1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ценные экспонаты пополнили фонды музея КДА

Исторические кадры и фото ценных артефактов: онлайн-каталог московских музеев пополнили новые экспонаты

Интернет-каталог столичных музеев «Музейная Москва онлайн» пополнился 10 тысячами новых экспонатов. Всего на портале представлено уже более 37 тысяч снимков предметов из музейных коллекций. Об этом сообщил Сергей Собянин на своей странице в социальной сети «В контакте».

На фотографиях запечатлены старинные гравюры XVI–XVIII веков, браслет Марины Цветаевой, знаменитая картина Василия Тропинина «Кружевница» и многое другое. Кроме того, на сайте можно изучить оцифрованные экспонаты 108 выставок.

«Портал “Музейная Москва онлайн” продолжает развиваться и рассказывать интернет-пользователям о сокровищах столичных музеев. Благодаря ресурсу все желающие могут узнать интересные факты из истории столицы и жизни горожан, а также познакомиться с творчеством знаменитых фотографов и художников. Этот проект — хороший пример того, как цифровые технологии делают культуру и искусство еще доступнее для горожан, в том числе для молодежной аудитории, которой зачастую привычнее получать знания в онлайн-формате», — отметил куратор ИТ-проектов в сфере культуры и туризма Департамента информационных технологий города Москвы Сергей Шакрыл.

Наибольший вклад в развитие онлайн-коллекции в 2019 году внес Музей Москвы. Он пополнил собрание портала 7321 оцифрованным экспонатом. Например, недавно были добавлены фотографии с выставки «Ткани Москвы», которая посвящена становлению текстильного производства в столице. Выставку можно посетить до 15 декабря, но некоторые материалы доступные и онлайн. Это исторические фотографии, сделанные на фабриках «Красные текстильщики» и «Красная Роза», а также изображения образцов тканей 1950–1960-х годов.

Кроме того, на странице Музея Москвы опубликованы архивные фотографии Юрия Гагарина, снимки с видами столицы в разное время и многое другое.

Изображения более 800 экспонатов в онлайн-коллекцию добавил «Мультимедиа-арт-музей». Среди них фотографии Михаила Грачева из серии «Советская повседневная жизнь. 1930–1960-е годы», на которых можно увидеть Москву в годы Великой Отечественной войны, послевоенных стройках и буднях жителей СССР.

Еще одна новая экспозиция каталога — выставка к 100-летию классика российской фотографии Евгения Умнова. На его снимках запечатлены Елена Образцова, Юрий Левитан, Майя Плисецкая, Марлен Дитрих, Валентина Терешкова и другие известные люди.

В этом году онлайн-коллекцию портала также пополнили Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына (добавлен 381 экспонат), Музей Зеленограда (124 экспоната), Московский литературный музей-центр К.Г. Паустовского (202 экспоната), Государственный музей обороны Москвы (115 экспонатов), Государственный музей керамики и усадьба Кусково XVIII века (113 экспонатов) и другие.

«В каталоге “Музейная Москва онлайн” пользователи могут увидеть не только коллекции самых посещаемых площадок, но и уникальные экспонаты камерных музеев. Пополнение каталога и открытие новых онлайн-выставок позволит познакомиться со всем многообразием московских музеев», — рассказали в Департаменте культуры города Москвы.

Онлайн-каталог фондов столичных музеев — совместный проект городских Департамента культуры и Департамента информационных технологий. На портале «Музейная Москва онлайн» удобно искать информацию по заданным параметрам — стране, автору, дате и материалу. Пользователи могут посетить виртуальные выставки и изучить изображения экспонатов в высоком разрешении. Название для проекта выбрали сами москвичи на портале «Активный гражданин».

На сегодняшний день к проекту присоединилось 35 городских музеев и выставочных пространств. Наибольшим числом экспонатов на портале представлены Государственный биологический музей имени К.А. Тимирязева (15,6 тысячи), музейное объединение «Музей Москвы» (8,5 тысячи), Мультимедийный комплекс актуальных искусств (2,1 тысячи), Государственный музей-заповедник «Кузьминки-Люблино» (более тысячи) и Центральный выставочный зал «Манеж» (более тысячи).

В перспективе разработчики портала планируют сделать версию для слабовидящих и создать путеводитель, с помощью которого можно будет совершить виртуальную прогулку по залам московских музеев.

Подарок из Южной Америки. Коллекцию музея Арсеньева пополнили ценные экспонаты

2 августа 2021 6:01

Старший научный сотрудник Архива РАН, главный редактор журнала «Реликвия (реставрация, консервация, музеи)» Софья Ронгонен во время экспедиций по Южной Америке собрала коллекцию предметов одежда и обихода дальневосточных староверов и недавно подарила их музею истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева. Среди даров музею — детское платье, рубашка и «шапочка» для мальчика из Бразилии, мужская рубашка с вышивкой из Уругвая и полотенце с вышивкой из Аргентины. Все это, по словам Софьи, – «живое народное творчество».

Сейчас в нашей стране живет около 400 тысяч староверов, согласно Атласу религий и национальностей России, а приходов старообрядческой церкви в стране насчитывается около 200. Корреспондент «Комсомолки» поговорил с Софьей Ронгонен о том, как потомки русских староверов оказались в Южной Америке, а их предметы одежды с уникальной вышивкой – здесь, у нас, в музее истории Дальнего Востока им. В.К. Арсеньева.

Как у вас возник интерес к изучению старообрядчества? С чего все началось?

Читать еще:  Постное письмо № 23. «Лествица». Наедине с опасной книгой

— Изначально по образованию я лингвист, работала по специальности в Санкт-Петербургском институте лингвистических исследований, занималась словарями русского языка и диалектными словарями. То есть я никак не была связана со староверами и даже с их говорами. Но так сложилось, что после защиты диссертации меня попросили пойти в докторантуру, где мой начальник, замечательный диалектолог Сергей Алексеевич Мызников, подарил мне тему – «Говоры староверов». Сначала я отправилась в экспедицию в Латвию, а параллельно с этим выяснилось, что диаспора русских староверов есть в Южной Америке. Так и вышло: вместе с говорами я погрузилась и в изучение жизни и быта староверов.

— Как вы попали в Южную Америку?

— Это была целая серия научных экспедиций, которую финансировал существовавший на тот момент Российский гуманитарно-научный фонд. Мы подали на экспедиционный грант и выиграли его дважды. Всего поездок было три, с 2009 по 2011 годы: первая – в Бразилию, за свой счет, последующие на основе гранта. Во второй раз мы тоже поехали в Бразилию, а в третий – в Уругвай и Аргентину с возвращением в ту же бразильскую деревню.

— Какие места удалось посетить в Южной Америке?

— В Бразилии мы были в штате Парана (столица – Понта Гроса) в деревне Колония Руссо №1, в Уругвае – в деревнях Офир (Старая деревня) и ЛаПитанга. А вот в Аргентине деревень русских староверов нет, здесь есть что-то вроде хуторов, так называемые «чакры» – отдельные дома семейств. Такие «чакры» были расположены чуть южнее центральной части страны.

— Как дальневосточные староверы оказались в Южной Америке?

— В 1920-30-е годы положение староверов при советской власти ухудшилось, поэтому с территории Дальнего Востока они переселились в Китай и жили там еще лет тридцать. В 1960-х в Китае складывалась нестабильная политическая обстановка, и международные организации, которые занимались староверами, помогли им уехать. На выбор были предложены Южная Америка и Австралия, большая часть староверов перебралась в Бразилию. Так появились первые деревни староверов в Бразилии – Мерген (в честь китайского города), Куликовка и Ревтовка (названные по фамилиям староверов). В течение следующих десятилетий они продолжали расселяться по Южной Америке и оказались в Уругвае и Аргентине, принимавших эмигрантов.

В 2009 году правительство России объявило программу по переселению соотечественников, которая была ориентирована, прежде всего, на тех людей, которые остались в странах бывшего Союза, однако староверы попали под эту программу. Благодаря своему авантюризму, староверы согласились сменить место жительства – так произошла реэмиграция. Сейчас они возвращаются примерно в те же места, где жили их предки, – в Приморье, Хабаровский край и Амурскую область.

— Вы привезли во Владивосток предметы одежды трех староверских семей. Расскажите, пожалуйста, о них поподробнее.

— Все три семьи не вернулись в Россию. Все они – выходцы из Хабаровского края, прошедшие через Китай и живущие в Уругвае (Ульяна Черемнова и ее семья), в Бразилии (Мария Санарова с семьей) и в Аргентине (семья Бодуновых).

Ульяна вышла замуж за русского мужчину из соседнего города Сан-Хавьера в Уругвае, у них была большая семья, много дочерей и внуков. Женщина хорошо готовит и вышивает – это ее основной источник заработка.

Мария Санарова вышла замуж за сына наставника деревни Колония Руссо №1. У нее трое детей, а в 2016-2018 годах она путешествовала по России вместе с дочкой. Когда мы приехали в бразильскую деревню, Мария с радостью приняла нас в своем доме, что было неожиданно: не каждый старовер будет так открыт для диалога с исследователями.

Что касается семьи Бодуновых, то изначально в Уругвае я познакомилась с Капитолиной Бодуновой, которая очень хорошо рисовала картины. Это даже было замечено сотрудниками российского посольства в Уругвае, и они помогли организовать ей две выставки в России. А в Аргентине я была у матери Капитолины – Харитиньи Бодуновой. Это прекрасная и творческая семья: они занимаются и вышивкой, и росписью по ткани.

Почему вы решили подарить предметы одежды староверов именно приморскому музею – музею им. В.К. Арсеньева?

— Староверы-реэмигранты из Южной Америки, о которых я рассказывала, поселились в поселке Дерсу – а это, все-таки, Приморье. Моя первая экспедиция к нашим староверам в России состоялась именно в Дерсу. Помимо этого, научный сотрудник Арсеньевского музея Вера Васильевна Кобко – исследователь старообрядцев, и для музея это будет хорошим прибавлением в коллекции. Хочу сказать, что у меня особое отношение к Владивостоку: я этот город очень люблю. Это тоже можно назвать причиной.

Чем уникальны эти дары музею – староверческая одежда с вышивкой?

— Среди предметов есть те, где вышивка сделана гладью, и те, где способ вышивки называют «иголочки» (его вывезли как раз из Китая). При таком способе вышивания ткань протыкают специальной иглой, а нить тканевой основы цепляют за нитку, которой и создают вышивку. Приехав в Южную Америку, староверы усовершенствовали это творчество, и сейчас многие женщины вышивают как для себя и семьи, так и для продажи. В этом есть ценность и уникальность – это живая традиция, живое народное творчество, такое, каким оно было несколько веков назад.

Читать еще:  В Кривом Роге состоялось отпевание погибшего мэра города

Как сейчас живут современные староверы? Как разговаривают и мыслят?

— Староверы говорят на нескольких диалектах, потому что долгое время они, как носители русского языка, жили в иноязычной среде – в Китае и странах Южной Америки – именно это и повлияло на их язык. Диалект соединяет в себе изначальные особенности говора старообрядцев и особенности испанского и португальского языка. Такое же «слияние» культур, например, касается и их кухни: они все также готовят пельмени, голубцы, каши и супы с картошкой, пекут и, вместе с тем, в их рационе очень много рыбы – это уже отголоски Южной Америки. При этом они продолжают соблюдать пост.

Для староверов крайне важно сохранять веру – а это для них возможно только в условиях жизни в деревенской, сельскохозяйственной общине. Староверы могут за минимальное время сделать очень удобный и чистый быт, у них достаточно ухоженные участки домов и огороды. Они сохранили все особенности деревенского сословия, не пройдя через советское отношение к деревне и разрушение сельской жизни.

У староверов очень неформальное отношение к «новым» вещам: у них есть и телефоны, у некоторых – аккаунты в соцсетях. Тем не менее, для них главное выполнять свои задачи в общине. Важно, что ты там делаешь, а использование технологий для дела – для звонков или продвижения вышивки в Интернете – никак не помешает.

Стоит еще сказать, что староверы всегда будут рады принять вас обратно: для этого нужно будет пройти определенную процедуру. Есть, конечно, случаи, когда староверы уходят в мир, поступают в университеты и поддерживают связь с родителями. После этого они уже не живут внутри общины и не посещают моленную. Но они всегда могут вернуться.

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

АО «ИД «Комсомольская правда». ИНН: 7714037217 ОГРН: 1027739295781 127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Как пополняются фонды музея истории Великой Отечественной войны, и почему посетители видят лишь 2 % от них

Медаль «Золотая Звезда», пролежавшая в лесу под Минском почти 70 лет, японское военное снаряжение, модные сумочки 1940-х годов — что еще дарят музею истории Великой Отечественной войны, выясняли корреспонденты агентства «Минск-Новости».

Музеи проживают две совершенно разные жизни. Первая — известная каждому, экспозиционная. Но это лишь верхушка айсберга, поскольку в витрины попадает незначительная часть собираемых десятилетиями раритетов. Вторая жизнь — закулисная. Она спрятана от посторонних глаз, протекает в музейных запасниках, куда закрыт доступ случайным посетителям, и поддерживается хранителями коллекций.

Как они продлевают жизнь раритетов и почему называют свою профессию экстремальной, рассказала главный хранитель фондов Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны Светлана Потупчик.

По горячим следам

При словосочетании «фонды музея» фантазия рисует огромные подземные хранилища, крепкие сейфы и длинные коридоры с подпирающими потолок полками. К сожалению, попасть в запасники нам не удалось — вход туда открыт лишь для хранителей и проверяющих.

За все предметы отвечаем головой, ведь, если с ними что-то произойдет, это могут расценить как халатность, за что в некоторых случаях грозит в том числе и уголовная ответственность, — говорит С. Потупчик. — В зависимости от материала — металл это, бумага или дерево — создаем для экспоната тот или иной температурно-влажностный режим. На сохранность также влияет освещение — поэтому в хранилищах темно. Сейчас у нас собрано свыше 109 000 музейных предметов и 38 000 вспомогательных материалов. Площадь фондохранилищ составляет более 920 квадратных метров — этого достаточно для того, чтобы пополнять коллекции на протяжении еще полувека. У нас ведь норматив есть: каждый год должны увеличивать музейный фонд на 1 %.

Несмотря на то что новые предметы десятками и сотнями ежегодно поступают в учреждение, основа коллекции собрана еще во время войны и сразу после ее окончания. Идея создания музея возникла у первого секретаря ЦК КП Белоруссии Пантелеймона Пономаренко. Сегодня его называют крестным отцом музея истории Великой Отечественной войны.

Экспонаты, которые собрали по горячим следам на оккупированной территории, — наш золотой фонд. Многие сегодня удивляются, каким образом осталось столько подлинников документов, ведь в 1940-х они печатались на некачественной, «однодневной» бумаге. Те, кто их сохранил, уже тогда понимали: это для будущего музея.

Также во время войны начали собирать коллекции специальные группы из числа партизан. Благодаря им удалось сохранить уникальное самодельное оружие, рукописные журналы и многое другое.

Читать еще:  Духовное оружие афонских монахов: как победить эгоизм

Для того чтобы получить экспонаты с фронта, на поля сражений отправляли специальные бригады. Правда, одних завернули назад, а вот у других все сложилось успешно — к примеру, в Лодзи и Берлине. Так, в немецкой столице побывал один из первых сотрудников музея Петр Николаевич Гончаров. Он рассказывал, что в сборе вещей не было никой системы, — брали что могли. Привезли в основном предметы, принадлежавшие немецкой армии, а также мебель для музея.

В 1950-х и позже в фонды стали поступать вещи фронтовиков, награды, личные письма.

Он открыл двери для посетителей в 1944-м, других таких в СССР не было. Поэтому к нам и несли свои вещи, которые иной раз отрывали от сердца, — поясняет С. Потупчик.

Новые повороты истории

Кто бы мог подумать, что тенденция эта сохранится и в XXI веке. По словам сотрудников музея, проблем с пополнением коллекций сегодня нет. И даже наоборот — в учреждении не успевают обрабатывать новые поступления. Конечно, далеко не все они имеют историческую ценность — в таких случаях предметы любезно возвращают. Но есть среди них и уникальные находки, которые способны пролить свет на тайные страницы истории.

В центре Минска есть маленькая улица Михайлова — возле Военного кладбища, — продолжает собеседница. — Названа в честь Героя Советского Союза Бориса Александровича Михайлова. В наших фондах хранится копия письма, в котором рассказывается, как он погиб. Случилось это 3 июля 1944 года, в день освобождения Минска. Фашисты ранили 21-летнего Бориса, затем снайпер убил его выстрелом в голову. Немцы забрали часы и пистолет героя, срезали с гимнастерки медаль «Золотая Звезда». Удивительно то, что в 2010-м минчанин Дмитрий Петрович Воробьев принес нам такую награду. Пояснил, что нашел ее в лесу в Минском районе — на месте бывшей деревни Пуща. После проверки выяснилось, что медаль подлинная, а по номеру определили: принадлежала тому самому Михайлову. На постоянном хранении в музее она находится с 2014 года. Борис Михайлов похоронен в Минске на Военном кладбище.

Подобный экспонат сегодня стоит немалых денег, но музей получил его в дар. Бывают, правда, и обратные ситуации: минчане звонят с деловым предложением и заламывают цену за старые газетные вырезки. Музейщики утверждают, что им нередко приходится сталкиваться с такими контрастными примерами.

Также целый ряд подарков музею истории Великой Отечественной войны преподнес житель Осиповичей Александр Алексеенко. В 2016-м он передал учреждению редкое для Беларуси военное снаряжение Императорских Вооруженных сил Японии — всего 11 единиц. Среди них противогаз, фляга, сумка и многое другое.

Выяснилось, что молодой человек подробно изучил выставки и сделал вывод: экспонатов такого плана музею не хватает. Вещи эти он купил за собственные деньги. Но на этом не остановился: приобрел еще 11 единиц снаряжения и обмундирования солдат Великобритании — сейчас они находятся в учреждении на оформлении.

Также через Посольство Великобритании в музей истории Великой Отечественной в июне нынешнего года поступил комплект оригинального военного обмундирования и снаряжения ирландского стрелка времен Второй мировой войны. Вещи передал командир 2-го батальона Королевского ирландского полка подполковник Пол Уокли.

Несмотря на то что музей посвящен войне, его работникам всегда хотелось затронуть и мирную тему — о периоде восстановления страны. Но, когда стали создавать соответствующую экспозицию, выяснилось: в фондах совсем мало нужных вещей.

Сотрудники стали заниматься комплектованием: искали предметы быта, послевоенной моды, общались со сдатчиками. Собирали все это по крупицам. Кое-что приносили люди. Так, например, Вероника Тимофеева подарила сумочки, перчатки, фотографии и красноармейскую книжку своей мамы Раисы Масловой. Отец привез модные аксессуары из Москвы. Сумочки эти очень красивые — хоть сегодня с ними щеголяй. Одна из них выполнена в технике Petit Point — она получила распространение в эпоху австрийской императрицы Марии Терезии, — рассказывают хранители.

Музейные работники уточняют: от населения принимают раритеты именно на постоянное хранение, а не для выставления в витринах. Сегодня в залах представлено 8 000 экспозиционных материалов, среди которых 2 500 — музейные предметы. Соответственно, посетители могут увидеть чуть более двух процентов от собранного.

Мы не только ведем учет и изучаем вещи в фондах, но и бережно их храним. Если она поступила с дефектами, подробно их фиксируем, а потом реставраторы устраняют их или консервируют. Классическое понятие амортизации в нашем случае не применимо. Вообще, считаю, что хранители — люди экстремальные. Поскольку всю жизнь несем ответственность за сохранение истории нашей страны, которая отражена в этих самых предметах.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector