0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Большой Ближний Восток

Содержание

  • 05 октября, 2012
  • Марин Катуса —> Автор: Марин Катуса
  • Скаут: sphynx
  • Переводчик: sphynx
  • Редактор: nessie264

В последние годы своего существования Советский Союз нуждался в сильном лидере. Вместо этого стране пришлось иметь дело с чередой слабых лидеров, умиравших на посту один за другим.

Леонид Брежнев возглавлял страну в течение 18 лет, до самой своей смерти в 1982 году. Юрий Андропов вступил во владение после ухода Брежнева, но через несколько месяцев заболел острой почечной недостаточностью. Он продолжал управлять государством из больницы ещё год, до своей смерти — всего лишь через 15 месяцев после вступления на пост.

Следующий руководитель СССР не продержался и этого. Когда в начале 1984 года Константина Черненко привели к присяге, ему было 72 года, и у него было слабое здоровье. В марте 1985 года, всего лишь через 13 месяцев исполнения служебных обязанностей, Черненко отошёл в мир иной. Это был третий лидер, умёрший менее чем за три года.

Когда Рональду Рейгану сообщили о смерти Черненко, президент США якобы сказал: «Как я могу вести хоть какие-то дела с русскими, если они мрут от меня (как мухи)?»

Возможно, именно это вынужден будет сказать следующий президент США о Саудовской Аравии.

Жутковатое сходство. В поздние годы своего существования СССР был социально подавляемым и этнически разделённым обществом; это была страна, богатая ресурсами, но бедная экономически, под управлением автократического ансамбля, умиравших один за другим, и в тоже время не имевших никакой отчётливой схемы передачи власти, обменивающихся слюнявыми поцелуями в обстановке общей борьбы за влияние.

Достаточно лишь изменить кое-что в этом описании, чтобы картина соответствовала сегодняшней Саудовской Аравии.

Саудовская Аравия не бедна, но, по мере резкого увеличения расходов на социальные нужды и роста внутреннего потребления топлива, что происходит за счёт исключительно важных для королевства доходов от продажи нефти, страна сталкивается с большими экономическими проблемами.

Может быть, Саудовская Аравия и не участвует в Холодной войне, но она находится в центре Ближнего Востока, самого неспокойного из существовавших когда-либо мест на карте мира, который ныне бурлит и сотрясается больше обычного, вследствие вызовов, которые Арабская весна бросает древнему деспотичному чванству, в то время как раздираемая войной Сирия и непокорный Иран грозят опрокинуть хрупкий религиозный баланс в этом важнейшем нефтяном регионе мира.

И хотя Дом Сауда и преподносит себя как устойчивую, сильную и сплочённую королевскую семью, по правде говоря, король и его преемники – дряхлы и немощны в тронной зале, полной конкурирующих соперников. Тем временем, другая организованная сила в стране – исламисты – ждёт прямо за дверью.

Вам нужен верный способ взметнуть цены на нефть к 300 долларам за баррель, увидеть как саудовские войска штурмуют Тегеран, или придушить нефтяной импорт США? Попробуйте сорвать битву за наследство в Доме Сауда, и это закончится разрушением всей семьи и ознаменует начало эпохи исламизма в Саудовской Аравии.

Мало что ещё может пошатнуть нефтяной мир больше. А это – слишком вероятно.

Шаткий Дом Сауда

Королю Саудовской Аравии Абдалле Азизу аль Сауду почти 90 лет. В королевской системе наследования Саудовской Аравии трон переходит не от отца к сыну, а от брата к брату. Проблема системы в том, что из братьев короля Абдаллы ни один не является достаточно молодым и энергичным.

Наследному принцу Сальману, который стоит следующим на очереди к трону, уже 76. Он получил звание наследного принца после того, как умерли два его старших брата. Оставшимся братьям в среднем по 80 лет.

Король, поднимающийся на трон на седьмом или восьмом десятке жизни, вряд ли будет иметь достаточно энергии, или даже времени, для того, чтобы предпринять важные реформы. А реформы эти необходимы. Я не выступаю за демократию – саудовцы по большей части не хотят демократии. То, о чём я говорю – местные проблемы, подрывающие крупнейшего мирового поставщика нефти: высокий уровень безработицы, коррумпированная бюрократия, ущербная экономика, слабая система образования и общество, полное разочарованной молодёжи.

По мере того, как страна разрушается, три опоры, долгое время поддерживавшие королевскую семью, также ослабевают. Огромные доходы от продажи нефти, долгое время использовавшиеся для подкупа общества, тают из-за резко возросшего внутреннего потребления. Поддерживавшие Дом Сауда исламские ваххабитские круги всё больше и больше капризничают и выходят из доверия. А сама королевская семья сражается за сохранение монолитности своего фасада после потери двух наследных принцев всего лишь за несколько лет – из-за старости.

С международными отношениями дела страны обстоят немногим лучше. Ближний Восток в беспорядке, а давний союз Саудовской Аравии с Соединёнными Штатами в бедственном положении.

Наряду с этими явными проблемами, существует большое количество скрытых проблем, революционизирующих страну. Режим имел обыкновение управлять населением с помощью контроля над доступом к информации, но, конечно, эти времена миновали. Интернет связывает юных саудовцев с остальным светом, а предстающая перед ними картина мира побуждает их подвергать сомнению некоторые устои своего общества.

Даже религиозные круги Саудовской Аравии наблюдают, как их власть ослабевает. Используя Коран как руководство для принятия решений, не следуя специфическим декретам отдельных религиозных лидеров, юные саудовцы становятся всё более независимыми.

Фактически, саудовское общество сегодня мало похоже на пассивную массу десятилетней давности, а через какие-нибудь 10 лет разница будет ещё больше.

Провести же страну через эти современные вызовы пытается 90-летний король, в сопровождении семидесятишестилетнего наследного принца и его восьмидесятилетних братьев.

Не удивительно, что это плохо срабатывает.

Новые битвы, старая тактика

Когда Арабская весна в Тунисе и Египте зажгла протесты в Саудовской Аравии, протестующие не требовали демократии или отстранения королевской семьи. У молодых саудовцев, заполнивших улицы, были более простые требования.

Первыми в списке требований были рабочие места – 60% граждан Саудовской Аравии моложе 20 лет, а уровень безработицы среди совершеннолетней молодёжи почти 40 %. Эти молодые люди хотят, чтобы им дали возможность расти самим и приносить пользу себе и своей стране, но, вместо этого, они не могут найти работу и живут на правительственные подачки.

И, что подливает масла в огонь, эти подачки уменьшились. За последние полвека население Саудовской Аравии стремительно выросло. В 1972 году страна насчитывала 6 миллионов жителей, к 1992 году население выросло до 17 миллионов, а сегодня саудовцев уже 28 миллионов. Нефтяные доходы тоже росли, но далеко не так быстро. Таким образом, с каждым годом правительство пытается умиротворять народ ценой всё меньшего количества долларов на душу населения.

Население продолжает расти, а каждый житель королевства продолжает использовать всё больше нефти. В результате, необходимо увеличивать доходы от торговли нефтью. Это плохой рецепт, но когда вам 89 лет, вы применяете то, что срабатывало в прошлом.

А это в точности то, что произошло как реакция на Арабскую весну: король Абдалла утопил протестующих в деньгах – в 130-миллиардном пакете расходов на социальные нужды, за счёт которого было построено новое жильё, повышена заработная плата, увеличены пособия по безработице. Годовой бюджет Саудовской Аравии – всего лишь 180 миллиардов долларов; таким образом, чтобы успокоить протестующих, король практически удвоил расходы.

Эта тактика не может работать вечно. Даже в Саудовской Аравии не так много нефтедолларов. Для поддержания всех своих социальных программ, членам королевской семьи Саудов уже сейчас нужна нефть по цене как минимум 80 долларов за баррель, но, учитывая стремительно растущее внутреннее потребление нефти, эта базовая цена будет продолжать расти.

А волнения продолжаются.

Лето саудовского ропота

После того, как король Абдалла пожертвовал на социальные расходы миллиарды долларов, многие протестующие разошлись по домам… за исключением жителей богатых нефтью районов, где протесты никогда не прекращались.

В течение последних 18 месяцев саудовцы из восточного района Катиф регулярно проводили демонстрации, требуя освобождения всех политических заключённых, свободы самовыражения и прекращения этнической и религиозной дискриминации. Когда в прошлом ноябре спецслужбы напали на демонстрантов, убив пятерых, действия протестующих приобрели отчётливую анти-саудовскую окраску.

В июне король Абдала приказал силам безопасности страны перейти в состояние высокой боевой готовности из-за того, что он назвал «беспокойной обстановкой» в восточных районах.

Сторона, о которой в данной ситуации не было сказано ни слова – то, что волнения носят отчётливый религиозный характер.

Большинство саудовцев – мусульмане-сунниты, а суннизм – единственная разрешённая религия страны. Однако 15 % населения страны – шииты, десятилетиями подвергающиеся прямым и косвенным гонениям.

Угадайте, где живут шииты? В этих самых неспокойных, богатых нефтью восточных провинциях.

Это одна сторона саудовского недовольства. Но есть и другие.

К примеру, на прошлой неделе саудовские силы безопасности провели облаву на ячейки Аль-Каиды в Джидде и Эр-Рияде. Свидетельства, полученные во время этих рейдов, подтвердили подозрения, что новый филиал на Аравийском полуострове набирает силу для проведения нападений. Список целевых объектов возглавляет королевская семья. Свержение дома Саудов стало бы крупной победой Аль-Каиды из-за одной только нестабильности, которую это могло бы вызвать.

Учитывая все сказанное, внешние угрозы, внутренние противоречия и внутрисемейную борьбу, саудовская королевская семья, безусловно, выглядит очень неустойчивой. Так что же произойдёт, если рухнет Дом Сауда?

Нужно помнить, что религия – единственная социальная структура Саудовской Аравии. Нет никаких партий, профсоюзов или общественных организаций, помимо нескольких благотворительных организаций, контролируемых членами королевской семьи. Если Дом Сауда падёт, единственными кандидатами, готовыми выйти на передний план, будут исламисты.

Переход к исламской форме правления в Египте заставил мир понервничать. Давние пристрастия оказались в подвешенном состоянии, а долгосрочные отношения меняются.

Представьте себе, что случится, если это произойдёт в Саудовской Аравии.

Руководство исламистов в Саудовской Аравии не будет той умеренной, демократической версией, которую мы наблюдаем в Египте. Исламисты Саудовской Аравии – это мусульмане-ваххабиты, практикующие самую строгую и консервативную версию этой религии. Я могу предполагать, что эти имамы предпримут несколько шагов.

Прежде всего, Саудовская Аравия под управлением ваххабитских исламистов не останется в мире с шиитской Исламской Республикой Иран. Каждая из этих ветвей Ислама считает другую настолько сбившейся с пути, что считают её последователей язычниками. Шансы на войну между Саудовской Аравией и Ираном взлетят в тот момент, когда исламисты возьмут власть в Саудовской Аравии.

Что ещё хуже, ваххабитские исламисты Саудовской Аравии могут обратить своё самое мощное оружие против «неверных» Запада – перекрыть нефтяные краны. Это будет всеобщий нефтяной кризис 1973 года, но в мире, ещё более зависимом от нефти.

Во время этого нефтяного кризиса цена нефти подскочит на 300% за шесть месяцев. Сегодня это означает, что цена нефти будет 300 долларов за баррель.

Кроме того, это будет означать конец эры дружеских отношений между США и Саудовской Аравией… и кончину нефтедоллара. Это само по себе имеет громадное значение для всех, кто владеет долларами США. Я уже рассматривал в деталях, как договор между США и Саудовской Аравией об использовании при торговле нефтью исключительно долларов создало ресурс поддержки валюты США – и что произойдёт, если нефтедоллар прикажет долго жить. Вкратце – мировая нефтяная торговля перейдёт от доллара к юаням, йенам, рублям и песо, а у мира появится ещё один резон девальвировать доллар.

Дорогая нефть развяжет на Ближнем Востоке войну между суннитами и шиитами, потерю одного из крупнейших мировых поставщиков нефти в качестве верного союзника и неизбежное усиление религиозного экстремизма по всему Аравийскому полуострову – вот наиболее вероятные последствия падения дома Сауда.

Это не является неизбежным. В королевской Саудовской семье 7000 принцев, результат многожёнства и многодетности. В этой толпе, несомненно, есть принц с правильным сочетанием прогрессивного мышления и религиозной почтительности, чтобы унаследовать Саудовскую Аравию и повести её в будущее.

Но пока тронная зала переполнена настолько, что легко может вспыхнуть ссора, которая лишит идеального принца его шанса и откроет дверь исламистам.

В любом случае, нефтяные инвесторы с правильным подбором акций в инвестиционном портфеле будут процветать, а энергетическая группа «Casey Research» будет оставаться на связи, чтобы направлять вас.

День святого Валентина под запретом

В Саудовской Аравии запрещено праздновать День всех влюбленных; 14 февраля Комитет по поощрению добродетели и удержанию от порока проводит обход магазинов, чтобы убедиться, что они не нарушают установленные правила. Накануне этого праздника запрещена продажа красных роз, а за его празднование грозит пятилетний тюремный срок, который удваивается в случае, если на вечеринке присутствовали представители обоих полов.

В Кувейте была попытка принять законопроект о запрете празднования Дня всех влюбленных, но он не прошел, и, несмотря на все возражения, в Кувейте продолжают отмечать день святого Валентина. В Саудовской Аравии тоже, но подпольно.

Трамп забил гол в свои ворота

В недавно появившемся докладе, скрываемом правительством Соединенного Королевства, говорится о том, что большая часть средств, получаемых британскими мечетями, в которых ведется пропаганда исламского экстремизма и которые играют ведущую роль в процессе радикализации доморощенных джихадистов, поступает из Саудовской Аравии и других арабских стран Персидского залива, поддерживающих одиозную ваххабитскую идеологию.

Читать еще:  Область применения сухих строительных смесей

Эти выводы согласуются с результатами других основательных исследований, посвященных распространению исламского экстремизма как здесь, так и в Европе, и в них подчеркивается, что распространение спонсируемого саудитами ваххабизма является самой серьезной угрозой для нашей безопасности и для наших ценностей. Все эти выводы игнорируются теми, кто правит страной от нашего имени.

Таким образом Саудовская Аравия получает зеленый свет от нашей предательской политической элиты для того, чтобы на фоне угасания на Ближнем Востоке мечты о халифате смертоносный джихад получил возможность активно развиваться у нашего порога. Аргумент относительно того, что получаемые от Саудовской Аравии разведывательные данные помогают предотвращать теракты, представляется все более лишенным смысла с учетом количества осуществляемых террористических атак. Пораженческая риторика и разговоры о том, что мы должны учиться жить рядом с джихаджистскими зверствами, как с оползнями или с ураганами, вызывает не меньшее возмущение. Террористические атаки не являются естественным феноменом; они являются результатом обстоятельств, порождаемых политическими решениями. Чтобы иметь хоть какую-то надежду на победу над джихадистской угрозой, политики в первую очередь должны осознать тот факт, что массовая иммиграция преимущественно молодых мусульманских мужчин в Европу, где финансируемый саудитами ваххабитский ислам занимает доминирующее положение в мечетях и медресе, является культурным самоубийством. Политическое понимание суннитско-шиитского конфликта на Ближнем востоке и того, какое он имеет отношение к угрозе исламистского террора, также должно быть пересмотрено. Зверства в Авамие предельно ясно показывают всю абсурдность представления о том, что ваххабиты являются нашими друзьями в борьбе против экстремизма, а шииты — наши смертельные враги. Если судить объективно, то как раз обратное утверждение будет верным.

И Саудовская Аравия, и Иран, где господствующее положение занимают шииты, являются отсталыми теократиями, где правят злобные старики, рядящиеся в религиозные одежды для ограничения свободы своего народа и разграбления национального богатства страны. В обеих этих странах грубо нарушаются права человека. Однако на этом их сходство заканчивается. В Саудовской Аравии немусульманам запрещено открыто практиковать свою религию, тогда как Конституция Ирана защищает права христиан и иудеев (Одно из самых дорогих для меня религиозных воспоминаний связано с еврейскими общинами в Тегеране и Исфахане).

Как и иудеи, шииты не заинтересованы в том, чтобы обратить всех в свою веру, и этим они сильно отличаются от ваххабитов, а иранцы даже проявляют порядочность — если это правильное слово — и проводят различие между Израилем и иудеями в антисионистской правительственной риторике. Тогда как Саудовская Аравия проповедует такой антисемитизм, которым могли бы гордиться нацисты, и одновременно они проклинают шиитов как коллективное зло. В Иране существует демократия и живая пресса. Ее вряд ли можно сравнить с тем, что мы считаем само собой разумеющимся на Западе, однако она затмит все то, что можно обнаружить в Саудовской Аравии. Иран никогда не нападал на другую страну, тогда как Саудовская Аравия в настоящее время разрушает Йемен.

Более того, когда повестку дня диктует геополитический прагматизм, Иран предлагает тесное сотрудничество с Западом, тогда как саудиты и их союзники в западных разведывательных сообществах, финансирующие своих джихадистских ставленников, всегда работают против нас. После терактов, совершенных 11 сентября 2001 года преимущественно гражданами Саудовской Аравии, Иран — у него, естественно, нет никакой симпатии к «Аль-Каиде» (запрещена в РФ, ред.)- задержал сотни арабских террористов и предоставил Вашингтону разведывательные данные для помощи в войне против террора. В 2009 году Тегеран публично предложил помощь Вашингтону по восстановлению и стабилизации Афганистана, а за два года до этого обе страны вели переговоры по поводу Ирака (в конечном счете, они оказались безрезультатными).

Ничто из этого не является проблемой, о которой предпочитают не говорить. Без героических жертв со стороны Ирана и его шиитских союзников из «Хезболлы» на линии фронта борьбы в разрушающемся халифате Исламское государство не находилось бы в состоянии предсмертной агонии, а джихадисты из «Аль-Каиды» (которых мы финансировали, тренировали и вооружали) не пытались бы спасаться бегством. Соединенные Штаты также работали вместе с иранскими генералами в Ираке и вели там совместную борьбу против Исламского государства. Даже сегодня американские силы специального назначения действуют вместе с ливанской армией, когда она одновременно с «Хезболлой» проводит наступательную операцию против созданных Саудовской Аравией и другими суннитскими государствами исламских террористов, которые и сегодня создают хаос по другую сторону сирийской границы.

Почему мы никогда ничего не слышим о другой стороне этой истории? Одна из причин состоит в том, что почти все «эксперты» по этому региону, предоставляющие бесконечное количество комментариев для американских газет, проводящие брифинги для сотрудников разведки и выступающие в качестве экспертов на телевидении, работают в исследовательских организациях, финансируемых арабскими монархиями или Израилем. Как известно, бывшие британские и американские дипломаты, работавшие в Эр-Рияде или в Джидде, после выхода в отставку получают саудовские теплые местечки. А наше Министерство иностранных дел, постоянно получающее приказы из Вашингтона, продолжает занимать некритичную позицию в отношении Израиля. А сам Израиль опасается того, что муллы в Тегеране работают над созданием ядерного арсенала для выполнения своего неоднократно данного обещания о том, чтобы стереть с карты мира еврейское государство.

Но и здесь вновь требуется прагматическая переоценка ситуации. Ведь Израиль является ядерным государством, а также имеет лучшую армию в этом регионе с точки зрения подготовки и оснащения. Если он сейчас не может проводить свои собственные сражения, то он и в будущем не будет в состоянии это делать. И, по правде говоря, единственная вещь, которая, на самом деле, беспокоит мулл, это сохранение своей изрядно ослабевшей хватки за власть. Даже Белый дом, который ненавидит Иран и любит Иерусалим, вынужден признать, что Тегеран соблюдает заключенный при международном посредничестве договор по ядерному оружию. Важно то, что Иран не представляет для нас абсолютно никакой угрозы.

На самом деле, единственные люди, которых боевики Исламского государства хотели бы с большей охотой убить, чем представителей Запада, это шииты. Понимая это, мы должны руководствоваться максимой, смысл которой состоит в том, что враг моего врага является моим другом. Давайте откровенно дадим понять саудитам, что мы больше не хотим мириться с их финансированием террора, и давайте сделаем это с помощью жестокой борьбы с любыми проявлениями ваххабизма. Давайте одновременно покончим с введенными против Тегерана санкциями. Таким образом, мы сможем рассчитывать на предоставление Ираном обширной разведывательной информации, а также на его тесное военное сотрудничество с Соединенными Штатами, и это будет наиболее эффективным способом убедить эту страну отказаться от всех своих ядерных амбиций. Давайте сделаем так, чтобы Британия освободилась от вашингтонских катастрофических военных интервенций на Ближнем Востоке и вводящих в заблуждение альянсов с Саудовской Аравией и ее ваххабитскими ставленниками. Только так мы сможем искоренить истинные причины исламского террора. Кроме того, у нас появится отличная позиция для того, чтобы получить выгоду от иностранных инвестиций в постсанкционном Иране, объем которых может составить 600 миллиардов долларов.

Джон Брэдли сотрудничает с такими изданиями как Daily Mail и Jewish Chronicle. Он также является автором четырех книг, посвященных Ближнему Востоку.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

«Мы возрождаем в стране ислам, который учит убивать за инакомыслие»

Трагическая ситуация в Нигерии, где 22-летнего музыканта приговорили к смертной казни через повешение — практикующему молодому мусульманину инкриминировано в исполняемой им песне оскорбление пророка Мухаммада, — заставила автора «БИЗНЕС Online» Рустама Батыра задуматься и о наших отечественных реалиях. По мнению известного мусульманского и общественного деятеля, наши религиозные хазраты сами не знают, что делать с архаичными положениями ислама.

«Исламские религиозные деятели сами не знают, что делать с архаичными положениями ислама» Фото: «БИЗНЕС Online»

РОССИЙСКИЕ МУСУЛЬМАНЕ НЕ ХОТЯТ РАСЧИЩАТЬ АВГИЕВЫ КОНЮШНИ СРЕДНЕВЕКОВОГО ШАРИАТА

Шокирующее, но для исламского мира, увы, не сенсационное решение вынес на этой неделе Верховный шариатский суд района Хаусава на севере Нигерии. Он приговорил местного 22-летнего музыканта Яхью Шарифа-Амина к смертной казни через повешение. Молодому человеку было инкриминировано оскорбление пророка Мухаммада. Пикантность ситуации заключается в том, что Шариф-Амин не атеист-вольнодумец, не западник, не борец с исламским режимом. Он практикующий мусульманин. А поводом для уголовного преследования стала его религиозная песня, распространенная музыкантом через мессенджер WhatsApp в марте 2020 года. Мунаджат был признан кощунственным, поскольку в нем шейх исламского братства Тиджания, к которому принадлежит певец, восхваляется настолько сильно, что, дескать, возвышается над самим Пророком. Обезумевшая толпа уже сожгла дом родителей певца. Теперь свой официальный вердикт вынес и шариатский суд.

Убивать святотатцев и вероотступников — требование ислама, освященное Сунной, принимаемой за достоверную. Книги, которые учат столь свирепому отношению к инакомыслящим, вы найдете в библиотеках и Болгарской исламской академии, и Казанского исламского университета, и Московского исламского института. Это классика. Это канон. Это тот ислам, который активно возрождается сегодня в нашей стране. Разница между Нигерией и Россией заключается лишь в том, что там не лицемерят и принимают судебные решения на основе шариата, а у нас шариатским уголовным нормам — слава Аллаху! — не дает развернуться государство, хоть оно и поддерживает традиционный ислам.

При этом сами российские мусульмане не хотят расчищать авгиевы конюшни средневекового шариата, который в их глазах сакрализирован, и, упаси боже, вносить в него какие-либо изменения. Потому всю ответственность за купирование кровожадности древнего исламского закона они переложили на плечи светского государства, мол, пусть оно за нас решает эту проблему. Пока государственный аппарат в принципе справляется с такой задачей. Однако стоит ему ослабить стальную хватку, как демоны исламского закона, долгие годы активно вскармливаемые традиционным мусульманским богословием, тот час вылезут из подземелья полузабытья на свет божий. Подобное, к примеру, случилось в 90-е годы на Северном Кавказе, откуда ослабевшее тогда государство де-факто ушло на несколько лет. И что мы увидели вместо него? Шариатские суды, которые жадно расстреливали «верооступников», «прелюбодеев» и прочую «нечисть». Мы увидели шариат в полный рост. Тот самый, который сегодня мы лицезреем на территории ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ террористической группировки «ИГИЛ»прим. ред.), также возникшей на обломках более менее нормальной государственности.

ДВЕ СТРАТЕГИИ ЗАЩИТЫ ОБЩЕСТВА ОТ НЕОДНОЗНАЧНОГО ИСЛАМА

Сказанное не означает, что наши религиозные деятели спят и видят, как какому-нибудь грешнику отрезать голову. Конечно же, нет. Они в большинстве своем современные, нормальные люди, которым самим претит жестокость шариата и вся одиозная средневековщина. Мне сложно представить наших имамов, до смерти забивающих камнями прелюбодеев, вкопанных по пояс в землю, как это велит делать проповедуемый ими же ханафитский мазхаб и шариат в целом. Неслучайно они шарахаются (думаю, вполне искренне) от злодеяний головорезов ДАИШ, хотя те часто действуют в полном соответствии с общепризнанными хадисами и нормами шариата, на манящий аромат которых, собственно, и слетаются мусульманские активисты со всего мира.

Проблема в другом: исламские религиозные деятели сами не знают, что делать с архаичными положениями ислама. С одной стороны, их проповедь сакрализирует традиционалистский шариат, пестует идущие со среденевековья мазхабы. С другой — то, что они поднимают на знамена в виде лозунгов при раскупоривании, оказывается не таким уж безобидным и пушистым, каким казалось на расстоянии.

Пока ими выработано две основные стратегии защиты общества от такого неоднозначного ислама.

Во-первых, это замалчивание. Мусульманские деятели просто не доводят до широкой общественности подлинное учение исповедуемого ими ислама во всей его полноте. Именно по этой причине, например, появляются сокращенные издания классических книг. Так, в России издавали сборник хадисов имама аль-Бухари, из которого целиком изъяли главу про джихад, и правовой труд классика ханафизма имама аль-Кудури, в переводе которого были опущены все неудобные места типа утверждений о том, что религиозный долг каждого мусульманина — воевать с неверными, даже если они на нас не нападают. Про книги, написанные современными российскими богословами, и говорить не стоит: в эти витрины религиозной проповеди выставляются, как правило, только благообразные вещи, а ужасы исламского шариата в них лукаво обходятся стороной

Подобная страусиная политика работает только отчасти. Держа народ в неведении, его можно спасать от застарелых ветошей исламского наследия лишь до поры до времени. Однако в современном мире открытой информации сдерживать плотину знаний становится все труднее с каждым днем и понимание истинного положения вещей все больше просачивается в мусульманскую среду, отравляя ее мировоззрение. Именно в этой череде стоят усилия, направленные на прекращение (или хотя бы фильтрование) потока студентов, устремившихся за религиозным знанием в мусульманские страны. В зарубежных медресе, в отличие от наших, уродливые страницы исламских знаний никто затирать не собирается. Подобное редактирование и палимпсесты там не в чести. Поэтому, нахватавшись за рубежом исламского учения в его полноте, мусульмане нередко возвращаются на родину экстремистами и радикалами. Остановить подобный поток в современном демократическом обществе не так-то просто.

Во-вторых, это апеллирование к светскости государства. Тактика здесь следующая: да, в шариате есть нормы, предписывающие убивать инакомыслящих и казнить грешников, но они применимы только в мусульманском государстве, а поскольку Россия является светской страной, их реализация здесь становится неправомочной. Подобные рассуждения, нацеленные на нейтрализацию одиозных положений шариата, часто сходят с уст мусульманских деятелей России.

Однако такой подход также ущербен. Изъян данной полумеры заключается в том, жестокость шариата продолжает культивироваться как часть исламской морали, более того — как идеал, к которому надлежит стремиться. На этой почве и вырастают халифатисты всех мастей. Они рассуждают в следующем ключе: раз российское государство не дает нам практиковать шариат, то мы построим себе халифат, в котором он сможет расправить крылья во всю силу. Таким образом, мусульманские деятеля не решают проблему радикализма, а лишь отодвигают ее на один шаг. Они закапывают мины замедленного действия.

Читать еще:  В Бурятии прошел турнир по национальной борьбе памяти буддийских священнослужителей

Получается, мы находимся в тупике?

ИСЛАМ ИДЕАЛЕН

Фундаментальная проблема, которая создает этот тупик, заключается в том, что мы отождествляем ислам с его средневековыми трактовками. На самом же деле жесткость шариата проистекает вовсе не от Корана, а от его поздних толкователей. Ни в одном из аятов нашего Священного Писания вы не найдете призывов убивать за вероотступничество или казнить за моральное падение, ибо Коран целиком построен на учении о милосердии Бога, благовестником которого и был провозглашен пророк Мухаммад.

К сожалению, инерция средневекового общества со временем взяла свое: революция человеколюбия и гуманизма, которая была реализована в рамках миссии Пророка, в значительной степени приглушена постепенным возвратом в ислам жестокосердных норм, решительно отмененных Кораном. Однако, к счастью, текст Корана был записан фактически сразу после ниспослания. Вставки в него оказались невозможны. Одиозным проповедникам для реанимации в исламе жестокосердных норм средневековья потребовалось искать обходной путь. Таковым стала возводимая к Пророку Сунна, идея которой закрепилась в исламе в качестве доминирующей примерно через два столетия после смерти божьего посланника (в самом Коране о Сунне Пророка не говорится ни в одном из аятов, хотя попытки найти намеки на этот концепт в кораническом тексте, конечно же, толкователями предпринимались).

Посредством приписывания Пророку изречений, которых он не говорил, и деяний, которых не совершал, и плелась сеть новоизобретенного средневекового ислама. Таким образом, Сунна выступила в качестве шлюза для проникновения в сознание мусульман многих противоречащих Корану идей. В том числе так обосновались в нашей традиции требования убивать инакомыслящих (т. е. «вероотступников») и грешащих людей. Все эти вставки легко вычленяются. Достаточно сопоставить Коран с хадисами и их между собой. Соответствующие научные работы по реконструкции исходного, аутентичного ислама уже давно ведутся мусульманскими учеными по всему миру, хотя инерцию многовекового обмана преодолеть непросто.

Таким образом, самоосвобождение мусульман от пути средневекового жестокосердия кроется не во внешнем ретушировании ислама, а в раскрытии изнутри его истинного учения, явленного в священном Коране. В нашей совершенной религии не нужно придумывать ничего нового. Ислам идеален. Но идеален не тот ислам, который придумали в средневековье жестокие и ограниченные люди, а тот, который был дан нам самим Богом. К нему мы и должны стремиться. Вопрос сводится лишь к одному: смогут ли официальные мусульманские институции типа Болгарской академии набраться смелости, чтобы открыть миру этот подлинный, хоть и подзабытый, ислам, или мы так и будем вечно жить в плену антикоранических идей, выдаваемых за исламские?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Общество против господства

Согласно теории господства и рабской морали, на протяжении всей истории была борьба между хозяевами и рабами. В древнегреческие времена обществом управляли могущественные люди. Одиссей, Геркулес и другие герои мифов являются воплощением того, что является господствующей моралью. Между тем, рабская мораль проходила через иудаизм и христианство. В этих историях персонажи не выступали против своего врага. История Иисуса о том, что после пощечины нужно подставить другую щеку и быть добрым к ближнему, являются чертами рабского моралиста. Борьба происходит между римскими и иудейскими культурами. Римляне являются представителями господ и достаточно сильны, а иудеи содействуют рабству.

Ницше не одобрял, что Запад выбрал рабскую мораль. Он не принимал идею того, что раб всегда пытается подняться против своего хозяина, ведь у рабов нет жажды власти. Вместо этого они стремились довести власть до своего уровня, чтобы никто не мог быть сильнее. Это очень хорошо работает при анализе демократии, ведь идея демократии состоит в том, что все решают люди (теоретически, во всяком случае). Кроме того, с такой религией, как христианство, никто не силен. Все люди одинаковы в глазах своего Бога, и их Бог будет судить, когда придет время. Нет, Ницше не считал, что господская мораль идеальна, и каждый должен ее принять. Он считал, что есть недостатки в обеих сторонах, но возможно кому-то удастся трансформировать их в новую идею морали, более последовательную.

Ницше был довольно противоречивой фигурой, поэтому вы имеете полное право не согласиться с его мнением о том, как работает мир. Но все же, стоит изучить некоторые аспекты его теории. Если вы хотите взять лучшее из господской и рабской морали — это может дать хорошие результаты. Возможно, вы захотите узнать, как стать увереннее в себе, но при этом не терять добродетели и любви к ближним?

Десять заповедей

Верующему мусульманину предписано соблюдать в Исламе его каноны, они не ограничиваются только десятью заповедями Бога, однако эти десять заповедей, которые есть в христианстве, есть и в Исламе, но мусульманину предписаны и другие обязанности, которые следует соблюдать неукоснительно.

Не убей

«Не убей!» — гласят заповеди Бога. Наихудшим грехом является преднамеренное убийство человека, поскольку это является посягательством на собственность Создателя и Его творение. Верующий никогда не совершит убийства. По словам Посланника Всевышнего ﷺ, муслим или мусульманин – это тот, кто не причиняет людям вреда ни языком своим, ни руками, и в отношении представителей других культур всегда проявляет порядочность и воспитанность. Пророк Мухаммад ﷺ предупреждает мусульман о том, что человек, убивший другого, но не имевший права на это, «не почувствует райского аромата» — он будет удален из Рая.

После того, как был совершен первый грех на земле – Кабиль убил Хабиля, потомкам Якуба было предписано: кто убьет душу не за преступление и не за душу, тот станет подобен убийце всего человечества по тяжести своего греха. Кто же оживит душу, то есть спасет от смерти кого-то или предотвратит убийство, вылечит или исцелит смертельно больного или раненого, тот станет подобен оживившему все человечество.

Право убивать есть лишь тогда, когда вынесен смертный приговор судом, и имеет право убить только палач – лицо, на которое обязанность убивать возложена государством.

Самоубийство

Заповеди Ислама называют самоубийство одним из самых худших грехов. По словам Пророка Мухаммада ﷺ, кто намеренно себя убьет, то будет навечно в адском огне, где будет повторять самоубийство бесконечно.

Не прелюбодействуй

«Не прелюбодействуй!» — гласят заповеди Бога, прелюбодеяние или зина — является одним из десяти самых страшных грехов.

В Священной Книге Коран сказано: «Не приближайтесь к прелюбодеянию, ибо оно является мерзостью и скверным путем!» (сура Аль-Исра (Ночной перенос), 32-й аят).

Не кради

«Не кради!» — гласят заповеди Бога. Как сказал Посланник Всевышнего ﷺ, «Не прелюбодействует прелюбодей, оставаясь верующим; не употребляет спиртное пьющий, сохраняя веру; не ворует вор, оставаясь верующим; не грабит или не похищает грабитель, сохраняя веру свою». Людей, совершающих эти грехи, покидает их вера, но им никогда не поздно покаяться в совершенных грехах.

Не злословь

«Не злословь!» — гласят заповеди Бога, и в Коране сказано о том, что верующие должны сторониться негативных размышлений и подозрений, не думать плохого и не произносить этого вслух, поскольку, греховны размышления, когда мусульманин думает бездоказательно плохо о ком-то или о чем-то, выслеживает или выискивает недостатки других людей, шпионит или ищет то, что старается скрыть другой человек.

В одном из хадисов приводится случай, когда у своих сподвижников Посланник Аллаха ﷺ спросил, знают ли они, что такое аль-гыйба, то есть хула или злословие, и объяснил, что «гыйба» — это то, когда о другом в его отсутствие говорят то, что ему не понравится, это греховное злословие. Если же то, что говорят о человеке, еще и не является правдой, то тогда это будет клеветой или ложью (бухтаном), а это гораздо хуже, чем просто злословие.

Не завидуй

«Не завидуй!» — гласят заповеди Бога. Как говорил Пророк Мухаммад ﷺ, злоба и зависть – это болезни прошлых цивилизаций, которые проникли в среду его последователей, и они подобны лезвию, которое убивает в человеке веру, и люди, совершающие грех зависти, не войдут в Рай, пока не уверуют, а стать истинно верующим невозможно, пока в сердце по отношению к ближним есть зависть и злоба, а не любовь и уважение.

Почитание родителей

Ислам предписывает уважать и почитать своих родителей. Мусульманину следует быть благодарным и предельно благодетельным и благородным по отношению к своим родителям. Только в одном случае заповеди Ислама позволяют не подчиняться своим родителям: если они принуждают своего ребенка стать язычником. Но если родители придерживаются других взглядов и убеждений, они все еще остаются родителями, и мусульманин должен вести себя по отношении к ним воспитанно и благонравно, как предписывает это благоразумие (ма‘руф) и местные традиции.

Забота о детях

Ислам предписывает заботиться о своих детях. Лучшим, что может подарить своему ребенку родитель, является хорошее воспитание.

Совершение молитвы

При любых обстоятельствах, услышав призыв, мусульманин должен встать на молитву. Мусульманину следует читать, изучать, слушать Коран, поминать имя Аллаха.

Пустое времяпрепровождение

Не следует проводить даже малую часть своего времени без пользы. Заповеди Корана предписывают беречь время, напоминая о том, что время, которое Бог выделил мусульманину или даже целой нации – ресурс ограниченный, и об этом сказано в Коране: «Для каждой общины (народа) есть свой срок. Когда же наступает их срок, они не могут отдалить или приблизить его даже на час» (сура Ограды:34) .

Сказано Пророком Мухаммадом ﷺ, что существует два блага или бесценных дара Бога, которые люди не умеют достаточно ценить, пренебрегая ими беспечно не извлекая из них необходимую пользу для себя и нанося этим себе большой ущерб: это здоровье и свободное время.

Полезные знания и благие дела

Мусульманин имеет много обязанностей, но немного времени, поэтому Бог предписал помогать окружающим в их нужде, если в ней нет ничего запретного и использовать время с пользой.

Мусульманину предписано изучать арабский язык, всегда учиться и стремиться к познанию. Мусульманин должен брать лучшее из того, что он слышит и видит, идти путем Ислама, двигаю вперед свою жизнь и стремиться к тому, чтобы стать лучшим в мастерстве и своих навыках.

В Коране сказано, что Бог сотворил жизнь и смерть для того, чтобы испытать людей, кто в своих поступках, труде и занятиях будет лучшим, при этом относясь хорошо к окружающим, воспитывая в себе благой нрав и соблюдая предписания Ислама. Заповеди Корана предписывают стремиться опередить других в совершении дел благих, соревноваться в качестве своих благих поступков и их количестве, украшая этим мирскую обитель: «. Стремитесь же опередить друг друга в добрых делах. » (сура Аль-Бакара (Корова), 148-й аят). По заповедям Бога, следует не тратить попусту времени и не упускать того единственного шанса, который дается в жизни земной, и у каждого мусульманина есть бесконечные возможности для того, чтобы стремиться быть лучшим в благих поступках, в познании и эрудиции, в постижении окружающего мира.

Отстранение от дурных дел

Мусульманин не должен много спорить, поскольку к добру спор не приводит. Не следует своего голоса возвышать больше, чем требуется — это вредно и глупо.

Заповеди Бога предписывают не любопытствовать бесцельно и не пустословить.

Как говорил Пророк Мухаммад ﷺ, по божьим заповедям, следует воздерживаться от трех вещей:

  • от недостоверных фактов, бесцельных, бесполезных и дилетантских разговоров, особенно если речь идет об области богословия;
  • от расточительства в отношении материальных ценностей;
  • от чрезмерного любопытства и «вопросительности».

Мусульманину не следует много смеяться, поскольку сердце, которое связано с Богом, должно быть спокойным и серьезным, не следует много шуметь и отзываться о ком-либо дурно, следует говорить только доброе.

Заповеди Бога предписывают говорить благие вещи или же промолчать. Ничего, кроме хороших и добрых вещей, вежливых слов от верующего мусульманина слышать люди не должны. По словам Пророка Мухаммада ﷺ, Ислам предписывает, чтобы мусульманин говорил только хорошее, веруя в Бога и неотвратимость наступления Судного Дня и его истинность, либо должен молчать.

Посланник Аллаха ﷺ говорил: «Пусть слова ваши будут прекрасны», подразумевая, что мусульманин должен в своей речи использовать только красивые и позитивные слова, которые приятны на слух, и это должно быть так не только тогда, когда человек говорит вслух, но и тогда, когда он говорит сам с собой.

Посланник Аллаха ﷺ обращал внимание своих последователей на то, что, по заповедям Ислама, мусульманин не должен:

  • поносить кого-то или что-то, порочить и дискредитировать;
  • проклинать что-то или кого-то;
  • грубить и вести себя непристойно и неприлично;
  • вести себя похабно и ругаться.

Заповеди Бога предписывают не разжигать вражду и не участвовать в этом, а помогать в благом и в сохранении набожности.

Чистота — часть веры

Заповеди Бога побуждают соблюдать чистоту, быть опрятным и аккуратным. Пророк Мухаммад ﷺ сказал, что чистота, предельная чистота, чистоплотность и стремление быть чистым, является частью веры. Если в сердце есть живая вера в Бога, то и верующий стремится быть всесторонне чистым не только снаружи, но и внутри, и тогда Всевышний Аллах вознаградит верующего. Пророком Мухаммадом ﷺ сказано: «Пусть же будет хорошим ваше средство передвижения, пусть будет хорошей ваша одежда, чтобы вы были примером среди людей». Бог предписывает, чтобы верующий мусульманин, представая перед своими братьями, оставался примером для других. Неряшливость, неприличности и непристойности – это то, чего не любит Бог.

Читать еще:  Молебны об учащихся и преподавателях совершены сегодня во всех российских храмах

Активный образ жизни

Заповеди Бога учат тому, что есть следует столько, чтобы этого было достаточно для того, чтобы поддерживать жизненные силы. Об этом говорил Пророк Мухаммад ﷺ, указывая, что относительно своих последователей он опасается больше всего нескольких вещей:

  • «больших животов», имея в виду чрезмерное питание, полноту и тучность;
  • «долгого сна», имея в виду пассивность, малоподвижности и не следование строгому распорядку дня;
  • «лени», имея в виду то, когда человек не имеет конкретных задач и целей в жизни;
  • «слабости в убеждениях», имея в виду такие ситуации, когда убеждения человека существуют только на его словах, а в делах, в том, как поступает человек, насколько постоянен он в своих убеждениях, это не проявляется, когда он не следует своим убеждениям собственным сердцем.

Приводятся слова Пророка Мухаммада ﷺ: «Верующий или мумин ест за одного человека, а неверующий ест за семерых».

Богатство и халяльный заработок

Заповеди Бога учат тому, что богатство является Божьим даром, поэтому человек должен стремиться к тому, чтобы у него были средства для ведения достойной жизни.

По словам Пророка Мухаммада ﷺ, если Бог дал человеку материальный достаток, то «пусть это будет заметно другим», поскольку Господь любит видеть в человеке признаки щедрости Бога и Его даров. Всевышний не любит, когда человек прибедняется, какого бы достатка он ни был, стараясь перед другими людьми выглядеть несчастным и жалким. Верующий мусульманин по Исламу должен быть открытым и настоящим, не должен кичиться своим богатством, но и не должен стремиться вызвать у окружающих жалость.

Стать богатым, умным и сильным, как предписывает то Сунна и Бог мусульманам, — это нелегкий процесс, и оставаться нищим и немощным, жить на пособия и вызывать жалость у окружающих, склоняя их к заботе о себе и помощи – это гораздо легче. Мусульманин, по заповедям Ислама, должен сочетать в себе нравственность и финансовое благополучие, и эти две категории не противоречат друг другу. Гораздо важнее, чтобы был именно честный и добрый человек богатым, поскольку в его руках богатство и достаток принесут больше пользы, нежели в неправедных руках.

Тактика ненасильственного сопротивления Махатмы Ганди

Источник: viataverdeviu.roФото: biography.com10229207.09.2015 13:35

Махатма Ганди (Mohandas Karamchand Gandhi) не нуждается в представлении. Все мы знаем человека, который привел жителей Индии к независимости в 1947 году. На протяжении всей истории люди боролись против своих угнетателей и почти всегда это означало обращение «к топору». Однако в 20 веке Мохандас Карамчанда Ганди предложил другой путь борьбы за свободу и достоинство – ненасильственное сопротивление – Сатьяграха.

Эта стратегия была обоснована не прагматическими соображениями (бесперспективность вооруженного противостояния колониальной армии), а проистекала из религиозно-нравственных убеждений великого индуса. Основная идея – в стремлении воздействовать на благоразумие и советь противника через:
1) отказ от насилия (ахимса);
2) готовность переносить боль и страдания.

В соответствии с теорией Ганди, насилие рано или поздно приводит к увеличению насилия, ненасилие же прерывает спираль зла и делает возможным превратить врага в единомышленника. Ганди рассматривает сатьяграху не как оружие слабых, а напротив, как оружие сильнейших духом.

Сатьягра́ха —в Индии в период английского колониального господства тактика ненасильственной борьбы за независимость в двух формах: не сотрудничества и гражданского неповиновения.

Целью сатьяграхи является превращение соперника в союзника и друга — считается, что обращение к совести эффективнее, чем угрозы и насилие.

Ганди предложил народу Индии принципиально новый путь возрождения страны (не вооружённое восстание и не путь петиций колонизаторам). Ганди предложил «третий путь» — путь Ахимсы, ненасилия. Ахимса означает внутренне решение человека, в основе которого признание высшими ценностями жизнь и любовь к человеку и всему живому. В мире идёт не борьба между хорошими и плохими людьми, а борьба между Жизнью и Смертью, Добром и Злом в душе каждого человека. Каждый способен отказать Злу в своей поддержке, и Зло бессильно против этого решения. Одновременно отказ от участия в делах зла приводит человека на Путь Строительства нового мира — Мира Добра.

Акция началась 1 августа 1920 г. Движение развёртывалось как массовое нарушение запретов властных органов. Английские ткани торжественно сжигались на площадях. Магазины, которые продолжали торговать английскими товарами, пикетировались. Чиновники-индийцы подавали заявления об отставке. Отряды «волонтёров» пытались без применения силы пройти туда, куда их не пускала полиция, избивая и арестовывая. Тюрьмы были переполнены, но движение не прекращалось.

По призыву Махатмы Ганди вся страна переходит на самообеспечение, отказываясь покупать английские товары, в том числе и дорогие ткани. Махатма сам садится за прялку и делает себе одежду и обувь. Индийцы не нарушают законов, они просто не сотрудничают с властью. Они покупают только индийские товары (пусть те хуже по качеству!), сжигают английские ткани, которые когда-то купили.

Для целой нации это стало духовным прорывом, внутренним открытием. Оказывается, их политическая и экономическая зависимость от Англии — результат их сотрудничества с колонизаторами! Сначала англичане осыпают Ганди насмешками, но вскоре начинают испытывать шок — их не замечают, их традиции не почитают, их торговые компании несут колоссальные убытки. Доходит до того, что индийцы не замечают наследного принца Уэльского, который приезжает в Индию. Улицы городов вымирают, когда там показывается высокий гость, воплощение священной королевской власти.

На пике выступления кампанию ненасильственного сопротивления остановил сам Махатма. 4 февраля 1922 г. в деревне Чаури-Чаура участники мирного митинга, проводившегося в рамках кампании не сотрудничества, были обстреляны полицией. Возмущённая толпа заперла полицейских в здании и сожгла их. Погиб 21 полицейский вместе с офицером. Ганди расценил этот инцидент как показатель того, что массы не созрели для ненасильственных действий, и настоял на немедленном прекращении борьбы, вопреки мнению большинства соратников. Несмотря на это, английские власти уже 10 марта арестовали Ганди и осудили его за подстрекательство к антиправительственным действиям на 6 лет тюрьмы.

В итоге Индия добилась независимости всё же мирным путём, но только 25 лет спустя, а самого Ганди убили в 1948-м индуистские экстремисты.

С тех пор идеи Махатмы Ганди обрели миллионы сторонников по всему миру и, как говорится, не только живут, но и побеждают. В статье Википедии Ненасильственное сопротивление утверждается, что с 1966 по 1999 год ненасильственное гражданское сопротивление сыграло решающую роль в 50 из 67 случаях перехода от авторитаризма к демократии.

Опыт ненасильственной борьбы за свободу и права человека внимательно изучается и обобщается, а арсенал средств мирного сопротивления непрерывно расширяется. В частности, книга Джина Шарпа перечисляет 198 методов ненасильственных действий. А ведь она была написана задолго до появления Интернета и соцсетей!

Согласно Ганди, сатьяграха — средство для практического и сознательного нарушения несправедливых законов: «Придерживаться истины, силы истины, силы любви, силы души» и далее: «Триумф истины, победа истины, победа правды силами души и любви».

Сатьяграха – это мирное восстание, непримиримая борьба без злобы и выстрелов, в которой у людей нет иного оружия, кроме собственной жизни, и которую люди ведут потому, что не могут поступить иначе.

Ганди всегда подчёркивал, что ненасилие не имеет ничего общего со слабостью и трусостью: «Человек, который столкнувшись с опасностью, ведёт себя подобно мыши, справедливо именуется трусом. Он лелеет насилие и ненависть в своём сердце, и убил бы врага, если бы не получил вреда при этом. Он чужд ненасилию». Ганди терпимо относился к человеческим слабостям, но трусость отвратительна ему именно как скрытое насилие.

Для Ганди ненасилие – это борьба за Человека! Можно спорить об эффективности Сатьяграхи. Однако Англия (!) добровольно «ушла» из Индии, оставив свои колониальные притязания.

Пассивное сопротивление

Сатьяграха ограничила понятие «пассивное сопротивление», которое Ганди считал оружием слабых. Пассивное сопротивление избегало насилия только из-за недостатка оружия, но в принципе не отказывалось от применения насилия.

Гражданское неповиновение

Гражданское неповиновение подразумевает сознательное нарушение противоречащих морали законов, в особенности отказ платить налоги. Ненасильственным способом вызывается наказание (арест, заключение в тюрьму) за нарушение несправедливого закона и затем терпеливо переносится. При нарушении законов следует проявлять полнейшую вежливость и дружелюбие по отношению к защитникам правопорядка, пытаться ни в коей мере их не провоцировать.

Несотрудничество

Означает отказ от всяких соглашений и контактов с несправедливой правящей системой. Делает ненужным «Гражданское неповиновение» в описанном выше смысле, поэтому является более безопасным способом борьбы для простых людей.

Несотрудничество осуществляется не с самими противниками, а с их недостойными действиями. Сторонники сатьяграхи могут сотрудничать с правительственными чиновниками там, где они видят возможность позитивного развития, так как они не испытывают ненависти к представителям власти. Напротив, они настроены дружелюбно к своим противникам. Через сотрудничество с ними в том, что не является недостойным, сторонники сатьяграхи стремятся убедить противника отказаться от плохих, недостойных поступков. Борец сатьяграхи обладает неограниченной способностью переносить страдания без желания отомстить за них.

Формы несотрудничества, которые Ганди, однако, советовал применять с осторожностью, так как они могли вызвать гнев и репрессии со стороны правительства:

*отказ от титулов, званий и наград, присвоенных правительством;
*выход с государственной службы;
*выход из полиции и армии;
*бойкот судов, школ и административных учреждений с одновременным созданием альтернативных структур для поддержания функционирования общественной жизни;
*отказ от приобретения и использования английских товаров, в первую очередь, текстильной продукции.

В дальнейшем, после осуществления данных условий предполагался переход к отказу от уплаты налогов населением. Последнее по своей сути стоит за рамками движения не сотрудничества. Невозможность осуществления неповиновения налоговому законодательству на ранних стадиях движения Ганди объяснял неготовностью масс. По представлениям Ганди, «настоящий» приверженец сатьяграхи должен быть если не идеальным человеком, то по крайней мере, приближаться к нему.

Обет

Дать обет, согласно Ганди, признак силы, а не слабости. По его определению, обет это: Любой ценой делать то, что должно быть сделано. Говорящий, что он сделал бы что-либо «насколько возможно», показывает тем самым по убеждениям Ганди свою слабость. Делать «насколько возможно» означает поддаться первому искушению. Нельзя придерживаться истины «насколько возможно».

В 1915 году знаменитый индийский писатель Рабиндранат Тагор впервые применил по отношению к Мохандаса Ганди титул «Махатма» — Великая Душа. Однако сам Ганди так и не принял его, считая себя недостойным.

Ганди активно вел борьбу с кастовым неравенством и старался улучшить жизнь «неприкасаемых» настолько, насколько это было возможно.

Несмотря на то, что Ганди занимал довольно высокое положение в обществе, он сам жил очень скромно, носил одеяния монаха и практиковал вегетарианство и фрукторианство.

Этот человек изменил не только себя, но и окружающий его мир, без насилия и жестокости. Мне кажется, нам сейчас очень не помешали бы уроки мудрости от такого человека. И тогда, возможно, сначала изменимся мы, а потом и наше общество. Но начинать надо с себя.

Слияния и поглощения

Английские политики не могли предсказать, что через каких-то двадцать лет на Аравийском полуострове найдут огромные запасы самого ценного ресурса века; иначе они бы обращали больше внимания на происходящее там. В реальности, как писал премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж:

«Никто не собирался посылать иностранные войска для оккупации какой-либо части Аравии, это была слишком бедная страна, чтобы какая-либо хищная держава оккупировала ее». Если формулировать еще откровеннее, европейским державам не было большого дела до того, кто из туземцев будет править Аравией.

Энергичный Абд-аль-Азиз сполна воспользовался пренебрежительным отношением англичан к Аравии. Сначала, в 1921 г., он разгромил и присоединил к Неджду Джебаль-Шаммар, а потом вернулся к идее завоевания Хиджаза. К тому времени дела у короля Хусейна шли плохо: отношения с британцами испортились после его отказа признать раздел арабских земель на английскую и французскую сферы влияния, к тому же усугубились экономические проблемы в самом королевстве.

В таких условиях Абд-аль-Азиз решил, что Лондон посмотрит сквозь пальцы на его нападение на Хиджаз. И угадал. Авантюра удалась, боевые ихваны снова разбили армию Хусейна, и в 1925 г. под контролем недждийского эмира оказались не только Джидда, но и Мекка с Мединой. Теперь он был не просто эмиром из пустыни, а Хранителем Двух Благородных Святынь, сакральной фигурой для тысяч мусульманских паломников. С 1927 г. Абд-аль-Азиз сам стал королем, пока еще «королевства Неджда и Хиджаза».

В следующие годы Аль Сауды закреплялись в качестве главной силы на Аравийском полуострове. Еще один эмират, Асир, был мирно аннексирован после того, как его правитель согласился передать свои земли под власть Абд-аль-Азиза, с Йеменом был установлен мир после непродолжительной войны, но по сути до 1960-х это государство оставалось под влиянием Аль Саудов. Так, действуя тихо и незаметно для остального мира, племенной вождь Абд-аль-Азиз сгреб под себя львиную долю Аравийского полуострова, кроме британских протекторатов.

«Исламское движение Восточного Туркестана»

Партизанская уйгурская незаконная организация террористического характера. Сформирована в 1993 году на территории Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (Восточный Туркестан). За время существования структура взяла на себя ответственность за более чем 200 актов насилия, что записало её в террористические ячейки во многих странах мира, в том числе в Казахстане. Главной целью «Исламского движения Восточного Туркестана» является создание исламского государства на независимой основе на подконтрольной территории, а также принудительное обращение всего населения КНР и соседних стран в ислам.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector