0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Школы хафизов: «Мы учим не ошибаться»

Содержание

Школы хафизов: «Мы учим не ошибаться»

Это молодые люди, выучившие священную книгу мусульман – Коран, наизусть. Это 114 сур и 6236 аятов. Любому обывателю понятно, что для этого нужно иметь недюжинные способности, но за последние годы в Чечне, с населением менее полутора миллиона человек, подготовили и выпустили сотни хафизов, еще сотни учеников проходят обучение. Это значит — растет целое поколение людей, для которых в будущем главным пособием и руководством при принятии решений станет самая мудрая на земле книга жизни — КОРАН.

Аяты Корана и хадисы ещё с периода жизни пророка Мухаммада(с.а.в) специально заучивались наизусть и передавались из поколения в поколение. Устная традиция играла большую роль в сохранении исламского наследия и первоисточников. Хранителями исламского наследия и были хафизы. Имена первых хафизов известны всему исламскому миру. В Чечне к маленьким хафизам отношение особое, трепетное, их уважают не по-детски, записи чтецов Корана пользуются большой популярностью и не только семья, но и весь род и село гордится, если их сын или дочь выучили Священную книгу. Только в одной семье Главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова хафизами стали семеро его детей: четыре дочери и три сына. И это предмет особой гордости отца, имеющего высокое звание Служителя Священного Корана.

Чеченский спецназ на Северном полюсе

ИноСМИ 19.04.2016 Под руководством авторитарного правителя Рамзана Кадырова, бывшего боевика, который стал преданным союзником президента Владимира Путина, Чечня за последние годы подверглась значительной исламизации. Большинство женщин на улицах столицы, Грозного, носят мусульманские хиджабы в соответствии с дресс-кодом, который еще совсем недавно насаждался с помощью выстрелов из пейнтбольных ружей из проезжавших по улицам автомобилей.

И хотя официально такого закона не существует, женщинам с непокрытой головой тоже не разрешают заходить в правительственные учреждения. И чтобы они об этом не забывали, на огромном плакате размером с целое здание на главной магистрали Грозного — Проспекте Владимира Путина — показано, как следует правильно одеваться. На плакате написаны слова Кадырова, сказанные в назидание о том, что «хиджаб бережет честь и достоинство чеченской женщины».

Алкоголь, продажа которого с 2009 года официально разрешена только с восьми утра до десяти вечера, достать практически невозможно. Как грибы растут новые демонстративно роскошные мечети, в школах обязательны уроки ислама, и правительство оказывает финансовую помощь молодым людям, которые изучают Коран.

Рамзан Кадыров размещает на своей странице в Instagram — его основном средстве общения — видеоролики, в которых он сам совершает намаз и призывает к благочестию. В графе с информацией о себе Кадыров лаконичен: «Любите Пророка, читайте салават (молитву)!»

Видео опубликовано Ramzan Kadyrov (@kadyrov_95) Июн 1 2016 в 1:49 PDT

Аслан Абдуллаев, заместитель муфтия — религиозного лидера — Чечни, с удовольствием отметил, что исламские обычаи и ритуалы соблюдаются здесь гораздо больше, чем в 1990-е годы, когда республика была фактически независимой и как магнит притягивала к себе джихадистов со всего света.

«Это как небо и земля, — говорит Абдуллаев, который десять лет изучал ислам в Сирии и теперь читает еженедельную проповедь в роскошной мечети «Сердце Чечни», которую Рамзан Кадыров построил в центре Грозного рядом с небоскребами, похожими на дубайские. «Здесь, в Чеченской Республике, ислам играет главную роль. Когда шла война, мечети пустовали, и люди были заняты своими собственными семейными проблемами. А теперь, когда жизнь стабилизировалась, люди опять устремились в мечети».

В определенном смысле Чечня настолько изменилась, что даже лидеры чеченского сепаратистского движения — например, первый президент Джохар Дудаев, который был убит в 1996 году во время налета российской авиации — вряд ли могли такое представить.

«Если бы Дудаев был сейчас жив, то все, что он увидел бы, ему бы понравилось. Он сказал бы: „Рамзану удалось сделать то, что у меня не получилось“», — говорит депутат парламента Чечни Магомед Хамбиев и бывший помощник Дудаева. Он был министром обороны самопровозглашенной Чеченской республики в годы второй чеченской войны с Москвой и оставался командующим сил сопротивления до 2004 года, когда его амнистировали.

Рамзан Кадыров, власть которого в Чечне практически безгранична, к тому же стал одной из сил в общенациональной политической жизни России — отчасти потому, что в его подчинении имеются в основном независимые силы безопасности, несколько ветеранов из числа которых находятся сейчас под следствием по обвинению в убийстве российского оппозиционного лидера Бориса Немцова, совершенном в Москве в 2015 году. Критики Кадырова уже проводят параллель между его феодальной вотчиной в горах и «Исламским государством» в Ираке и Сирии.

«Ни один политик и ни одно ведомство не способны сегодня гарантировать, что созданное в Чечне исламское государство Кадырова… не превратится со временем в новое „Исламское государство“ (организация запрещена в России — прим. ред.), готовое объявить джихад России», — написал в своем недавно опубликованном докладе о Чечне либеральный политик Илья Яшин.

Сегодняшний Грозный — это не совсем Ракка или Мосул. В городе есть действующая церковь, и даже есть планы реставрировать синагогу, разрушенную в годы войны. Но Грозный — это еще и город, где исламские обычаи соблюдаются гораздо строже, чем во многих городах Ближнего Востока.

«У нас — обычная светская республика. Российские законы для нас священны, — говорит Джамбулат Умаров, министр по национальной политике, внешним связям, печати и информации. — Но если вы следуете примеру Кадырова, идете за ним по пути созидания, по пути возвращения к культурным ценностям, тогда вы — мусульманин и должны подавать пример во всем — и должны в максимальной степени придерживаться священных истин, в том числе и в таких вопросах, как одежда, строгость и чистота».

Священные истины в том виде, в котором их проповедует Рамзан Кадыров, опираются на сравнительно умеренные традиции исламского течения суфизма, который исповедовал его отец Ахмат, бывший чеченским муфтием. Кадыров-старший, сначала объявивший русским джихад в 1990-е годы, а затем перешедший на сторону своих противников, в 2000 году возглавил назначенное Москвой правительство в Грозном, а четыре года спустя был убит исламскими радикалами.

Эти радикалы сегодня гораздо слабее — по некогда опасным чеченским горным дорогам сейчас можно ездить спокойно, и за последние два года в Грозном было лишь два нападения боевиков. Некоторые чеченцы говорят, что это отчасти объясняется тем, что стремление Кадырова к исламизации (которое при этом нанесло удар по традиционным противникам суфиев, последователям распространенного в Саудовской Аравии радикального исламского фундаментализма) выбило почву из-под ног боевиков.

«Так Рамзан пытается сохранить наше общество, — говорит правозащитница Хеда Саратова, которая во взаимодействии с правительством Чечни работает с семьями чеченцев, вступившими в ряды террористов „Исламского государства“. — С помощью традиционного ислама Рамзан оберегает людей от того хаоса, который мы пережили в прошлом».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Совет муфтиев России против Грозненской фетвы

Внутри России тоже не обошлось без острой полемики среди мусульман. Как уже было сказано выше, опротестовать решение Грозненской конференции попытался Совет муфтиев России, при этом сделано это с позиций «традиционного исламского богословия» и разнообразия исламских течений России. Однако возникает вопрос, почему никто из представителей СМР не принял участия в Грозненской конференции, хотя никто не запрещал им выступить, на что указал муфтий Чечни Салах Межиев.

Чтобы понять, почему они не участвовали, нужно несколько подробнее рассказать о том, что такое СМР и какова репутация этой структуры. Официально Совет муфтиев России начал свое существование в 1996 году, возглавляет его шейх Равиль Гайнутдин, и за свою историю эта организация неоднократно становилась источником скандалов, а также пристального внимания со стороны правоохранительных органов Российской Федерации. Нередко по подозрению в лоббировании интересов ваххабитских структур на территории нашей страны.

Более того, в 2013 году появилась петиция о запрете СМР как опасной и потворствующей терроризму структуры. В разное время лидеры Совета муфтиев сотрудничали с такими организациями, как «Таблиги Джамаат» (пакистанская организация, рядом экспертов расценивается как экстремистская, неформально называется «легион джихада»), «Нурджулар», «Хизб ут-Тахрир» (запрещены в РФ как экстремистские организации), и некоторыми другими. Все эти группировки и движения, так или иначе участвующие в экстремизме и даже терроризме, еще имеют непосредственное отношение к наследию пресловутого аль-Ваххаба.

Читать еще:  Баптистская церковь назаретян доказала свою причастность к изобретению вувузел

Любопытный момент: в обращении СМР к участникам конференции в Чечне нет ни одной претензии по поводу салафизма и ваххабизма, однако Равиль Гайнутдин недвусмысленно указывает на то, что зарубежные мусульманские богословы, участвовавшие в мероприятии, были не из «правильных регионов»:

«На Грозненской конференции международное мусульманское экспертное сообщество было представлено преимущественно теми регионами, в которых десятилетиями не удается потушить очаги острейших межмусульманских конфликтов, а сами эксперты имели, как чаще всего случается, весьма смутные представления о сути задач, которые стоят перед российскими мусульманами».

Другими словами, приглашать в Грозный и слушаться надо было богословов не из Египта, а из Эр-Рияда – тех самых, кто за десятилетия поднаторел в воспитании толп мусульман, падких на экстремизм и составивших костяк «Аль-Каиды», «Исламского государства» и других террористических группировок, запрещённых на территории РФ.

Совет муфтиев России в обращении также сетует на то, что в качестве легитимной исламской традиции не был учтён джадидизм. Здесь кроется крайне важный и болезненный момент для понимания того, что такое СМР и как действуют эмиссары этой структуры. Дело в том, что попытка примирить суфийскую традицию с джадидизмом – это намеренное провоцирование конфликта между мусульманами России. Джадидизм, опять же, говоря языком аналогий, это такой «исламский модернизм», зародившийся в Поволжье в XIX-XX веках. И требовать от суннитов, базирующихся на суфизме, признания джадидизма – всё равно как требовать от Патриарха Кирилла признания полного согласия православного учения с идеологией гуманизма, хоть и сдобренного христианской терминологией.

Вот что следует держать в голове, чтобы понять степень резкости и суть ответа муфтия Чеченской Республики Салаха Межиева на претензии СМР. Пропустив мимо ушей «вежливую восточную богословскую дипломатию», как нечто, что только отвлекает от сути, главный муфтий Чечни был максимально конкретен в формулировках:

«Невольно создается впечатление, что вы и возглавляемый вами Совет муфтиев России занимается потворством радикализму и ваххабизму в нашей стране. Напомню один факт – некий Саид Бурятский (террорист, которого ликвидировали в 2010 году) работал в сфере просветительской деятельности Совета муфтиев. Это не упрек, а констатация факта того, что совет фактически мало чем отметился в сфере противодействия экстремизму и профилактики радикализма и терроризма».

Всё сказано предельно конкретно — добавить нечего.

Рамзан Кадыров рассказал, как относится к замученному боевиками солдату, отказавшемуся принять ислам

Глава Чечни объяснил, почему считает Евгения героем.

О мученической смерти воина Евгения Родионова слышали многие. Призывник из Пензенской области был захвачен в плен боевиками полевого командира Руслана Хайхороева. Это случилось в мае 1996 года в селе Бамут.

Боевики предложили молодому человеку снять нательный крест и принять ислам в обмен на жизнь. Евгений отказался. Его зверски пытали, но солдат не предал христианскую веру до самой смерти.

Парню тогда было всего 19 лет. Его мужество и стойкость вдохновили тогда многих, даже нерелигиозных людей. Рядовой Пограничных войск РФ Родионов был посмертно награждён орденом Мужества, в Пензенской области ему поставили памятник.

Поступало предложение канонизировать Евгения, так как он вёл церковный образ жизни и погиб мученической смертью, но Комиссия РПЦ решила, что этого недостаточно. Однако же, на малой родине Евгения и в Сербии Родионова почитают как святого.

О подвиге пограничника говорили и в самой Чечне. О своём отношении к воину Евгению высказался Рамзан Кадыров. По его мнению, рядовой Родионов проявил верх героизма и мужества. В то же время, умучившие его боевики проявили подлую мерзость и лицемерие. «Истязавшие Евгения боевики якобы боролись за истинную веру, но они не знали или не хотели знать, что Коран запрещает принуждать насилием и угрозами к исламу! Принять ислам – это значит изменить своё сердце, поэтому стать мусульманином можно только добровольно и осознано», — сказал глава Чеченской Республики в интервью web-порталу «Ислам в Российской Федерации».

Двоечка в челюсть: «Смелого» капитана полиции из Чечни «вырубили» у ночного клуба в Москве

Попытка выяснить отношения силой окончилась нокаутом.

Подписаться:

Поделиться:

Многие скрывают «позорный недуг» при призыве в армию.

Убийца президента США был зомбирован Главным Разведывательным Управлением СССР.

  • Главная страница
  • Армия и оружие
  • Шоу-бизнес
  • Спорт
  • Красота и мода
  • Автомедиа
  • Наука
  • Интернет
  • Здоровье
  • Общество
  • Криминал
  • Происшествия
  • Культура
  • Политика
  • Hi-Tech
  • Размещение рекламы
  • Обратная связь
  • Вакансии
  • Контакты

Издание «ВладТайм»(новости России, Украины и мира).

«Нет ничего выше религии»

Рамзан Кадыров всегда говорил о полном соблюдении российских законов в Чечне, добавляя, однако, что для него как мусульманина нет «ничего выше религии». И сделать что-либо с этим полуправительственным шариатом Москва просто не в состоянии. Как в свое время и советская власть оказалась неспособна добиться здесь верховенства своих законов перед лицом укоренившихся традиций кровной мести и многоженства, которым сейчас вновь потворствует новый президент.

Влияние традиций и абсолютной власти Кадырова заставляет отступить и большую часть чеченских женщин. 38-летняя Соня, которая считает себя «феминисткой», терпеть не может носить платок.

«Но я все же вынуждена это делать, иначе потеряю работу», признает она. Не чужда этой верующей мусульманке и самокритика: ее ненависть к платку, объясняется, по ее словам, тем, что она была «испорчена советскими временами». Теперь она обещает воспитывать своих детей согласно требованиям ислама. «Моя дочь будет с малых лет носить платок, что бы у нее не было как у меня психологической дилеммы, надевать его или нет», решительно заявляет Соня.

История первой чеченской войны в воспоминаниях тех, кто ее допустил

В 1994 году российские войска с трех сторон зашли на территорию Чечни, которая после распада СССР объявила себя независимой и перестала подчиняться законам России. Военным поступила команда взять Грозный штурмом за два-три дня, чтобы сделать «подарок» ко дню рождения министра обороны РФ Павла Грачева. Но попытка провалилась. Первой серьезной ошибкой стало то, что Грозный не заблокировали, поэтому чеченцы спокойно направляли туда подкрепления из южных районов страны. Вторая ошибка — Россия ввела танки на узкие улицы города без надлежащей разведки и поддержки пехотой. В итоге большую часть техники сожгли или захватили.

Так планируемый молниеносный штурм перерос в затяжную войну. Она длилась год и восемь месяцев. Точных цифр о погибших нет, но, по официальной информации, это до 50 тысяч мирных жителей и до 6 тысяч российских военных. Первая чеченская война закончилась в 1996 году, когда в Хасавюрте подписали соглашение о перемирии, которое, как мы знаем, продлилось недолго.

Исследователи и непосредственные участники тех событий говорят, что первой чеченской войны можно было избежать. Сегодня люди, которые были причастны к принятию решений в то время, но уже покинули официальные посты, рассказали, как все было на самом деле.

Почему началась война с Чечней?

Сергей Филатов (с января 1993 года по январь 1996 года руководил администрацией президента РФ, в настоящее время — президент Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ).

— У многих наших автономий остались обиды на советскую систему, в том числе в Чечне. Они всегда были под гнетом и всегда готовились к тому, чтобы стать самостоятельной республикой. Ситуацию усложняло то, что в Чечне шла постоянная внутренняя война между тейпами, которые хотели прийти к власти.

И тут появился Дудаев. Чеченцы любят таких. Герой, генерал, знатная фигура в военном деле. И, к сожалению, он начал поддерживать противников советской системы, которых было большинство. Хотя Дудаев часто менял свою позицию — то он хотел восстановления Союза, то — чтобы Чечня вышла из состава России, то — чтобы осталась, но при определенных условиях.

А мы тогда были молодыми политиками, которые оказались в жуткой ситуации. Нам было не до Чечни — надо было решать экономические проблемы в России. Мы сделали ставку на Руслана Хасбулатова (сподвижник Бориса Ельцина, — прим. ред.), надеялись, что он как выходец из Чечни сможет сам решить конфликт в республике. Но Хасбулатов и Дудаев относились к разным тейпам, каждый из которых хотел управлять Чечней.

В 1994 году рухнула экономика в республике. Дудаев тогда подумывал о переговорах с Борисом Ельциным. Наш президент согласился, но вдруг Дудаев резко передумал. За его спиной стояли люди, которые не давали ему пойти на контакт с Россией. На одной из конференций Дудаев обвинил Россию в геноциде чеченского народа. И как-то само собой вопрос о переговорах отпал.

Мы хотели «обесточить» Дудаева. Стали давать деньги району, который ему не подчинялся. Но не все получилось так, как мы хотели. Начались еще большие стычки. После атаки на российские танки в центре Грозного нервы Бориса Николаевича не выдержали. Были введены войска в Чечню. Павел Грачев (военачальник, министр обороны, — прим. ред.), кстати, был против этого. Он просил хотя бы подождать до весны, чтобы подготовить войска, но Ельцин не дал ему времени.

Читать еще:  Прокуратура Караганды намерена закрыть местное отделение сайентологов

Можно ли было предотвратить войну?

Вячеслав Михайлов (в 1995–2000 годы был министром по делам национальностей РФ, в настоящее время — заведующий кафедрой национальных и федеративных отношений РАНХиГС).

— После того как распался СССР, в Чечне началась полная беспредельщина. Когда Ельцин понял, что надо принимать какие-то меры, вооружение оказалось в руках Дудаева. Вот тогда и пошли попытки — сила на силу. И я вам уверенно говорю: если бы тогда состоялись переговоры Ельцина и Дудаева, войны бы не было. Это был очень симпатичный человек (Дудаев, — прим. ред.), с ним можно было договориться.

Вообще, попытки организовать их встречу были. Я сам этим занимался, приезжал во Владикавказ, искал место. Договоренность была такая: проводим встречу Ельцина с Дудаевым — останавливаем движение войск в Грозный. Ельцин сначала согласился. Но потом из Москвы позвонили и сказали, что он передумал. Решили провести встречу Дудаева с Черномырдиным. Но через несколько часов отменяют и эту встречу. Переговоры не прошли — выбрали силовой вариант.

Потом Борис Николаевич тоже не раз говорил мне: надо было тогда провести переговоры с Дудаевым. Он тоже понимал: если бы они встретились, чеченской войны бы не было.

Кто в годы войны думал о спасении заложников?

Вячеслав Измайлов, в 1992–1995 годы служил в военкомате в городе Жуковском, в 1995–1996 годы был офицером по государственной подготовке 205-й отдельной мотострелковой бригады, стал военным корреспондентом, участвовал в освобождении военнопленных, в настоящее время — военный обозреватель «Новой газеты».

— Когда я приехал в Чечню, у меня было ощущение, что я до этого в армии не служил. Я был в Афганистане, но там было небо, а Чечня показалась подземельем. Это был ужас. Первое, что я увидел, как наш командир выводит перед бригадой, а это две тысячи человек, пленного 18-летнего солдатика. Командир кричит на него, а потом сильно дает ему под зад. И весь строй должен был повторить за командиром. Я увидел наглядно сцену из рассказа Толстого «После бала». Я опешил: куда я попал? После этого нашел того солдатика в танковом батальоне. Он был вечно в наряде на тумбочке. Я говорю командиру: «Ты отпусти его в отпуск, его тут загрызут». Тот отвечает: «А вы гарантируете, что он вернется с отпуска?» Я пообещал. А сам родителям солдата написал письмо, чтобы они сына в Чечню больше не отправляли.

Потом я много занимался освобождением заложников. Была специальная комиссия по этому делу, рабочая группа, состоящая из офицеров. Они поочередно работали по освобождению заложников. Это были замечательные люди.

Опишу еще интересный эпизод в январе 1996 года. Шли переговоры по обмену солдат. Отдаем пленного чеченца, взамен забираем троих русских. На обмене присутствовали матери наших солдат. Выводят заложников. Трое русских спокойно стоят, побоев нет. А мы выносим чеченца — он так избит нашими, что идти не может. Через 10 минут он умирает. Матери русских солдат сразу завизжали — они подумали, что им не отдадут детей. Но их отдали. Вот такая картина.

Тогда же, в 1996 году, после августовских боев, стоял вопрос, как сейчас на Украине, — обмен всех на всех. Но это обман. У нас чудом сохранились два пленных чеченца, я просил ребят из комиссии по освобождению заложников подкармливать их, а то некого обменивать будет. Чеченская сторона тогда отдала нам 32 человек. Но и это были не все. Многие так и пропали без вести.

Какие выводы были сделаны после конституционного суда по Чечне, который признал решения Ельцина законными?

Юрий Батурин (в 1994–1996 годы был помощником президента РФ по национальной безопасности, с 25 июля 1996 года по 28 августа 1997 года — секретарем Совета обороны РФ).

— Суд в 1995 году признал, что решение Ельцина по Чечне соответствует Конституции (речь идет об указе «Восстановление конституционного порядка», ставшем основанием для введения войск в республику. Если бы суд признал его неконституционным, то первая чеченская война закончилась бы на год раньше, – прим. ред.). Чтобы вы понимали, тогда 7 судей из 18 высказали особое мнение. То есть решение о военных действиях могло быть не принято, но этого не произошло.

Но итоги этого суда имели не только негативные последствия, но и позитивные. Тогда был период юридической эйфории после перестройки, когда считалось, что можно принять нужный закон и все решится. Но именно благодаря суду по Чечне сегодня в обществе принято: Конституция имеет прямое действие.

Второй итог — после этого суда уточнили законодательство о применении Вооруженных сил РФ. Это сложный, грубый инструмент, поэтому лучше, чтобы он стоял на месте. Как только он разворачивается, следуют негативные последствия. 13 июня 1996 года в Уголовном кодексе появилась статья 42 УК РФ о выполнении незаконного приказа (лицо, которое исполняет заведомо незаконный приказ, несет ответственность, — прим. ред.). После этого пошла волна рационального исполнения — прежде чем выполнить приказ, подумай и переспроси.

Почему Чечня отказалась от идей сепаратизма?

Абдулла Истамулов, (в 1996–1997 годы был и. о. вице-премьера по социальным вопросам в коалиционном правительстве Чеченской Республики Ичкерия, в настоящее время — эксперт-аналитик телерадиокомпании «Путь» имени А-Х. Кадырова, политолог).

— Самое главное для чеченцев в жизни — это религия и традиции. Владимир Путин в 2002 году задает этот вопрос: «Что вы, чеченцы, хотите? У вас все было, в том числе независимость». Мы все время защищали нашу свободу. Только вам никто не объяснял, что это значит. Это религия и традиция. Не мешайте нам их соблюдать, а в остальном — договоримся. И после того как этот вопрос решили, противостояние закончилось. Точку поставили.

Почему при всех сложных отношениях большинство чеченцев хочет жить в России? Мы всегда считали себя частью традиционного общества. Что было бы, если бы Россия предложила Чечне жить отдельно? Что нас ждет? У Чечни нет отдельной истории и государственности. Мы попадем под влияние другого государства. Кто претендует на Кавказе на нас? Турция. Мы понимаем, что нас используют как воинов. Это иное общество, иной подход к религии. Еще кто? Иран, Ирак? Это вообще нации, которые с нами не могут идеологически существовать. Грузия? Через нее заходит Запад. То есть наши дети будут ходить в школу мимо гей-клуба. И вы думаете, я смогу так жить? Да я лучше умру!

Понимаете, что для нас значит быть частью России? Если здесь появится гей-клуб, мы с вами уже это дело будем оспаривать. Тогда я, может, буду агитировать за другие идеологии… Но пока этого нет. Мое личное мнение — сегодняшняя власть самая пророссийская, какая только была.

Какие уроки вынесли власти и общество из первой чеченской войны?

Сергей Степашин (в 1994–1995 годы был директором Федеральной службы контрразведки (с 1995 года — ФСБ), в 1996–1998 годы — член Совета обороны РФ, с июля 1997 по март 1998 года — министр юстиции РФ, в настоящее время — председатель Императорского православного палестинского общества).

— Сегодня у всех сторон своя точка зрения. И правду мы не узнаем никогда. Но из этой войны можно вынести три урока. Первое — прежде чем принимать решения, надо понимать свой потенциал, возможности и последствия. В любой истории. И первая чеченская кампания в какой-то степени нас этому научила.

Отсюда второе — кто бы что ни говорил, тогда мы столкнулись не только с сепаратистами. В Чечне испытывался вариант будущего Талибана и ИГИЛа (запрещенного в России движения, — прим. ред.) Сколько там болталось хрен знает кого, столько нечисти было…

Ну и третье, самое главное. Мы в прошлом году встречались в Чечне с главой (Рамзаном Кадыровым, — прим. ред.). И он тогда сказал: «Для нас самая большая проблема сегодня, что в Чечне практически не осталось русских». И мы это понимаем. Подобное становится этнонациональным государством. А ведь в Грозном раньше всегда русское большинство жило. И это беда всего Северного Кавказа.

Встреча с участниками тех событий прошла в Ельцин Центре. Мы выражаем благодарность организаторам за то, что собрали этих людей вместе и дали возможность ответить на главные вопросы первой чеченской войны.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.

Противостояние с федеральным центром

Чеченский конфликт обострялся. 7 ноября Борис Ельцин объявил чрезвычайное положение в республике.

В марте 1992 года парламент Чечни утвердил конституцию, объявившую Чечню независимым советским государством. В то время процесс вытеснения русских из республики принял характер настоящего геноцида. В этот период процветала торговля оружием и наркотиками, беспошлинный вывоз и ввоз, а также хищение нефтепродуктов.

При этом не было единства в чеченском руководстве. Ситуация обострилась настолько, что в апреле Дудаев распустил местные органы власти и начал руководить в ручном режиме. Оппозиция запросила помощи у России.

Читать еще:  На Вятке начинается Великорецкий крестный ход

Классификация принципов вероучения

Сама религия базируется на основе шариата. Соответственно, и столпы представляют собой шариатские основополагающие принципы, которые неукоснительно должен соблюдать любой правоверный мусульманин. Их классификацию вы вряд ли найдете в священной книге мусульман – Коране. Однако их можно найти в хадисе Пророка Мухаммеда (с.а.в.), который во многом сформировал принципы вероучения.

Фундаментальными считаются главных 5 столпов, которые являются своеобразными заповедями и регламентируют не только покорность Всевышнему, но и образ жизни каждого мусульманина. Нельзя считать их вместилищем всей исламской мудрости, однако сама религия не смогла бы быть состоявшейся, если бы их не существовало.

В перечень столпов ислама входят:

  1. Шахада.
  2. Намаз (салят).
  3. Ураза (сыям).
  4. Закят.
  5. Хадж.

Что означают эти понятия?

  • Шахада – это свидетельство. Оно утверждает, что Аллах един, кроме него не может быть никаких других божеств. Кроме того, оно определяет согласие с утверждением, что Мухаммед является Пророком Аллаха. Таким образом, представляет собой подтверждение безоговорочной и твердой веры мусульманина.
  • Намаз – это обязательство пятикратной молитвы каждого правоверного. Намаз должен совершаться каждый день без каких-либо уклонений.
  • Ураза – обязательный пост во время месяца Рамадан. Этот месяц считается значимым и священным периодом для мусульман всех течений.
  • Закят – обязанность обеспеченных мусульман регулярно отчислять определенную сумму в пользу неимущих.

  • Хадж – паломничество в священный город Мекку.

Многие мусульманские мыслители не без основания утверждают, что главный столп ислама – это шахада. Именно она регламентирует основную идею всей религии и свидетельствует о том, что ислам является религией не воинственной, а более чем миролюбивой. Этот постулат следует из самой формулировки заповеди.

Тем не менее, в последние годы исламисты вписывают в эту стройную пятиступенчатую систему еще и шестую составляющую. Они полагают, что джихад можно называть дополнительным столпом, несмотря на то, теологи не включают джихад (борьбу) в список и, отвечая на вопрос о том, сколько столпов существует в исламе, по-прежнему называют только пять.

Мазхабы – четыре религиозно-правовые школы

Мазхаб – это богословско-правовая школа в Исламе. В настоящее время получили распространение четыре мазхаба: ханафитский, маликитский, шафиитский и ханбалитский.

С самого начала распространения Ислама мусульмане проявляли глубочайший интерес к общественным дискуссиям для выяснения того, как следует поступать в отношении неизвестных и сложных вопросов (гражданских, уголовных, финансовых, политических и др.), постоянно возникавших на новых территориях, с учётом соответствия этих действий принципам Ислама. Это привело к созданию целой системы религиозных законов, основанных на Коране и Сунне и комплекса юридических норм, извлекаемых из законов Шариата.

Исходя из заключения, что Коран и Сунна Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) содержат ответы на любые вопросы, задачей факихов (знатоков религиозных законов) стало «извлечение» этих предписаний. Для этого они использовали:

– согласованное мнение видных алимов (иджма’), в том числе сахабов Пророка (мир ему и благословение);

– суждение по аналогии с Кораном и Сунной (кияс);

– отказ от решения по аналогии или его корректировка в случае, если оно нецелесообразно (истисхан, введён в обиход Абу Ханифой);

– вынесение решения на основе его полезности для общества (истислах, разработан и применён имамом Маликом).

Вспомогательным источником в ханафитской школе является местное право (‘урф, или адаты). Элемент общего согласия, являющийся обязательным условием Шариата, придал этой системе гибкость и восприимчивость, позволив ей работать и развиваться на протяжении столетий, вплоть до сегодняшнего дня, на огромной территории.

Религиозно-законодательная система, по своему предназначению, охватывала все стороны жизни мусульманина. Первоначально изучение религиозных законов получило распространение в Медине, когда она являлась столицей Халифата и все незнакомые проблемы, с которыми сталкивались мусульмане на новых территориях, решались здесь. Постепенно ведущее место в этой области перешло к городам Ирака: Куфе, Басре, затем Багдаду, который стал крупнейшим центром просвещения в различных направлениях науки и религии. Именно здесь исламское правоведение превратилось в самостоятельную систематическую и серьёзную дисциплину.

Необходимость обращаться к юридическому обоснованию тех или иных норм в Исламе привела к появлению четырёх школ юриспруденции – мазхабов (мазхаб – «путь»), основанных крупнейшими богословами и названных, впоследствии, их именами. Все они возникли в первое столетие правления Аббасидов и признаются в качестве авторитетных и канонических, вплоть до сегодняшнего дня. Вышеупомянутые положения разработки религиозно-правовых норм являются общими для всех четырёх мазхабов, хотя в каждой из них существуют свои особенности; присущие определённому мазхабу акценты и интерпретации в каких-то вопросах делают их самостоятельными. Эти четыре мазхаба следующие:

Мазхаб имама Абу Ханифы

Этот мазхаб основан имамом Абу Ханифой (ум. 767) и его учениками – Абу Юсуфом (ум. 798) и Мухаммедом аш-Шайбани (ум. ок. 804). Ханафитский мазхаб изначально следовал путём логических и рациональных рассуждений (асхаб ар-ра’й), опорными пунктами в IX-X вв. которого становятся Хорасан и Средняя Азия. Его придерживались ханы Золотой Орды и Великие Моголы. В Османском султанате этот мазхаб был провозглашён государственным. На сегодняшний день последователи ханафитского мазхаба составляют примерно половину мусульманского населения Земли. Он распространён в Турции, Афганистане, Пакистане, Индии, Китае, Сирии, на Балканах, частично в Индонезии. Большинство мусульман России и стран СНГ (в Средней Азии и Казахстане, в Поволжье, на Урале, в Сибири, в Крыму, на Северном Кавказе – за исключением чеченцев, ингушей и дагестанцев; частично в Азербайджане) также придерживаются мазхаба имам Абу Ханифы.

Мазхаб имама Малика

Этот мазхаб основан имамом Маликом ибн Анасом (ум. 795). Маликитская школа создавалась как рационалистическая (асхаб ар-ра’й). Здесь применялись принципы «независимого суждения ради общественной пользы» (истислах), суждения по аналогии (кияс), предпочтительного решения (истисхан). Точка зрения последователей маликитского мазхаба: «Всё, что приводит к запретному, должно быть запрещено, а то, что приводит к дозволенному – разрешено (зара’и)». Сегодня мазхаба имам Малика придерживаются мусульмане Северной и Тропической Африки вплоть до Судана и Египта.

Мазхаб имама аш-Шафии

Этот мазхаб назван по имени своего основателя имама Мухаммада аш-Шафии (ум. 820). Шафиитский мазхаб уделяет особое внимание религиозным знаниям и комментариям сподвижников Пророка (мир ему и благословение) и факихов из числа мединцев, хотя и не в такой сильной степени, как у маликитов. Последователи данного мазхаба признают принцип «суждения ради общественной пользы». Нормы обычая (‘урф) могут служить подспорьем для решений, но на меньшем уровне, чем у последователей ханафитского мазхаба. Сложные логические рассуждения отвергаются. В целом, мазхаб имама аш-Шафии как бы занял нишу между сторонниками асхабу ар-ра’й и асхабу аль-хадис. Благодаря своей упрощённости, шафиитский мазхаб распространён весьма широко в Египте и Восточной Африке, в Малайзии и Индонезии, в Сирии, Ливане, Палестине, Иордании, на Бахрейне, в Восточной Индии, частично в Пакистане, Турции, Ираке и Йемене. Последователями этого мазхаба являются и российские мусульмане:чеченцы, ингуши, дагестанцы (кроме ногайцев).

Мазхаб имама Ахмада

Этот мазхаб основан имамом Ахмадом ибн Ханбалом (ум. 855). Ханбалиты, как и все их предшественники, признавали в качестве основного источника права Коран. Вторым по значимости источником считалась Сунна Пророка (мир ему и благословение). Имам Ахмад следовал принципу марфу‘, т.е. признавались лишь сведения, восходившие к самому Пророку (мир ему и благословение). Имам Ахмад, как и все имамы, учитывал единодушное мнение (иджма‘) сахаба и отводил ему третье место в системе источников мусульманского права. Некогда распространённый в Ираке, Хорасане, Сирии и Хиджазе, сейчас ханбалитский мазхаб действует только в Саудовской Аравии и странах Персидского залива.

Следует особо отметить то обстоятельство, что мазхабы возникали и развивались не как изолированные друг от друга группировки, а как сообщества, взаимосвязанные и дополняющие друг друга, взаимопроникаемые и не имеющие чётко установленных границ. Лучшим свидетельством этого служит тот факт, что все богословы – основатели и крупные деятели мазхабов, являлись учениками друг друга (аш-Шайбани — ученик Абу Ханифы, Абу Юсуфа и Малика, был учителем аш-Шафии; аш-Шафии, который учился также и у Малика, был учителем Ахмада ибн Ханбала; Абу Юсуф также был учителем Ибн Ханбала). На это нам указывает их отношение друг другу. Например, после нескольких лет, проведённых в Мекке, имам аш-Шафии отправился в Медину, где стал учеником великого Малика ибн Анаса, основателя маликитского мазхаба. За 9 дней имам аш-Шафии выучил его книгу «Муватта». Позже имам аш-Шафии скажет о себе: «Что бы я ни услышал, я никогда это не забывал».

Когда имам Малик увидел его память, знание и остроумие, он воскликнул: «О, Абу Абдуллах, бойся Всевышнего и избегай грехов! Поистине тебя ждут великие дела. Аллах поместил в твоём сердце свет, так не гаси же его ослушанием Творца!»

Знаменитый учёный Абу Бакр аль Байхаки назвал аш-Шафии учителем, имевшим наибольшее значение для имама Ахмада. Имам Ахмад был особенно привязан к имаму аш-Шафии, что хорошо видно из рассказов в его книгах. Имам Шафии также глубоко уважал имама Ахмада за искренность его намерений и выдающуюся учёность. Аш-Шафии, несмотря на то, что он был видным учёным своего времени, обращался к имаму Ахмаду каждый раз, когда испытывал трудности в отношении хадисов. Имам Шафии назвал имама Ахмада «обладающим глубочайшими познаниями в делах хадисов».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector