0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Убийства во Франции. Почему это происходит?

Религиозная война в сердце Европы. Почему во Франции так много терактов

Писатель и сценарист Дмитрий Петровский — о том, почему доброта и слабость мешают остановить экстремистов во Франции.

Фото © Getty Images

Вообще-то, рубить головы когда-то было французской традицией. Доктор Жозеф Игнас Гильотен даже придумал для этого специальную машину со всем известным названием, с её помощью казнили и Робеспьера, и «шальную императрицу» Антуанетту. Если копнуть глубже, то у кельтов, предков галлов, декапитация тоже была в чести: головы врагов считались любимым трофеем, их сохраняли и мариновали в кедровом масле. Тут бы пошутить про культурную апроприацию, но только какие шутки: волна атак прокатилась по всей Франции, сразу в нескольких городах задержали мужчин с ножами, в Ницце же погибли трое, женщину обезглавили — как до того расправились с французским учителем Самуэлем Пати, который рискнул на уроке показать картинки из журнала «Шарли эбдо».

И тут приходится снова вспомнить уже более давнюю историю. Потому что с «Шарли», собственно, всё и началось. Парни из похабного еженедельника шутили над всем, что попадалось под руку, от возможного перехода президента Саркози в иудейскую веру до гибели российского самолёта над Синайским полуостровом (эта шутка вызвала международный скандал). Но «по серьёзке» у них всё было только с исламом. В 2006-м журнал опубликовал «манифест двенадцати», в котором назвал «религию мира» «главной угрозой демократии после сталинизма и нацизма».

Фото © Zuma / ТАСС

7 января 2015 года, через несколько минут после публикации в официальном твиттере издания карикатуры на лидера «Исламского государства»* Абу Бакра Аль-Багдади, в офис ворвались люди с автоматами и расстреляли 12 человек, в том числе главного редактора «Шарли эбдо». Среди нападавших были братья Саид и Шериф Каши, французские граждане, дети алжирцев — то есть тех, кто, очевидно, родился в бывших французских колониях.

Фото © ТАСС / AP / Christophe Ena

А после этого был клуб «Батаклан», грузовик на набережной Ниццы, погром еврейского магазина с пятью погибшими, нападение в поезде Thalys, расстрел в Страсбурге и так далее, так далее, так далее… И, казалось бы, колониальной метрополией Франция была не вчера, выходцы из Алжира живут там давно, ислам не забывают и передают из поколения в поколение. «Шарли» тоже существует с шестидесятых. Да, однажды должно было рвануть, это объясняет то самое нападение, но откуда выскочило такое огромное количество желающих резать и взрывать после?

Джихад для французов? Почему в Париже продолжают отрезать головы и сможет ли правительство это остановить

Давайте вспомним, как реагировала Франция на тогдашний теракт. Это было пять лет назад, но это была совсем другая Франция. Республикой тогда рулил социалист Франсуа Олланд, на носу были очередные выборы, и весь мир трепетал от тени «правого поворота», нависшего над Европой. В 2014 власти Германии, Франции, Швеции нехотя признали, что происходит «миграционный кризис», что толпы людей, бегущих вроде как от войны, а на самом деле чёрт знает откуда, по прибытии ведут себя совсем не так, как местные власти этого ожидали. Что растёт преступность, что женщин на улицах насилуют, а здоровые мужики призывного возраста с бандитскими замашками вовсе не похожи на детей и женщин, бегущих от разрухи на тихий островок европейской стабильности. И политика начала реагировать. В Германии, в которой отродясь не было никаких правых партий, кроме совсем уж шутовских, появилась «Альтернатива для Германии», ну а во Франции лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен многие, очень многие видели как реального кандидата на президентское кресло.

К чему я это рассказываю? К тому, что, когда случился теракт 2015 года, для французской элиты «правая угроза» оказалась опаснее терроризма. Расстрел редакции вызвал огромный подъём радикальных настроений, и потому президент и его соратники делали всё, чтобы не раскачивать ситуацию. Было несколько заявлений в духе «от нас ждут жёсткого ответа, но мы не поддадимся на провокацию и ответим преступникам ещё большей толерантностью». По улице Парижа прошёл «марш», где несколько политиков прошагали в гордом одиночестве как бы вместе с народом, но на самом деле в плотном кольце охраны и телекамер, и куда не пустили представителей «Национального фронта». Немедленно вскрылось, что спецслужбы давно знали, где своего экстремизма понабрались будущие смертники, к каким имамам ходили и какими путями собирались ехать в ИГИЛ, но почему-то молчали. Одним словом, Франция в те дни отправила террористам ясный сигнал: можно! Мы добрые и толерантные. И теракты пошли один за одним.

Фото © ТАСС / AP / Luca Bruno

Читать еще:  Сегодня день памяти Ксении Блаженной

В таких ситуациях не бывает одного фактора, совпадает многое. Здесь сошёлся и большой процент населения из бывших колоний, и их социальная неустроенность, и само французское и — шире — европейское общество, которое вычёркивает веру, но ничего не предлагает взамен. Но катализатором послужил всё-таки именно тот случай, когда в ответ на атаку Европа предпочла зажмуриться и сделать вид, что ничего ужасного не случилось.

Сегодняшние теракты — совсем другого рода, чем то, что случилось в 2015-м. «Шарли эбдо» были и остаются провокаторами, как любые радикальные художники. Они осознанно играли в эту игру и знали, на что идут. Атака на них была не атакой на Францию, но на шутников, которые (по мнению террористов) позволили себе слишком много. Убийство учителя Пати и сегодняшние теракты — это следующая ступень. «Раз ваши правила здесь не работают, мы установим свои». Скорее всего, это почувствовал нынешний президент Макрон и непривычно оскалился в ответ (хотя правый поворот не случился, «Национальный фронт» ему не грозит, можно и оскалиться). Он обещает жёсткие меры и как будто просит не путать доброту со слабостью. Не хочется думать, что время упущено и за те пять лет, пока Европа была открыта для буквально всех и ко всем была добра, внутри самых её тёмных радикальных недр случились процессы, повернуть назад которые уже нельзя.

Прокуратура Франции раскрыла подробности об убийстве учителя

Мужчина, обезглавивший учителя истории и географии одного из французских колледжей в городе Конфлан-Сент-Онорин, действительно имеет российское происхождение. Эту информацию подтвердил глава антитеррористической прокуратуры Франции Жан-Франсуа Рикар, передает BFM TV.

Как пишет Reuters, Рикар на брифинге рассказал, что 18-летний молодой человек пришел к зданию колледжа, где работал преподаватель, и расспрашивал о нем учеников. В частности, он просил указать на погибшего. Кроме того, в телефоне подозреваемого была найдена фотография его жертвы после смерти. Также прокурор рассказал, что школа перед нападением на учителя получила несколько угроз.

По словам Рикара, нейтрализованный полицией предполагаемый убийца родился в Москве в 2002 году и является чеченцем. «У него был статус беженца, он был неизвестен спецслужбам. У него был вид на жительство, выданный 4 марта», — заявил прокурор.

Рикар отметил, что у одного из задержанных по делу об убийстве мужчин есть сводная сестра, которая в 2014 году сбежала в Сирию и связана с террористической организацией «Исламское государство» (запрещена в России).

Убийство произошло вечером 16 октября в пригороде Парижа. Преступник подкараулил учителя у колледжа Конфлан-Сент-Онорин, напал на него и обезглавил. По данным французских СМИ, мотивом для убийства стал тот факт, что погибший во время одного из занятий демонстрировал студентам карикатуры на пророка Мухаммеда. После этого ему и колледжу стали поступать угрозы.

После убийства подозреваемый выложил в Twitter снимок отрезанной головы преподавателя, сопровожденный комментарием, что тот был «казнен» за «унижение пророка Мухаммеда». После преступления молодой человек попытался пешком добраться до соседней коммуны Эраньи, но был замечен полицией. В ходе задержания сотрудники правоохранительных органов застрелили его.

Как позже сообщил телеканал BFM TV, убийцу звали Абдулах Анзоров. Он вместе с семьей переехал во Францию как беженец и имел вид на жительство. Несмотря на то что он не отличался радикальными взглядами, есть информация, что Анзоров состоял в банде.

По делу об убийстве задержаны девять человек, в том числе родственники предполагаемого преступника. Президент Франции Эмманюэль Макрон назвал произошедшее «характерным исламистским террористическим актом».

Ассоциация уроженцев Чечни в Европе осудила нападение на учителя. «Наша ассамблея с большой твердостью осуждает это преступление и вновь заявляет о неприемлемости любых форм религиозного экстремизма и актов насилия», — заявили в диаспоре, передает ТАСС.

По словам пресс-атташе посольства России Сергея Паринова, подозреваемый с семьей приехал во Францию в 2008 году, когда ему было шесть лет. В дипмиссии считают, что Россия не может нести никакой ответственности за трагедию, и выразили сочувствие в связи со случившимся.

«В подобных ситуациях важно не столько то, где родился человек, сколько то, где он сформировался как личность, где он стал на путь радикализации и терроризма, который Россия давно последовательно во всех проявлениях осуждает. Необходимо констатировать, что в данном случае это произошло именно во Франции», — сказал Паринов РБК.

Карикатуры на пророка Мухаммеда и ислам, которые показывал погибший преподаватель, были в 2015 году напечатаны во французском сатирическом журнале Charlie Hebdo. После этого на редакцию журнала напали исламские боевики — погибли 12 человек, 11 пострадали. В сентябре 2020 года издание повторно опубликовало карикатуры, приурочив их к пятилетней годовщине начала судебного процесса по делу о теракте. За повторной публикацией последовал новый теракт: 25 сентября 18-летний выходец из Пакистана напал с мачете на людей у здания, где раньше находилась редакция журнала. Пострадали два человека.

Террорист с ножом зарезал трех человек в церкви Нотр-Дам в Ницце

Сотрудники силовых структур около места нападения в церкви Нотр-Дам в Ницце, 29 октября 2020 года

Eric Gaillard/Reuters

Во Франции произошел теракт — неизвестный с ножом напал на прихожан церкви Нотр-Дам в Ницце. Как сообщает BFM TV, жертвами атаки стали три человека.

Террорист, чьи мотивы устанавливаются (по словам мэра города Кристиана Эстрози), зарезал 70-летнего старика и обезглавил женщину. Нескольким прихожанам он нанес серьезные ранения.

Читать еще:  Раскол на Кипре и правда об Украине от митрополита Никифора

По словам очевидцев, в момент нападения из церкви слышались крики «Аллах Акбар!».

Полиция уже задержала нападавшего. Эстрози уже распорядился закрыть все храмы в городе после теракта. В город в скором времени должен прибыть президент Франции Эммануэль Макрон — из-за теракта он вылетел в кризисный центр французского МВД, созданный в городе.

Французский лидер в начале октября выступил с речью, в которой заявил о необходимости принятия более жестких законов для борьбы с исламским фундаментализмом и «сепаратизмом» — для защиты принципов светского общества. Политик представил перечень мер, включающих прекращение выдачи виз имамам и ужесточение контроля за финансами мечетей.

«Ислам — это религия, которая переживает кризис во всем мире. Мы не верим в политический ислам, который несовместим со стабильностью и миром во всем мире», — подчеркнул Макрон.

Глава республики выражал опасения, что мусульмане во Франции могут создать свое «контробщество».

Для предотвращения такой ситуации Макрон представил гражданам страны свое предложение: поставить под жесткий контроль учебные программы в школах и иностранное финансирование французских мечетей, следить за деятельностью организаций, которые могут под прикрытием продвигать принципы радикального исламизма, прекратить выдачу виз имамам, создать меры для интеграции иммигрантов.

«Я не говорю, что нам нужно создать исламский стиль во французском стиле, но это может быть прочное партнерство с французским государством», — сказал он.

Президент Франции выступил со своей речью через неделю после того, как в Париже выходец из Пакистана напал с ножом на двоих людей возле здания, где ранее находилась редакция сатирического журнала Charlie Hebdo (на нее несколько лет назад также совершили нападение исламисты, убив сотрудников редакции). В настоящий момент идет суд по делу об убийстве 12 человек в результате исламистского нападения на редакцию журнала в 2015 году.

Ровно через две недели после речи Макрона, 16 октября, в пригороде Парижа был обезглавлен школьный учитель. 47-летний Самюэль Пати на уроках по свободе слова показывал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда.

По данным прокуратуры, нападение совершил 18-летний чеченец, родившийся в Москве, но с 2008 года проживавший во Франции в статусе беженца.

После убийства нападавший разместил снимок обезглавленного учителя в Twitter и обратился к президенту Франции: «Правитель неверных, я казнил одного из твоих псов, посмевшего унизить Мухаммеда».

Макрон после теракта разместил на своей странице в Twitter запись: «Они не пройдут».

Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что президент Франции завуалированно призывает мусульман совершать преступления. «Макрон не может не знать, что карикатуры на Пророка воспринимаются верующими болезненно. И своими действиями он, наоборот, раздувает огонь, а не гасит его, как должен был бы сделать любой адекватный руководитель», — говорится в сообщении. По мнению Кадырова, своими заявлениями Макрон подталкивает людей к терроризму.

Нападения с использованием холодного оружия стали оружием экстремистов давно, хотя ножи также часто используют и люди с психическими расстройствами. В Израиле в ходе противостояния с Палестиной в 2015 году началась так называемая «интифада ножей», когда не связанные между собой одиночки нападали на мирных израильтян и военнослужащих ЦАХАЛ. В том же году в серии терактов в Париже на стадионе, в театре «Батаклан» и еще нескольких точках города погибли более 130 человек, ответственность за теракт взяли на себя радикальные исламисты.

Действительно ли причиной убийства Самюэля Пати стала ложь его ученицы

На самом деле, школьница созналась во вранье еще в начале ноября, но следствие эту информацию не раскрывало. О том, что она изменила свои показания, первой написала газета Le Parisien.

Изначально школьница (СМИ представляют ее как Z., фамилию она носит по отцу — Шнина) настаивала на том, что ее «удалили» со скандального урока месье Пати — учитель попросил выйти из класса детей, которых карикатуры на пророка Мухаммеда могли бы оскорбить. Теперь же выяснилось, что в тот день Z вообще не было в школе — девочку отстранили от занятий за два дня до того.

По словам школьницы, она соврала, так как боялась реакции отца на ее отстранение от занятий. Мужчина постоянно сравнивал дочь с ее сестрой-близняшкой — более усидчивой и прилежной. О том, что происходило на уроке, Z узнала от одноклассников. Именно они настояли на том, чтобы девочка стала их «представителем» и публично рассказала о случившемся на уроке Пати.

Открывшийся факт на ход дела, вероятно, серьезно не повлияет, так как мотивация убийцы не вызывает сомнений и однозначно связана с религиозной враждой. Адвокат школьницы Мбеко Табула утверждает, что на ложь ее подтолкнули одноклассники, а возлагать ответственность «за трагедию» на тринадцатилетнюю девочку «просто немыслимо».

Отец девочки Брахим Шнина, который находится в статусе подозреваемого, также скорректировал свою версию событий и поменял показания: теперь он утверждает, что изначально решил развернуть кампанию против учителя (ранее отец записал видео-обвинение, которое стало вирусным) не из-за карикатур, а потому что его дочь отстранили от занятий. То есть сейчас мужчина подчеркивает, что дело было не в религиозном вопросе, а в обычном школьном конфликте.

Дело в том, что совершеннолетние, осужденные за пособничество терроризму, могут получить до двадцати лет тюремного заключения. Это может быть тактика адвокатов, чтобы смягчить наказание для отца или вовсе доказать, что все произошедшее — нелепая случайность. Сейчас же из-за записанного видео мужчина считается основным инициатором шумихи вокруг урока Пати — у прокуратуры есть версия, что убийцу спровоцировала именно кампания против учителя. Адвокаты семьи убитого учителя считают, что сейчас со всех причастных к трагедии пытаются снять ответственность.

Читать еще:  Крест Божий и крест человеческий

В российских СМИ после преступления обсуждали, этично ли было показывать карикатуры на школьном уроке, а Рамзан Кадыров рассуждал о «провокации» учителя. Во Франции же такими вопросами вообще не задавались — свобода слова здесь признается одной из высших ценностей. Убийство на фоне религиозной борьбы кажется французам чем-то немыслимым, хотя подобные преступления в стране случались и раньше.

Французские СМИ довольно аккуратно подают подробности следствия, поскольку они касаются в том числе несовершеннолетних. Помимо тринадцатилетней Z. по делу проходят еще два школьника 14 и 15 лет. Они, как полагает следствие, помогли террористу опознать Пати перед самим убийством, получив в качестве вознаграждения 300 евро.

Подготовила Кристина Боровикова

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Стали известны подробности расследования жестокого убийства учителя истории в пригороде Парижа

Чудовищное преступление во Франции. Поздно вечером накануне, недалеко от Парижа, был обезглавлен учитель одной из школ. На место преступления прибыл президент Макрон и руководство МВД. Франция не в первый раз переживает подобную трагедию. Пять лет назад по похожему поводу террористы расстреляли целую редакцию журнала Charlie Hebdo. Теперь — другой город, учитель, а не журналисты, но суть та же — нетерпимость.

Кадры, снятые очевидцами. Полиция пытается задержать человека, который только что напал на учителя истории и с криком «Аллах акбар!» перерезал ему горло. Все произошло рядом со школой на глазах у детей. Фото жертвы убийца успел выложить в соцсетях. Это был последний учебный день перед каникулами.

Нападавший был убит на месте. Абдулах Анзоров, 18 лет. Родился в Москве, чеченец. Почти всю жизнь прожил во Франции. В причастности к радикальным течениям ислама замечен не был.

«В подобных случаях важно не столько то, где родился преступник, сколько то, где сформировалась его личность. Он уехал сюда в 2008 году в возрасте шести лет вместе с семьей. По прибытии во Францию семья попросила политического убежища. И последние 12 лет они проживали здесь, имея долгосрочный вид на жительство. Сам Абдулах Анзоров получил его по достижении 18 лет, то есть в этом году», — сообщил руководитель пресс-службы посольства РФ во Франции Сергей Паринов.

Президент Макрон прибыл на место трагедии уже через пару часов.

«Хочу сказать прямо сегодня вечером — террористы не пройдут. Наша полиция, наши жандармы, наши силы безопасности, наши разведывательные силы за рубежом, все те, кто заботится о Республике, наши учителя, все они — мы будем стоять вместе, они не прорвутся, они не победят, они не разделят нас», — заявил Эммануэль Макрон.

Цветы к школе стали нести с самого утра. В шоке не только маленький город. Вся страна.

— Я тут, потому что хотела отдать дать памяти учителю. Он был хорошим педагогом, который отдавал детям все, что мог. А об остальном я не хочу говорить.

— Я коллегу потеряла. Я не знала его лично, но я шокирована как будто потеряла члена семьи.

— Я мог бы оказаться на его месте. Я тоже учитель и у меня была похожая история. Мне удалось спастись только благодаря поддержке коллег.

Погибший — Самюэль Пати, 47 лет, преподаватель истории с большим стажем.

— Это был ваш учитель?

— Да. Он был очень хороший, добрый и веселый. На его уроках всегда было интересно.

На фасаде каждой французской школы написаны эти слова: свобода, равенство, братство. Свободе слова было посвящен урок 5 октября, учитель разбирал тему на примере сатирического еженедельника Charlie Hebdo, который пять лет назад опубликовал скандальные карикатуры на пророка Мухаммеда. Одну из них и хотел показать учитель.

Пять лет назад публикация карикатур привела к массовому убийству. Террористы расстреляли 12 человек. Это стало началом целой череды нападений. Как раз сейчас в Париже идет процесс по этому громкому делу. До сих пор журналисты Charlie Hebdo живут под охраной, а местонахождение самой редакции скрывается.

Появившийся тогда слоган «Я — Charlie Hebdo» сегодня превратился в «Я — учитель». Многие в толпе держали в руках такие таблички.

«Известно, что учитель, прежде чем показать карикатуры, предложил ученикам отвернуться, если изображение может их ранить», — пояснил глава антитеррористической прокуратуры Франции Жан-Франсуа Рикар.

Некоторые родители были возмущены, отец одной из учениц выложил в соцсетях гневный пост.

«Директор школы сообщал, что после этого в Сети появилось множество угроз», — рассказал Жан-Франсуа Рикар.

По делу об убийстве в Конфлан-Сент-Онорин задержана вся семья Анзорова — родители, дед и 17-летний брат, и еще шестеро, в том числе и отец одной из учениц. Тот самый, распространивший в соцсетях возмущенный комментарий.

В Елисейским дворце заявили, что Самюэль Пати будет похоронен на следующей неделе с государственными почестями.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector