0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Священнику нужна срочная операция!

Сначала к Богу, потом к врачу

НА ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ «СЛАВЯНКИ» ОТВЕЧАЕТ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ОБЩЕСТВА ПРАВОСЛАВНЫХ ВРАЧЕЙ г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ИМЕНИ СВЯТИТЕЛЯ ЛУКИ (ВОЙНО-ЯСЕНЕЦКОГО), КАНДИДАТ МЕДИЦИНСКИХ НАУК, АССИСТЕНТ СПбГМУ ИМ. А. К. ПАВЛОВА СВЯЩЕННИК СЕРГИЙ ФИЛИМОНОВ

Отец Сергий, как правильно подготовиться православному человеку к лечению в больнице? Как вести себя накануне операции?

«В болезни, прежде всякого другого дела, должно поспешать очиститься от грехов в Таинстве Покаяния и в совести своей примириться с Богом», – учит святитель Феофан Затворник. Из книг лучше всего взять с собой святое Евангелие, а также одну из книг святых отцов – ту, которая больше всего в данный момент по душе и которую хотелось бы изучить за время болезни. А из икон лучше всего взять складень с изображением Спасителя, Божией Матери, икону Ангела-хранителя и своего небесного покровителя.

Особого молитвенного правила для больных людей, находящихся в больнице, не существует. Если есть возможность прочитать утренние и вечерние молитвы, то их следует прочитать. Если состояние здоровья не позволяет, можно восполнить это чтением молитвы Господней или молитвы Пресвятой Богородице.

Иногда меня спрашивают, можно ли осенять крестным знамением лекарства, которые мы принимаем? Ответ на этот вопрос краток: не только можно, но и нужно.

Страх перед операцией является естественным для человека. Как же его уменьшить? Начните с того, что помолитесь Господу, чтобы Он благословил операцию, если Ему это угодно; если же не угодно – чтобы отвел ее или перенес на другое время, когда операция пройдет без осложнений и послужит во благо и во исцеление.

Вечером накануне операции помолитесь за всех медиков, которые примут в ней участие, прочтите вечернее молитвенное правило и ложитесь спать. С утра следует прочитать утренние молитвы и далее до самого момента операции непрестанно молиться краткими молитвами: «Господи, помилуй! Господи, благослови! Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго!»

Если врач требует, чтобы вы сняли крестик на время операции, то постарайтесь убедить его, чтобы он не заставлял вас это делать как человека православной веры. Однако если вы видите, что разгорается спор, скандал, то в этом случае лучше снять крестик или перевесить его на кисть руки, либо на палец, также в этом случае можно попросить анестезиолога положить ваш крестик во время операции рядом с вами на операционном столе.

Как следует вести себя православному человеку при серьезной болезни?

Если началась серьезная болезнь, в первую очередь следует молиться, просить помощи у Господа, как этому учил преподобный Нил Синайский: «Прежде всякого лекарства и врача прибегай к молитве». Потом следует помолиться, чтобы Господь послал врача, который бы разобрался в болезни, смог поставить правильный диагноз; о том, чтобы врач не от себя творил, а так, как благословлено свыше. Молиться нужно и во время болезни; прибегать к святыням: вкушать святую просфору, помазываться святым елеем, принимать внутрь и кропиться святой водой, читать молитвы святым угодникам Божиим, помогающим в болезни, особенно святому великомученику Пантелеимону, и положиться всецело на Промысл Божий.

В некоторых православных книгах высказывается мысль, что каждой нашей страсти, каждому нашему греху соответствует та или иная болезнь. Так ли это?

Это не совсем точно. Безусловно, есть соответствие ряда заболеваний нашим страстям. Так, у человека, страдающего чревоугодием и потребляющего чрезмерное количество острой и тяжелой пищи, естественно будут развиваться заболевания желудочно-кишечного тракта: гастрит, холецистит, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Если человек постоянно пребывает в гневе, раздражении, то это может привести к таким заболеваниям, как гипертония, инсульт и инфаркт. Если же человек не воздержан в половом отношении, то его беспорядочные половые контакты заканчиваются венерическими заболеваниями. Так что, действительно, существуют болезни, которые соответствуют нашим страстям – это соответствие естественно и логично как с духовной, так и с медицинской точки зрения. Однако попытка выяснить строгую зависимость каждой конкретной болезни от какого-либо определенного греха является очень натянутой, и, на наш взгляд, не соответствует истине, потому что у Господа особый Промысл о каждом человеке.

Всегда ли болезни посылаются человеку как расплата за грехи?

Нет, не всегда. Болезни посылаться по различным причинам. В одном случае болезнь может подаваться человеку как вразумление, чтобы он перестал грешить. В другом – для предохранения его от еще не совершенного зла. В третьем случае болезнь может подаваться человеку праведному для испытания силы его веры и для того, чтобы наградить его венцом за терпение креста болезней, например, как это было со святым праведным Иовом. Болезни также могут посылаться к славе Божией. Для того чтобы прославить имя Божие, чтобы человек исцелился посредством святой молитвы, святого елея, святого образа или святых мощей, и на нем восторжествовала слава Божия. Бывает, болезни посылаются для того, чтобы человек искупил те грехи, которые совершены им по неведению или о которых он забыл, то есть как средство очищения.

Если болезни происходят от страстей, то каким образом можно исцелиться?

Соединяясь с Господом, человек приходит в состояние внутреннего спокойствия, всё в нем гармонизируется, и эмоциональные нарушения нивелируются. Даже лекарства в таком состоянии подействуют более благотворно. Если бы человек жил как истинный православный христианин, то у него многих эмоциональных нарушений просто бы не возникало. Никакие аутогенные тренировки, которые часто рекомендуют психотерапевты, здесь не помогут. Даже невоцерковленному человеку вряд ли стоит к ним прибегать – ведь это психотехники, а они могут негативно воздействовать на подсознание. Кроме того, при аутогенной тренировке человек обращается не к Господу, а к собственному «я» – следовательно, и помощи никакой не получит, только вред.

Хотелось бы обратить внимание на то, что в последнее время в психологии и психотерапии появился ряд запрещенных методик скрытого, разрушающего воздействия на психику, которое противоречит основам православной вероучительной истины. Особенно это касается НЛП (эн-эл-пи) – нейролингвистического программирования: разного рода тонких, так называемых суггестивных методик – методик внушения, в результате которых происходит «микрогипнотическое» воздействие на другого человека. К тому же даже самый опытный светский психолог вряд ли будет молиться об исцелении той или иной болезни своего пациента.

Существуют ли статистические данные, сравнивающие результаты лечения верующих и не верующих в Бога людей?

К сожалению, таких статистических данных нет – их было бы очень трудно собрать. Однако как практикующий врач могу отметить, что течение болезни у верующих и неверующих людей отличается. И хирургическое, и нехирургическое лечение у людей, верующих в Бога, молящихся и кающихся протекает несравненно лучше, чем у людей неверующих. Как правило, послеоперационный период протекает легче и быстрее, а само хирургическое вмешательство проходит благополучнее. Кроме того, есть такой распространенный фактор излечения верующих людей, как исцеление по вере.

Следует ли православному человеку обращать внимание на публикующиеся в печати сообщения о магнитных бурях и неблагоприятных для здоровья днях?

Хочется сразу разграничить сообщения о магнитных бурях и неблагоприятных для здоровья днях. Неблагоприятные для здоровья дни, как правило, являются продуктом астрологических прогнозов. Конечно, православный человек не должен обращать на эти прогнозы никакого внимания, так как его судьба зависит не от расположения звезд, а от Промысла Божия и волеизъявления человека совершать добрые дела и ходить в заповедях Божиих. Сообщения же о магнитных бурях весьма полезны и православным, и не православным людям, которые страдают гипертонической болезнью, инфарктом миокарда, людям преклонного возраста, когда они могут, зная о состоянии солнечной активности в эти дни, планировать те или иные дела. Это есть фактор физический, и люди, которые страдают инфарктами, знают, что в этот день у них могут быть сердечные недомогания, ухудшение состояния здоровья. Это следствие изменений электромагнитного поля планетарной системы.

Особого молитвенного правила для больных людей, находящихся в больнице, не существует. Если есть возможность прочитать утренние и вечерние молитвы, то их следует прочитать. Если состояние здоровья не позволяет, можно восполнить это чтением молитвы Господней или молитвы Пресвятой Богородице.

Следует помолиться, чтобы Господь послал врача, который бы разобрался в болезни, смог поставить правильный диагноз; о том, чтобы врач не от себя творил, а так, как благословлено свыше.

Я тяжело болен, а священника не пускают ко мне в больницу. Что делать?

Протоиерей Андрей Ефанов

Священникам всегда было нелегко попасть в инфекционные больницы к верующим. Порой сложно объяснить медикам, что духовная жизнь для человека больного не менее важна, чем его здоровье. Особенно, когда речь идет об угрозе его жизни.

Это проблема не только врачей. Каждый из нас, выбрав ту или иную профессию, считает ее, если не самой важной для человечества, то, по крайней мере, намного более значимой, чем она видится со стороны. Мы понимаем востребованность сантехников лишь тогда, когда у нас потекли трубы, а водопроводчик из дня в день сталкивается с этой проблемой и понимает, что без него городская, да и теперь все чаще, сельская жизнь превратится в хаос.

Попробуйте доехать до родственников в глухую деревню, если у вас нет автомобиля а автобус ходит туда раз в неделю и поймете, насколько востребовано такси. А уж насколько в период пандемии стала востребована курьерская доставка…

Собственно, о пандемии и речь. Если вы попадаете в «красную зону», то становится понятно, насколько востребован труд врача. Ведь без него шансов преодолеть тяжелое течение коронавирусной инфекции практически нет.

И вот человек оказался в больнице, он не уверен в своем будущем. И ему надо быть готовым к любому исходу. Для верующего это значит, что следует исповедаться и причаститься Святых Христовых Таин.

Но тут возникает проблема: не в каждую больницу готовы пустить священника. И не каждый из них имеет возможность посетить инфекционное отделение. И если со вторым можно как-то определиться: в каждой епархии есть определенные для несения служения в «красной зоне» священнослужители, то с первым по-прежнему сложно.

Читать еще:  Межрегиональная выставка `Православная Русь` откроется в Самаре

Не каждому врачу понятно, насколько для верующего важно получить духовное исцеление в момент критического состояния телесного здоровья. Идет борьба за жизнь человека, а тут какие-то священники, какие-то исповеди, о каком-то причастии просят, не насущно все все это для того, кто никогда этим не жил.

Я в больнице с ковидом, а священника в палату не пускают. Как быть?

Что тут можно сделать? Получив отказ, не нужно добиваться своего права через скандалы и истерики.

Лучше позвонить в епархиальное управление, благочиние или викариатство. На всех этих уровнях уже давно налажены механизмы взаимодействия. Есть специально назначенные священники, у них есть специальные костюмы защиты, есть и договоренность с большинством больниц. И, если вдруг с конкретной больницей не получилось пока найти взаимопонимания, после обращения проблеме уделят внимание.

Но, вероятнее всего, причаститься получится лишь один раз. Это не трагедия, нужно просто быть готовым к этому.

Исповедь должна быть такой, как будто она последняя. И Причастие — тоже.

Впрочем, так исповедоваться и причащаться следует каждый раз, вне зависимости от ситуации и состояния здоровья.

И тяжелая болезнь — повод серьезней отнестись к своей духовной жизни. Вспомним первых христиан — они причащались Святых Христовых Таин, не зная, доживут ли до следующего раза и каждый раз был как последний. То же самое пережили и наши соотечественники 100 лет назад, причащаясь в храме, который могли закрыть и разрушить уже на следующий день, их самих могли арестовать, сослать или казнить в любой момент.

Для попавших в лагеря системы ГУЛАГа иногда тоже была возможность Причастия и для многих это было последнее в жизни Причастие.

Сейчас враг не персонализирован, из гонителей за веру он превратился в смертельный вирус, разлучающий нас с близкими и храмом, лишающий нормального общения.

Но остается молитва, духовное чтение, есть возможность пригласить священника хотя бы однажды. И остается возможность быть светильником веры, к чему призваны все христиане, в рамках своей палаты. Многие задумываются о Боге в критические моменты жизни и наша проповедь в этих условиях может стать зерном, посеянным в благодатную почву.

Болеет родственник. Как его поддержать?

Как быть верующим, если их родственник, в целом относящийся прохладно к религии, попал в больницу?

Сейчас связь доступна для всех и человек, находящийся в физической изоляции, не лишен возможности общения. Стоит напомнить близкому, что самое важное для любого из нас связано с Богом. Объяснить, что для любого крещеного важно вспомнить о том, что он — христианин, а для человека некрещеного кризисное состояние — повод задуматься о принятии Святого Крещения.

И, в случае согласия, обращаться по вышеуказанным адресам за помощью. Необходимый священник обязательно найдется, только надо приложить усилия, может быть придется подождать некоторое время, но это уж неизбежно. Ведь врачи не могут прерывать свою работу, пропуская священников по первому зову.

Меня госпитализируют, но я не успел исповедоваться

Иногда верующий боится обращаться в больницу, хотя необходимость госпитализации очевидна. Ведь есть оправданный страх лишиться духовного напутствия.

В такой ситуации не нужно откладывать проблему до последнего. Если есть время — лучше заранее договориться об исповеди, соборовании и Причастии на дому, до госпитализации. Если она требуется немедленно, тогда стоит положиться на Божию волю.

Следует помнить, что у лично знающего вас священника можно исповедаться и дистанционно, по телефону, например.

Вместе с необходимыми вещами в больницу надо взять святую воду, антидор, артос, просфоры, всю ту святыню, которая хранится у вас в доме. Обязательно взять бумажные молитвослов и Евангелие — в больнице может возникнуть проблема с зарядкой гаджета в максимально необходимом объеме.

И помнить, что даже волос не падает с наших голов без Божиего изволения, так что и эта ужасная болезнь попущена благим Промыслом Божиим.

«Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены» (Мф. 10:29,30) — это сказано для каждого из нас.

Как молиться, если близкий умер без крещения?

Как быть, если наш родственник скончался без напутствия, без осознания важности приготовить свою душу для Вечности, без раскаяния, без крещения?

Любовь Бога распространяется на каждого человека и не надо отчаиваться, не стоит считать свою любовь к близкому человеку большей, нежели Божия любовь к нему. Возложим свою печаль на Бога, на Него пускай будет все наше упование.

Молиться о всяком почившем крещенном можно в храме, можно подавать о нем записки, чтобы и священнослужители вознесли о нем молитву.

Если же человек скончался, будучи некрещеным, то и здесь домашняя молитва родственников не будет бесплодной.

Для такого случая есть специальная молитва, составленная преподобным Львом Оптинским: «Взыщи, Господи, погибшую душу (имя), аще возможно есть, помилуй! Неизследимы судьбы Твои. Не постави мне во грех сей молитвы моей, но да будет святая воля Твоя».

Но, возложив упование на Бога, не следует и самому человеку оставаться беспечным.

Спасение есть результат соработничества Бога и человека. Бог дает Свою спасительную благодать, направляет на спасительный путь и ведет по нему, но человек должен захотеть спасения, должен пожелать идти по спасительному пути, а не ожидать, когда его понесут по нему.

И в непростое время, когда мы не можем планировать даже завтрашний день, не стоит планировать свое спасение души в отдаленном будущем.

Время бросило нам вызов: здесь и сейчас ты готов быть настоящим христианином или же нет?

И, если мы осознали важность жизни во Христе, значит прямо сейчас должны начать свой путь к Богу. Неважно, сколько мы успеем пройти по нему в этой земной жизни, важно лишь то, что выбрано правильное направление и мы не озираемся вспять, не малодушествуем, помним, что для человека первостепенно, а что должно остаться малозначительным.

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

  • Патриарх
  • Новости
  • Документы
  • Межсоборное присутствие
  • Публикации
  • Организации
  • Персоналии
  • Фото
  • Видео
  • Аудио
  • Анонсы
  • Тысячелетие преставления равноапостольного князя Владимира

  • Архиерейский Собор-2021
  • Архиерейский Собор-2017
  • Архиерейский Собор-2016
  • Архиерейский Собор-2013
  • Архиерейский Собор-2011
  • Поместный Собор-2009
  • Архиерейский Собор-2009
  • Патриарх
  • Высший Церковный Совет
  • Межсоборное присутствие
  • Синодальные учреждения
  • Московская Патриархия
  • Епархии и Экзархаты
  • Поместные Церкви
  • Церковь и государство
  • Церковь и общество
    • Церковь и культура
    • Светские СМИ о Церкви
    • Конкурс «Православная инициатива»
  • Наука и образование
  • Издательства и СМИ
  • Памятные даты
  • Межрелигиозные отношения
  • Гонения на христиан
  • Инославие
  • Старообрядчество

Главные новости

В Неделю 16-ю по Пятидесятнице Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Храме Христа Спасителя

В день преставления преподобного Сергия Радонежского Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Александро-Невском скиту

Святейший Патриарх Кирилл поздравил Президента России В.В. Путина с днем рождения

Святейший Патриарх Кирилл: Патриарх Варфоломей отпал в раскол

В праздник Воздвижения Креста Господня Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию в Храме Христа Спасителя

Архив

  • PDA-версия сайта
  • Наши баннеры
  • Экспорт новостей
  • Список печатных СМИ, получивших гриф «Одобрено Синодальным информационным отделом Русской Православной Церкви»

«Мы надеваем защитный костюм и причащаем». Как священники посещают больных с коронавирусом

В Москве священники посещают пациентов с COVID-19 дома и в стационарах. Как в этом случае совершать таинства, могут ли священнослужители приехать в больницу к людям с коронавирусом, работают ли больничные храмы, в интервью порталу «Православие и мир» рассказал протоиерей Иоанн Кудрявцев, заместитель председателя Комиссии по больничному служению при Епархиальном совете г. Москвы.

— Отец Иоанн, для чего священник посещает заболевшего?

— Любой больничный священник знает, что люди, которые болеют и страдают, задают себе вопросы. За что мне это? Почему я болею? Как мне это испытание пережить, для чего оно послано?

Мы всегда очень явно чувствуем и замечаем, что именно в страдании Господь особенно близок к человеку. Во время болезни, особенно во время такой масштабной эпидемии, которая охватила весь мир и которая является явным посещением Божиим, особенно важно, чтобы священник был со своей паствой, со страдающими.

Главное дело священника — спасти душу человека, чтобы человек понял Промысл Божий о себе самом. Понял, для чего Господь допускает это испытание, и сделал соответствующие выводы, изменил свое отношение к Богу, к окружающим людям, к самому себе. И самая важная цель священника — помочь человеку на этом пути, поддержать его молитвой, участием в таинствах.

Именно поэтому мы, священники, окормляющие больных, уже не один день добиваемся, чтобы нам разрешили посещать пациентов с коронавирусом в стационарах, ведь они сейчас нуждаются не только во врачебной помощи, но и в духовном утешении, в духовной поддержке. Понятно, что врачи делают очень важное дело, и мы ни в коем случае не должны им мешать, мы обязаны подчиняться всем их требованиям, инструкциям.

Господь Сам говорит в Евангелии «надлежит нам исполнить всякую правду» (Мф. 3:15). То есть мы должны исполнять и медицинскую правду, и человеческую. Но мы должны исполнять и правду Божию. А она состоит в том, чтобы помочь страдающему человеку встретиться со Христом, дать ему слова утешения и поддержки.

Есть такое понятие, что болезнь исцеляет душу. Так вот, если болезнь пройдет просто в безверии, в отчаянии, в страхе, то она может привести только в состояние уныния и подавленности. Человек уже будет страдать не столько от вируса и эпидемии, сколько от депрессии, от страшных мыслей, что вообще жить не стоит, потому что жизнь ужасна и бессмысленна. И чтобы этого не случилось, мы должны быть рядом со страдающими людьми.

Мы пытаемся донести до всех и объяснить, что готовы соблюдать все санитарные нормы. Мы готовы надевать защитные костюмы, мы провели уже несколько семинаров и тренингов по тому, как правильно это делать.

— А кто проводит эти тренинги?

— Конечно, мы советуемся с профессионалами — с врачами, чтобы делать это грамотно и правильно, никого не подвергая опасности: ни себя самих, ни своих прихожан, ни своих близких. У нас есть много врачей-консультантов, мы учитываем все их рекомендации во всем. Кроме того, у нас в больничной комиссии есть священник-врач.

Защитный костюм, маска, очки. А под ними — человек с утешением и молитвой

— Приходите ли вы к людям, которым диагностировали коронавирус, но их состояние позволяет им лечиться дома?

— Мы уже несколько раз ходили к таким пациентам домой, соблюдая все меры безопасности: мы надеваем защитный костюм, маску, перчатки — делаем все так же, как делают врачи.

Читать еще:  Невозможно признать главой Церкви разрушителя Церкви

Но больные, которые находятся дома — это, как правило, люди со средней и легкой степенью тяжести течения заболевания, да, им тоже нужна пастырская поддержка. Но они, поправившись, после снятия общего режима самоизоляции в стране смогут пойти в храм.

В больнице же есть группа тяжелых пациентов, которые могут уйти, не принеся Богу покаяния, не примирившись с Ним. Это более серьезная проблема. Поэтому мы просим, чтобы нас пускали и к тяжелым пациентам. Это очень важно для тех людей, которые сейчас страдают. Может быть, это единственный шанс для верующего человека примириться с Богом.

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее, как вы приходите к больным с коронавирусом?

— Во-первых, у нас есть полные защитные комплекты — комбинезоны. По совету врачей, когда мы приезжаем домой к человеку с COVID-19, мы надеваем защитные комбинезоны, еще находясь на улице: в подъезде тоже может быть инфекция. Надеваем защитный комбинезон, бахилы, перчатки, респираторы или защитную маску, очки, которые полностью закрывают лицо, надеваем шапочку, капюшон и, только вот так облачившись, идем к человеку.

У нас даже чин последования исповеди и причащения на дому распечатан на принтере, потом мы его оставляем в квартире, чтобы ничего не выносить из нее. Обычно заранее просим, чтобы все уже было приготовлено для молитвы, для исповеди, для причастия. Совершаем чинопоследование, причащаем человека.

Очень важно, чтобы человек не испугался священника в непривычном одеянии, чтобы понимал — к нему пришел не космонавт, не робот, а живой человек с молитвой, с утешением. Поэтому я стараюсь через маску, через очки все-таки как-то человеку дать почувствовать тепло, сочувствие, сострадание. Есть требование, что долго находиться в квартире пациента нельзя. Обычно мы находимся там 20-25 минут, не больше.

Мы регулярно отрабатываем умение правильно надевать и снимать защитную одежду. Снять ее правильно — еще более сложная задача. Когда священник уходит из квартиры пациента, на улице его ждет помощник, тоже в защитной одежде, который помогает правильно все снять, чтобы нам самим не заразиться. Мы снимаем защитный комбинезон, выворачивая внутрь, как это делают врачи, постепенно снимаем все средства защиты в той последовательности, как это положено. Мы это дезинфицируем, у нас есть дезинфицирующие растворы. Несколько раз дезинфицируем перчатки. Потом все, что остается, мы складываем в специальные желтые пакеты, которые отвозим в Алексеевскую больницу, где специально создан пункт сбора таких отходов класса «Б», где они специальным образом утилизируются.

Мы даже используем специальный подрясник, только в нем приезжаем к больному. Потом мы стираем его при 60 градусах, подвергаем санобработке и стараемся не использовать в обычных условиях. То есть все меры санитарной безопасности мы стараемся соблюдать.

К нам в последнее время стали обращаться священники из разных регионов с просьбой научить их делать то же самое. Думаю, сейчас потребность в этом будет возрастать — все больше и больше людей с коронавирусом будут вызывать священников к себе. И поэтому, конечно, работа предстоит большая — не только самим навещать больных, но и обучать тех священников, которые с этим еще не сталкивались. Важно, чтобы пастыри были защищены, чтобы они не слегли.

— А как вы причащаете людей с коронавирусом?

— У нас есть благословение Святейшего Патриарха, как причащать в таких условиях. Не буду вдаваться в подробности — это такой специальный вопрос, он не совсем понятен широкой аудитории. Но, во всяком случае, мы стараемся минимизировать контакт. Мы стараемся причащать человека так, чтобы от него ничего не забрать потом домой — ни Чашу, ни лжицу. Мы причащаем по тому образу, который был принят в древней Церкви — верующим влагали частицу прямо в уста. Это сделано для того, чтобы минимизировать все риски заражения.

— Когда вы приходили к таким людям в непривычном для священника облике, как они реагировали?

— Достаточно благодушно. Когда я прихожу, сразу извиняюсь: «Простите меня, что я в таком виде, но таковы инструкции». И люди относятся с пониманием. Они не обижаются, не пугаются. Даже трехлетний ребенок, которого я причащал, и то меня не испугался, хотя смотрел с удивлением.

Стараешься сказать что-то нейтральное, пошутить, разрядить обстановку. Все прекрасно понимают ситуацию, говорят: «Да к нам медики уже приезжали в таких же костюмах».

— К людям, у которых диагностирован коронавирус, направляются не все священники, какая-то определенная группа?

— Да, по благословению Святейшего Патриарха создана специальная группа больничных священников для Москвы, которые прошли специальную подготовку. И, кроме того, есть группа волонтеров-помощников этих священников. Как я говорил, священникам необходима помощь, они одни не справятся со снятием спецзащиты.

Вызвать священника к больному коронавирусом можно, позвонив на номер Больничной комиссии при Епархиальном совете Москвы +7 (903) 660-30-40.

Работают специальные координаторы, которые направляют священников по вызовам.

К сожалению, эта группа священников очень небольшая для Москвы. Если вырастет количество обращений, мы просто не справимся. Поэтому мы просим священников, в том числе монашествующих, присоединяться к нам.

Ситуация с посещением больниц очень сложная

— Передать Святые Дары в больницу желающему причаститься нельзя через кого-то, скажем, через медработника?

— Пока такой способ причащения нам не благословляет Священноначалие. Хотя в истории известны случаи, когда, например, в период гонений, Святые Дары передавались в просфоре, даже в хлебе. Но это исключительные случаи.

В данной ситуации есть риск больших искушений, если человек, далекий от Церкви — медсестра или врач, возьмет эту просфору, в которой внутри заложены Святые Дары, и, по непониманию, бросит, забудет и так далее. Это будет большой грех и большое поругание Тела и Крови Христовых.

— Перенимаете ли вы опыт священников, служащих за рубежом, в тех странах, где эпидемия началась раньше?

— Пока еще не занимались этим вопросом. Хотя, наверное, такой опыт есть у наших собратьев, которые сейчас служат в Западной Европе — в Италии, в Германии, во Франции. Думаю, что мы будем искать возможности с ними контактировать и что-то заимствовать из их опыта. Мир очень хрупкий, и мы очень немощны, поэтому надо друг друга поддерживать и быть ближе.

— В какой стадии сейчас переговоры по поводу разрешения допуска священников в больницы к больным с коронавирусом?

— Пока нам не удается получить разрешение на посещение большинства больниц. Причем не только больниц, где лежат люди с коронавирусом. Сейчас если человек в больнице просит о том, чтобы к нему пришел священник, в большинстве случаев нас просто не допустят к нему. Но за последние несколько дней лед тронулся, и в некоторые больницы мы все же попали с разрешения руководства учреждений. Правда, пока это, к сожалению, скорее исключение, чем правило.

— В больницу священника зовут сами пациенты или их родственники?

— Как правило, родственники, когда пациенты уже в достаточно тяжелом состоянии и не могут сами позвонить. Часто встречается ситуация, когда люди до болезни особенно не стремились к тому, чтобы исповедоваться, причащаться. А когда случилась беда, когда велик риск того, что человек может уйти из этой жизни, родственники, переживая за близкого, в последний момент начинают бить тревогу, просить: «Батюшка, пожалуйста, приезжайте быстрее, потому что ему совсем плохо».

Это самая сложная ситуация для священника, потому что приходится исповедовать человека в тяжелом состоянии. Может быть, он уже плохо разговаривает, а надо пытаться его исповедовать. Это очень сложно, когда остается очень мало времени, а у пациента — мало сил, он уже не совсем все правильно воспринимает.

К сожалению, есть какое-то нехорошее представление, что священника надо приглашать только к умирающему. Конечно же, нет. Мы приходим к пациенту не для того, чтобы его напутствовать перед смертью, а для того, чтобы дать ему встретиться со Христом, дать ему возможность получить духовную благодатную помощь. А там уже мы не знаем, будет ли воля Божия этому человеку жить и приносить Богу плоды покаяния, либо ему в мире, в покаянии отойти ко Господу.

— Есть рекомендации для священника, если он идет не к пациенту с коронавирусом, а к верующему в самоизоляции?

— Да, такие рекомендации были разработаны нашей комиссией и присланы во все храмы. Основная рекомендация: священник должен быть в маске и лучше — в перчатках, стараясь минимизировать контакт.

— Если говорить не о больных коронавирусом, а о людях, которые находятся в других больницах — к ним пускают священников? Открыты ли больничные храмы?

— Многие больничные храмы открыты. Но, как я уже говорил, непосредственно к пациентам сейчас в большинстве больниц доступ либо ограничен, либо вообще для нас запрещен. В целом ситуация с посещением больниц очень сложная.

Какая дорога ведет к больному

Священников просят допустить в закрытые на карантин больничные палаты

Представители РПЦ призывают чиновников к переговорам о том, как можно осуществить допуск священнослужителей в медучреждения к больным, в том числе умирающим, для причастия. В настоящий момент больницы закрыты на карантин из-за коронавируса. Участники общественной кампании «Пустите священников к больным!», обращаясь к президенту РФ, говорят, что запрет священникам исповедовать и причащать верующих в стационарах нарушает гражданские права. На это же указывает депутат Госдумы РФ Сергей Шаргунов в обращении к мэру Москвы Сергею Собянину и главе Роспотребнадзора Анне Поповой. Церковные власти между тем разработали специальные инструкции для посещения священниками верующих на дому и в больницах.

Фото: Алексей Смагин, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Алексей Смагин, Коммерсантъ / купить фото

Общественная кампания «Пустите священников к больным!» стартовала 15 апреля на сайте CitizenGO. Ее авторы из Союза православных женщин обращаются к президенту России и руководителям госвласти: «Из-за коронавируса российские больницы закрываются на карантин. К больным не пускают священников. От этого страдают не только коронавирусные больные. Не пускают ко всем. И к молодым, и к пожилым. И в реанимации, и в палаты». Авторы цитируют письма верующих, в частности, в одном из них говорится об умершей в московской больнице от лимфомы женщине, в другом — об умирающей в горбольнице №15 имени Филатова в Москве 97-летней пациентке. Священников к ним не пустили.

«У каждого человека есть право на свободу вероисповедания,— отмечается в обращении.— Это право, закрепленное в Конституции (ст. 28). Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан» также гарантирует каждому пациенту право на допуск к нему священнослужителя (ст. 19 ч. 5 п. 11)».

Сейчас под обращением уже более 22 тыс. подписей.

Кампанию поддержали писательница Дарья Донцова, актеры Ксения Алферова и Егор Бероев, телеведущий Борис Корчевников, а 17 апреля — и РПЦ. Глава Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда подтвердил, что священников перестали пускать не только в инфекционные больницы, но и в обычные, и это мешает им исполнять пастырский долг. «Святейший патриарх обращался к власти с просьбой как-то эту проблему разрешить»,— заявил Владимир Легойда.

Читать еще:  Интерьер кухни в стиле минимализм

Заместитель главы комитета по культуре Госдумы РФ Сергей Шаргунов обратился к мэру Москвы Сергею Собянину и руководителю Роспотребнадзора Анне Поповой, указывая, что власти нарушают права верующих. Он ссылается на нарушение упомянутых в обращении нормативных актов, а также указывает на ст. 16 закона «О свободе совести».

По словам депутата, проведение противоэпидемиологических мероприятий не оправдывает запрет, так как священнослужители «готовы соблюдать все необходимые меры предосторожности и надевать необходимые средства защиты».

На вопрос “Ъ” о риске заражения священников и членов их семей депутат Шаргунов провел аналогию между священниками и врачами: «Я не призываю разрешить скопления верующих в храмах. Я призываю к человечности и призываю рассматривать каждый случай предметно. Если это очаг заражения, возможно, священнику после его посещения необходимо побыть в карантине. Врачи, пользуясь средствами индивидуальной защиты, приходят в больницы и выходят из них. Вопрос в качестве средств защиты».

В синодальном отделе РПЦ по благотворительности “Ъ” подтвердили, что готовы обеспечить священников необходимыми средствами индивидуальной защиты (СИЗ). «Одноразовые СИЗ мы уже закупили после консультаций с эпидемиологами, наши священники выходят в них к больным на дом, чтобы исповедовать их и причащать,— рассказал “Ъ” пресс-секретарь отдела Василий Рулинский.—

Для посещения верующих на дому и в больнице синодальный отдел вместе с эпидемиологами разработал инструкцию, которая была утверждена рабочей группой при патриархе и рекомендована к исполнению во всей церкви».

В инструкции говорится, что в каждой епархии для инструктажа священников должны быть привлечены представители местных санитарных властей; руководство епархий должно приобрести специальные пакеты для утилизации использованных СИЗ и договориться об их дальнейшей утилизации. Священник по инструкции обязан входить домой к верующему в полной защитной экипировке, надетой поверх подрясника, поручей и епитрахили. Для совершения треб он берет с собой только те вещи, которые после посещения больного должен будет утилизовать, поэтому «не благословляется брать с собой требные Крест и Евангелие»: «Выслушав исповедь, священник должен прочесть разрешительную молитву, не покрывая кающегося епитрахилью, которая находится под костюмом индивидуальной защиты, и осеняет его голову крестным знамением». Для причастия берется высушенная частица из дарохранительницы, которую священник заранее заворачивает в бумагу и ссыпает в рот больному, а после причастия бумага вместе с костюмом СИЗ утилизуется. Запивается причастие заранее приготовленной больным водой из чайной ложки. Таинство соборования церковные власти рекомендуют проводить по сокращенному чину, при этом священник может принести с собой Евангелие маленького формата, которое нужно будет оставить больному. Правила для посещения священниками стационаров в инструкции практически не отличаются от правил для отправления обрядов на дому.

Как православные верующие готовились к Пасхе в карантинных условиях

По словам Василия Рулинского, 21 священник и 19 помощников, помогающих надевать и снимать средства защиты, выходят сегодня на дом к больным в Московской епархии. «Все они прошли инструктаж, все они вызвались на такое служение добровольно,— говорит представитель церкви.— Священники готовы приходить и в больницы, но практически ни в один московский медицинский стационар их не пускают». На вопрос “Ъ”, есть ли у этих священников семьи, Василий Рулинский ответил: «У некоторых есть семьи, но батюшки после посещения больных стараются выдерживать карантин и не общаться с семьей. Может быть, священники готовы будут оставаться в обсервациях при больнице, мы готовы это обсуждать. Но с нами пока не вступают ни в какие переговоры».

Депутат Шаргунов тоже не получил пока ответа на свои обращения. Известно только, что в августе 2011 года нынешний вице-премьер РФ Татьяна Голикова, возглавлявшая тогда Минздрав, заявила в ответ на жалобу РПЦ о недопуске священников в реанимации: «Отказ администрации лечебных учреждений в допуске священнослужителей к пациенту противоречит не только нормам закона, но и нормам морали».

Вера в «красной» зоне

Священник в «красной» зоне

Патриарх увидел в пандемическом кризисе подсказку всем нам задуматься о жизни, вернуться к Богу.

Владимир Легойда: И я вслед за Святейшим Патриархом и многими размышляющими над этим людьми так считаю. Это действительно повод задуматься над тем, что происходит. Задаваясь прежде всего вопросом не «почему?», а «для чего?».

Церковь понесла в пандемию немало утрат, умирали известные священники, митрополиты. Многие тяжело переболели.

Владимир Легойда: Очень многие священники переболели. Потому что, как врачи и полицейские, были в строю. Даже священники 65+ по желанию оставались служить. Потому что давали священническую присягу. И при всех мерах предосторожности некоторые все равно заболевали. Было немало утрат — скончались пять архиереев, ушли известные священники и монахи. Мы в Церкви не публиковали статистику заболевших священников. Но ведь и полицейские не давали таких сводок, и о заболевших врачах мы узнавали постфактум. За разговорами же о том, что мы якобы специально скрываем цифры, попытка утверждать, что храм чуть ли не главное место заражения. Это, конечно, не так.

18 священников в Москве причащали коронавирусных больных. Никто не отказывался?

Владимир Легойда: Когда только начиналась пандемия, при больничной Комиссии Московской епархии, которую возглавляет епископ Пантелеимон, была создана специальная группа — для посещения больных коронавирусом. Если у человека, желающего причаститься на дому, был подтвержденный ковид, направляли именно их. В начале их было 18 человек, сейчас 20. Несколько — с медицинским образованием. Все прошли специальную подготовку. Всего со 2 апреля по 12 октября специальная группа подготовленных священников Больничной комиссии совершила в Москве и Подмосковье 601 выезд к людям с коронавирусом, подозрением на коронавирус и умирающим без симптомов коронавируса. Священники всегда посещают больных коронавирусом в специальных костюмах и средствах защиты. Со 2 апреля священники специальной группы Больничной комиссии посетили пациентов в 48 учреждениях Москвы и Московской области. С конца сентября увеличилось количество вызовов: если в сентябре в среднем на «горячую линию» Больничной комиссии Московской епархии поступало до 10 обращений (организовывалось 2-3 выезда ежедневно), то в октябре — 10-15 в день (3-5 выездов). Сейчас в Москве много вызовов именно в больницы, много срочных к умирающим. На дом сейчас вызовов меньше. Людей причащают круглосуточно, в две смены по 12 часов. Эти священники — настоящий церковный авангард.

Как подбирались люди в эту группу?

Владимир Легойда: На первом этапе, в конце марта, войти в спецгруппу было предложено священникам из Комиссии по больничному служению не старше 55 лет и без хронических заболеваний и некоторым активным больничным священникам. Они и стали основой группы. Потом со временем некоторые по разным причинам не смогли больше выезжать (к тому же открылись храмы, возросла нагрузка на приходы) и был объявлен дополнительный набор — в группу вошли еще несколько священников. Сейчас в ней 20 человек.

Также есть группа помощников — по технике безопасности священник должен снимать защиту с помощником, который при этом тоже в защите (халат, маска, шапочка). Все это, конечно, делалось по благословению Святейшего Патриарха и под его непосредственным контролем. Владыка Пантелеимон в острой фазе эпидемии докладывал Предстоятелю о ситуации ежедневно. Помимо Москвы такие специальные группы священников для посещения больных с коронавирусом созданы и в других епархиях. Например, в Санкт-Петербургской, Ярославской, Ростовской-на-Дону, Орской, Уфимской епархиях.

А как причащали больных в ковидных больницах?

Владимир Легойда: Долгое время не могли решить этот вопрос. Активно убеждали коллег, но они не соглашались, беспокоясь о священниках. А священники были готовы вести себя, как врачи. Следовать всем необходимым требованиям «красной» зоны. Вслед за живущими в больницах врачами не уходить домой.

Причастие в ковидной больнице — непростое дело. Зайдя в «красную» зону, священник уже ничего не может оттуда вынести. И как быть с Евангелием и крестом, которые исповедующийся целует после исповеди? Как быть с дароносицей, которую нельзя оставлять? Надо было все устроить так, чтобы и человека причастить, и со святыней не сделать ничего неподобающего. Приходилось обходиться без Евангелия и креста, приносить в палаты Святые Дары другим способом. Так, священникам было рекомендовано приносить частицу Святых Даров завернутой в лист бумаги, которая впоследствии должна быть утилизирована (сожжена) после использования. Для причастия рекомендовалось брать высушенную частицу из дарохранительницы, а причастие запивать из заранее приготовленного стакана с водой. Лежачему больному достаточно дать запить из чайной ложки. И т.д. Все детали новых правил были проработаны в специальных инструкциях. К счастью, некоторое время назад священников из специальной группы стали пускать в больницы в Москве. Этот доступ есть только у ограниченного числа священников. Их защитные костюмы ничем не отличаются от костюмов врачей.

Патриарх в группе риска

Как чувствует себя Патриарх?

Владимир Легойда: Патриарх чувствует себя хорошо, он здоров. Но оказалось, что у одного из тех, с кем общался Патриарх, обнаружили ковид, поэтому, согласно предписанию, Святейший ушел на двухнедельную самоизоляцию.

Как Патриарх выбирал в пандемию необходимую меру смелости и разумности, осторожности? Когда он служил в пустом храме, где были только журналисты, всегда следила за выражением его лица, чтобы прочесть то, что может сказать только лицо человека.

Владимир Легойда: Молитва, сосредоточенность, предельное внимание к ситуации и людям — этим Святейший жил и живет.

Патриарх недавно неожиданно прямо и жестко высказался на тему о его придуманных миллионах.

Владимир Легойда: Мне всегда эти разговоры то о четырех, то о восьми миллиардах долларов Патриарха казались дикими. Я не могу себе представить человека, готового в такую чушь поверить. Знали бы вы о количестве ограничений в жизни Предстоятеля! Это тяжелейший крест, которого никому не пожелаешь. Поэтому такие разговоры для меня — чудовищный бред. И ничего за этим нет, кроме страсти действовать по законам «черного пиара».

Святейший сказал об этом не в бытовой логике, мол, успокойтесь, нет у меня никаких миллионов, но связав это с призванием Церкви говорить правду. Именно это не нравится критикам Церкви. Но вместо того, чтобы идти на глубокую и прямую полемику, они начинают выдумывать порочащие вещи. Да, поведение отдельных священников или мирян может дать серьезный повод для критики, но огульные дурные нападки вызывает все-таки возросшее значение Церкви в обществе и ее стремление говорить о самом важном. В ответ на это идут самые нечестные удары. Были бы способны подобные «критики» выдержать серьезную философскую дискуссию о жизни Церкви, не придумывали бы всякую чушь.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector