1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В древности торг за девство заканчивался браком и семьей

Содержание

Александр Овчаренко. В древности торг за девство заканчивался браком и семьей

Сначала было однозначное понимание, что продажа девственности через Интернет — это грех. Но единственно, что появились еще какие-то туннельные вводные. Есть табуированные вещи, которые начинают обсуждаться в обществе с отрицательным уклоном. Многие темы, которые раньше в нормальном обществе были табу, сейчас уже становятся сначала как обговариваемые, потом как нейтральные, потом уже подводится какая-то псевдонаучная база и потом какие-то уже оправдательные моменты, мол, да ничего плохого в этом нет. А потом… потом это становится модным, а потом уже и вовсе нормой. Прохождение всех этих ступеней сейчас можно наблюдать здесь и сейчас.

Исторически если посмотреть, то откуда вообще взялась норма, что девушка должна хранить себя до брака? Многие историки дают объяснение, что это в ключе правовых, имущественных отношений, то есть муж, хозяин семьи, должен был быть уверен, что первенец, которому перейдет все имущество, это будет его законный сын. Поэтому невеста должна была быть девственницей по определению. И девственность раньше была не просто добродетелью, а обязательным условием. Невеста как расшифровывают? Та, которую никто еще не познал. То есть здесь не просто гинекология, но и духовный смысл.

Богородица показывает образец настоящей девственности и девства, то есть физиологического и духовного, а церковь разделяет и девство, и девственность. Есть даже пословица, что телом девица, а душой блудница. То есть физиологически девушка может быть не тронута, а душевно уже развращена. На самом деле девушкам, которые продают себя на аукционах, эта пословица очень хорошо подходит.

Когда в древности за невесту вносился выкуп, то это покупалось именно девство, за него шел торг, но подразумевалось, что все заканчивалось браком, семьей. А сейчас идет торг, но все это не только не обязано заканчиваться браком, но даже и не предусматривается. Происходит извращение в самом главном понимании и подмена этих вещей. Церковь однозначна в этом вопросе — это грех, это желание оправдать блуд, похоть. Им уже недостаточно просто блуда, получается, что необходимо развратить не только тело, но и сам разум, нам, человечеству.

Но здесь еще есть одна грань — не только виноваты женщины в этом, но это то, что хотят купить мужчины. Ведь реально есть спрос! Девушками движет желание подороже продать тело, свою невинность, но тело, утратившее девство, оно уже поругано. Красота девства сакральная и священна. Есть вещи духовные, которые невозможно просто измерить. Если девушки девственны, то от них исходит какой-то свет, это чистота, которая чувствуется душой. И если девушками движет желание подороже себя продать, то мужчинами движет примитивное желание выиграть спор, какой-то спортивный интерес, тщеславие, вот таким вульгарным способом — «я у нее первый». Это все аморально, греховно, уверен, что это осуждается большинством религий и обществом.

Общаясь со своими студентами, со знакомыми, которые исповедуют семейные ценности, они говорят, что уложить девушку в постель сейчас вообще не проблема, им иногда даже приходится отбиваться от девушек. Не хочется идеализировать прошлые времена, но сейчас это стало повсеместно. Раньше это хоть как-то пряталось, закрывалось. А сейчас девушки продают свою девственность от 2 до 5 тысяч долларов, даже не за 50 тысяч. Что движет ими? У каждого свои истории: кто-то хочет на учебу, кто-то избавиться от долгов, кто-то хочет даже благотворительностью заняться. Есть и случаи, когда девушки разочаровались в надежде встретить принца.

Через соцсети сейчас транслируется сибаритство, красивая жизнь без проблем, наслаждение без труда, вознаграждение просто за красивые глаза. И в душе девушек происходит трагическое столкновение ожидаемого и действительности. Большинство же этих девушек и красивые, и умные, но на всех принцев-миллионеров не хватает. Переживая ожидания от действительности, девушки сопротивляются, как могут, и решают это в своем формате. Эта проблема — намного глубже, ее надо изучать, надо анализировать. Да, это грех. Во многих случаях, может, это просто нажива и удовлетворение похоти. Но за этим еще что-то скрывается, какое-то ожидание, поиск. Молодежь, задыхаясь в этой фальши и лжи, ищет выход по-своему, может быть, и таким уродливым способом.

Надо помочь молодежи вернуть целомудрие, веру и любовь. Это не менее, а может и более важное дело чем экология. Мы все, общество и вся наша планета, от этого выиграем! Иначе мы рискуем завтра проснуться в мире апокалипсиса.

Крестьянский блуд и помещичьи гаремы. Интимные традиции на Руси

Кто будет спорить с тем, что нужно знать свою историю? Сегодня Anews хочет углубиться в этот предмет под углом, который освещается нечасто.

Что известно о сексе в языческую эпоху? Насколько пуританским было русское село? И до чего могла довести вседозволенность помещиков?

Дефлорация от волхвов и свальный грех

О сексуальных традициях древних славян известно немного. Считается, что нравы в языческий период были свободнее, чем в христианский. Это отражалось и в религиозных символах — например, довольно распространенным был фаллический культ, связанный с Ярилой, богом Солнца.

Нашим предкам приписываются довольно экстравагантные обычаи. Одним из таких является ритуал с целью добиться хорошего урожая. Раздеваясь догола, молодые девушки ходили по полю, чтобы поделиться с землей своей детородной силой. Мужчины раздевались при засевании. Порой все это раздевание перерастало в секс и перекатывание по полю туда-сюда.

Также считается, что для славян совершенно не была критичной девственность невесты — наоборот, обширный сексуальный опыт считался в глазах жениха достоинством. Отчасти это подтверждается существовавшим тогда обычаем, согласно которому невеста не должна была лишаться девственности в первую брачную ночь — в случае необходимости эту «процедуру» организовывали за день до свадьбы волхвы.

Одной из самых ярких традиций, соединивших языческие времена и христианские, стал праздник Ивана Купалы. С этой волшебной ночью, в которую по поверью цветет папоротник, связаны многие интимные традиции. Здесь и прыжки через костер, когда у девушек задирались юбки и оголялись укромные места. Здесь и волнующие путешествия по ночному лесу, когда люди находили себе пару и предавались любви без обязательств — дети же, рожденные от таких связей, считались посланными высшими силами.

Некоторые версии склонны предавать этим гуляниям большой размах — будто бы праздничная ночь превращалась в настоящие оргии с беспорядочной сменой партнеров. Называлось такое действо «свальный грех», дав начало довольно известному выражению.

Необычную сексуальную традицию описывал также итальянский путешественник Лактанций Рокколини, в XVI веке по повелению короля Карла V нанесший визит в Россию. Как-то, сбившись с пути, Рокколини с товарищами наткнулся на одно селение. Жители радушно приняли гостей и привели их в большой дом, где собрались много мужчин и женщин. Собравшиеся пели, плясали, а все пространство было освещено одной лучиной. Рокколини объяснили, что он видит древний обычай под названием «гаски», заключавшийся в следующем:

«В известное время собираются вместе соседские мужчины и женщины и, поплясав и позабавившись вместе порядком, тушат лучину, после чего каждый берет ту женщину, которая случилась к нему ближе, и совершает с ней половой акт; затем лучина снова зажигается, и снова начинаются пляски, пока не рассветет и все отправятся по домам. В этот вечер лучину уже тушили два раза, и два раза совершен акт с теми, на кого случай наткнул в темноте» .

Снохачество и другой крестьянский блуд

Утверждается, что подобные обычаи существовали в российских селах вплоть до конца XIX века. Этнограф Сергей Максимов в книге 1859 года «Год на севере» приводит слова священника села Койнос Архангельской губернии: «На беседах по зимам, не боясь ни чьего сглазу, мужики обнимают баб и огни гасят. »

Архангельская губерния вообще отличалась вполне свободными нравами. В книге Юрия Семенова «Пережитки первобытных форм отношений полов в обычаях русских крестьян XIX – начала XX в.» говорится:

«В Мезенском уезде Архангельской губернии невинность девушки совершенно не ценилась. Более того, девица, родившая ребенка, имела больше шансов выйти замуж, чем сохранившая целомудрие. Не требовалась «чистота нравов» от девушек и в других местах этой же губернии. Это нашло отражение в пословице «девушка не травка, вырастет не без славки» .

Читать еще:  О вакцинации и о том, имеет ли она отношение к «чипизации»

В фундаментальном труде, посвященном этнографии Вологодской губернии, утверждается, что «в большей части деревень девичьему целомудрию не придается строгого значения. Есть местности, где девка, имевшая ребенка, скорее выйдет замуж, чем целомудренная, так как она, знают, не будет неплодна». Как сообщали местные информаторы, «редкая из наших девок не гуляет до замужества». Что же касается парней, то они начинают «баловаться» едва минет 15 лет и к моменту вступления в брак каждый из них «знает не одну девку»» .

Впрочем, отношение к вопросу невинности сильно разнилось по регионам. Доктор исторических наук Владимир Безгин в труде «Крестьянская повседневность (традиции конца XIX – начала ХХ века)» пишет:

«В Воронежской губернии еще в 80-е гг. XIX в. существовал обычай поднимать молодых. Новобрачная в одной рубахе вставала с постели и встречала свекровь и родню жениха. Такая демонстрация, восходящая своими корнями к языческим верованиям, имела цель публично удостоверить невинность невесты.

Тяжелыми были последствия для «нечестной» невесты. Ее родню с бранью выгоняли, саму избивали до полусмерти и заставляли трехкратно ползать на коленях вокруг церкви. За потерю чести провинившуюся девушку в деревне наказывали тем, что отрезали косу, пачкали рубаху дегтем и без юбки проводили по улице. После такого позора ее уже никто не брал замуж, и она оставалась в девках».

Непростыми были отношения и после брака. Безгин указывает:

«В крестьянском дворе, когда бок о бок жило несколько семей, порой возникали замысловатые любовные треугольники. Так, в орловском селе Коневке было «распространено сожительство между деверем и невесткой. В некоторых семействах младшие братья потому и не женились, что жили со своими невестками».

По мнению тамбовских крестьян, кровосмешение с женой брата вызывалось качественным превосходством того брата, который отбил жену. Братья не особенно ссорились по этому поводу, а окружающие к такому явлению относились снисходительно. Дела о кровосмешении не доходили до волостного суда, и кровосмесителей никто не наказывал».

Но один вариант подобных отношений стал по-настоящему известен. «Нигде, кажется, кроме России, – писал журналист и политик Владимир Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название» .

Снохачество заключалось в том, что переехавшая в дом мужа молодая девушка становилась объектом домогательств со стороны еще не старого и полного сил свекра — «снохача», согласно традиционному выражению.

Некоторые главы патриархальных крестьянских семей именно для этого и устраивали браки сыновей на 16-17 летних невестах. Вскоре после женитьбы новоявленный муж по повелению главы семьи отправлялся на отхожий промысел и впоследствии наведывался домой лишь несколько раз в год. Его жена же оставалась в полном распоряжении свекра.

Склоняя невестку к сожительству, снохач сполна пользовался ее зависимым положением. В ход шли и подарки, и поблажки по домашней работе, а порой и физическая угроза. Подобные случаи родили на селе поговорку: «Смалчивай, невестка — сарафан куплю».

Некоторые женщины пытались обращаться в суд, но там подобные жалобы предпочитали не рассматривать. Снохачи же не особенно боялись и собственных жен. Вот какой рассказ был восстановлен по корреспонденции одного из жителей Орловской губернии:

«Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на «шахты», сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал «лабуниться» к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков – согласилась.

Младшая невестка, заметив «амуры» свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку» .

Иногда подобные случаи приводили к настоящим драмам. Безгин пишет:

«В начале ХХ в. в калужском окружном суде слушалось дело Матрены К. и ее свекра Дмитрия К., обвиняемых в детоубийстве. Обвиняемая Матрена К., крестьянка, замужняя, 30 лет, на расспросы полицейского урядника призналась ему, что в продолжение шести лет, подчиняясь настоянию свекра, состоит в связи с ним, прижила от него сына, которому в настоящее время около пяти лет. От него же она забеременела вторично. Свекор Дмитрий К., крестьянин, 59 лет, узнав о приближении родов, приказал ей идти в ригу, и как только она родила, схватил ребенка, зарыл его в землю в сарае».

Ученый также отмечает, что отношение к снохачам по регионам было разным:

«В ряде мест, где снохачество было распространено, этому пороку не придавали особого значения. Более того, иногда о снохаче с долей сочувствия говорили: «Сноху любит. Ен с ней живет как с женой, понравилась ему».

По отзывам крестьян Борисоглебского уезда Тамбовской губернии снохачество встречалось часто, но традиционно считалось в селе самым позорным грехом. Снохачи на сходе при решении общественных дел игнорировались, так как каждый мог им сказать: «Убирайся к черту, снохач, не твое тут дело»».

Всемогущий разврат помещиков

Отдельной главой сексуальной истории России стало крепостное право. Хроники говорят, что интимное внимание помещиков к своим крепостным крестьянкам было очень даже распространено. Например, во дворе уроженца Эфиопии Абрама Ганнибала, приближенного Петра I и прадеда поэта Александра Пушкина, очевидцы встречали немало смуглых и кучерявых черноволосых детишек.

Не оставались в стороне и «борцы за народное счастье» декабристы. В материалах дела об участнике восстания Осипе-Юлиане Горском говорилось:

«Сперва он содержал несколько (именно трех) крестьянок, купленных им в Подольской губернии. С этим сералем он года три тому назад жил в доме Варварина. Гнусный разврат и дурное обхождение заставили несчастных девок бежать от него и искать защиты у правительства,— но дело замяли у гр. Милорадовича».

Впрочем, крепостные любовницы не всегда получали плохое обращение. 70-летний помещик Кошкарев, державший 10-12 девушек в качестве своеобразного гарема и еще нескольких для ублажения гостей, довольно хорошо их обеспечивал.

«Девушки все были очень развиты: они были прекрасно одеты и получали — как и мужская прислуга — ежемесячное жалованье и денежные подарки к праздничным дням. Одевались же все, конечно, не в национальное, но в общеевропейское платье» — писал один из гостей Кошкарева.

Несмотря на распространенность этого явления, некоторые случаи все же выбивались из общего ряда и подвергались общественному осуждению. В первой четверти XIX века таким стал случай генерала-лейтенанта Льва Измайлова из Тульской губернии. Помещик отличался своенравным и жестоким характером, издевался как над крестьянами, так и над чиновниками невысокого ранга. Еще в 1802 году император Александр I писал губернатору:

«До сведения моего дошло, что отставной генерал-майор Лев Измайлов … ведя распутную и всем порокам отверзтую жизнь, приносит любострастию своему самые постыдные и для крестьян утеснительные жертвы. Я поручаю вам о справедливости сих слухов разведать, без огласки, и мне с достоверностью донести».

Однако благодаря деньгам и связям расследование тянулось десятилетиями — подробности дела открылись лишь в 1828 году. Биограф Измайлова так описывал преступления помещика, создавшего себе гарем из 30 девушек:

«Несчастные эти девушки выпускались из этого своего терема или, лучше сказать, из постоянной своей тюрьмы только для недолговременной прогулки в барском саду или же для поездки в наглухо закрытых фургонах в баню. С самыми близкими родными, не только что с братьями и сестрами, но даже и с родителями, не дозволялось им иметь свиданий. Бывали случаи, что дворовые люди, проходившие мимо их окон и поклонившиеся им издали, наказывались за это жестоко.

Многие из этих девушек, — их было всего тридцать, число же это, как постоянный комплект, никогда не изменялось, хотя лица, его составлявшие, переменялись весьма часто,— поступали в барский дом с самого малолетства, надо думать, потому, что обещали быть в свое время красавицами. Почти все они на шестнадцатом году и даже раньше попадали в барские наложницы — всегда исподневольно, а нередко и посредством насилия.

Генерал Измайлов был тоже гостеприимен по-своему: к гостям его всегда водили на ночь девушек, а для гостей значительных или же в первый еще раз приехавших выбирались невинные, хоть бы они были только лет двенадцати от роду. »

Упоминается также, что Измайлов однажды взял в гарем… свою дочь от предыдущей наложницы.

Несмотря на такие злодеяния, помещика в итоге лишь отстранили от управления имением, позволив «по уважению к тяжкой его болезни» проживать в фамильном доме.

Еще одной зловещей фигурой стал помещик из Киевской губернии Виктор Страшинский. От первых обвинений в его адрес до решения суда в 1857 году также прошло порядка 25 лет, но в итоге было выяснено, что Страшинский изнасиловал более 500 девушек, причем в его собственном имении следователи не нашли ни одной неизнасилованной крестьянки — в поисках разнообразия помещик наведывался в имения родственников. Среди жертв преступника оказались также две его дочери от изнасилованной ранее крепостной. Еще две девушки не пережили надругательств.

Читать еще:  Чего не стоит делать после Пасхи: 5 ошибок

Наказание, вынесенное 72-летнему Страшинскому, практически повторяло наказание Измайлова — считается, что накануне реформы крепостного права император Александр II не захотел ссориться с дворянами.

Александр Овчаренко: Александр Овчаренко. В древности торг за девство заканчивался браком и семьей

Исторически если посмотреть, то откуда вообще взялась норма, что девушка должна хранить себя до брака? Многие историки дают объяснение, что это в ключе правовых, имущественных отношений, то есть муж, хозяин семьи, должен был быть уверен, что первенец, которому перейдет все имущество, это будет его законный сын. Поэтому невеста должна была быть девственницей по определению. И девственность раньше была не просто добродетелью, а обязательным условием. Невеста как расшифровывают? Та, которую никто еще не познал. То есть здесь не просто гинекология, но и духовный смысл.

Богородица показывает образец настоящей девственности и девства, то есть физиологического и духовного, а церковь разделяет и девство, и девственность. Есть даже пословица, что телом девица, а душой блудница. То есть физиологически девушка может быть не тронута, а душевно уже развращена. На самом деле девушкам, которые продают себя на аукционах, эта пословица очень хорошо подходит.

Когда в древности за невесту вносился выкуп, то это покупалось именно девство, за него шел торг, но подразумевалось, что все заканчивалось браком, семьей. А сейчас идет торг, но все это не только не обязано заканчиваться браком, но даже и не предусматривается. Происходит извращение в самом главном понимании и подмена этих вещей. Церковь однозначна в этом вопросе — это грех, это желание оправдать блуд, похоть. Им уже недостаточно просто блуда, получается, что необходимо развратить не только тело, но и сам разум, нам, человечеству.

Но здесь еще есть одна грань — не только виноваты женщины в этом, но это то, что хотят купить мужчины. Ведь реально есть спрос! Девушками движет желание подороже продать тело, свою невинность, но тело, утратившее девство, оно уже поругано. Красота девства сакральная и священна. Есть вещи духовные, которые невозможно просто измерить. Если девушки девственны, то от них исходит какой-то свет, это чистота, которая чувствуется душой. И если девушками движет желание подороже себя продать, то мужчинами движет примитивное желание выиграть спор, какой-то спортивный интерес, тщеславие, вот таким вульгарным способом — «я у нее первый». Это все аморально, греховно, уверен, что это осуждается большинством религий и обществом.

Общаясь со своими студентами, со знакомыми, которые исповедуют семейные ценности, они говорят, что уложить девушку в постель сейчас вообще не проблема, им иногда даже приходится отбиваться от девушек. Не хочется идеализировать прошлые времена, но сейчас это стало повсеместно. Раньше это хоть как-то пряталось, закрывалось. А сейчас девушки продают свою девственность от 2 до 5 тысяч долларов, даже не за 50 тысяч. Что движет ими? У каждого свои истории: кто-то хочет на учебу, кто-то избавиться от долгов, кто-то хочет даже благотворительностью заняться. Есть и случаи, когда девушки разочаровались в надежде встретить принца.

Через соцсети сейчас транслируется сибаритство, красивая жизнь без проблем, наслаждение без труда, вознаграждение просто за красивые глаза. И в душе девушек происходит трагическое столкновение ожидаемого и действительности. Большинство же этих девушек и красивые, и умные, но на всех принцев-миллионеров не хватает. Переживая ожидания от действительности, девушки сопротивляются, как могут, и решают это в своем формате. Эта проблема — намного глубже, ее надо изучать, надо анализировать. Да, это грех. Во многих случаях, может, это просто нажива и удовлетворение похоти. Но за этим еще что-то скрывается, какое-то ожидание, поиск. Молодежь, задыхаясь в этой фальши и лжи, ищет выход по-своему, может быть, и таким уродливым способом.

Надо помочь молодежи вернуть целомудрие, веру и любовь. Это не менее, а может и более важное дело чем экология. Мы все, общество и вся наша планета, от этого выиграем! Иначе мы рискуем завтра проснуться в мире апокалипсиса

Невесту по кругу. Как обходились с женщинами древние славяне

У древних славян девушки имели больше прав и привилегий по сравнению с женщинами Востока или гречанками. Они жили под охраной отцов, вели свободную жизнь и до замужества могли иметь любовников и рожать детей. Более того, мужчины охотнее женились на тех, у кого уже был ребёнок, ведь это гарантировало, что его жена не будет бесплодна.

Замужем они лишались девичьих привилегий и полностью оказывались во власти мужа, а если он умирал, вдову могли живьём сжечь в погребальном костре или заживо похоронить в могиле.

Замужняя женщина не имела права изменить мужу: изменники — и жена, и любовник — наказывались смертью, причём извинения не принимались.

Несмотря на такую «строгость нравов», у древних славян существовало право первой ночи, когда жених должен был уступить свою будущую и часто ещё девственную жену знакомым, родственникам, а иногда и совершенно посторонним людям.

Женщин умыкали и принуждали

Брачные обычаи славян были разными. У полян, кривичей и словен они были более цивилизованными: семьи действовали по предварительному сговору, спрашивали согласия девушки, после чего родители приводили невесту в дом жениха и несли приданое. Несколько жён могли иметь только князья и знать, остальные жили с одной супругой.

Более архаичные браки существовали у древлян, родимичей, вятичей и северян. Вплоть до крещения Руси в ряде поселений семьи были коллективными, а в некоторых местах было распространено многожёнство. Здесь воля девушки в расчёт не принималась. Мужчины договаривались между родами, а потом невесту просто «умыкали» и принуждали к браку. Традиция «умыкания невесты» практиковалась и без сговора. Проще говоря, незамужнюю женщину и особенно молоденькую девушку мог насильно увезти любой, кому она приглянулась.

Даже после принятия христианства такие традиции сохранялись веками. И особенно это касалось традиций, связанных со свадьбой и смертью. Пусть теперь молодых и везли венчаться в храм, это не мешало до XVII века, а в некоторых местах и позже, соблюдать один из самых диких обычаев — право первой ночи, когда то, что должно было совершаться тайно, становилось достоянием всей деревни.

Брачное ложе чаще всего устраивали в доме жениха, а брачная ночь должна была состояться в первый день свадьбы. Молодым стелили в холодном помещении на полу: в подклети, хлеву, амбаре, сеннике. Обычно постель приносилась в качестве приданого невесты. Её стелили не только женщины, этим могли заниматься дружка жениха (приятель) и сваха или только мужчины, например дружка или деверь. В центральных регионах Московской Руси для этого назначался специальный человек — «кормовой».

В постель часто подкладывали предметы, имеющие эротическое значение: полено с сучком, чурбаны, плётку, тряпичных кукол, вожжи. Уже во время пира каждый из присутствующих имел право прижать невесту к стене — «чтобы привыкала».

Проводы молодых в спальню сопровождались эротическими песнями, грубыми выкриками и советами молодому мужу получше «порыться в меху». В спальне дружка хлестал плетью по стенам и старался выгнать из постели парочку, которая во время пира «грела постель», занимаясь плотским грехом, — это считалось залогом будущего хорошего секса жениха и невесты.

Постель приходилось выкупать. После чего невеста снимала с жениха сапоги в знак покорности, а потом её раздевали. Иногда это делал жених, а иногда дружка или сват. Венец невесты разрезали ножом или косой; девушку раздевали до рубашки, а иногда меняли на новую.

В покое молодых не оставляли ни на минуту: специальный человек — «клетник» — ездил вокруг амбара, якобы охраняя молодую пару, дружка поминутно кричал: «Чи вже?», пьяные гости интересовались, как идут дела, и плясали, изображая половой акт.

Если дела у жениха шли неважно, то в спальню к молодым запускали более опытную пару — для демонстрации процесса. Если и это не помогало и растерявшийся жених не был в состоянии исполнить долг, в тех регионах, где засвидетельствование девственности невесты в первую брачную ночь было обязательным, начиналось невообразимое.

Первым делом звали «боярина» — старшего на селе, чтобы исправил оплошность жениха. Если его не было, то звали родственников жениха: под Харьковом и под Сумами — дядю или отца, в районе Бреста — старшего брата, в Черниговской области — свата. Звали дружку, приятеля или деверя — мужа сестры, в некоторых сёлах под Житомиром для этого приглашали специального «свадебного музыканта».

В некоторых местностях невеста должна была первую брачную ночь провести с другом жениха, а в некоторых сёлах её клали между опытными мужчинами. Немудрено, что к утру всё это могло закончиться настоящей свалкой.

Да и обычай похищения невесты у жениха его друзьями у славян не так уж и невинен, как может показаться неискушённому человеку. Невесту крали с одной лишь целью — посмотреть, что досталось другу.

Как только невеста лишалась девственности, мужчины должны были засвидетельствовать это всем гостям — вынести её рубашку или простыни на обозрение. Гости в ответ били посуду.

Ранним утром молодых будили шумом, битьём горшков о стену, стуком в дверь, песнями и криками. Молодую жену вели к колодцу — для ритуального умывания. После такой брачной ночи это было необходимо. В произошедшем никто из гостей не видел ничего особенного — всё взрослое население с удовольствием предавалось подобным игрищам на русалии и на Ивана Купалу.

Читать еще:  Управделами УПЦ совершил Литургию в молодежном лагере

Обычай отдавать в первую ночь невесту «на пробу» старосте или старейшине общины был законодательно запрещён княгиней Ольгой в 946 году, после того как она приняла православие. Отныне и навсегда право первой ночи заменялось выкупом. Так было вплоть до закабаления русских крестьян, когда помещики снова вспомнили о праве первой ночи и вплоть до 1861 года совершенно безнаказанно растлевали невинных девушек и девочек.

Кстати, великая княгиня Ольга запретила и близкородственные браки, которые были распространены у славян. А сексуальные оргии с налётом мистицизма снова стали практиковаться раскольниками лишь в XVIII−XIX веках, когда в России появилось множество очень странных сект, многие из которых отрицали брак, но допускали сожительство и под видом «радений» предавались греху.

Традиции свадьб и девственность невест на Руси. Издевательство или правильное решение?

До крещения Руси в 988 году, девственность не играла особой роли в браке. Для язычников даже было лучше, если у женщины есть ребенок до свадьбы, это говорило о её плодовитости и здоровье.

Но все изменилось с приходом христианства. Священники читая священные писания, осуждали «блуд» и «распутство». Хоть наказаний и не было за такого рода греха, но жители деревни и соседи могли напакостить девушке, измазать двери сажей и грязью, обзывать. В таком случае за девушку никто больше замуж не выйдет.

В древности считали, чем раньше выдать девушку замуж, тем лучше. Делалось это для того чтобы не «разбаловать» молодых. Признак наличия девственности считался гарантом целомудрия и верности жены в браке.

Проверка девственности

Наутро после первой брачной ночи гостям было принято выносить простыню с кровью или рубашку новобрачной. Иногда ее заменяли другими «ритуальными» предметами — например, веником, перевязанным красной лентой. Где-то в знак того, что невеста оказалась девственницей, били посуду.

Если невеста была уже не девственна, наутро отец жениха:

Подносил родителям невесты кубок с продырявленным дном, в который было налито вино. Когда свекор убирал палец от отверстия, вино проливалось — тогда и новобрачную, и ее родителей ожидал позор.

Такие традиции были не только у крестьян, но и у высших слоёв общества, однако на многое закрывали глаза или выкупались «грехи». Но тот же Иван Грозный женясь пятый раз, проверил свою новобрачную деву, но та оказалась лгуньей. За это он ее бросил в прорубь с полыньей, и там же она утонула.

Юбки для девственниц

Считалось, что полные и высокие девушки, были самыми лучшими женами. Худые и тощие не давали надежду на хорошее потомство, от них люди ждали болезни рожденных детей и малую плодовитость.

Но родители невесты не хотели с этим мириться. Когда нужно было показать невесту сватам, ее одевали в большое количество юбок, одежды, сверху надевали множество фартуков.

К женихам таких претензий не было. Никто не смотрел на их внешность, интересовало их трудолюбие и возможность обеспечить семью.

Девичники до свадьбы

В наших реалиях это разгул и веселье, когда молодожены отдельно друг от друга отдыхают и веселятся. Для наших предков — это совсем не веселый день.

Невеста вместе со своими подругами собирались и оплакивали ее, все было на ноте грусти, так как ее беззаботное время уходит. Она уходит от родителей и ее опеки. Теперь она самостоятельная, также для ее родителей это был знак того, что она уходит из рода в род своего мужа. Таким образом «умирала», поэтому платье делалось белым, не только как символ чистоты и невинности.

На девичник приглашали специальную женщину «вытницу» — под музыку которой невесте было легче плакать, а проливать слезы обязательно,так она могла надеяться на лучшую и успешную жизнь.

До наших дней многие традиции свадьб наших предков не дошли. Так как по нашим реалиям они казались «дикими» и не толерантными. На невинность невесты никто уже не смотрит, а измена в браке порой не становится поводом для развода, а на Руси такое наказывалось вплоть до смерти.

Дорогие читатели, прошу подписаться, оставить комментарий. Таким образом вы помогаете автору в развитии канала.

Александр Овчаренко: Александр Овчаренко. В древности торг за девство заканчивался браком и семьей

Популярное

Дослідники розповіли, який напій може знизити високий кров’яний тиск

Експерти розповіли, яких продуктів варто уникати чоловікам після 40-річчя

Як харчування впливає на хворобу Паркінсона, розповіли фахівці

Виктор Медведчук: Новое уголовное дело против меня ‒ попытка отвлечь внимание от офшорного скандала и экономических, социальных проблем в стране

МВФ ухудшил экономический прогноз по Украине

Сначала было однозначное понимание, что продажа девственности через Интернет — это грех. Но единственно, что появились еще какие-то туннельные вводные. Есть табуированные вещи, которые начинают обсуждаться в обществе с отрицательным уклоном. Многие темы, которые раньше в нормальном обществе были табу, сейчас уже становятся сначала как обговариваемые, потом как нейтральные, потом уже подводится какая-то псевдонаучная база и потом какие-то уже оправдательные моменты, мол, да ничего плохого в этом нет. А потом… потом это становится модным, а потом уже и вовсе нормой. Прохождение всех этих ступеней сейчас можно наблюдать здесь и сейчас.

Исторически если посмотреть, то откуда вообще взялась норма, что девушка должна хранить себя до брака? Многие историки дают объяснение, что это в ключе правовых, имущественных отношений, то есть муж, хозяин семьи, должен был быть уверен, что первенец, которому перейдет все имущество, это будет его законный сын. Поэтому невеста должна была быть девственницей по определению. И девственность раньше была не просто добродетелью, а обязательным условием. Невеста как расшифровывают? Та, которую никто еще не познал. То есть здесь не просто гинекология, но и духовный смысл.

Богородица показывает образец настоящей девственности и девства, то есть физиологического и духовного, а церковь разделяет и девство, и девственность. Есть даже пословица, что телом девица, а душой блудница. То есть физиологически девушка может быть не тронута, а душевно уже развращена. На самом деле девушкам, которые продают себя на аукционах, эта пословица очень хорошо подходит.

Когда в древности за невесту вносился выкуп, то это покупалось именно девство, за него шел торг, но подразумевалось, что все заканчивалось браком, семьей. А сейчас идет торг, но все это не только не обязано заканчиваться браком, но даже и не предусматривается. Происходит извращение в самом главном понимании и подмена этих вещей. Церковь однозначна в этом вопросе — это грех, это желание оправдать блуд, похоть. Им уже недостаточно просто блуда, получается, что необходимо развратить не только тело, но и сам разум, нам, человечеству.

Но здесь еще есть одна грань — не только виноваты женщины в этом, но это то, что хотят купить мужчины. Ведь реально есть спрос! Девушками движет желание подороже продать тело, свою невинность, но тело, утратившее девство, оно уже поругано. Красота девства сакральная и священна. Есть вещи духовные, которые невозможно просто измерить. Если девушки девственны, то от них исходит какой-то свет, это чистота, которая чувствуется душой. И если девушками движет желание подороже себя продать, то мужчинами движет примитивное желание выиграть спор, какой-то спортивный интерес, тщеславие, вот таким вульгарным способом — «я у нее первый». Это все аморально, греховно, уверен, что это осуждается большинством религий и обществом.

Общаясь со своими студентами, со знакомыми, которые исповедуют семейные ценности, они говорят, что уложить девушку в постель сейчас вообще не проблема, им иногда даже приходится отбиваться от девушек. Не хочется идеализировать прошлые времена, но сейчас это стало повсеместно. Раньше это хоть как-то пряталось, закрывалось. А сейчас девушки продают свою девственность от 2 до 5 тысяч долларов, даже не за 50 тысяч. Что движет ими? У каждого свои истории: кто-то хочет на учебу, кто-то избавиться от долгов, кто-то хочет даже благотворительностью заняться. Есть и случаи, когда девушки разочаровались в надежде встретить принца.

Через соцсети сейчас транслируется сибаритство, красивая жизнь без проблем, наслаждение без труда, вознаграждение просто за красивые глаза. И в душе девушек происходит трагическое столкновение ожидаемого и действительности. Большинство же этих девушек и красивые, и умные, но на всех принцев-миллионеров не хватает. Переживая ожидания от действительности, девушки сопротивляются, как могут, и решают это в своем формате. Эта проблема — намного глубже, ее надо изучать, надо анализировать. Да, это грех. Во многих случаях, может, это просто нажива и удовлетворение похоти. Но за этим еще что-то скрывается, какое-то ожидание, поиск. Молодежь, задыхаясь в этой фальши и лжи, ищет выход по-своему, может быть, и таким уродливым способом.

Надо помочь молодежи вернуть целомудрие, веру и любовь. Это не менее, а может и более важное дело чем экология. Мы все, общество и вся наша планета, от этого выиграем! Иначе мы рискуем завтра проснуться в мире апокалипсиса.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector