0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Свобода вседозволенности – это путь к рабству

12 цитат из «1984» Джорджа Оруэлла

Британский писатель о войне, власти и пропаганде

Джордж Оруэлл (настоящее имя Эрик Артур Блэр) — выдающийся британский прозаик, эссеист и публицист. Он был автором одной из самых известных антиутопий XX века — романа «1984».

Сторонник демократического социализма и противник любых видов диктатур, писатель отразил в этом произведении ужасы тоталитарного государства-сверхдержавы, которое ведет крайне агрессивную пропаганду, ущемляет свободу человека и контролирует все сферы жизни населения. В книге было сделано огромное количество отсылок к сталинскому Советскому Союзу (ранее уже высмеянному Оруэллом в повести «Скотный двор»), в связи с чем «1984» был запрещен на территории СССР вплоть до конца 1980-х годов.

Мы выбрали 12 цитат из этого романа:

Война — это мир, свобода — это рабство, незнание — сила.

Власть — не средство; она — цель. Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрессий — репрессии. Цель пытки — пытка. Цель власти — власть.

Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека — вечно. И помните, что это — навечно. Лицо для растаптывания всегда найдется. Всегда найдется еретик, враг общества, для того чтобы его снова и снова побеждали и унижали.

Иерархическое общество зиждется только на нищете и невежестве.

Каких взглядов придерживаются массы и каких не придерживаются — безразлично. Им можно предоставить интеллектуальную свободу, потому что интеллекта у них нет.

Массы никогда не восстают сами по себе и никогда не восстают только потому, что они угнетены. Больше того, они даже не сознают, что угнетены, пока им не дали возможности сравнивать.

Когда изобрели печать, стало легче управлять общественным мнением; радио и кино позволили шагнуть в этом направлении еще дальше. А с развитием телевизионной техники, когда стало возможно вести прием и передачу одним аппаратом, частной жизни пришел конец.

В массе своей люди слабы и трусливы, не готовы к свободе и боятся правды, а значит, надо, чтобы кто-то сильный управлял ими и обманывал их.

Если ты в меньшинстве — и даже в единственном числе, — это не значит, что ты безумен. Есть правда и есть неправда, и, если ты держишься правды, пусть наперекор всему свету, ты не безумен.

Первая и простейшая ступень дисциплины, которую могут усвоить даже дети, называется на новоязе самостоп. Самостоп означает как бы инстинктивное умение остановиться на пороге опасной мысли. Сюда входит способность не видеть аналогий, не замечать логических ошибок, неверно истолковывать даже простейший довод, если он враждебен ангсоцу, испытывать скуку и отвращение от хода мыслей, который может привести к ереси. Короче говоря, самостоп означает спасительную глупость.

Если партия может запустить руку в прошлое и сказать о том или ином событии, что его никогда не было, — это пострашнее, чем пытка или смерть. Партия говорит, что Океания никогда не заключала союза с Евразией. Он, Уинстон Смит, знает, что Океания была в союзе с Евразией всего четыре года назад. Но где хранится это знание? Только в его уме, а он, так или иначе, скоро будет уничтожен. И если все принимают ложь, навязанную партией, если во всех документах одна и та же песня, тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой.

— Сколько я показываю пальцев, Уинстон?
— Четыре.
— А если партия говорит, что их не четыре, а пять, — тогда сколько.

Как свобода стала высшей категорией рабства по принуждению?

Свобода стала высшей категорией рабства. К свободе принуждают сильнее, чем прежде принуждали к рабству. Но то рабство было внешним и потому менее опасным. Нынешнее рабство внутреннее. От него нет спасения.

Свобода — это идол либерализма, которому не только поклоняются, но и приносят человеческие жертвы. Это божество либеральной религии, и, как всякая религия, либерализм имеет свой катехизис и свою инквизицию. Свобода — это самое тоталитарное мировоззрение. Те, кто против обязательной свободы, подвергаются гражданской казни, порой переходящей в физическую.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Неслучайно Достоевский сказал, что любой бунт начинается с атеизма. Свобода требует разрушения всех связей человека с обществом и с другой религией, в которой есть Бог. Свобода сама претендует на статус бога. Потому, требуя разрушить весь мир до основанья, в котором есть государство, и церковь, в которой есть Бог, свобода немедленно строит на их руинах свою церковь — церковь сатаны, и своё государство — государство Нового Мирового Порядка.

Ради свободы в мире вводятся самые репрессивные практики контроля над поведением и сознанием человека. Протест против манипуляции сознанием трактуется как протест против свободы. Привязанность к традиционным институтам общества объявляется реакционной архаикой, не выпускающей общество из пут необходимости в царство свободы. Борьба за свободу напоминает борьбу за мир, в результате которой от мира камня на камне не останется.

Идеальная свобода — это космическое одиночество полностью освободившейся личности. Отсутствие всех привязок и обязанностей, налагаемых человеком на самого себя из любви к ближнему. Идеальная свобода — это отсутствие семьи, детей, Отечества, национального и религиозного чувства, гендерных особенностей, принадлежности к культуре.

Иоганн Генрих Фюссли. Одиночество на рассвете. 1796

Свобода — это состояние вечного выбора между этим и тем, тяжкая болезнь ума, как называл это состояние Брюс Ли. Верующий в свободу оказывается в рабстве у этой религии, лишающей его всякой свободы и прежде всего свободы любви. Ведь любовь — это жертвование своими прихотями ради того, кого любишь. Бог есть Любовь, и потому свобода от Бога есть свобода от любви.

Родители любят — и потому добровольно отказываются от себя ради детей. Это рабство с точки зрения религии свободы. Венчающиеся любят — и потому отказываются от себя ради супруга/супруги. Солдаты любят — и потому идут на смерть ради своего народа и Отечества. Учёные любят — и потому идут на костёр ради истины. Любовь — величайший источник жизненной силы и созидающей энергии.

Свобода — это обесточенное состояние расслабленности. Вместо любви — секс, вместо служения — интересы, вместо жертвы — стяжательство. Это право выбора свободного индивида. Свобода — это апофеоз эгоизма и самолюбия. Свобода — это неучастие в жизни, если понимать жизнь как эмоциональное включение в ситуации, не касающиеся лично тебя здесь и сейчас.

Да, формально человек свободен выбирать между добром и злом. Но такая свобода возможна лишь после добровольного отказа от любви, которая есть признак Бога в душе. Свобода от души — тоже непременный атрибут религии свободы. И, если вы отказываетесь выбирать свободу, на вас обрушится вся мощь мира сего. С его князем, который прежде всего освободил человека от веры и любви к ближнему и приучил к себялюбию как религии свободы.

Михаил Александрович Врубель. Демон. 1890

Свобода стала высшей категорией рабства. К свободе принуждают сильнее, чем прежде принуждали к рабству. Но то рабство было внешним и потому менее опасным. Нынешнее рабство внутреннее. От него нет спасения.

Отказ от свободы во имя ближнего — высшее проявление свободы. Но для религии свободы это недопустимая ересь. Человек не должен отказываться от свободы добровольно даже ради ближнего. Тем самым он искушает других поступить точно так же.

Абсолютная свобода — это абсолютное одиночество. Именно так понимают ад в православной конфессии христианства, составляющей глубинную основу русской цивилизации. Именно потому православие соборно, так как свобода от свободы — это непосильная для одиночки задача.

Протестуя против религии, адепты секты свободы обвиняют её в лишении свободы верующих. Тем самым они стремятся лишить человека места в обществе и мироздании, трактуя его как полностью автономное существо. Оно не должно подвергаться инстинктам коллективизма, так как это уже несвобода. Идеальная свобода — это полный отказ от своего Я и своей идентичности. В пределе полная свобода — это смерть. А стремление к полной свободе — это стремление к смерти.

Неслучайно именно в либерализме расцветают культы сатанизма и уничтожаются все системы координат, защищающие жизнь и обязывающие к её защите. В либерализме жизнь и смерть — это свободный выбор индивида. Никакие ограничения этой свободы недопустимы.

Иоганн Генрих Фюссли. Ночной кошмар. 1781

Религия свободы — это религия рабства без оруэлловского парадокса. Свобода это рабство, если свобода не относительна, а абсолютна. Нет более несчастного человека, чем всю жизнь прожившего в полной свободе.

Самое страшное рабство — это рабство свободы, толкающее человека на самые страшные злодеяния. Все самые страшные преступления делались исключительно ради свободы. Ни одно из них не совершалось ради рабства.

Иллюзия свободы выбора — одна из самых главных и опасных иллюзий человечества. Разум не может быть критерием выбора, так как он демонстрирует предельную неспособность человека к рациональности и трезвости. Рациональность понимается человеком как насилие, направление на подчинение мира. Разум материализуется в агрессию. Самый свободный в таком мире — это самый сильный и агрессивный.

Соблазн свободы — один из главных мифов человечества. Ложь, лежащая в основе лжи демократии. Свобода — это безответственность. Мы бы не выжили в мире, где торжествует полная свобода. Умение накладывать на свою свободу ограничения — критерий жизнеспособности общества. Тот, кто это понимает, созрел до настоящего понимания свободы.

  • 1549 просмотров

Материалы по теме

А вот ещё:

Боевые роботы российской армии

Сегодня у российской армии есть десятки типов боевых сухопутных, воздушных, надводных и подводных роботов в разной степени готовности.

«За рубежом существует миф об отставании России в робототехнике», –говорит ведущий российский военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский, Между тем такого разнообразия безэкипажных машин и дронов, как в России, нет ни у одной другой армии мира. И есть все предпосылки, что эта тенденция будет только нарастать.

«Армия РФ является наследницей Красной Армии, создававшей дистанционно-управляемые танки еще в 1930-е годы. После войны в СССР активно развивалась беспилотная авиация, а я лично участвовал в работах по дистанционному управлению уже современными танками. Сейчас эти направления также очень активно развиваются. И если по беспилотникам есть некоторое отставание от передового уровня, то в отношении наземных и морских роботов РФ имеет самую обширную программу в мире», — объясняет эксперт.

Читать еще:  Верующие Петербурга просят президента вернуть храмы Александро-Невской лавры

Учения для роботов

Россия со своим стратегическим союзником Белоруссией провели в сентябре масштабные учения «Запад-2021», где были показаны как технические, так и тактические новинки. Там широкая публика в первый раз услышала о машинах пехоты БМ-19 с боевым модулем «Эпоха» и о новых военных дронах, смертоносных, но получивших ласковое имя «Ласточка».

Однако наибольшее впечатление в рамках «Запада-2021» произвели авиационные и наземные робототехнические комплексы. При розыгрыше основного эпизода учений удары по вероятному противнику наносили сразу три вида летательных аппаратов — «Форпост», «Ласточка» и «Иноходец» — и два варианта боевых роботов — «Уран-9» и «Нерехта». В другие дни также применялись роботы «Платформа-М», вооруженные пулеметами и гранатометами.

На учениях «Запад» был проведен первый эксперимент по применению наземных роботов в одном строю с людьми. Координируя свои действия с мотострелками, «Ураны-9» и «Нерехта» уничтожали различные мишени. Более крупные и тяжёлые «Ураны» вели стрельбу управляемыми ракетами по условной бронетехнике противника. Также роботы прикрывали огнем маневры людей на поле учебного боя.

«Уран-9» ведет стрельбу на учениях «Запад-2021»

«Уран-9» – в данный момент самый крупный российский робот. Он имеет характерный «ушастый» вид из-за расположенных по бокам пусковых установок и относится к комплексам среднего класса. «Уран» вооружен 30-миллиметровой автоматической пушкой, противотанковыми управляемыми ракетами «Атака» и огнеметами «Шмель». Масса боевой машины достигает 12 тонн – это немногим меньше, чем у БМП-2.

«Уран-9» на учениях «Запад-2021»

Еще целое множество российских дронов и роботов находится в разработке. Из ударных беспилотников можно упомянуть такие программы, как «Альтиус», «Охотник», «Сириус», «Карнивора», вертолетные беспилотники «Платформа», систему группового применения «Молния» и другие. К наземным роботам, способным нести различное вооружение, в перспективе присоединятся тяжелая системы «Штурм» и средняя «Соратник», роботы «Маркер» и даже, вероятно, беспилотный танк «Армата».

«Уран-9» в одном боевом порядке с обычной боевой машиной пехоты (с экипажем) Б-19

По словам российского эксперта в области беспилотной авиации Дениса Федутинова, прошедшие учения «Запад – 2021» действительно отличались наиболее масштабным применением различных беспилотных и роботизированных систем, некоторые из которых были использованы впервые. При этом, указывает эксперт, они не охватывают весь спектр создаваемых в России воздушных дронов: например, к «Форпосту» и «Иноходцу» в перспективе добавится тяжелый высотный «Альтиус» и тяжёлый малозаметный «Охотник».​

«Преодоление имевшего место отставания в этой области, приведшее к созданию широкой базовой линейки систем беспилотных летательных аппаратов, потребовало существенных финансовых и временных затрат, что стало определённым уроком для российских военных, которые теперь отдают беспилотной тематике высокий приоритет», — отмечает Федутинов.

При этом сегодня, как отмечает Мураховский, в наземных роботах Россия имеет охват всего спектра классов — от разведывательных, саперных машин и машин обеспечения, до боевых машин. «С точки зрения размера у России есть вся линейка от миниатюрных моделей в виде сферы, которые можно с руки запустить на землю, и до тяжелых комплексов типа «Штурм» на платформе основных танков. И по многообразию полезной нагрузки боевых роботов, будь то боевая или разведывательная, РФ находится на переднем крае», — добавляет эксперт.

Подразделения роботов

Российская промышленность работает и над усилением автоматизации обычной техники и оружия, управляемой людьми. Интеллект бортового компьютера Су-57 или так называемый виртуальный пилот позволяет истребителю выполнять большую часть миссий без участия сидящего в нем летчика. Даже старые буксируемые гаубицы предполагается автоматизировать и контролировать дистанционно (это возможно сделать за счет установки средств связи и электроприводов на их рычаги, которые в стандартном случае вращают военнослужащие).

Для сравнения: в армии США на сегодняшний день применяется развитая система беспилотных летательных аппаратов, однако в области наземной безэкипажной техники есть пробел. Ранее американские военные запустили программу «Боевые системы будущего», в частности, планировалось создать роботизированную штурмовую машину массой до 10 тонн. Вооружалась бы она схоже с российским «Ураном» — 25-мм пушка, пулемет и управляемые противотанковые ракеты. Однако проект был свернут. Сейчас в наземных силах США применяются только мини-роботы, вооруженные пулеметами, с массой не более 45 килограммов.

Параллельно роботизации российские военные развивает идею создания единой разведывательно-ударной системы, что очень схоже с предложенными в США сетецентрическими операциями. Оба подхода предполагают, что все единицы техники в бою – будь то самолеты и беспилотники в воздухе, боевые машины, солдаты и роботы на земле, спутники в космосе и прочее – объединены в систему каналами передачи данных. Причем этот информационный обмен должен идти в реальном времени. Так будет достигаться информационное превосходство над противником.

Специфические системы передачи и обработки данных уже ставятся на отдельные образцы вооружения – заявлялось о танках и гаубицах с таким оборудованием, ударных вертолетах и штурмовиках. Включения в единое информационное пространство военных воздушных дронов и боевых роботов с все более широким использованием элементов искусственного интеллекта может стать одним из будущих этапов этой программы.

Как отметил Мураховский, в будущем отдельные участки театра военных действий могут выделяться полностью для применения подразделений робототехнических комплексов. «По взглядам российских военных, это могут быть, например, задачи по охране флангов, сторожевой охране тыловых трасс, а могут быть задачи по штурму позиций противника. Это будет такой самостоятельный передовой эшелон, который будет без участия людей, автономно выполнять свои задачи, например, в городской среде, бои в которой предполагают потенциально высокие потери в личном составе», — уточняет эксперт.

Иноходец (экспортное название — Орион)

По его словам, уже сегодня у России есть примеры самостоятельного действия беспилотных боевых комплексов. «Российские противокорабельные крылатые ракеты «Оникс» работают в «стае», где есть ведущие и ведомые ракеты. Алгоритм действия этой стаи предусматривает самые разные варианты и определение главной цели в ордере кораблей противника, и распределение других целей внутри «стаи», и выбор траекторий. «Все это группа делает автономно», — говорит Мураховский.

Внутренняя политика России

Сообщений: 419

«Свобода, ведущая к рабству»

Хамство, как проявление воинствующего эгоизма, постепенно становится нормой взаимоотношений между людьми в нашем обществе. Свободный человек в свободном обществе не может быть хамом, так как социальные отношения между свободными личностями определяются добровольным соблюдением неких правил общежития, куда обязательно входят табу на психологическую и вербальную агрессию.

Хамство – это особенность психики раба, который боится проявить ненависть к хозяину и вымещает ее на первом встречном прохожем. Как же мы при относительной внешней свободе в России докатились до низости массового рабского состояния большей части населения?

Психологическое состояние советского общества в брежневскую и послебрежневскую эпоху было однородно полурабским, поэтому хамство было повсеместным, но не агрессивным, так что жить оно особенно не мешало. Людей, ощущавших себя свободными личностями, было немного — это художественный андеграунд, несколько человек из творческой элиты и, так называемые, «воры в законе». Пожалуй, и все. Так что не зря СССР называли империей хамов.

В 90-е гг. после известных событий общий пресс государственной идеологической давиловки и тотального диктата КПСС с российского населения был снят, и мы оказались на свободе. Но повели мы себя, как звери из зоопарка, чьи клетки смотрители внезапно открыли, а сами попрятались. Причем, обретенной свободой россияне распорядились примерно так же, как ею распорядились бы освобожденные звери, у которых нет врожденного навыка жизни в свободных естественных условиях – сожрали все оставленные запасы, удовлетворили все свои низменные страсти, начали грызть и убивать друг друга, затем проголодались, соскучились по смотрителям и вернулись в свои разоренные клетки. Сейчас мы находимся в самом начале последней стадии описанного выше процесса «освобождения» и прогрессирующая эпидемия массового хамства это подтверждает.

К сожалению, свобода оказалась слишком тяжким грузом для российского общества, и сегодня мы пытаемся этот груз скинуть с себя. Путинский режим, бюрократическая и бизнес- элиты наглеют сегодня совсем не случайно – мы сами своими чаяниями нового рабства (силового порядка, единой государственной идеологии, имперской замкнутости) поощряем их к деспотическому презрению наших жизней.

Они сознательно своим чрезмерно либеральным и покровительственным отношением к коррупции и отмывке украденных бюджетных денег разваливают аппарат государственного управления. Это делается для того, чтобы идущие снизу призывы к установлению новой диктатуры слышались более отчетливо. Вы обратили внимание, как на глазах хиреет разъеденная коррупцией административная власть и как наливается мускулами ее силовая составляющая.

И когда разнузданное вседозволенностью чиновничество окончательно развалит систему управления страной, Кремль сможет установить «новый порядок» в рамках демократических процедур, лицемерно опираясь на лозунг — «Воля народа – закон для демократически выбранной власти!».

Надежда оппозиции, что крупный бизнес окажет сопротивление ужесточению режима не более, чем утопия, так как наш славный олигархат – плоть от плоти сегодняшней власти. Причем, если средние и мелкие бизнесмены помимо производства, торговли и коммерции занимаются отмывкой наличности денег, поступающих от бандитских и криминальных структур за проценты и «крышевание», то крупные бизнесмены отмывают деньги исключительно «благородного» происхождения, т.е. взятки крупным чиновникам и огромные суммы, украденные на федеральном и местном уровнях из бюджета страны, а также черный нал международных мафий. Здесь имеется в виду только банковский и торговый олигархат, так как сырьевикам отмывка только помешала бы легально уклоняться от налогов.

Такая структура российского олигархата сформировалась еще при Ельцине, когда перед «демократической» властью встала задача псевдолиберальным путем опять прибрать к рукам сырьевые ресурсы страны, а также разработать систему легальной отмывки украденных западных займов. И выбранные властью олигархи поставленные задачи выполнили. Так что крупный бизнес не только не встанет в оппозицию, а, более того, материально поддержит легитимацию в России нового рабства. И Россия, как истинная наследница СССР, может опять превратиться в страну хамов.

Мы не завоевали, а получили свободу как западную подачку, и поэтому не были готовы к жизни без диктатуры, когда ответственность за все и даже за твои поступки берет на себя диктатор. Свобода же требует от человека личной ответственности. А вот этого большая часть наших сограждан не хочет. Но отказываясь от личной ответственности, мы неминуемо отказываемся и от личной свободы, добровольно опять превращаясь в рабов.

Андрей Покидышев
05.09.2006 г.
г. Москва

Православная Жизнь

Беседа на апостольское чтение Недели о блудном сыне.

«Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6:12). Этими словами Церковь напоминает сегодня о дарованной нам свободе во Христе.

Читать еще:  Самые читаемые книги в мире

Напоминание об этом имеет особый смысл в связи с приближающимся Великим постом. Благодатные дни великопостного странствия должны принести опыт духовного освобождения, опыт победы над собой. Едва ли не самое ценное переживание Поста – радость хотя бы некоторого избавления от обычного господства плоти и диктата страстей. Хоть немного должен почувствовать каждый верующий, что значит: «ничто не должно обладать мною».

Мы сможем отдать себя Христу только в том случае, если отвоюем самих себя от других обладателей. Поэтому Церковь и ставит сегодня акцент на теме свободы, освобождения.

Как пес истрепывает, играя, дорогие вещи, так эпоха демократии и гласности истаскала и затерла до неузнаваемости бывшие некогда великими слова: любовь, истина, свобода. В наши дни под определением «свобода» понимаются в основном гражданские права человека, «возможность делать все то, что не вредит другим» (Декларация прав человека и гражданина, Франция, 1789 г.). Очевидно, что разговор о свободе в категориях права сильно обедняет ее смысл и значение, имея в виду исключительно внешние проявления. Свобода печати, слова, творчества, политическая свобода. Да, человек имеет право на все это. Но отказываясь от религиозного осмысления феномена свободы, мир лишается главного – критериев.

По каким критериям оценить, например, ту же фразу из Декларации прав человека и гражданина: «Свобода состоит в праве делать все то, что не вредит другим»? Что считать и что не считать вредом для других? Например, вреден ли гей-парад? Да – говорит христианское сознание. «Не обманывайтесь: ни блудники. ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники. Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9–10). Нет – отвечает секулярное мировоззрение. Это нормальная манифестация своих половых предпочтений секс-меньшинствами.

Четырехлетняя девочка решает изменить пол. – Лечить ребенка! И родителей тоже! – с ужасом вопиет здравый христианский рассудок. – Не трожь. Она имеет право. Построим туалеты-унисекс, без «М» и «Ж» – говорит мир.

Могли предвидеть такое составители французской Декларации? Вряд ли. Фантазии бы не хватило.

Свобода нашего времени – это свобода от воли Божией, путь к рабству. Это свобода грехопадения, после которого Адам, познав зло, отныне уже не мог творить добро. Свобода грешить. Свобода вседозволенности. Свобода-оборотень, завлекающая разрешением запретного, соблазняющая либерализмом и скрывающая свое истинное лицо с выжженным на нем клеймом рабства. Заигрывание с грехом не проходит даром. Человек заглядывает в пропасть – пропасть заглядывает в него. Кто кому служит, тот тому и раб.

Для христианства свобода не есть просто идея, но – состояние! Это состояние независимости от страстей и пребывания в любви. Христос помещает свободу глубоко в сердце человека, тесно связывая ее с познанием истины: «Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32). А Истина – это Сам Христос (ср. Ин. 14:6). Познание же Истины – возрастание в любви ко Христу. Познавать Господа – значит приобщаться к Нему в опыте духовной жизни.

Любящий Христа свободен во Христе, любящий грех находится в рабстве у греха. Свободы по ту сторону добра и зла не существует! «Где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17), – говорит апостол Павел.

Свобода без христианской любви закономерно превращается в произвол и рождает зло, страдание, рабство. «Свобода» без Бога – это Вавилонская башня, которая обречена на разрушение. Человеческая воля не может оставаться нейтральной. Отказавшись от Бога, она неминуемо окажется в рабстве страстей и греха, а грех работает только в программе уничтожения.

Только Бог по-настоящему свободен и имеет жизнь в Себе. Поэтому истинная свобода действует исключительно в пределах благости Божией. Лишь Господь дает и жизнь, и свободу.

Однако человеку всегда тяжело было носить свободу, даруемую Богом. Священное Писание повествует о том, что израильский народ некоторое время был теократическим обществом, т. е. управлялся Самим Богом. Но уже в 1-й Книге Царств говорится, что старейшины народа пришли к пророку Самуилу и потребовали поставить им царя «как у прочих народов» (1 Цар. 8:5). Самуил передал это Богу, на что получил ответ: «Послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними» (1 Цар. 8:7). Рассказав евреям о правах царя, Самуил закончил речь такими словами: «И восстенаете тогда от царя вашего, которого вы избрали себе, и не будет Господь отвечать вам тогда» (1 Цар. 8:18). Но народ говорил: «Нет, пусть царь будет над нами» (1 Цар. 8:19). С этого времени началась более скорбная, нежели счастливая история Израиля и царей его, от владычества которых Израиль не раз восстенал.

Эти реальные исторические события являются метаисторией о том, как тяжело человеку носить свою свободу, данную ему Богом, и как уходит он в дальнюю сторону в поиске других хозяев.

Поразительно, как богодарованная свобода часто переживается нами не как благословение, а как тяжкий крест, который мы часто пытаемся сбросить. Казалось бы, как все ясно: есть неправильное самоопределение человека в сторону зла, называемое грехом. Грех мучает и порабощает человека. Грешить – значит вредить самому себе! Но понимая это, мы словом, делом, помышлением склоняемся ко греху – и так происходит постоянно.

Мы и хотим, и не хотим быть свободными. Как и говорится в утренних молитвах: или хощу, спаси мя, или не хощу, Христе Спасе мой. Об этом и апостол Павел пишет: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. » (Рим. 7:19).

Парадоксальным образом человек может сочетать в себе и стремление к Богу, и тягу к греху; желание быть в свободе и в порабощении. Любовь к Богу и склонность ко греху, желание чистоты и зараженность пороком спутаны в душе в такой узел, какой может быть развязан одним Господом. Сказано, что Он «будет судить помышления и намерения сердечные» (Евр. 4:12). Поэтому даже Ангелам Бог запрещает делать преждевременное разделение между пшеницей и плевелами, приказывая подождать до жатвы Страшного суда (ср. Мф. 13:30).

Близится Великий пост. Благодатное время Великого поста открывает возможность освобождения от пытки страстей, насилия греха. Не убоимся от неизбежных поражений в этой борьбе и потрудимся для приобретения хоть малых, но побед. Этот малый, однако ценный опыт сохранится в нашей памяти и ободрит нас много после, может быть, и через годы, когда придет час слабости, уныния, безверия. Мы обязательно вспомним о тех моментах, когда были с Господом и Он был рядом. И это воспоминание заставит нас вновь искать Его; искать, чтобы найти и узнать, но уже по-новому.

Один вид свободы мы уже хорошо познали. Это свобода от Бога, от Его святой воли. Наверное, обо всех нас говорит апостол: «Когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть» (Рим. 6:20–21). Да, таково наше прошлое. Но вот и то, что должно быть нашим настоящим: «Ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная» (Рим. 6:22).

Пусть же эти слова станут начертанием на знамени нашей грядущей победы – победы над собой! И да подаст нам эту победу Тот, Который сказал: «Дерзайте, ибо Я победил мир» (Ин. 16:33).

Россия: избыток свободы – прямой путь к рабству

Россия все явственнее превращается в туземную колонию Запада, утверждает Юрий Мухин в своей книге «Россия: всадник без головы», вышедшей в 2011 г. в издательстве «Питер». Какие доводы он приводит в доказательство своего тезиса? В чем причина такой деградации и возможно ли остановить этот процесс?

Еще раз о главном

В своей очередной книге Юрий Мухин вновь возвращается к своим основным идеям – о том, что причина российских бед – в одебиливании народа и его руководителей. С присущей ему жесткостью он оценивает работу правительства, систему правосудия и образования, работу СМИ. Довольно наглядно автор демонстрирует, что нынешний вектор «развития» нашей страны четко укладывается в план Гитлера по порабощению завоеванных территорий. Народ ни к чему не принуждают и ни в чем не ограничивают: не хочешь напрягать мозги – не надо, хочешь напиться, «уколоться и забыться» – пожалуйста. Цель жизни: потребление и развлечение, главное – чтоб вам было хорошо, ведь «вы этого достойны».

Попутно в книге развенчивается ряд мифов о фашизме, концлагерях и т.д. Вместо четкой полярности «добра» и «зла» нам предлагается «перпендикулярная» система ценностей. Идеи Гитлера о том, что уровень культуры прямо пропорционален степени ограничения личной свободы неожиданно находят свое подтверждение в сегодняшней реальности. Достаточно вспомнить «новых русских», да и панк-молебны в храмах тоже свидетельствуют о взаимозависимости свободы и культуры. О том, что «из крайней степени свободы всегда возникает величайшее и жесточайшее рабство», говорил еще Платон, напоминает нам автор книги. Гитлер же вполне в русле этой максимы считал, что оккупированным народам СССР должна быть предоставлена крайняя степень личной свободы, так чтобы «избегать любых форм государственного контроля и тем самым сделать все, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне культурного развития». Автор, правда, умалчивает, что реальная политика немецких властей на захваченных советских территориях отнюдь не следовала этой программе – возможно, он полагает это временными издержками военного периода.

Таким образом, главной причиной нынешней деградации России автор считает постепенную подмену ценностей свободного человека (свобода которого ограничена некими культурными рамками и обязательствами) ценностями раба (с неограниченной личной свободой и оттого все более низким уровнем культуры). У народа отняли высокие цели, заменив их «хлебом и зрелищами» и полностью обессмыслив жизнь. Самое страшное – что замена эта произошла постепенно и вроде бы даже ненасильственно, так что большинство населения ничего и не заметило. «Россиян» очень быстро отучили думать самостоятельно – и это позволило власть предержащим (интеллектуальный уровень которых, как доказывает автор, тоже ниже плинтуса) принять законы, полностью снимающие с них всякую ответственность за управление страной.

В целом вся книга рассказывает о том, как продолжается одебиливание российского населения и к каким последствиям это приводит. Автор не использует никаких секретных материалов, предлагая вместо этого «включить мозги» и осмыслить вполне всем известные документы и действия властей на самых разных уровнях.

Конспирологическая путаница

В книге сделана попытка ответить на извечный российский вопрос «Кто виноват?». Интересно, что название книги явно противоречит ее содержанию. Как утверждает автор, Россия не осталась совсем уж «без головы», поскольку в действиях правительства видна все же некая планомерность. Однако Юрий Мухин так и не сообщает самого интересного, запутавшись в собственных конспирологических версиях. Хотя вначале он высмеивает привычку во всем винить жидомасонов и утверждает, что за развалом Союза и последующими бедами стоит мафия ЦК КПСС, в итоге все сводится все к тем же жидомасонам – всемогущему лобби Израиля. При этом клоунада с официальными и теневыми правителями описана многозначительными полунамеками и экивоками. Приведя массу доказательств, что ни Путин, ни тем более Медведев, государством управлять не способны и лишь играют отведенную им роль, автор вдруг с пристрастием разбирает их действия в войне за Южную Осетию. Какой смысл анализировать действия комедиантов? С чего вдруг опасаться безнаказанности путинцев? Одним словом, в конспирологической сфере автору еще есть над чем поработать. События последнего времени представляют для этого множество интересного материала.

Читать еще:  Митрополиту Владимиру Почаевскому 60 лет

Популизм, факты и субъективность

Однако помимо конспирологии в книге высказано множество здравых мыслей и замечаний. Мастерски подобранные факты позволяют взглянуть на российскую историю с другого ракурса. Юрий Мухин планомерно развенчивает миф о том, что свободные россияне стали «более лучше» жить, чем их «угнетенные» отцы и деды в Стране Советов. При этом в ход идут не только убедительные статистические данные, но и обширные цитаты, а также ностальгические воспоминания. Жаль, что в полемическом запале автор нередко передергивает факты, выдавая желаемое за действительное. Таков, например, его пассаж о свободе перемещения в Советском Союзе. Здесь автор умело перемешивает факты с «агитматериалом». Те, кто тогдашней жизни не знает и не помнит, легко примут все за чистую монету. Действительно, билеты на поезд были тогда в разы (если не в десятки раз) дешевле, однако насчет путешествий без паспорта – явное преувеличение, без этого документа ни в одной гостинице не поселили бы. Смена же места жительства и переезд в другой город требовали определенного героизма, поскольку прописка – это отдельная песня. С заграничными вояжами автор и вовсе загнул: спутешествовать туда удавалось лишь немногим избранным. То, что среди его знакомых оказалось несколько таких счастливчиков – скорее случайность. В любом поселке с населением в 20-30 тысяч человек про заграницу только слышали, даже людей, побывавших там, не видели. Важно это или нет – вопрос другой, но зачем же читателя вводить в заблуждение?

В качестве положительных примеров «головы», которой столь не хватает России, автор приводит Сталина. Здесь та же беда: обилие фактов и цитат, доказывающих, каким замечательным он был руководителем – действительно, выдающимся! – и ни слова о тысячах рядовых советских граждан, погибших во время раскулачиваний, переселений и борьбы с «врагами народа». Допустим, корыстные цели партийных борцов со сталинизмом автор раскрыл вполне убедительно, но личное сталинское бескорыстие вовсе не снимает с него ответственности за гибель безвинных людей. Односторонняя подборка фактов автоматически умаляет ценность приводимого материала, заставляя усомниться в его объективности.

Одним словом поспорить с автором трудно, поскольку пишет он очень убедительно и зажигательно. Тем не менее, относиться ко всему им изложенному надо критически, не принимать на веру, а думать своей головой – к чему, собственно, автор постоянно и призывает.

Цитаты и мысли

Характерной особенностью «мухинского стиля» является переизбыток цитат, причем многие из них кочуют из книги в книгу. Часть из них – действительно интересные, но даже они от постоянного повторения проигрывают. Ряд цитат все же оправдан, поскольку иллюстрирует безответственность и наглое очковтирательство властей – как, например, официальные заявления о состоянии российской судебной системы, о борьбе с экстремизмом или о радужных перспективах освоения Луны. Помимо этого есть еще многостраничные выдержки из каких-то авторов, «широко известных в узких кругах». Похоже, Юрий Мухин цитирует их исключительно ради того, чтобы поспорить с их бредовыми мыслями – увы, автор красуется, а читатель недоумевает.

Не все рассуждения Юрия Мухина так уж бесспорны. Часть из них явно предвзяты и провокационны – например, глава о москвичах или идея об обратной зависимости между образованием и умом. К сожалению, из-за этого кухонно-митингового мусора теряются мысли действительно яркие и интересные. В частности, о том, что «власть возникает не от должности, а от подчинения», т.е. «если люди сочтут полезным подчиняться данному человеку, то у него появится власть и без должности». Эту мысль он развивает в приложении к Сталину, но справедливость ее становится еще более очевидной в свете последних десятилетий российской истории.

Рецептов спасения России Юрий Мухин не приводит. Он говорит лишь о необходимости четко, на уровне закона прописать обязанности главных органов власти и лиц, занимающих высшие государственные должности – чтобы с них можно было спросить за плохую работу. Как выполнить это благое пожелание – неизвестно. Однако очевидно, что взаимозависимость народа и власти – обоюдная: народ получает тех правителей, которых достоин, но и власти стараются «обработать» население, чтобы получить поддержку. Трезвая оценка ситуации – единственный путь сопротивления при подобной «обработке». Книга Юрия Мухина служит для этого неплохим стимулом.

О свободе подлинной и мнимой

В апостольском зачале 4-й Недели по Пятидесятнице апостол Павел говорит о свободе. «Когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть. Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная» (Рим. 6:20–22).

В наше время свобода понимается в основном как гражданские права человека, как «возможность делать все то, что не вредит другим» (Декларация прав человека и гражданина, Франция, 1789 г.). Но разговор о свободе только в категориях права весьма обедняет ее смысл и значение, ибо касается исключительно внешних проявлений. Да, человек имеет право на свободу печати, слова, творчества, политическую свободу. Но, не принимая во внимание религиозного осмысления феномена свободы, мы лишаемся главного – нравственных критериев.

Например, по каким критериям оценивать фразу из Декларации прав: «Свобода состоит в праве делать все то, что не вредит другим»? Что вредно для других, а что нет? Например, вреден ли гей-парад? Конечно, скажет христианское сознание. «Не обманывайтесь: ни блудники. ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники. Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9–10). Нет, ответит секулярное мировоззрение, это нормальная манифестация своих половых предпочтений секс-меньшинствами.

Вот что значит свобода без духовно-нравственной ограды! Лет 7 назад в Канаде был такой случай. Англиканский священнослужитель заявил прихожанам, что желает сменить пол. «Так как женщин у нас большинство, – заявил он, – я решил стать женщиной». Прихожане провели голосование в храме и решили поддержать инициативу пастыря. А женщины даже сказали ему: «Ты теперь нам будешь ближе – не только духовной матерью, но и подружкой». Вот она, сегодняшняя свобода.

Свобода нашего времени есть не что иное, как свобода от воли Божией; свобода грехопадения, после которого Адам, опытно познав зло, уже не мог творить добро. Свобода грешить, свобода вседозволенности. Оборотень, завлекающий разрешением запретного, соблазняющий либерализмом и скрывающий свое истинное лицо с выжженным на нем клеймом рабства. Но заигрывание с грехом не проходит даром. Кто заглядывает в пропасть – пропасть заглядывает в него; кто кому служит, тот тому и раб.

Что для христианства свобода? Это не идея, но внутреннее состояние – независимость от страстей и пребывание в любви. Христос помещает свободу глубоко в сердце человека и связывает ее с познанием истины: «Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32). Истина есть Сам Христос (ср. Ин. 14:6), а познание Истины – возрастание в любви ко Христу.

Любящий Христа свободен во Христе, любящий грех находится в рабстве у греха. Свободы по ту сторону добра и зла не существует. «Где Дух Господень, там свобода», – пишет апостол Павел (2 Кор. 3:17). Истинная свобода действует исключительно в пределах благости Божией, потому что один Бог абсолютно свободен и имеет жизнь в Себе. Поэтому лишь Он дает и жизнь, и свободу.

Свобода без христианской любви закономерно превращается в произвол и рождает зло, страдание, рабство. Человеческая воля не сможет остаться нейтральной. Отказавшись от Бога, она неминуемо окажется в рабстве страстей и греха, а грех работает только в программе уничтожения. Вавилонская башня «свободы от Бога» непременно разрушится.

Парадокс, но факт: человеку всегда было тяжело носить свою свободу, данную Богом. История человечества – это многосерийная кинолента о том, как человек уходит от Творца в дальнюю сторону в поиске других хозяев. Поразительно, как богодарованная свобода часто переживается нами не как благословение Божие, а как тяжкий крест, который мы пытаемся сбросить при удобном случае.

Мы и хотим, и не хотим сделаться свободными. Об этом нашем состоянии и говорится в утренних молитвах: «Или хощу, спаси мя, или не хощу, Христе Спасе мой». И апостол Павел писал: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7:19). Удивительным образом человек может сочетать в себе и стремление к Богу, и влечение ко греху; желание быть свободным и порабощенным. Любовь к Богу и склонность ко греху, желание чистоты и зараженность пороком спутаны в душе в такой узел, какой может быть развязан одним только Господом, Который «будет судить помышления и намерения сердечные» (Евр. 4:12). Потому Христос даже Ангелам запрещает делать разделение между пшеницей и плевелами, приказывая подождать до жатвы Страшного суда (ср. Мф. 13:30).

Братья и сестры, один вид свободы мы уже хорошо познали. Это свобода от Бога и Его святой воли. Наверное, про всех нас говорит апостол: «Когда вы были рабами греха, тогда были свободны от праведности. Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их – смерть» (Рим. 6:20–21). Да, это наше прошлое. Но вот и то, что должно быть нашим настоящим: «ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная» (Рим. 6:22). Пусть же эти слова станут начертанием на знамени грядущей победы над самими собой и своими страстями! Такая победа откроет нам двери к освобождению от греха и к новой жизни с Богом и в Боге.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector