2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Старообрядчество и заблуждения протопопа Аввакума

Протопоп Аввакум как главный идеолог старообрядчества

Главный раскольник допетровской Руси и религиозный изгнанник был яростным церковным деятелем, чьи речи раззадорили Московское государство.

Сын священника Аввакум Петров

25 ноября 1620 года в селе Григорово на Нижегородчине в семье священника Петра Кондратьева родился мальчик. В честь ветхозаветного пророка его нарекли Аввакумом. В книге «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное» приводятся отдельные эпизоды его младых лет. Про своего батюшку Аввакум говорил так: «Отец мой жизнь жил слабую, прилежаше пития хмельнаго…».

Когда мальчику было 12 лет, его отец скончался — подростку пришлось взять на себя роль главы семейства. После смерти матери он женился на односельчанке Анастасии Марковне, которая до самой смерти сопровождала его во всех тяготах и лишениях.

В 1644 году Аввакум начал службу при храме Рождества Христова в Лопатищах. В его молодой семье появились дети — сын и дочь. Пастве в целом нравились его яростные и искренние речи на проповедях, но случались и драки — священника избивали недоброжелатели.

Недовольство местных властей деятельностью Аввакума вынудило его вместе с семейством искать протекции в Москве. Столица встретила его радушно, там он попал в круг вождей «боголюбческого» движения — клириков, выступавших за реформы церковной организации и её очищение от злоупотреблений. Священник познакомился не только с царским духовником Стефаном Внифатьевым, но и с самим государем Алексеем Михайловичем. В сентябре 1647 года Аввакум с грамотами от царя вернулся в Лопатищи. Жилище было разорено — пришлось поднимать домашнее хозяйства с нуля.

С 1645 года усиливаются позиции кружка «боголюбцев». Отец Иоанн Неронов стал главным вдохновителем Аввакума. К «боголюбцам» примкнул и Никон (Никита Минов). А в 1647-м кружок получил поддержку царя.

Церковный раскол допетровской Руси

По ходатайству Иоанна Неронова Аввакума назначили протопопом собора Входа Госполня во Иерусалим в Юрьевце-Повольском. В июле 1652-го протопоп прибыл в Москву, где находился до 21 августа 1653 года.

Тем временем в стране разворачивалась церковная реформа Никона, взошедшего на патриарший престол в 1652 году и сразу же объявившего о необходимости изменений в религиозной жизни. Взгляды Никона не нашли поддержки в среде «боголюбцев», которые были не согласны с унификацией русской церкви с греческой. Противники изменений подвергались опале: одним из первых под удар попал отец Иоанн Неронов. Протопоп Аввакум даже отправил челобитную царю, прося за своего наставника. С критикой обрушились и на самого Аввакума: ему пришлось покинуть место своей службы с частью паствы.

«Не пустили попы у Казанские в церкву и ис придела выбили, по приказу архидьяконову, сказывают. И я, грешник, помянул изгнание великаго светила Златоустаго, и собрался з братиею о Господе в дому твоем в сушиле, после тебя в первое воскресение побдети… И в то время прииде дух от пустыни, обыдоша нас пси мнози, и сонм лукавых обступиша ны, и вскочиша в молитвенный дом Борис Нелединский со стрелцами и книги попраша, а меня почали бить взашей и за волосы драть в патрахели, а братью також перехватали, человек с сорок и болши», — писал Аввакум в «Житии».

Милорадович С. Д. «Путешествие Аввакума по Сибири», 1898 год. Источник: ru. wikipedia.org

15 сентября Аввакума должны были расстричь за неповиновение патриарху, но по личной просьбе царя этого не произошло. Протопоп был отправлен в ссылку в Тобольск. Там у него отношения с местным духовенством и воеводой Пашковым совершенно не сложились на фоне жертв и лишений в ходе освоения Дальнего Востока. Так, во время экспедиции в Даурию 1656 года Аввакум разражался пламенными речами и совершил несколько дерзких выходок, за что недовольный воевода приказывал бить священника кнутом и даже посадить в острог. В экспедиции протопоп потерял малолетнего сына.

В мае 1664 года Аввакум с семейством прибыл в Москву. Противники реформы Никона из числа бояр приняли опального протопопа. Сам государь разместил Аввакума на подворье Новодевичьего монастыря. Постепенно протопоп набрал большое количество сторонников своих проповедей в Москве. Иван Андреевич Хованский, Юрий Дмитриевич Долгорукий, Анна Петровна Милославская и Феодосия Прокопьевна Морозова — эти влиятельные представители русской знати поддерживали Аввакума.

Пламенные речи, которые беспокоили царя, конфликты с греческими церковниками и недовольство ряда московских клириков заставили окружение государя вновь выслать Аввакума из Москвы. На сей раз — в Пустозёрск. Церковная оппозиция подверглась репрессиям.

В 1666—1667 годах прошёл Большой Московский церковный собор, который должен был примирить сторонников и противников реформ. Привезли из ссылки и Аввакума. «Стязавшеся власти много со мною от Писания: Иларион Рязанский и Павел Крутицкой, Питирим же, яко красная девка, нишкнет, — только вздыхает. Оне же не возмогоша стати противо премудрости и силы Христовы, но токмо укоряху. И лаяше меня Павел, и посылаше к чорту», — так, согласно «Житию», прошёл для протопопа собор.

Последняя ссылка Аввакума

13 мая 1666 года Аввакум был расстрижен и предан анафеме, несмотря на заступничество царицы. Протопоп был закован в цепи и посажен в клетку. В 1667 году Аввакум и ряд его расстриженных сторонников были отправлены в Пустозёрский острог. 14 лет он жил в земляной тюрьме. Даже в таких условиях он не прекращал проповедовать и отправлять послания как царю, так и своим сторонникам. Там же он работал над автобиографией.

По настоянию патриарха Иоакима пустозёрских страдальцев, раскольников, следовало отправить на костёр. 14 апреля 1682 года Аввакум был приговорён к сожжению. Когда пламя полыхало, протопоп сумел высвободить руку и сказать перед смертью: «Будете таким крестом молиться — во веки не погибнете!».

Размышления о протопопе Аввакуме, церковной смуте и любви к Родине

325 лет со дня казни виднейшего идеолога старообрядческого раскола — протопопа Аввакума — 14 апреля 1682 года

14 апреля 1682 года в огне закончил своё земное странствование огненный проповедник антицерковного восстания, призывавший и других к массовым самоубийствам. Его имя до сих пор с благоговением повторяется не только апологетами бесчисленных староверческих сект (бывало, число их доходило до 800!), но и многими, искренно считающими себя православными христианами, патриотами России. Даже презрительное прозвище Аввакума «неистовый» («буйно-помешанный» — в переводе со славянского) многие считают чуть ли не похвальным титулом. Почему-то даже совершенно хамское поведение бывшего протопопа воспринимается с трогательным пиететом. Священник во время службы кидает в лицо законному Патриарху фелонь — и раздаётся восхищённый вздох: «какой подвиг!» Пастырь покрывает матерной бранью царя и епископов — «и какой он смелый!». Заключённый Аввакум сдаёт на избиение своего же сотоварища, с которым не сошёлся в богословском споре — «ну устал человек, с кем не бывает!».

Удивительное у нас отношение к людям и к Заповедям Божиим! Ради «линии партии» мы готовы оправдать даже явное преступление. — «Ведь Аввакум — первый русский диссидент. Ему всё прощено. Он же за Христа пострадал». Но пострадал он не за Христа, а за оскорбление Помазанника Божия.

Сейчас, по прошествии стольких лет, рассмотрим мифы, которые окружают и казнённого расстригу, и само явление староверия.

Миф первый. Аввакум и другие староверы стояли за исконное православие

Это представление обычно звучит так: «Преподобный Сергий Радонежский и все другие святые Древней Руси крестились двумя перстами, двоили аллилуию, Христа именовали не Иисусом, а Исусом, а патриарх Никон и Московский Собор 1666-1667 гг., осудив эти обряды, осудил и этих святых и таким образом отпал от веры. Древнее Православие отстаивали и сохранили только старообрядцы».

На это должно ответить просто. — Ни преподобный Сергий Радонежский, и никто из других святых Древней Руси не верил в обряд — старый ли то, или новый. Изменения обряда в богослужении Церкви происходили уже много раз. В том числе и в Русской Церкви богослужебные реформы происходили неоднократно. При том же преподобном Сергии в России произошла куда более радикальная реформа богослужения — переход от Студийского устава и устава Великой Церкви к Иерусалимскому Типикону, действующему и поныне. Но никакого протеста богослужебная реформа у преподобного Сергия Радонежского и других святых не вызвала.

Все святые православной Церкви верили не в обряд, а в Триединого Бога, исповедали воплощение Господа Иисуса Христа и были верны Вселенской Православной Церкви. А вот как раз староверы, в отличие от них, верят в земные вещи. Вера, по словам апостола Павла, есть «уверенность в невидимом» (Евр. 11, 1). А что невидимого в двоеперстии, двойной аллилуие и в неверном написании имени Господа? Неслучайно Катехизис определяет убеждение старообрядцев в спасительности обрядов и старых книг как суеверие.

Мы можем сказать, что старые книги сохранили некоторые более древние обряды, которые исчезли из практики новейшей Церкви (например, Чин отречения от дьявола в Великую Пятницу). Но разве такая точность хоть как-то оправдывает смертный грех раскола? С другой стороны, не стоит забывать, что факт ошибок в старопечатных книгах не отвергался, в том числе и лидерами староверия. Сам Аввакум участвовал в книжной справе в Вонифатьевском кружке, и раскол во многом объясняется его личной обидой за отстранение от дела исправления книг.

Сами пресловутые обряды тоже никак не могут претендовать на древность. Реально двойное пение «аллилуия» было принято в XIV веке, а уже в начале XV — с ним боролся святитель Московский Фотий. Двоеперстие фиксируется в практике несториан XII века, а в России — только в XIV (думаю, что не без влияния центрально-азиатских еретиков, бежавших на Русь от ислама). Добавление в Символ веры (категорически запрещённое Вселенскими Соборами) было сделано во второй половине XVI века. Ничего даже особо древнего в обрядах староверов нет. Я уже не говорю, что даже если бы эти обряды и были реально древними, то они никак не оправдывали бы раскола и не делали староверов православными. Например, Армянская Церковь до сих пор сохраняет практику празднования Рождества и Богоявления в один день, как это было до IV века, но этот обычай не делает её православной.

Да и сами обряды никто не осуждал. Московский Собор 1666-1667 гг. осудил не обряды, а тех, кто следует им вопреки воли Церкви. А Поместный собор 1971 года подтвердил, что само по себе следование старому обряду не является грехом, если оно не отторгает человека от Церкви. Неслучайно ещё в 1800 году Церковь создала институт единоверия, где православные христиане могут служить по дореформенным книгам, пребывая в единстве с канонической церковной иерархией.

Что до реальной веры староверов, то православной назвать её нельзя никак. Самое главное в Православии — это вера в Единосущную и Нераздельную Троицу. Но Аввакум, почитаемый за великого святого в раскольных согласиях, проповедал трибожие. Он писал: «трисущную Тройцу, несекомую секи по равенству, — небось! — едино на три существа, тожде единства и образы три равны». В другом месте он же писал: «на Небе Три Царя сидят на трёх престолах, а одесную их Иисус Христос». С точки зрения православного учения это — тягчайшая ересь, фактически вводящая многобожие и при этом по-несториански отделяющая Сына Божия от Человека Христа. Это не было случайной оговоркой, а внутренним убеждением расколоучителя, но ради его «заслуг» в деле раскола Церкви ему прощают всё — даже то, что своими выступлениями он подпал анафемам всех семи Вселенских Соборов.

Но и другие старообрядцы тяжко согрешили, похулив Вселенскую Православную Церковь. До сих пор они считают Церковь преподобного Серафима и новомучеников — вавилонской блудницей, изменницей, предавшейся антихристу. Чудовищные хулы воздвигают раскольники и на святое Причастие, называя Его пищей демонов. Как могут считаться после этого православными те, кто сочувствуют или восторгаются деятельностью богохульников?

Староверы, отцеживая комара обрядовых отличий, поглощают верблюда ереси. Они утратили священство и после этого занялись «самоделками». Одни из них — «беспоповцы» стали обычными сектантами, со всеми особенностями протестантских сект — бесконечным дроблением, институтом наставников, включая «женское священство», введённое в старообрядчество на два столетия раньше, чем в самых радикальных сектах Европы; отвержением необходимости всех Таинств, кроме Крещения, хулой на таинство Брака. Другие — «поповцы» попытались создать самочинное священство, воруя у Церкви запрещённых в служении или лишённых сана священников. Спустя 185 лет после начала раскола часть «поповцев» за деньги сманила греческого митрополита Амвросия, который единолично (вопреки 1 правилу св. апостолов) рукоположил им «епископов». Так возникло Белокриницкое согласие, а другие «поповцы» получили иерархию от обновленцев (Новозыбковское согласие). Какое это Древнее Православие? Разве Сергий Радонежский был трибожником? Разве он отвергал св. Причастие? Разве русские святые утверждали, что только в России сохранилась вера? Нет.

В XX веке архивные исследования подтвердили то, о чём говорили противораскольнические полемисты XVII-XVIII вв. На самом деле старообрядческий раскол обязан своим существованием еретической деятельности манихея Капитона, хулившего материальный мир и осуждавшего историческую Церковь. Именно идеи Капитона и подвигли первых расколоучителей на бунт против Церкви.

Да и сейчас разве не появляются вновь в церквах идеи Капитона о «духовном антихристе», о «духовной печати антихриста» (староверы находили антихристову печать в двуперстии, четырёхконечном кресте, паспорте, новых деньгах, переписи и многом другом).

Миф второй. Все старообрядцы были патриотами России

Среди патриотов почему-то принято восхищаться бытом старообрядцев, их крепким хозяйством и якобы образцовой нравственностью, которая будто бы должна стать примером для современных граждан России. Но перед тем как восхищаться, надо всё же задуматься: почему староверием восхищаются не только патриоты, но и явно враждебные исторической России силы.

Утверждение о прирождённом патриотизме старообрядцев верно с точностью до наоборот. С начала раскола страну сотрясает ряд страшных восстаний, почему-то называемых классовыми, хотя на самом деле это были классические религиозные войны, такие же как в Западной Европе. Староверами было инспирировано восстание Стеньки Разина, который убивал священников и грабил храмы под руководством раскольников. Но часто забывают, что он убил святителя Иосифа Астраханского. Неслучайно Разин, вместе с Пугачёвым, были преданы Церковью анафеме.

Огромную роль сыграли старообрядцы в Пугачёском бунте. Они финансировали восстание и активно участвовали в боевых действиях. Неслучайно Пугачёв, захватив город, первым делом уничтожал антиминсы в храмах.

Можно назвать и другие восстания, инспирированные раскольниками, — это Булавинское восстание (1707-1709 гг.), Московский холерный бунт (1771 г.) и многие другие, начиная со знаменитого Соловецкого сидения.

Колоссальную роль сыграл старообрядческий капитал и в подготовке Русской Революции. Известно, что финансирование боевиков осуществляли не только еврейские банки, но и старообрядцы (например, Морозовы, Рябушинские). Да и к отречению от престола Государя принудил старовер А.И. Гучков.

Во всех войнах, которые вела Россия начиная с XVII века, старообрядцы старались выступить против нашей страны. Некрасовцы воевали на стороне исламской Турции. Во время горской войны множество старообрядцев из казаков перешли на сторону Шамиля и даже составили особое подразделение его армии.

Читать еще:  Самые яркие моменты Светлой Седмицы (ФОТО)

В 1812 году только старообрядцы поддержали Наполеона, и их представители преподнесли ему ключи от города Москвы. Старообрядцы помогали Наполеону печатать фальшивые деньги. Взамен он дал им право грабить московские храмы — многие старинные иконы были похищены из церквей и переместились к раскольникам.

Староверы сотрудничали с враждебной России католической Австро-Венгрией, где и находился один из главных центров староверия — Белая Криница.

Миф третий. Старообрядцы всегда стремились к укреплению моральных устоев общества

Но и с личным благочестием у староверов было не всё так замечательно, как многие думают. Да, внешний быт у староверов поражает своей обрядовой цельностью: все дела делаются с молитвой, строго сохраняются все старые народные обычаи. Даже те, которые сохранять совсем не надо. Неслучайно этнологи, желающие изучить языческие пережитки, едут именно в старообрядческие районы. Дело в том, что там, где было сильно влияние т. н. «никонианской» Церкви (например, в Москве и Подмосковье), почти не осталось ничего связанного с древним демонопоклонством. А в староверческих деревнях вплоть до революции был нормой блуд в день Ивана Купалы, гадания и прочие богопротивные деяния. И это неслучайно! В корнях раскола таилась древняя ересь манихейства, поддерживавшего любой разврат.

Именно оттуда возникла страшная язва самосожжения и самоуморения. Страшный, непрощаемый грех самоубийства был объявлен Аввакумом «самовольным мученичеством». В кострах конца XVII — начала XVIII века погибло более 20000 человек! Неслучайно миссионеры сообщали, что над гарями видели бесов, кричавших: «наши, наши есте!» До сих пор апологеты староверия утверждают, что таким образом староверы «спасались» от насилия православных. При этом игнорируются свидетельства очевидцев (как православных, так и раскольников), что идеологи самосожжения убегали из горящих изб, прихватив с собой имущество несчастных.

Что касается крепких староверческих семей, — то, ведь именно староверы впервые выступили против церковного брака. Ещё Аввакум называл венчавшихся в церкви прелюбодеями. Его последователи утверждали, что лучше блудить, чем повенчаться. И делали это староверы весьма охотно. Неслучайно у «беспоповцев» возникла проблема — что делать с «новоженами». Одни выступали за полное безбрачие, другие накладывали на них епитимии. Наконец, среди федосеевцев фиксировались страшные случаи детоубийства, когда ребёнка топили в купели («чтобы праведником был»).

Как православным относиться к расколу?

Думаю, что всего вышесказанного достаточно, чтобы мы береглись раскола.

Не надо обольщаться мнимыми подвигами и строгой жизнью тех, кто пребывает вне Церкви. Спасение наше — не в обряде, а в Боге, и приводит нас к Нему не строгое следование обрядам, а православная вера, действующая любовью. Хорошо молиться по новым книгам, нет греха и в молитвах по старым, лишь бы не было среди нас разделения, но чтобы были мы соединены в одном Духе и в одних мыслях (1 Кор. 1, 10).

Одно является непрощаемым злом, которое не смывается и мученической кровью — это грех раскола, разрывающего нешвенный хитон Христов. Будем беречься его, призывать живущих раскольников к примирению с Богом и Церковью, а на примере умерших расколоучителей остережёмся страшного греха гордыни, увлекающего в сатанинскую бездну.

Протопоп Аввакум: житие, интересные факты

Мала ли беда, содомская сия скверна, во святилище содеяна? Как выедет он, архимарит, во свою землю, скажет вместо детища: я-де глупых русаков и владыку блудил. У них то, греков, не диковина. И безчестие сие и вечный позор не точию вам, архиереом, но и всему государству будет. А толко до сего времени и служите в той церкви без освящения: блюдитеся и от Бога казни. Не добра похвала — такой вор и ругатель великия России святителя учит.

Протопоп Аввакум

Кем был знаменитый протопоп Аввакум — самая неоднозначная и удивительная фигура своего времени? Как к нему относятся в современной Церкви? За что его казнили? Почему произошел церковный раскол и существуют ли сейчас старообрядцы? Мы постарались описать житие протопопа Аввакума, человека, который пошел против действующей власти и стоял до конца за то, что считал правильным, не сломленный перед пытками. Он потерял в двоих сыновей, шел пешком по тайге, стал известен, как истовый подвижник православия.

Протопоп Аввакум Петров (1620-1682) стал одним из самых ярких противников церковной реформы патриарха Никона и царя Алексей Михайловича. Он написал собственную автобиографию — «Житие протопопа Аввакума». Его житие стало настолько значимым произведением своего времени, что протопопа Аввакума даже называли «родоначальником русской литературы». Старообрядцы почитают протопопа Аввакума как священномученика и исповедника, он был сожжен в Пустозерске в 1682 году. Реформа стала причиной церковного раскола, который до сих пор не преодолен. В селе Григорово ему установлен памятник. Там протопоп Аввакум изображен с поднятыми над головой двумя перстами — символом раскола.

Можно по-разному относится к участию протопопа Аввакума в расколе, но сложно не признать, что он был яркой и важной исторической фигурой своего времени, стойким и удивительным человеком, который не пожелал склониться перед теми, кого считал врагами истиной веры. Для старообрядцев протопоп Аввакум остается образцом веры во Христа.

Протопоп Аввакум: житие

Протопоп Аввакум был одной из самых удивительных и неоднозначных фигур XVII века. Он был сыном бедного священника из Нижегородского уезда и рано приобрел известность, как подвижник православия. Протпоп Аввакум был строг не только к другим, но и к самому себе. Он не признавал никаких сделок с совестью. Бывало, что он держал руку над горящей свечой, чтобы усмирить плоть и избавиться от греховных мыслей.

Он писал: «Если хочешь быть помилован Господом, сам также милуй; хочешь, чтобы тебя почитали, — почитай других; хочешь есть — корми других; хочешь взять — другому давай: это и есть равенство, а рассудив, как следует, себе желай худшего, а ближнему — лучшего, себе желай меньше, а ближнему — больше».

Протопоп Аввакум не боялся знатных людей, спрашивал и с них за творящиеся беззакония. Однажды у одной вдовы начальник отнял дочь. Протопоп Аввакум был единственным, кто заступился за вдову. Начальник явился в храм, чтобы жестоко избить священника. Он волочил его за собой по земле прямо в ризах. Но протопоп Аввакум не сдался и не изменил тому, что он считал праведным делом.

Из-за непростого характера, нетерпимости к злу, протопоп Аввакум постоянно менял приходы. И каждый раз вступал в новый конфликт, чтобы защитить слабых, обличить греховные поступки знатных и простых людей. Он терпел поношения и побои, но не менял своих взглядов. Слава о протопопе Аввакуме дошла до самой Москвы.

Государь Алексей Михайлович радушно принял протопопа Аввакума в своих роскошных покоях. Он должен был получить прекрасную карьеру после одобрения царя, но в 1653 году все изменилось.

Учения Протопопа Аввакума

Началась церковная реформа. Службы и все церковные обряды были унифицированы по греческому образцу. Раньше православные крестились двумя перстами, теперь же должны были креститься тремя — «щепотью». Вероучительные догматы Церкви остались прежними, но значительная часть общества все равно отвергла реформу со словами «до нас положено, лежи так во веки веков!».

Раскол обычно называют «расколом Русской Православной Церкви», на самом же деле, раскололось общество и дело было не только в церковных обрядов. В 1645 году на престол взошел царь Алексей Михайлович в возрасте неполных шестнадцати лет. Вокруг молодого царя сформировался кружок сторонников благочестия. Они называли себя ревнителями древнего благочестия. В кружке состоял будущий Патриарх Никон, который стал Патриархом в 1652 году, боярин Федор Михайлович Ртищев и протопоп Аввакум.

Главной проблемой для ревнителей древнего благочестия была порча веры. По их мнению вера была испорчена не только среди мирян, но и среди священнослужителей. Члены кружка считали, что дело было в порче священных книг. Служба из-за этого шла неправильно, а народ неправильно верил. Чтобы исправить священные книги надо было найти образец. Протопоп Аввакум предлагал сделать образцом старорусские книги. Греческие образцы он считал непригодными, упоминая, что Греция отошла от истиной веры, за что и была наказана в XV веке Византийской империей.

Патриарх Никон наоборот считал, что следует взять современные греческие образцы. В 1649 году в Москву приехал Вселенский Патриарх Паисий и уговорил царя Алексея Михайловича взять греческие книги за образец. Алексей Михайлович действовал из интересов государства. Чтобы превратить Россию в центр православного мира требовалось согласие с четырьмя Вселенскими Патриархами, которые были греками.

Став Патриархом Никон взялся за исправление церковных книг и устоев. Нововведения касались, казалось бы, незначительных вещей.

  • Крестный ход стал вестись против солнца
  • Сугубая аллилуйя сменилась на трегубую аллилуйю
  • Земные поклоны сменились поясными поклонами
  • Появился новый иконописный канон
  • Исус и Девица стали в Церковном языке Иисусом и Девой

Реформа проходила жестко. Так, например, те, кто отказывался сдавать старые иконы и заменять их на новые подвергались гонениям. К ним домой врывались стрельцы, чтобы разломать иконы.

Символом раскола и самым главным «камнем преткновения» стало крестное знамение тремя сложенными перстами, а не двумя, как это было раньше. Современные историки говорят о том, что в расколе были виноваты и Патриарх Никон, решившийся на слишком жесткие изменения устоев и протопоп Аввакум, который подверг своих подвижников жестоким пыткам, а некоторых и мученической кончине по таким незначительным поводам.

Староверцев иногда называют еретиками, но, на самом деле, раскол не касался вопросов вероучения. Главной виной раскольников стало непослушание. Они не соглашались не только с религиозными, но и со светскими властями.

Дело было не только в религиозном протесте. Народ был недоволен жестокими порядками царя, коррупцией и произволом, царившими в те времена. Люди, которые не были согласны с начальством, подвергались в те времена жестоким гонениям. Протопоп Аввакум выступил против церковной реформы и призвал свою паству не сломиться и оказать сопротивление. Староверы бунтовали нечасто, скорее, предпочитали уйти в те места, где их не могли найти. Они уходили на Урал, за Урал и в другие далекие земли. Иногда даже практиковали самосожжение, чтобы не предать старую веру.

Протопоп Аввакум говорил: «В каких это правилах написано, чтобы царю церковью владеть и догматы изменять? Ему подобает лишь оберегать ее от волков, ее губящих, а не толковать и не учить, как веру держать и как персты слагать. Это не царево дело, а православных архиреев да истинных пастырей, которые души свои готовы положить за стадо Христово, а не тех пастырей слушать, которые готовы и так и сяк на одном часу перевернуться, ибо они волки, а не пастыри, душегубы, а не спасители: своими руками готовы пролить кровь неповинных и исповедников православной веры бросить в огонь. Хороши законоучители! Они такие же, как земские ярышники, — что им велят, то они и творят».

Протопопа Аввакума бросили в монастырский подвал, оставив на трое суток без еды и воды, а потом сослали в Тобольск вместе со всей семьей. Оттуда он уехал в Забайкалье, в голодный и холодный край, на верную смерть.

По всей Руси начались гонения на тех, кто выступал против реформы. Духовное чадо протопопа Аввакума боярыню Морозову арестовали и подвергли жестоким пыткам, чтобы умертвить в земляной яме. Среди знатных людей подвижников старой веры было немного, но боярыня Морозова и ее сестра стали одними из них. На знаменитой картине Сурикова, изображающей боярыню Морозову во время этапирования ее к месту казни, она держит персты, сложенными так, как принято было креститься раньше, — символ раскола. На картине есть и юродивый, который также держит над головой два сложенных перста, являя собой образ несгибаемой старой веры.

Протопоп Аввакум не погиб в Сибири. Он прошел многие километры по дикой тайге, тащил тяжелые лодки вместе с казаками, потерял двоих сыновей. Его преследовали, а он не переставал обличать жестокую и несправедливую власть. Жена протопопа Аввакума Настасья Марковна, простая женщина, дочь деревенского кузнеца, любила его и следовала за ним повсюду, поддерживая мужа. Разбивая ноги о камни в нелегком пути она спрашивала у мужа, как долго продлятся эти муки. «До самой смерти», — отвечал ей протопоп Аввакум.

Раскол набирал обороты. Филаретский монастырь шесть лет отражал осаду стрельцов. Протопопа Аввакума вызвали в Москву, чтобы заключить мир. Царь предложил протопопу Аввакуму стать своим духовником с одним условием — отказаться от борьбы за старую веру. Протопоп Аввакум резко отказался. Его прокляли на Церковном соборе и сослали за полярный круг, в Пустозерск. Протопопа Аввакума расстригли, предали анафеме, многим его сторонникам урезали языки.

Пятнадцать лет он провел в земляной тюрьме, но не оставил борьбу. Царь Алексей Михайлович не решился казнить протопопа Аввакума, а вот его сын и преемник Федор Алексеевич отказался терпеть хулу протопопа Аввакума и приказал сжечь заживо, чем доказал, что светская власть была бессильна перед народным протестом. Для народа протопоп Аввакум стал героем, мучеником за веру. Он погиб за право верить свободно в то, что человек считает правильным. Протопоп Аввакум выступал против жестокости и несправедливости действующей власти.

Конец жизненного пути

24 апреля 1682 года протопоп Аввакум Петров был заживо сожжен в срубе вместе с тремя единоверцами «за великими на царский дом хулы». Рядом собрались бояре, купцы, простые местные жители молча наблюдали за свершение приговоры. Протопоп Аввакум, собираясь на смертную казнь, в последний раз обратился к свой пастве. Его последними словами было «Храните веру старую». Один из друзей протопопа Аввакума в ужасе вскрикнул. Протопоп Аввакум принялся утешать его. Последнее, что люди увидели сквозь пламя — его поднятая к небу рука. Он благословлял народ двумя перстами…

Интересные факты

  • Протопопа Аввакума женили в 17 лет, его жене Анастасии Марковне в то время было 14.
  • У протопопа Аввакума было 8 детей.
  • Он принимал участие в кружке благочестия, который вел духовник царя.
  • От расстрижения до ссылки протопопа Аввакума спасло только заступничество царя Алексея Михайловича.
  • Протопоп Аввакум говорил, что на протяжении всего его жизненного пути Бог сопровождал его. Однажды вовевода, ненавидевший его, отправил ссыльного ловить рыбу на безрыбном месте. Желая посмрамить воеводу, протопоп Аввакум воззвал к Господу и вытащил полную сеть рыбы.
  • Раскол не был преодолен и сейчас, до сих пор существуют старообрядцы или староверы, но сейчас это — не такой острый вопрос.
  • Протопоп Аввакум стал автором многочисленных полемических сочинений. Он обладал литературным и ораторским даром.
  • Протопоп Аввакум в миру — Аввакум Кондратьевич Петров.
  • Будучи аскетом протопоп Аввакум однажды, когда в Лопатицы явились плясовые с медведями «по Христе ревнуя изгнал их и хари и бубны изломал един у многих и медведей двух великих отнял — одного ушиб, а другого отпустил в поле».
  • Прямые потомки протопопа Аввакума носят фамилию Мезенины.

Юбилей протопопа Аввакума. Как российские власти налаживают отношения со староверами и что об этом думают сами верующие-старообрядцы

В 2020 году исполняется четыреста лет со дня рождения протопопа Аввакума. Считается, что главный персонаж русского старообрядчества родился 25 ноября по старому стилю – 5 декабря по современному календарю. Рассказываем, как к юбилейной дате российские власти обратили особое внимание на общины староверов.

Юбилей по инициативе государства

К круглой дате планировалось приурочить много событий: выставки, конференции, установка памятников, публикации научных работ и создание электронной библиотеки старообрядческих произведений. Часть пришлось перенести на 2021 год из-за пандемии коронавируса. В целом внимание государства к религиозным организациям – дело обыденное, равно как и празднование юбилеев в рамках официальных программ, но только не для старообрядчества. Начиная с середины XVII века, когда, собственно, и случилось разделение на никониан (современных православных) и староверов, последних власти постоянно стигматизировали: что во времена правления Романовых, что при советской власти.

Читать еще:  13 мая — день памяти святителя Игнатия Брянчанинова

Приезд Владимира Путина в 2017 году на Рогожское кладбище к главе Русской православной старообрядческой церкви митрополиту Корнилию был первым в истории визитом главы государства к старообрядцам. Тогда же и решили на государственном уровне отпраздновать 400-летие протопопа Аввакума.

«Сами старообрядцы не высказывали таких инициатив. Это не в их традиции – праздновать юбилей со дня рождения, они отмечают день смерти как вхождение человека в жизнь вечную. Поэтому этот юбилей, конечно, абсолютно искусственная дата, которая привязана к некоему политическому заказу со стороны властей», – говорит в беседе с корреспондентом Настоящего Времени религиовед Александр Солдатов.

Эксперт считает, что это «инерция старых советских подходов»: религиозную жизнь легче контролировать, когда она централизована, управляется по одному каналу, из одного центра, через одного предстоятеля.

«Я думаю, что в Кремле политику по отношению к старообрядцам рассматривают как продолжение интеграционного курса – собирания русского православия, русского мира, который был начат в нулевые годы, когда поглотили часть Русской зарубежной церкви», – отмечает Солдатов, имея в виду объединение РПЦ с РПЦЗ в 2008 году при непосредственном участии Владимира Путина.

Солдатов подчеркивает, что это попытка представить старообрядчество не как альтернативную, а как вполне безопасную, лояльную религиозную традицию. «Для патриотической пропаганды она даже лучше, чем официальное православие, поскольку более выразительно подчеркивает русскую национальную идентичность. Она изоляционистская и возникла благодаря попыткам греческого влияния, греческих реформ в Русской церкви в XVII веке», – отмечает эксперт.

Отношения с РПЦ

В Синодальной церкви, как называют староверы Московскую патриархию, наладить диалог со старообрядцами пытались на протяжении двух последних столетий. Еще в 1800 году митрополит Платон (Левшин) составил «пункты о единоверии». Это была программа по объединению староверов с новостильной церковью. Суть заключалась в том, что верующим разрешалось служить по старым книгам и обрядам, но они должны были воссоединиться с Синодальной церковью. С тех пор в РПЦ существуют единоверческие приходы, которые придерживаются старых форм, но разделяют вероучение Московского патриархата – вариант своего рода унии: сохранность обрядов в обмен на юрисдикционное подчинение.

РПЦ пересмотрела отношение к старообрядцам, прежде всего отменив анафемы собора 1666 года, налагавшиеся на старый обряд. Также ведется переписка по богословским вопросам – для прояснения догматических позиций и поиска точек пересечения в вероисповедании двух церквей. По словам Солдатова, митрополит Корнилий лично довольно лояльно настроен к Московскому патриархату. Но среди рядовых старообрядцев идея объединения не пользуется популярностью.

«Репутация Русской православной церкви и патриарха Кирилла постоянно падает в глазах самой его паствы, что уж говорить о староверах? Я не вижу никаких явных перспектив, чтобы какое-то согласие могло объединиться с РПЦ», – считает эксперт.

Совет для четверых

Несколько лет назад под патронажем российских властей был создан Межстарообрядческий координационный совет. Туда вошли четыре согласия (группы, объединяющие христиан-старообрядцев): два поповских и два беспоповских. Поповцев там представляют Русская православная старообрядческая церковь (РПСЦ, руководитель – митрополит Корнилий) и Русская древлеправославная церковь (РДЦ, руководитель – патриарх Александр). От беспоповцев – Древлеправославная поморская церковь (ДПЦ, руководитель – Константин Кожев) и Древлеправославная старопоморская церковь федосеевского согласия (федосеевцы, руководитель – Владимир Шамарин).

В 2018 году эти четыре церкви основали благотворительный фонд «Правда Русская» для поддержки, развития и содействия старообрядчеству в России. Финансовую поддержку фонду оказывает госкорпорация «Ростех», а замглавы гендиректора по финансовым вопросам корпорации Игорь Завьялов одновременно является председателем попечительского совета фонда. По данным Александра Солдатова, за первый год фонд получил пожертвований на сумму около 14 млн рублей. Из них на зарплаты сотрудникам ушло около 5 млн. В следующем, 2019 году потратили уже 7 млн рублей. Публичной отчетности о размере пожертвований и их реализации нет. На сайте фонда указаны лишь немногочисленные реализованные проекты, такие как издание книг, реставрация храмов, создание церковных компьютерных шрифтов и детских настольных игр. На эти активности фонд в 2019 году потратил 10,5 млн рублей. Какие именно храмы были отреставрированы и сколько денег на это израсходовали, не уточняется.

Помимо средств по линии фонда, старообрядцы получали целевые президентские гранты. Солдатов говорит о 14 грантах, самый большой из которых, на 7 млн рублей, выдали РПСЦ на информационную деятельность. В описании проекта на сайте президентских грантов говорится о 100 научно-публицистических публикациях, 190 новостях, календаре, информации о епархиях и 500 фотографиях.

«По сути, был лишь обновлен официальный сайт митрополии РПСЦ. Не создан новый сайт, а лишь косметически обновлен старый. Добавили чуть больше контента, и все. Вряд ли это стоит 5 млн рублей, о которых отчитались в митрополии», – подсчитывает Александр Солдатов.

Эксперт говорит о разногласиях внутри фонда. «Для старообрядческого мира это большое искушение. Я вижу, как на этом фоне возникают конфликты, взаимные претензии, разделения», – утверждает Солдатов.

Самым громким публичным конфликтом стал выход 24 сентября 2020 года Русской древлеправославной церкви во главе с патриархом Александром из всех межстарообрядческих координационных советов. Официальная причина – «систематическое игнорирование позиции и интересов нашей Церкви другими сторонами-участниками».

Также известно, что своей ролью в координационном совете недовольны поморцы, поскольку в беспоповской группе «тянет на себя одеяло» согласие федосеевцев. Дело в том, что директор фонда «Правда Русская», доктор философских наук, профессор Академии госуправления при президенте России Михаил Шахов является членом именно общины федосеевцев.

Старообрядцы-репатрианты

Одно из направлений работы российского государства с русскими староверами – возвращение их из Латинской Америки, куда общины одна за другой уезжали в начале XX века. Владимир Путин неоднократно давал поручения на этот счет федеральным министрам и губернаторам. Была разработана концепция расселения старообрядцев на Дальнем Востоке с выделением им обширных земельных участков под сельское хозяйство. Так планировалось и привлечь новую рабочую силу в регион, и вернуть соотечественников на родину, в их исторический ареал проживания: старообрядцы еще во времена Романовых проживали преимущественно в Сибири и на Дальнем Востоке. Многие из них после Октябрьской революции бежали в Китай, а уже оттуда уехали в Латинскую Америку.

По словам главы Всемирного союза староверов Леонида Севастьянова, идея с возвращением старообрядцев в Россию не реализовалась в полной мере. «Приезжие» и региональные власти вели активный диалог, но он не увенчался серьезными успехами. В действительности из Уругвая на Дальний Восток прибыло, укоренилось и осталось лишь около 20-30 семей. Пробовали приехать больше, но не все смогли прижиться, некоторые в конечном итоге вернулись назад.

Интересно, что большинство русских старообрядцев в Латинской Америке – это беспоповцы, но о содействии их репатриации просил Путина митрополит Корнилий – глава одного из поповских согласий. Эксперты сходятся во мнении, что Корнилий пытается монополизировать старообрядческий дискурс и выступать от имени всех согласий, пускай даже и беспоповских.

«Митрополит Корнилий видит государственный запрос, заказ со стороны путинского режима и делает соответствующее предложение. Это запрос на репатриацию, на преодоление гражданского противостояния «белых» и «красных» и попытки объединить весь русский народ вокруг единого центра, единого вождя», – резюмирует Александр Солдатов.

Старообрядцы и трудовая этика

Глава Всемирного союза староверов Леонид Севастьянов в целом приветствует возобновление интереса к старообрядчеству, возможность на широких площадках обсуждать этот феномен русского православия. Однако он считает, что разговор о староверах не должен зацикливаться только лишь на обрядовой стороне. Старообрядчество это не только двоеперстие, двойное пение аллилуйя или крестные ходы «посолонь» (вслед за движением Солнца, по часовой стрелке), говорит Севастьянов и предлагает более широкий взгляд на феномен: в первую очередь – на трудовую этику старообрядцев.

«Старообрядцы в дореволюционной России были достаточно успешными экономически. Вспомним Морозовых, Рябушинских. Основатели первых ткацких комбинатов, будущего завода ЗИЛ были именно староверы. В целом старообрядчество – это ведь религия купцов. А купцы всегда были положительными персонажами. Вспомним хотя бы сказку про аленький цветочек. В основе их уклада – общинный строй и аскетика. Среди старообрядцев популярен анекдот про Савву Мамонтова, который был магнатом-железнодорожником. Его как-то спросили, почему он, богатейший человек, ездит в вагонах третьего класса. На что тот ответил: «Потому что нет вагонов четвертого класса». Это пример аскетической этики. Прибыль не была самоцелью для старообрядцев, поскольку у них было уважительное отношение к труду», – рассказывает Леонид Севастьянов.

Он видит сходство между русскими старообрядцами и европейскими протестантами. Экономический успех последних был обусловлен отношением к труду как к призванию и аскетическим отношением к капиталу. Деньги не расточались, а вкладывались в дело. Об этой особенности писал немецкий социолог Макс Вебер в работе «Протестантская этика и дух капитализма». Севастьянов считает, что современной России было бы полезно вернуться к такой старообрядческой этике, к особому отношению к труду.

Протопоп Аввакум – мученик за обряд

Сегодня, 23 мая исполняется 346 лет с того дня, когда на Большом Московском Соборе 1666 года идейного вождя старообрядчества, протопопа Аввакума (Петрова) расстригли из священного сана и предали анафеме, отлучению от Церкви. Впрочем, это стало лишь эпизодом в борьбе «новой и старой вер» в Русском Православии. Но началось все гораздо раньше…

По большому счету, предпосылки происшедшего в XVII веке закладывались добрые тысячу лет. С VIII века перестали созываться Вселенские соборы, являвшиеся неопровержимым авторитетом для всего православного мира. Затем последовал Великий Раскол 1054 года со взаимными анафемами Римского Папы и Константинопольского патриарха, постепенное умирание Византии, под напором исламского мира лишавшейся с каждым годом больших кусков территории и влияния на другие православные государства. До тех пор, пока с падением Константинополя и образованием Османской империи практически единственной полностью независимой православной страной не осталась Россия. Чья церковь, впрочем, после смещения и изгнания последнего назначенного Константинополем митрополита-грека Исидора (за принятие тем Флорентийской Унии с Римом) тоже находилась в фактическом расколе с Восточными патриархатами добрых полтора столетия.

На этом фоне говорить о единой православной традиции было довольно сложно. Единая вера — да, была, догматы Вселенских соборов никто сомнению не подвергал. А вот именно традиция — конкретные церковные обычаи в Поместных церквах — с каждым годом все больше отличались.

Увы, русское православие, несмотря на мощную поддержку единоверных государей, не могло похвастаться высоким богословским потенциалом. Собственно, последнего практически не было — если не считать, разумеется, аскетических творений отцов-подвижников и «самообразования» по редким книгам отдельных архиереев и священников. Но такого понятия, как школа — в смысле и института централизованной подготовки священников, и объединений образованных богословов — в РПЦ до середины XVII века просто не было.

Зато было другое — серьезные амбиции Третьего Рима, призванного сменить в христианском лидерстве и Рим Первый, отпадший в «ересь латинства», и Рим Второй, не устоявший под напором турецких завоевателей. Впрочем, до всемирной православной гегемонии было еще далековато. А вот, скажем, отношения с юго-восточной Русью, современной Украиной, после восстания Богдана Хмельницкого и его сближения с Москвой крепли с каждым днем. В том числе — и в церковном плане. И тут оказалось, что многое из тогдашней московской церковной традиции, мягко говоря, не соответствует таковой ни на Украине, ни в церквях других православных народов. Доходило даже до знаковых эксцессов — как например, тогда, когда афонские монахи, издавна уважаемые на Руси, в конце 40-х годов XVII века попросту сожгли несколько богослужебных книг московской печати на основании их «еретичности». Хотя официальная иерархия Восточных церквей и пожурила «афонитов» за излишнюю горячность — но признала, что в указанных книгах, мягко говоря, не все так, как надо.

С другой стороны, те же греческие, иерусалимские и другие иерархи никогда не делали культа из мелких обрядовых различий. Для них они были разве что досадными опечатками, которые достаточно просто исправить. Что ж, такая позиция вполне объяснима — если, владея богатейшим богословским наследием Православия, четко понимать разницу между кардинальными основами вероучения и намного менее важными обрядовыми мелочами.

Увы, такого понимания в силу указанных выше причин были лишены православные в России — и иерархия, и рядовые верующие, и светские власти. Произошло то, что лучше всего описать фразой из одной новгородской летописи XII века: «со звероподобным усердием взялись они творити дела Божьи». В итоге «звероподобное усердие» — со всех без исключения сторон — довелоРусскую церковь до раскола.

Итак, в указанное время наличествовал своего рода государственный заказ. Царь Алексей Михайлович был крайне возмущен, что в Церкви его страны «потенциального самодержца всех православных» есть различия, которые другие православные народы порой почитают ересью. Наличествовали рьяные исполнители монаршей воли из числа священнослужителей, готовые железной рукой исправить все недочеты. И был, разумеется, церковный народ, значительная часть которого готова была положить душу за истинную веру.

Ирония судьбы — но в первом составе Кружка ревнителей благочестия, своего рода мозгового центра грядущей церковной реформы, бок о бок трудились и будущий патриарх (тогда — нижегородский митрополит) Никон, и его главный противник, протопоп Аввакум. Все шло хорошо, пока не встал вопрос: по каким же образцам исправлять накопившиеся ошибки в богослужебной литературе? Аввакум сотоварищи настаивал исключительно на немногочисленных древнерусских «раритетах»; Никон — на греческих книгах, чаще современных изданий, нередко — в латинском переводе.

По большому счету, ни один из указанных подходов не гарантировал абсолютной исконности и православности — ведь церковная традиция заметно менялась со временем даже во времена Византии. Однако методология Никона оказалась более востребованной — поскольку обеспечивала реальную унификацию с современным богослужением православного Востока. Пусть даже оно само по себе было не сколько «древним», сколько модернизированным.

И когда митрополита Никона после смерти патриарха избрали его преемником, свои разработки тот, с поддержки высшей светской власти, стал внедрять с непреложностью общеобязательного церковного закона. Сам перечень этих изменений ныне может вызвать разве что улыбку: крещение тремя перстами вместо двух, такое же трекратное произнесение «аллилуйа» (Тебя, Боже, славим) вместо двухкратного, замена 16-ти «земных» поклонов в великопостной молитве прп. Ефрема Сирина на четыре земных и 12 поясных, хождение на Крестных ходах вокруг храма против солнца, а не по нему, и тому подобные мелочи.

Но для малообразованных, но горящих желанием «защитить веру» русичей XVII века эти обрядовые частности стали едва ли не вровень с основными догматами. Вождем старообрядчества и стал протопоп московского Казанского собора Аввакум Петров. После несогласия с официальной линией церкви и государства его жизнь начала живо напоминать биографии самых известных исповедников Православия, таких, как, скажем, прп. Максим Исповедник. Последовала ссылка в Сибирь, где ему приходилось претерпеть голод, лишения, издевательства грубых воевод, смерть сыновей и другие невзгоды.

Правда, после того, как слишком уж возгордившийся своей должностью патриарх Никон разругался с царем, Аввакума возвратили в Москву и он даже некоторое время был окружен всеобщим уважением. Но когда государь понял, что опальный протопоп был гоним не из-за личной неприязни теперь уже опального патриарха, а из-за неприятия инициированных самим же царем реформ — ситуация изменилась. Тогда и произошло то, о чем было упоминалось вначале статьи — на Большом Московском Соборе вождя «старой веры» лишили сана и отлучили от Церкви. Потом, правда, долго уговаривали покаяться, обещая возвратить все прежние почести — но все было напрасно. Аввакума сослали в далекий Пустозерск, заточив в «земляную тюрьму». Очередная ирония судьбы заключалась еще и в том, что тот же Большой Собор чуть позже лишил сана патриарха и Никона — правда, не за церковную реформу, а за неуживчивость с царем.

Читать еще:  В Аргентине и Чили отмечают столетие статуи "Андского Христа"

А идейный вождь старообрядцев не прекращал борьбу. Во всяком случае — полемическую. Собственно, его обличения и стали причиной его гибели — в 1682 году новый царь Федор Алексеевич приказал сжечь Аввакума в срубе вместеснесколькими товарищами «за многие хулы на царствующий дом».

Впрочем, и рядить жертву «споров о вере» в невинные мученики было бы некоторой натяжкой. В этой связи стоит вспомнить, что жесткие меры против церковных диссидентов стали непосредственным следствием выполнения Соборного уложения 1649 года, своего рода конституции тогдашней России. Принятое при тесном участии всех тогдашних церковных интеллектуалов, включая Аввакума и Никона, оно как раз и предусматривало сожжение на костре «за хулы на Христа». Ну, а то, что в те времена под подобной «хулой» понимались мелочи, не стоящие выеденного яйца — так это было присуще всем сторонам. Сохранились, например, письма лидера старообрядцев юному царевичу с призывом применить самые жестокие кары к «поганым никонианам» во имя «защиты истинной православной веры». Так что противники стоили друг друга.

Шли годы. Государство продолжало преследовать старообрядцев — правда, размах этих преследований никогда не доходил до такового у западной инквизиции. А когда на престол вступил Петр, многое в одночасье изменилось. Нет, многочисленные самосожжения староверов в скитах ради того, чтобы «не покориться власти царя-Антихриста» — не преувеличение. Просто обычно при этом забывают добавить, что именно царь-«западник» разрешил раскольникам верить открыто, не опасаясь вырывания ноздрей, битья батогами, ссылки в Сибирь — а то и сожжения. Просто «диссидентам» было положено платить подушную подать в двойной размере — своего рода «налог на иноверцев». А вот его-то многие платить и не хотели, продолжая притворно числиться в числе приверженцев официальной церкви. Однако в случае изобличения следовали жесткие кары — но можно ли их считать гонениями за веру, а не за попытку сэкономить с помощью лжи?

Как бы там ни было, но именно внедрение Петром и его соратниками (такими, как митрополиты Феофан Прокопович и Стефан Яворский) в Церкви богословской школы — системного образования будущих священнослужителей, в конце концов и привело к широкому осознанию очевидного факта — причина «никонианского» раскола с посяганием на основы православной веры никак не связана. А потому уже в конце XVIII века раскольники в обмен на проявления лояльности к светской власти могли без малейших проблем рукоположить для себя священников у епископов РПЦ — так называемое «единоверие».

В XX же веке отношение к старообрядчеству стало еще более лояльным. Вплоть до официальной отмены «клятв» Собора 1666 года на Синоде РПЦ в 1929 году, подтвержденной на Поместных соборах 1971 и 1988 годов. Так что ныне со стороны «нововерческой» Православной Церкви нет никаких формальных препятствий для церковного общения со сторонниками «старой веры». За исключением одного нюанса — никто не отменял канонических норм о запрете существования на одной территории более одной церковной юрисдикции. А староверы расставаться со своей иерархией отнюдь не спешат. Что неудивительно — за прошедшие века между обоими деноминациями накопилось гораздо больше различий, чем в XVII веке. Которые, впрочем, тоже не касаются основополагающих догматов Православия — но если хочется сохранить свою идентичность, то любую мелочь можно раздуть до масштабов хулы на Духа Святого.

Что ж — в очередной раз подтверждается верность меткой народной поговорки: «Ломать — не стоить». И даже из трагической истории старообрядческого раскола можно извлечь хороший урок — в церковной жизни никогда не нужно доводить дело до крайностей, какими бы ценными они не казались. Primum non nocere («прежде всего — не навреди»): помнить об этом врачебном девизе крайне важно не только людям в белых халатах — но и людям в ризах, да и просто находящимся в храмах.

Читайте самое интересное в рубрике «Религия»

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Памяти протопопа Аввакума

14.04.1682 (27.04). – Казнен протопоп Аввакум, крупнейший деятель раннего старообрядчества

Протопоп Аввакум

Аввакум Петрович (1620 или 1621–1682) – протопоп, идеолог и один из вождей старообрядческого раскола, отличался редкими духовными дарованиями, энергией и упорной волей (обратной стороной этих качеств был и очень трудный критикантский неуживчивый характер). Основные сведения о своей жизни протопоп Аввакум изложил в автобиографическом «Житии» и др. сочинениях.

Родился в с. Григорово «в Нижегороцких пределех» в семье священника. Рано потерял отца и воспитывался богомольной матерью. В возрасте 19 лет женился по указанию матери, найдя в жене верного друга своей многострадальной жизни; у них родилось 5 сыновей и 3 дочери.

Переехав в с. Лопатищи того же уезда, Аввакум в 1642 г. был рукоположен во диакона, а в 1644 г. – во священника. Летом 1647 г. бежал с семьей от преследований критикуемого им местного «начальника» в Москву, где нашел поддержку у царского духовника Стефана Вонифатьева, поборника благочестия, после чего вернулся в свой разоренный дом в Лопатищах. С этого времени Аввакум начал поддерживать активные контакты с московским «кружком ревнителей благочестия» и последовательно осуществлять их планы исправления нравов. Из-за этого вступал в постоянные конфликты как с паствой, так и с властями, вызывав всеобщее недовольство. Был не раз бит и изгнан вместе с женой и малолетним сыном.

Ища защиты, в мае 1652 г. Аввакум вновь направился в Москву, там получил назначение в г. Юрьевец-Повольский, где был поставлен в протопопы. И на новом месте протопоп Аввакум своими требованиями также восстановил против себя мiрян и духовенство, через 8 недель был жестоко избит толпой и бежал в Москву. Здесь он начал служить в Казанском соборе, протопопом которого был его покровитель – глава «ревнителей благочестия» протопоп Иоанн Неронов. Он представил Аввакума Царю Алексею Михайловичу.

Протопоп Аввакум был привлечен к участию в исправлении богослужебных книг, предпринятом Патриархом Иосифом (в связи с расширившимся после 1564 г. книгопечатанием) и состоявшем в сличении их с более древними старопечатными славянскими оригиналами. С 1652 г., после смерти Иосифа, дело книжного исправления продолжено было Патриархом Никоном, но по греческим подлинникам, и прежние справщики, в том числе и Аввакум, не знавшие греческого языка, были отстранены. Были вызваны на Русь киевские и греческие справщики, к которым возникло недоверие из-за подозрений в зараженности латинской ересью (ужаснувшая Русь уния Константинополя с католиками в XV веке еще была жива в памяти). Властный же Патриарх, не владея греческим языком, полностью доверял грекам и требовал от всех безпрекословного послушания, не снисходя до терпеливых разъяснений и переубеждений.

Новый порядок исправления книг вызвал оппозицию со стороны приверженцев неприкосновенности обряда, которые стали видеть во властной деятельности Никона скрытое посягательство на чистоту древней веры и благочестия. Обладая огромной энергией и фанатическим задором и будучи упорным приверженцем старины, Аввакум первый выступил против с «огнеопальною ревностью» («До нас положено, лежи оно так во веки веков!»), за что уже в сентябре 1653 г. был заключен в подвал Андроньевского монастыря, затем сослан с семьей в Тобольск, но так как и здесь не переставал «ревностно бранить ересь Никонову», то переведен был в Енисейск, а затем отдан под начало строгому воеводе Афанасию Пашкову, имевшему поручение завоевать Даурию (Забайкальская обл.). Шесть лет провел Аввакум в скитаниях по Даурской земле, вплоть до Нерчинска, Шилки и Амура, причем за обличения действий воеводы неоднократно подвергался наказаниям. В эти годы от голода и нужды у Аввакума умерло двое сыновей. В ответ на активное сопротивление Аввакума и его соратников Собор 1656 г. предал анафеме и проклял всех неповинующихся Церкви последователей двуперстия (находя в этом связь с ересью несторианства), что усугубило конфликт.

В 1658 г. отношения Царя и Патриарха стали конфликтными, и в 1661 г. Царь разрешил Аввакуму вернуться в Москву, возможно, надеясь привлечь его на свою сторону как уже знаменитого противника Никона. Возвращение через всю Сибирь затянулось до 1663 г. В Москве Аввакуму сулили должность справщика на Печатном дворе и деньги, но Аввакум не поступился своей верой ради «сладости века сего и телесныя радости». Он спорил с царским духовником Лукьяном Кирилловым, видными царедворцами и архиереями – «о сложении перстов, и о трегубой аллилуйи, и о прочих догматах», стал духовным отцом боярыни Ф.П. Морозовой, ее сестры княгини Е.П. Урусовой и многих других московских «старолюбцев». Через год за эту деятельность, а также вследствие челобитной, поданной Царю, в которой обличалась в ереси вся Русская Церковь, сослан был в Мезень, где пробыл около полутора лет.

Следует заметить, что отношения между Царем и Патриархом в 1658 г. разорвались происками бояр, которым мешала строгость Патриарха и которые потому писали на него обвинительные доносы в «посягательстве на права и целостность царской власти». Бояре же поощряли сторонников старого обряда против требовательного Никона. Никону, несогласному с действиями Царя, пришлось оставить патриарший трон и удалиться в Воскресенский монастырь на Истре. И именно после его ухода начались самые жестокие преследования старообрядцев (в чем также несправедливо обвиняют Никона).

В конце 1665 – начале 1666 г. в связи с подготовкой к церковному Собору по избранию нового Патриарха (начался в феврале 1666) были арестованы вожди старообрядческой оппозиции. 1 марта 1666 г. Аввакум был привезен в Москву, где на проходившем в это время Соборе его пытались заставить отказаться от противостояния. Никон был осужден, объявлен простым монахом и отправлен в ссылку в Ферапонтов и Кирилло-Белозерский монастыри. К тому же многие архиереи пришли на Соборе к верному мнению, что, утверждая «новый обряд», не следует объявлять еретическим старый, ибо разногласия несущественны. Но Аввакум вместе с единомышленниками остался непреклонен в отвержении «нового обряда». После бурной полемики на Соборе протопоп Аввакум и его единомышленники, диакон Федор Иванов и суздальский иерей Никита Добрынин, были 13 мая 1666 г. лишены сана и анафематствованы в Успенском соборе, после чего их, закованных в цепи, поместили в Никольский Угрешский монастырь, где 2 июня Федор и Никита раскаялись и подписали требуемые от них грамоты. Аввакум остался непреклонен и был переведен в тюрьму Пафнутиева Боровского монастыря.

Новый Собор 1667 г. был более жестоким: он объявил старый обряд «еретическим» и решил наказать «еретиков» гражданскими казнями, – чем и закрепил раскол официально. Аввакуму, попу Лазарю и соловецкому иноку Епифанию за их упорство вынесли приговор – ссылка в Пустозерский острог на Печоре, в «место тундрявое, студеное и безлесное», причем Лазарю и Епифанию урезали языки.

Первое время они еще имели возможность достаточно свободно общаться между собой, а также поддерживать связи с внешним мiром. Лишенные литературы, необходимой для работы, Аввакум и его собратья тем не менее продолжали в своих писаниях разоблачать «никонианские» нововведения. В посланной тогда же челобитной на имя Царя Аввакум писал, что их напрасно отлучили от Церкви и назвали еретиками, ибо в таком случае подобной же участи заслуживают и все бывшие ранее русские иерархи и Государи, державшиеся старых обрядов. По его мнению, главная ответственность за все решения Церкви лежит на самом Царе.

Вследствие этих писаний в 1670 г. началась новая волна репрессий в отношении приверженцев старых обрядов. В марте на Мезени были повешены ученики Аввакума Федор Юродивый и Лука Лаврентьевич. Сыновей Аввакума Ивана и Прокопия также приговорили к повешению, но они «повинились» и были вместе с матерью посажены в земляную тюрьму. 14 апреля того же года состоялась вторая «казнь» пустозерских «тюремных сидельцев» (Лазарю, Федору Иванову и Епифанию вторично резали языки и рубили правые руки), Аввакума было указано «вместо смертной казни» держать в тюрьме на хлебе и воде. Ухудшение положения пустозерских узников произошло по причине распространения их писаний.

15 лет Аввакум прожил в срубе, в земляной тюрьме, где и написал около 70 произведений, в том числе знаменитое свое «Житие» – первый в русской литературе опыт православной автобиографии, где живым разговорным языком описаны судьба автора и Русь XVII в. Это произведение не раз переводилось на иностранные языки.

Переживший Царя Алексея Михайловича, протопоп Аввакум обратился к новому Царю Федору Алексеевичу с дерзкой челобитной, в которой устрашал сына загробными муками отца за потворство «никонианам». И «за великия на царский дом хулы» Аввакум был сожжен в срубе вместе с тремя другими узниками.

Сожжение протопопа Аввакума. Г. Мясоедов. 1897 г.

С точки зрения исторических фактов Аввакум и его сторонники были во многом правы: не русские, а греки отступили от традиции. Русь приняла христианство по Студийскому уставу (который в Греции был позднее вытеснен Иерусалимским), сохранив старые обряды до XVII века. Древней формой было двоение слова «аллилуия». Троеперстному крестному знамению на православном Востоке предшествовало двоеперстие. «Старое» двоеперстие в Византии сохранялось еще в XII веке.

При этом следует отметить, что ожесточенные споры о правильности двоеперстия или троеперстия были лишь данью особенностям разных исторических эпох, но богословски не противоречили друг другу. Вот как историк Церкви Н.Ф. Каптерев объяснял смысл того и другого обычая.

«Почему греки древнее первохристианское единоперстие в крестном знамении заменили потом у себя (не позже начала IX века) двоеперстием – понятно. Когда появилась ересь монофизитов, то она воспользовалась дотоле употреблявшейся формой перстосложения – единоперстием для пропаганды своего учения, так как видела в единоперстии символическое выражение своего учения о единой природе во Христе. Тогда православные, вопреки монофизитам, стали употреблять в крестном знамении двоеперстие, как символическое выражение православного учения о двух природах во Христе. Так произошло, что одноперстие в крестном знамении стало служить внешним, наглядным признаком монофизитства, а двоеперстие – православия.

Борьбою и постоянным совместным жительством с монофизитами объясняется и то обстоятельство, почему двоеперстие так долго держалось в Константинопольской церкви, и потом между сирийскими православными христианами, и почему троеперстие, эта, по-видимому, самая естественная для христианина форма перстосложения, могло сделаться в греческой церкви господствующим обычаем только в позднейшее время, когда уже окончательно прекратилась борьба с монофизитством.

Если появление двоеперстия и продолжительность его существования в православной греческой церкви зависело исключительно от монофизитства, только во время борьбы с ним имело свой особый смысл и значение, то, как скоро борьба с монофизитством прекратилась, греческая константинопольская церковь, желая и самой формой перстосложения отличаться не только от монофизитов-одноперстников, но и от несториан, всегда строго державшихся двоеперстия, так как они соединили с ним свое еретическое учение о соединении во Христе двух природ, и в двоеперстии видели символическое выражение и подтверждение своего еретического учения, – заменила у себя двоеперстие более естественным и свойственным каждому христианину, помимо вероисповедных его особенностей, троеперстием, как выражающим главный, основной догмат христианства – учение о святой Троице. Эта перемена у греков перстосложения в крестном знамении – из двоеперстия в троеперстие произошла, как можно думать, в конце XII века и продолжалась до конца XIII-го, когда оно у них сделалось наконец господствующим. » (Каптерев Н.Ф. История перстосложения).

Однако старообрядцы отвергали и исправления явных ошибок, накопившихся при переписывании книг и вносивших безсмыслицу в тексты. И главной их ошибкой было анафематствование официальной Церкви и отождествление царской власти с властью антихриста. Движение «раскола» охватило тогда около четверти всех православных, и они оказались в самоизоляции от влияния на дальнейшие судьбы России. Это был, к сожалению, фальстарт в преждевременном ожидании прихода антихриста.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector