. Руководитель этого АНО Валерий Гуртов не стал делиться со Znak.com мнением, почему так произошло. «Я знаю процессы (как распределяются субсидии. — Znak.com) изнутри, это довольно тонкая материя», — уклончиво сказал Валерий Гуртов.

ТОП-5 организаций по объему субсидий от ФАДН за 2016–2019 годы

Название организацииУчредительОбъем субсидий (руб.)
АНО по созданию и восстановлению духовно-просветительских центров «Валаам»Спасо-Преображенский Валаамский Ставропигиальный мужской монастырь РПЦ589 091 000
Благотворительный фонд по восстановлению воскресенского Ново-Иерусалимского Ставропигиального мужского монастыря РПЦСтавропигиальный Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь254 996 600
АНО «Владикавказский духовно-просветительский центр»Владикавказская епархия РПЦ220 769 800
АНО «Архитектурно-строительный центр Бердо»Георгиевская епархия РПЦ170 000 000
АНО по оказанию услуг в области сохранения памятников историко-культурного наследия «Рождество Пресвятой Богородицы»Россошанская епархия РПЦ157 000 000

Полные данные, собранные Znak.com, по всем православным организациям, получавшим субсидии от ФАДН в 2016–2019 годах можно посмотреть здесь.

Практически все организации, получившие субсидии, были организованы для строительства или создания в регионах духовно-просветительских центров. Например, АНО «Духовное благолепие» (Башкортостан) получила субсидию в размере 40 млн рублей, АНО «Возрождение» (Карелия) — 45 млн рублей, АНО «Таврида» (Крым) — 45 млн рублей, АНО «Владикавказский духовно-просветительский центр» (Северная Осетия) — 120 млн рублей, АНО «Архитектурно-строительный центр Бердо» (Ставропольский край) — 170 млн рублей.

Организации, связанные с РПЦ, регулярно получают субсидии через ФАДН. Всего, по данным СПАРК, за период с 2016 по 2019 год таким образом было выделено 4,55 млрд рублей

Речь идет о выделении средств в рамках госпрограммы «Реализация государственной национальной политики». В основном речь идет о субсидиях двух видов — поддержка НКО в сфере духовно-просветительской деятельности и «господдержка мероприятий в сфере духовно-просветительской деятельности, направленных на снижение межэтнической и межконфессиональной напряженности на территории РФ». Для получения субсидий второго вида, в частности, необходимо предоставить документ, в котором региональные власти подтверждают «целесообразность мероприятий», говорится в соответствующем постановлении правительства РФ. О приеме заявок на получение субсидий объявляется на сайте ФАДН.

Некоммерческие организации, не связанные с РПЦ, по данным СПАРК, денег по этим направлениям не получают совсем.

В соответствии с методикой оценки заявок на субсидии, некоммерческие организации, в частности, должны представить программу мероприятий в сфере духовно-просветительской деятельности, подтвердить другие источники финансирования этой программы и указать ее актуальность. Получить комментарий ФАДН по этому поводу оперативно не удалось — в агентстве пока не ответили на запрос Znak.com.

«Новый Иерусалим» Дмитрия Медведева

Одна из организаций, регулярно получающих поддержку — благотворительный фонд по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимского Ставропигиального мужского монастыря РПЦ, сопредседателями попечительского совета которого являются российский премьер Дмитрий Медведев и патриарх Кирилл. В 2017 и в 2019 годах фонд через ФАДН получил по 85 млн рублей, в 2018 — 84,9 млн рублей. Кроме того, в 2016 году Минкульт РФ выделял на восстановление монастыря около 1 млрд рублей.

Этот монастырь был основан еще в середине XVII века в Подмосковье и по замыслу на его территории должен был быть воссоздан иерусалимский храм Воскресения Господня. Во время Великой Отечественной войны здания комплекса частично были разрушены. Масштабная концепция развития православного комплекса, который называется в ней «Новый Иерусалим», появилась после того, как в июле 2008 года монастырь посетил Дмитрий Медведев, тогда занимавший пост президента.

Согласно отчету фонда, в 2018 году монастырь посетило 130 тыс. человек, из них более 80 тыс. туристов. На территории комплекса открылись две гостиницы, кафе «Вареничная», в 2019 году планируется запуск пекарни для продажи монастырского хлеба. Также работает музей, который планируется развивать, фонд проводит «духовно-просветительские мероприятия». Например, в прошлом сентябре на территории монастыря провели концерт в честь Дня семьи, любви и верности, в ноябре — конференцию об истории технологий керамических строительных материалов в России, в декабре — вечер памяти священномученика митрополита Серафима (Чичагова) с концертом. С 2008 года, то есть за 10 лет, согласно отчету, в фонд поступило 1,46 млрд рублей пожертвований на восстановление монастыря.

Гостиница Валаамского монастыря в природном парке

Также пользуется поддержкой Валаамский монастырь, где периодически бывает президент Владимир Путин. АНО по созданию и восстановлению духовно-просветительских центров «Валаам» получила в 2017 и в 2018 годах субсидии в размере 361,1 млн рублей и 227,9 млн рублей, соответственно.

Согласно отчету ФАДН, речь шла, в частности, о реставрации корпуса Зимней гостиницы Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря. Причем земельные участки были расположены в границах природного парка «Валаамский архипелаг», а значит, не подлежали отчуждению. Чтобы предоставить землю монастырю, правительство Карелии внесло необходимые изменения в постановление о парке.

Отметим, в 2015 году уже было выделено 358 млн рублей из федерального бюджета на создание на базе Зимней гостиницы духовно-просветительского центра.

«Нужно было разделить мирское и духовное»

Финансирование строительства православных духовных центров в регионах из федерального бюджета началось еще раньше. По данным РБК, в 2014 году речь шла о 2 млрд рублей. Тогда деньги шли по федеральной целевой программе «Укрепление единства российской нации», субсидии распределял Минрегион РФ.

«Сначала для строительства духовного центра в Георгиевске (Ставропольский край) рядом с собором Георгия Победоносца мы использовали федеральные целевые деньги, которые выделялись через Минкульт РФ. Строительство велось в 2014–2015 годах, а потом было приостановлено из-за отсутствия финансирования. Сейчас мы получили крупную сумму уже через Федеральное агентство по делам национальностей. Надеемся, что строители зайдут на площадку в ближайшее время, может быть, уже в октябре», — рассказала Znak.com директор АНО «Архитектурно-строительный центр Бердо» Алла Безгина. Организация, отметим, получила в 2019 году субсидию через ФАДН в размере 170 млн рублей.

По словам Безгиной, АНО, учрежденное местной епархией в 2014 году, было создано с единственной целью — строительством духовного центра. «Идея строительства такого здания возникла у нашего епископа Гедеона. Самой епархии нужно больше заниматься духовной деятельностью, и мы не стали мешать мирское и духовное, поэтому создали АНО», — пояснила Безгина.

Духовный центр в Георгиевске, по ее словам, будет построен в виде подковы, его центральная часть будет трехэтажной (сейчас построено только полтора этажа). «В здании будет небольшая часовенка, как внутренний храм. Также там будут актовые и лекционные залы, библиотека, воскресная школа, столовая для прихожан и малоимущих, кинозал для православных фильмов», — продолжила Безгина.

По ее мнению, духовный центр будет востребован.

«Чистая православная вера, кажется, только в России и осталась. Нужно ее сохранять. Кроме того, духовные центры — это помощь людям. Я недавно прочитала красивую фразу: „Бог — не последняя надежда. Бог — единственная надежда“. Сейчас очень тяжелое время, с экранов телевизоров столько всего льется. Важно оградить от этого молодежь, установить молодых людей на путь, чтобы они шли по своему пути и не болтались в разные стороны», — считает директор АНО.

«Надзорные органы и так постоянно нас проверяют, это информация не для журналистов», — отказался рассказывать про проект духовного центра в городе Шахты Ростовской области директор АНО по предоставлению услуг в области создания, восстановления и обеспечения деятельности духовно-просветительских центров «Вера, надежда, любовь» Владислав Касьянов. Это АНО, учрежденное Шахтинской епархией РПЦ, получило через ФАДН в 2018 году 47,9 млн рублей. «Мы — ворота Кавказа, создание у нас центра особенно важно», — лишь добавил Касьянов.

На создание Владикавказского духовно-просветительского центра соответствующее АНО получило 220,76 млн рублей за период с 2017 по 2019 год. Для него выделен архиерейский дом, где до начала 2000-х, по данным местной епархии, располагался один из корпусов военного госпиталя. После этого здание оказалось заброшенным, а в 2013 году Минобороны передало его в собственность епархии.

В этом году завершилось строительство духовно-просветительского центра Горноалтайской епархии — 31 августа состоялось его освящение, а также был открыт памятник святителю Макарию Алтайскому рядом с центром. Через ФАДН на него было выделено с 2016 года 80 млн рублей. В этом центре тут же начала работу фотовыставка, посвященная «сохранению наследия алтайской духовной миссии на территории современного заповедника», сообщили в епархии.

«Раз православные наши братья получают, мы тоже хотим»

Руководитель Федерального агенства по делам национальностей Игорь Баринов поддерживает связь и с представителями других конфессий. В понедельник он присутствовал на съезде Духовного управления мусульман России.

Впрочем, по словам председателя Духовного управления мусульман Свердловской области Артура Мухутдинова, никаких субсидий из федерального бюджета через ФАДН региональная организация не получала. «Уральские мусульмане не получают никаких субсидий от ФАДН. Возможно, тут есть и наше упущение: мы не отслеживали эту информацию, не заявлялись. Но теперь я обязательно задам вопрос: раз православные наши братья получают, мы тоже хотим», — сказал Znak.com Мухутдинов.

«Церковь — один из ключевых реципиентов»

В международной организации по борьбе с коррупцией Transparency International напоминают, что Русская православная церковь «осваивает все возможные каналы поддержки от государства». «Это и госконтракты, и гранты, и налоговые льготы. Также РПЦ получает спонсорские деньги и деньги от госкорпораций. Церковь — один из ключевых реципиентов», — говорит замдиректора российского отделения Transparency International Илья Шуманов.

Таким образом, по его мнению, субсидии из федерального бюджета через Федеральное агентство по делам национальностей для православных АНО выглядят как «еще один замаскированный способ финансирования церкви».

При этом, по мнению Шуманова, формально церковь не должна иметь отношения к ФАДН и во всяком случае распределение субсидий на поддержку духовно-просветительской деятельности между представителями разных конфессий было бы логичнее.

Для чего создано новое Духовное Собрание мусульман России?

Альбир Крганов о новой исламской структуре и межнациональных отношениях

В родном для муфтия селе Шыгырдан в Чувашии с ним встретилась руководитель Канашского отделения Гильдии межэтнической журналистки Светлана Кузнецова.

– Создание новой организации вызвало немало откликов. В том числе негативных: “Зачем создавать еще одну организацию, когда исламский мир и так достаточно серьезно расколот?”. Альбир хазрат, поясните, пожалуйста: зачем?

– Для экспертных кругов, для самих верующих, для тех, кто вовлечен в исламскую тему, создание Духовного собрания неожиданностью не стало. Уже давно требовалось некое объединение самостоятельных религиозных организаций.

Так уж произошло в современной истории России, что у мусульман нет единой структуры.

Согласно Федеральному законодательству верующие люди имеют право на самоопределение по созданию групп, местных централизованных организаций. По разным причинам у мусульман не сохранился институт Российского федерального муфтията. Фактически с 1991 года началась реорганизация действующих структур. Возможно, руководители не смогли удержать структуру, не нашли правильную модель выстраивания работы… Разные на то были причины. По факту получилось так, что в нашей стране больше восьми десятков региональных централизованных религиозных структур. Из них практически только половина в какой-то мере структурирована и входит в централизованные организации. Остальные – самостоятельные. Из них еще половина – фиктивные организации. Но есть и созданные 20-30 лет назад самостоятельные единицы. Например, Татарстанский муфтият с 1500 приходами в начале 90-х стал самостоятельным.

Когда возникла тема суверенитета регионов, было принято решение, что у суверенных республик должны быть суверенные муфтияты. В свое время и нас вынудили принять административные, кадровые решения о судьбе нашей структуры.

В 2013 году было принято решение, что, канонически сохраняя единство с централизованными религиозными организациями, административно мы сами будем определять свою внутреннюю политику. То есть, не смотря на попытки нас расколоть, Чувашский муфтият сохранил свое единство – 52 мусульманских прихода сегодня объединены в составе Духовного управления мусульман Чувашской Республики. И муфтият Москвы, несмотря на сложности столицы, тоже показал свою жизнеспособность и актуальность. Свою необходимость. Так вот, ряд региональных мусульманских организаций вышли с инициативой объединения с опорой на исторический опыт. И меня попросили возглавить эту организацию.

– То есть это решение не было исключительно Вашим?

– Нет! Более того, этому предложению уже несколько лет. Я не открою большого секрета – более трех лет я не соглашался на предложение взвалить на себя эту большую ношу. Но пришлось. Потому что что-то делать нужно! Меня попросили региональные муфтияты, уважаемые коллеги, поскольку я работаю в Москве, они решили, что определенный опыт работы в общественно-политическом направлении будет востребован. Мы решили объединиться. Но! Мы не объединяемся против кого-либо. Ни в коем случае! Наоборот, мы об этом уже неоднократно заявляли, в том числе и во время моего выступления на учредительном собрании – мы за диалог. И глава государства нас призывает к этому – не делить верховенство, а сообща решать общие задачи и вопросы.

И название об этом говорит: “Духовное собрание”. Мы не хотим кем-то управлять.

Кстати, и первая структура при Екатерине называлась “Оренбургская магометанского закона духовное собрание”. Главный принцип Ислама – общими совещаниями принимать обоюдные, основанные на букве Корана и Суннах Пророка, решения.

Если наши уважаемые, почтенные коллеги считают, что мы где-то не правы, мы готовы их выслушать. Но и от них мы ждем правильных предложений, а не оголтелых обвинений. Мы должны уходить от разрушительных амбиций и больше созидать.

– Кто вошёл в Духовное собрание?

– Более 10 муфтиятов изъявили желание работать в рамках Духовного собрания мусульман России, разные приходы семи регионов тоже готовы работать в нашей команде. Нашим Уставом предусмотрен мягкий формат, который предполагает партнерское участие организаций. Мы очень внимательно относимся ко всем предложениям о сотрудничестве. В первую очередь, важно сделать все, чтобы не усугублять ситуацию, которая сложилась в регионах. Необходимо предлагать созидательные проекты. Мы живем в едином государстве, у всех нас единое гражданское поле.

– То есть, создание Духовное собрания направлено в первую очередь на объединение мусульман России?

– Это мечта каждого верующего человека – объединение мусульман! В разное время предпринималось несколько попыток, которые изначально были смоделированы так, чтобы из этого ничего не получилось. В основном это попытки объединения только на бумаге. Хотя на самом деле, объединить мусульман возможно, нужна только воля руководителей разных структур.

Ведь фактически идеологического раскола внутри мусульманского сообщества нет. Есть раскол между отдельными руководителями, борьба личных интересов групп влияния.

Наше предложение об объединении исходит из того, что Собрание открыто к диалогу, открыто к советам, добрым пожеланиям. И совершенно не обязательно наши отношения жестко скреплять юридически. Главное, чтобы было принято решение в душе человека… Главное наше духовное единство и сплоченность.

– На службе в Центральной Соборной мечети имени Трёх Сподвижников видела, как вместе с мусульманами Чувашии молились гости из Москвы, Дагестана, Ульяновска, Татарстана, Пензы, Мордовии, Башкортостана. Присутствие такого количества гостей – тоже показатель поддержки создания Духовного собрания?

– К нам часто приезжают гости. И не только на праздники или официальные мероприятия. Многим интересен опыт работы Чувашского муфтията, формат выстраивания государственно-конфессиональных, христианско-мусульманских, общественно-религиозных отношений. Надо сказать, к нам с уважением и доверием относятся разные российские религиозные структуры. Они знают – мы занимаемся не популизмом, а достижением реальных результатов.

– Штаб-квартира Духовного собрания будет находиться в Москве. Планируется ли там строительство соборной мечети?

– Да, мы этой темой заняты очень плотно. Ведутся переговоры с мэрией Москвы. Стоит вопрос о выделение земельного участка под строительство нашей мечети. Надеюсь, в начале 2017 г. этот вопрос решится положительно.

– Альбир хазрат, а решение о создании новой религиозной структуры было поддержано российскими властями, Владимиром Путиным?

– В Российской Федерации законодательно религия отделена от государства. То есть государство не вмешивается во внутренние вопросы религиозных структур. И это правильно! Но государственные органы власти оказывают нам, религиозным организациям, поддержку и всяческое понимание нашей деятельности. Экспертное сообщество России, люди, которые профессионально занимаются темой религий, с пониманием отнеслись к нашим инициативам.

– Вы недавно вернулись из Сирии…

– Да, по приглашению Министра по делам вакуфов САР мы – несколько региональных муфтиев – летали в Сирию на встречу с религиозными деятелями, ученными, политиками. Поездка была интересной, и плодотворной. Мы надеемся, когда в Сирии установится долгожданный мир, взаимоотношения между нашими религиозными структурами еще более укрепятся.

Вы часто встречаетесь с молодежью, какими словами убеждаете избегать межэтнических и межконфессиональных конфликтов?

– Сила нашего народа в том, что мы едины. Наше единство – в многообразии. Россия за всю свою тысячелетнюю историю сохранила все свои народы – их язык, культура, традиции, обычаи. И этим надо гордиться.

Нам нечего делить – у нас у всех общий дом. Да, квартиры у всех разные. Но дом-то один!

И потому очень важно, сохраняя свою самобытность, не переходить границы – не надо думать, что кто-то кого-то превосходит. Нет никакого превосходства. Мы все творения Бога. У каждого народа есть своя уникальность, но другого преимущества друг над другом быть не должно!

Какие религиозные центры объеденяют мусульман России сегодня?

Васян Коваль

Центральное духовное управление мусульман России

НовостиЦДУМ РоссииВерховный муфтийЗаконодательствоСтруктураАрхивКонтакты

Справка о ЦДУМ России

Книга «Исторические очерки»

Книга «Мусульманское духовное собрание»

«Панорама Башкортостана» о ЦДУМ России

Награды ЦДУМ России

История ЦДУМ России в фотографиях

Центральное духовное управление мусульман России

Центральное духовное управление мусульман России (ЦДУМ России) – централизованная религиозная организация мусульман, объединяющая под своим началом региональные духовные управления мусульман и местные мусульманские религиозные организации (мечети и общины) России от Калининграда до Хабаровска.

История ЦДУМ России восходит своими корнями к знаменитому «Высочайшему Указу» Императрицы Екатерины II об образовании в Уфе Оренбургского магометанского духовного собрания от 22 сентября 1788 года. Указ юридически закрепил за мусульманами не просто статус полноправных жителей Российской Империи, но явился, по существу, признанием их исторической роли в становлении России как государства и цивилизации. Сами же мусульмане, благодаря Указу, получили легальную возможность для создания своей общероссийской духовной организации с центром в г.Уфа, что способствовало не только их духовной консолидации, но и ускорению всего последующего общественного, экономического и политического развития.

4 декабря 1789 года, во исполнение Указа Екатерины II, образовалось «Уфимское духовное магометанского закона собрание» (с 1796-го – Оренбургское). А уже в 1846-м было переименовано в «Оренбургское магометанское духовное собрание», просуществовавшее вплоть до 1917 года, когда оно получило новое название «Центральное духовное управление мусульман Внутренней (внутри)

Под руководством старейшего исламского центра страны за годы после распада СССР построено более тысячи мусульманских храмов: в частности, соборные мечети в столице Башкортостана Уфе, Нефтекамске, Салавате, Набережных Челнах, Нижнекамске, Альметьевске, Бугульме, Ростове, Чебоксарах, Самаре, Йошкар-Оле, Ульяновске, Салехарде, Сургуте, Тюмени и других городах.

Посредством создания разветвленной сети учебных мусульманских заведений всех уровней, включая университетский, ЦДУМ России удалось обеспечить мечети в нашей стране квалифицированными духовными кадрами, сократив до минимума зависимость в их подготовке от зарубежных организаций исламского образования. Практика обучения 90-х годов прошлого века нередко оказывалась связанной с очень серьезными издержками идеологического и организационного характера, особенно, что касалось решения задачи противодействия экстремизму, выступающему под религиозными знаменами.

Сегодня под эгидой ЦДУМ России работает Российский исламский университет с несколькими филиалами в других городах, который завоевал популярность на международном уровне и входит в состав Федерации университетов исламского мира. Его выпускники служат в центральных регионах России, Сибири, на Северном Кавказе, а также Казахстане, Киргизии, Узбекистане, странах Балтии, Украине.

ЦДУМ России установил и активно поддерживает рабочие связи с традиционными религиями нашей страны и зарубежных государств, с международными и региональными организациями мусульман, в том числе, неисламского мира, например, в Финляндии, Англии, Франции и многих других, в которых мусульмане образуют религиозное меньшинство.

Значительное место в работе ЦДУМ России традиционно занимает широкая благотворительная деятельность, которая направлена не только в адрес представителей ислама, но распространяется на всех, кто нуждается в гуманитарной помощи.

Руководящими органами ЦДУМ Росии являются: Съезд‑Меджлис, Президиум ЦДУМ России, Совет муфтиев, Голяма шурасы – Совет улемов.

22 октября 2013 года в Уфе отмечалось 225-летие ЦДУМ России. Поздравить старейший исламский центр страны с торжеством и заодно с 65-летним юбилеем Верховного муфтия Талгата Сафа Таджуддина столицу Башкортостана посетил Президент РФ В.В.Путин.

ЦДУМ России – единая централизованная религиозная организация значительной части мусульман Российской Федерации. Более двух веков своей первостепенной и священной миссией ЦДУМ России считает попечительскую заботу об утверждении исконных духовно-нравственных ценностей традиционного ислама и подвижническое содействие в укреплении мира, взаимопонимания и согласия между всеми народами и

«Россияне закончатся»: муфтий и священник РПЦ предсказали рост числа мусульман в России

Глава совета муфтиев России Равиль Гайнутдин предсказал, что к 2050 году число мусульман в стране вырастет до 30%. Высокопоставленный священник РПЦ с ним согласился.

Как сообщает РБК, об увеличении доли мусульман Гайнутдин заявил на научно-практической конференции в Госдуме.

«По прогнозам специалистов, в чьей компетентности мы не сомневаемся, через полтора десятка лет до 30% населения России будут составлять мусульмане. Такие прогнозы в целом подтверждаются практикой. К примеру, в 2018 году в столичном регионе в день Курбан-байрама, по официальным данным правоохранительных органов, на молитву пришло более 320 тысяч мусульман. И эти рекорды каждый год обновляются», — сказал он.

Мнение муфтия поддержал глава патриаршей комиссии РПЦ по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов.

«Примерно столько и будет. Мусульмане рожают больше детей. Не татары, а именно кавказцы. У чеченцев по восемь человек детей и у ингушей. Россияне закончатся к 2050 году. Здесь будут жить другие народы совсем: чечены, ингуши, арабы», — приводит слова Смирнова радиостанция «Говорит Москва».

В РПЦ, в свою очередь, назвали заявление Смирнова частным мнением священника и отказались комментировать его по существу.

«Это оценки наших общественных реалий и предположения о том, что будет в будущем, без задачи сформулировать какую-то официальную оценку. Это частное мнение того или иного священника», — сказал пресс-секретарь патриарха Кирилла Александр Волков.

«Есть мусульмане, не подчиняющиеся духовным управлениям, а есть еще сотня духовных управлений, каждое из которых имеет совершенно четко очерченную территорию, на которую претендует, и привести всех мусульман России под единый формат невозможно без проведения широкого обсуждения, которое, вряд ли сейчас возможно. Такого рода документы в исламе должны быть широко обсуждены, практически каждым джамаатом (общиной — прим. «Кавказского узла»). Навряд ли это возможно», — указывает Ярлыкапов.

Во-вторых, отмечает он, и в таких религиях, как даже православие, подобные документы остаются лишь на бумаге. «Кто из тех, кто даже посещает регулярно церковь, читает эти документы, и как довести до них эти документы? Это ведь вопрос добровольный, и церковь тоже имеет ограниченный ресурс для доведения до верующих. Не каждый христианин читает даже Евангелие, и не каждый мусульманин читает даже Коран, и в ситуации, в которой находится мусульманская умма России, я думаю, что значение этого документа будет ограничено в любом случае», — заявил Ярлыкапов.

По мнению эксперта, рождение подобных инициатив «из низов» означало бы подписание договора с государством о взаимных обязательствах.

«Подобные инициативы исходили снизу. В 2010 году две части Дагестана договорились, что не будут враждовать, и такой договор до сих пор существует и выполняется. Это гораздо лучше, и любая инициатива снизу, направленная не на деструктивные, а позитивные вещи, была бы более горячо воспринята и поддержана. Конечно же, надо опираться на инициативу снизу, и даже если она идет сверху, это надо широко обсуждать в общинах. И не ограничиваться обсуждением в верхах, не ограничиваться vip-собраниями и съездами, где будут лишь наши лидеры. А надо обсуждать с общиной и со всеми, кто готов на конструктивные действия внутри общины», — заключил эксперт.

Принятая во Владикавказе доктрина не имеет значения ни для традиционных, ни для тех, кого называют нетрадиционными мусульманами, считает представитель салафитской общины Дагестана .

«Во-первых, доктрина бесполезна сама по себе, во-вторых о ней никто не знает, в-третьих, ее писали чиновники, а потому это просто бумажка. В положениях доктрины есть явное неверие. Например, утверждение, что крымские татары в составе русских войск в 1854 году штурмовали турецкую крепость. Это сказано с одобрением, и это действие считается неверием с точки зрения ислама», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» представитель салафитской общины Дагестана, пожелавший остаться неназванным.

Представители Чечни все еще не подписали доктрину

Социальную доктрину российских мусульман, подписание которой прошло 28 июля во Владикавказе подписали муфтии Северной Осетии, Чечни, Ингушетии, Калмыкии, Ставропольского края, Кабардино-Балкарии, Краснодарского края и Адыгеи, Республики Дагестан. От подписания доктрины воздержалась делегация Чеченской Республики, которая, согласно заявлению муфтия Чечни, «до подписания хотела бы ознакомиться с документом».

По поводу подписания доктрины муфтиятом Чечни в пресс-службе религиозной организации 3 августа сообщили, что доктрина остается не подписанной чеченской стороной.

«Доктрина нами пока не подписана, она изучается и согласовывается», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» представить пресс-службы ДУМ Чечни.

Читать еще:  В Норвегии женщинам-полицейским запретили носить хиджабы
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector