0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Трансгендерная идеология уже добралась до России

Лайки для собачьего сердца

Мы видим столкновение двух реальностей

Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ:

— Когда хозяева и менеджмент популярной продуктовой сети выбирают для своего продвижения на рынке гомосексуальную историю, это событие уже сложно посчитать маргинальным.

Острое возмущение рекламой тех, кто посчитал ее неприемлемой, заставило компанию оценить ее как ошибочную и извиниться за нее.

Среди выступающих против было много православных людей, представителей других традиционных религий и носителей традиционных ценностей. Которые однозначно заявили, что, к сожалению, больше не станут приходить в магазины «ВкусВилл». Поскольку происшедшее задевает их ценности.

Столь серьезная и консолидированная позиция, быстро изменившая ситуацию, даже для меня была несколько неожиданна. Я считаю, что это показатель того, что ценности имеют в нашем обществе серьезное значение.

Мне кажется очень важным, что люди христианского мировоззрения, последовав своему мировоззрению, заявили об отказе от очень привлекательной и симпатичной для них сети. А руководство торговой сети, столкнувшись с реакцией протеста, поменяло свое решение. Надеюсь, что своим извинением оно заявило в том числе и определенную мировоззренческую позицию.

Однако вослед на извинения магазина последовала реакция ЛГБТ-сообщества. Она показала, что сколь бы мы ни были уверены, что эта тема «не наша», а западных стран, мы должны признать ее присутствие. Иначе откуда взялись сотни подчас довольно агрессивных записей в «Инстаграме», которые все видели. Частое употребление слова «позор» явно показывает, что есть немало людей, готовых объявить протест против такой рекламы «гомофобным», «средневековым» и «узколобым». Они уже не понимают или не хотят понять, что, по мнению других людей, это потрясение фундаментальных основ человеческого общежития и разрушение нормальных человеческих отношений.

Перед нами столкновение двух реальностей. Не «где-то там», а у нас «здесь и сейчас». И я, покупатель «ВкусВилла», читая в «Инстаграме» агрессивные записи на русском, понимаю, что их авторы не персоны «загнивающего Запада».

Мы живем в ситуации очень сильно разбегающихся представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо. А агрессия при обсуждении таких тем показывает, что до диалога далеко, зато от столкновения двух реальностей уже никуда не деться.

Христиане, призванные своей верой разделять отношение к греху и грешнику, не очень-то понимают, как это применить к реальной ситуации, когда человек, с христианской точки зрения совершающий грех, так не считает.

Мне сложнее давать оценки ситуации с приглашением в спектакль театра на Малой Бронной актера-трансгендера. Но я предполагаю, что и здесь мы имеем дело со столкновением разных представлений о мире, с которым будем встречаться все чаще и которое будет требовать от нас поведенческой определенности. Может быть, решение со стороны Богомолова связано и с талантами приглашенной в театр необычной актрисы, но невозможно игнорировать и то, что особенности этого человека вышли на первый план.

Мы знаем, что провокация стала частью художественного метода, самого искусства (и можно сказать, что и его искушением), но тут все-таки важно, для чего она делается. Одно дело собственно художественная провокация в фильме или книге, и другое — привлечение в спектакль такого человека.

Не надо спешить в такой ситуации становиться в морализаторско-осуждающую позицию, но при этом надо понимать, что если ты заходишь за вполне определенные и давно расставленные в нашей жизни флажки — что можно и что нельзя, — ты должен нести ответственность за то, как «прочитается» твое поведение. Да и понимать то, что эти флажки не переставляются сходу так, как тебе удобно.

А еще важно помнить, что если твое мировоззрение основано на Евангелии, то есть вещи, которые с ним никак не сочетаются. И человек, декларирующий христианское мировоззрение, должен останавливаться в действиях (даже художественных), манифестирующих антихристианские позиции. Последовательность — качество, которое сегодня особенно ценится. И, по-моему, оно важнее хайпа.

Читать еще:  По какому принципу совершается канонизация святых?

Большинство россиян высказалось против демонстрации гомосексуальности

Валерий Федоров, социолог, генеральный директор ВЦИОМ:

— Основные дискуссии об отношении к публичной, манифестированной гомосексуальности разворачивались у нас лет 5-6 назад, в связи с подготовкой соответствующих законопроектов. Тогда исследования показывали, что значительное большинство россиян поддерживало официальную позицию: однополые отношения — дело частное, приватное, но вот публично демонстрировать их, а тем более приравнивать к брачным, не нужно.

Сейчас тематика «другой», нестандартной любви и отношений не в повестке, у нашего общества другие заботы. Но есть три общественные группы, которых сложившийся статус-кво не устраивает, они бы хотели его изменить. Пример для них — США, Франция и другие западные страны. Они хотели бы снять все ограничения на гомосексуальные отношения, легализовать однополые браки, разрешить усыновление детей гомосексуальными парами и т.д.

Что это за группы? Первая — творческая интеллигенция, по взглядам преимущественно либерально-западническая.

Вторая группа — бизнес, который хочет привлечь иностранные деньги, либо через IPO, либо расширяя свои продажи за пределы России. Они касаются этой «темы» не от большого желания, но видя в этом условие для превращения своих компаний из сугубо российских в транснациональные. И в чужой «монастырь» готовы идти с чужим уставом.

Третья группа — молодые люди, поколение, не любящее запреты и вступающее в жизнь с гораздо более спокойным отношением к иным проявлениям сексуальности, не склонное замечать в этом никакого вреда.

Эти три группы явно не доминируют в нашем обществе. Но у них время от времени возникает желание поменять норму, пока, судя по происходящему, осторожное и скорее в тестовом режиме, чем в режиме решительной борьбы.

Что же касается истории с приглашением в театр на Малой Бронной актрисы-трансгендера, то артистическая среда — это почти всегда люди «на грани» или даже за гранью общественной нормы. В том числе и из-за прагматического интереса — желания поймать хайп. Артистичные люди обычно демонстративны, хотят известности, рекламы. И норма в этой группе более «мягкая», все, что работает на привлечение внимания, ими приветствуется.

«ВкусВилл» словил не хайп, а хейт

Антон Буланов, маркетолог, Высшая школа экономики:

— Известные бренды склонны заигрывать с ЛГБТ-сообществом с точки зрения примитивного, прикладного брендинга. Это ведь платежеспособная аудитория из хорошо обеспеченного «креативного класса», со своими потребностями и потребительскими привычками. Для моды, красоты, продуктовых, алкогольных и ювелирных брендов — очень «сладкая» аудитория.

К тому же очень хорошо организованное внутри себя ЛГБТ-сообщество быстро распространяет среди своих верных последователей информацию о лояльности к ним той или иной торговой сети, и те отвечают ей покупательской благодарностью.

Но «ВкусВилл» словил не хайп, а хейт. Потому что серьезно нарушил профессиональные PR-каноны. Которые гласят: если вы затрагиваете какую-то социально неоднозначную тему, которая начнет поляризировать общественное мнение, то вы должны очень четко сформулировать свою позицию, высчитать риски, которые у вас возникнут в коммуникационном пространстве, и быть готовыми к аргументированной защите. И только после этого вы можете затрагивать такие темы, как ЛГБТ.

Пока прозвучала только ссылка компании на некомпетентность своих отдельных сотрудников, но это вызывает резонные вопросы: а зачем вы наняли этих людей, почему им доверяете?

Надо также помнить, что в наши времена всевозможные трансгендерные и гомосексуальные манифесты легко становятся брендом. Дерзость открытой манифестации своей нетрадиционной ориентации может быстро создать личный бренд. У каждого времени свои герои. У нашего в том числе и такие. А герои — это всегда личный бренд. И фотография Наташи Максимовой уже опубликована на обложке русского «Татлера».

Талантов много, духа нет

Владимир Кудрявцев, доктор психологических наук:

— Увы, эта идеология — один из кликов новой несвободы и главная растлительница неокрепших сознаний. Как человек, занимающийся подростковой психологией, я думаю, что иные стандарты поведения и морали навязываются у нас уже с детсадовского возраста. Посмотрите детские мультики по ТВ. За исключением «Мимимишек», «Смешариков» и «Маши и медведя», вся линейка «евроценностей» мультипликации — о роботах-тоботах и космических пришельцах исподволь сеет «дружбу» папы и сына, мамы и дочки, оставляя противоположный пол за кадром.

Для тех, кто учится в начальной школе, своя мультипликационная «концепция»: «Леди Баг и Супер Кот» побеждают зло, только когда все делают наперекор взрослым.

Подростки же, давно и стабильно поглощающие ценности «Бригады», «Содержанок» и пр., и вовсе оказываются на пиру вседозволенности.

Детям сегодня трудно найти путь во взрослость. Взросление длится долго и болезненно (вплоть до смены пола, а потом обратно), и это своего рода поколенческий протест — защита от «взрослости».

Читать еще:  Совершен акт вандализма на приходе Нежинской епархии УПЦ

У Пастернака есть точный образ: «Талантов много, духа нет». У наших детей талантов много. Они рождаются, кажется, со встроенным цифровым интеллектом и учат этому мам и пап. Но у нового поколения дух не догоняет талант. И потому, что слишком стремительны изменения. И потому, что это не нужно манипуляторам, культивирующим вседозволенность вместо свободы.

Но я верю, что сегодняшние дети с их нестандартностью будут способны вдохнуть новые силы в вечные ценности — добра, справедливости, любви и семьи.

Глубокое искусство прорвется без всякого хайпа и лайков

Борис Любимов, ректор Высшего театрального училища имени Михаила Щепкина:

— У многих складывается представление, что театру сегодня не выжить без хайпа. Я абсолютно убежден, что это не так. Хайп нужен тому, кто не в состоянии привлечь к себе зрителей. И это касается не только театра, но любого зрелища, включая музеи, цирки, зоопарки, кинотеатры и даже футбол.

Качественные театры и музеи с художественными галереями всегда привлекали посетителей. На выставки Серова, Куинджи, Айвазовского шли ради хайпа или реклама у них была хайповая? Нет. А люди стояли часами, чтобы туда попасть. Настоящее и важное рождается тихо и не требует скандала. Вспомните, какие очереди были вокруг храма Христа Спасителя, чтобы прикоснуться к святыням!

А хайп — это от привычки жить за счет раздражающей всех репутации в соцсетях и на ТВ.

В вопросе «Может ли выжить театр без хайпа?» обращает на себя внимание слово «выжить». Но позвольте, сейчас искусство, особенно в столице, очень неплохо финансируется. Я хорошо помню свою зарплату профессора и заведующего кафедрой ГИТИСа или генерального директора Музея Бахрушина, зарплаты своих сотрудников и финансирование выставочных проектов в 90-е и в начале двухтысячных. Это несопоставимо с нынешними окладами. Хотя, да, это не такие деньги, как у футболистов.

Шум от хайп-проектов будет. Это точно. Но спектакли хайпистов держатся в репертуаре сезон, два, три. Можно, конечно, собрать на фестиваль или в театр специфическую публику, которая ходит на модные имена. Но о том, чтобы спектакль, как это положено в репертуарном театре, шел несколько лет, речи нет! Посмотрите афишу: спектакли-однодневки слетают один за другим. Не спорю, деньги, и немалые, привлечены, они расходуются, но быстро заканчиваются, и представление «рассасывается».

Скандальные темы сегодня привлекают далеко не всех молодых режиссеров. Большинству молодых выпускников театральных вузов интересно далеко не это. На скандал реагируют те, кому подавай все и сразу. Есть такие люди, которым невыносимо постепенное взросление: 25 лет — дипломный спектакль, 30 — молодой подающий надежды режиссер, к 40 годам есть надежда стать главным режиссером. А хайпа вокруг твоего имени и славы хочется сейчас. Ощущения похожи на те, что испытывает зацепер на крыше мчащегося поезда, делающий селфи. Такое подростковое сознание. Мимолетная радость собачьего сердца, собаки-лайки. Сотни тысяч лайков, которые улетят из айфона уже завтра. Печально, что этими забавами грешат и режиссеры, которые по возрасту уже не такие молодые и безбашенные.

А резюме у меня такое: глубокое искусство во все времена, и в 19-м, и в 21-м и, Бог даст, в 22-м, рано или поздно прорывается, без всякого хайпа и лайков.

Давайте не обращать на это внимания

Алексей Варламов, писатель:

— У нас до сих пор спорят по поводу гомосексуальности Чайковского. И мне, как человеку традиционных взглядов, не очень приятно знать о том, что Федерико Гарсиа Лорка был гомосексуалистом, но когда я читаю его стихи, я выношу это обстоятельство за скобки. Мы любим Лорку не за это, а потому, что он великий испанский поэт. Мне кажется, самое мудрое — это просто не замечать такое. Пока в России, к счастью, эти темы маргинальны, и они должны остаться такими. А если кто-то идет на провокации, стараясь обратить на себя внимание, значит, надо изо всех сил не обращать на это внимания. Ведь критика, как и поддержка, льет воду на их мельницу. Поэтому я бы сделал вид, что в моем словаре нет слова «трансгендер». Настоящий консерватизм заключается в том, чтобы пройти мимо такого. Разве в обществе нет более серьезных проблем, что мы должны отзываться на дурацкую рекламу? А спектакль давайте оценим, когда он выйдет. Если вдруг окажется, что Максимова талантлива, тот факт, что она трансгендер, уйдет на второй план. Профессиональные качества важнее идеологии гомосексуализма.

Читать еще:  Православные празднуют воскрешение Лазаря

«Дикость и безумие»: новые стандарты западной «половой этики» возмутили даже трансгендеров

  • «Дикость и безумие»: новые стандарты западной «половой этики» возмутили даже трансгендеров
  • Напавшим на ветерана из Башкирии подросткам огласили приговор
  • «Вписка удалась»: в Сети обсуждают секс-видео с 15-летней школьницей на вечеринке
  • Женщина разбилась насмерть на экстремальном аттракционе в Караганде
  • Пенсионерка из Омска 35 лет живет в железной бочке
  • гомосексуализм/ЛГБТ
  • дети и подростки
  • Испания
  • семья
  • скандалы
  • США

Гендерное равноправие — один из самых обсуждаемых вопросов общественных и политических дискуссий в Европе и Северной Америке.

Руководство одной из британских больниц рекомендовало своему персоналу называть матерей «рожающими родителями», отцов — «вторыми биологическим родителями», а грудное молоко — «человеческим молоком» или «молоком из грудной клетки». Здесь решили, что слишком явное указание на пол может оскорбить людей так называемого небинарного гендера, то есть не относящих себя ни к мужчинам, ни к женщинам.

Одним из первых документов, которые подписал Джо Байден, вступив в должность президента США, стала отмена введенного Дональдом Трампом запрета на службу в армии трансгендеров, то есть людей, поменявших пол. Также Байден издал указ о борьбе с дискриминацией на почве гендерной идентичности и сексуальной ориентации. Внешне это выглядит как просто еще один шаг демократов на пути всеобщего равенства, но, как это часто бывает, защита прав одних может отозваться ущемлением других.

Одними из первых взволновались . Многие помнят совсем недавний скандал с новозеландской штангисткой Лорел Хаббард. Раньше ее звали Гэвин, а после смены пола Хаббард начала выступать в женских первенствах, сразу взяв несколько золотых и серебряных наград.

Общественные организации возмутились: вчерашний мужчина просто не оставил шанса на победу урожденным женщинам, по определению превосходя их в физической силе. Основательница организации под названием «Спасем женский спорт» Бэс Стелзер говорит, что указ Байдена открывает путь трансгендерам в большой женский спорт, не только давая им необоснованные привилегии, но и закрывая многие возможности для обычных женщин.

Бэс Стелзер, Save Women’s Sports: «Меня злит то, что Байден буквально перечеркивает права, за которые все это время боролись женщины в спорте. В том числе и те, которые появились 50 лет назад. О том, что женщины имеют право создавать отдельные для своего пола команды во всех видах спорта. Новый указ возвращает мужчин в наш спорт, что абсолютно не имеет смысла».

Вопрос гендерного равноправия прочно вошел в актуальную повестку во многих странах. В Испании активисты грозят объявить голодовку в случае, если парламент в ближайшее время не рассмотрит законопроект о трансгендерах. Законопроект предлагает дать испанцам возможность с 16 лет менять пол в документах по одному лишь заявлению, хотя совершеннолетие в Испании наступает только в 18.

Ева Хигерас, Института социальной политики: «Это дикость! Психология подростка еще не позволяет ему осознать, кто он на самом деле. А потом мы дадим право ребенку принимать решение об операции по смене пола. Такая возможность и сейчас есть, но исключительно после заключения врача и с разрешения родителей. Мы дадим ему возможность решать самому? Типа сегодня я стану парнем, а через пару недель снова девушкой. Но это же не игра!»

У закона в испанском парламенте уже есть сторонники, хотя пока они в меньшинстве. Но даже если сейчас ультиматум активистов не возымеет эффекта, скорее всего, к этому будут возвращаться снова и снова. Новые поколения растут уже с убеждением, что понятия мужчина и женщина — лишь два из множества вариантов.

Тем временем в ряды тех, кто считает, что подростков и молодых людей подталкивают к необдуманным решениям, неожиданно влились и сами трансгендеры, которые спустя годы жизни поняли, что совершили ошибку.

Один из пионеров смены пола Уолт Хейер, еще в превратившийся в женщину из семьянина и отца двоих детей, теперь пытается предостеречь других. Сам Уолт прошел еще через множество операций, но вернулся к своему первоначальному полу, снова женился и теперь защищает традиционный брак.

Уолт Хейер: «Если описать без грубостей происходящее сейчас, это безумие. Ведется битва между теми, кто хочет уничтожить брак между мужчиной и женщиной в пользу трансгендеров и других новых социальных норм. Я считаю, это пагубно для общества».

Однако то, что говорит Уолт, в Европе и США сейчас — общественно порицаемая точка зрения.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector