0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В Швеции в 10 раз увеличилось число радикальных мусульман

«Исламский халифат» в Европе. Почему мусульмане в ЕС заменят христиан

МОСКВА, 1 дек — РИА Новости, Игорь Гашков . Численность мусульманского населения в странах Западной Европы существенно возрастет в ближайшие годы. Если миграция будет идти в темпе последних лет, число приверженцев ислама в Евросоюзе увеличится втрое. Однако даже при закрытии границ тенденция к росту уммы в любом случае продолжится. При наиболее радикальном из сценариев каждый третий швед и пятый норвежец спустя одно поколение будет называть своей священной книгой Коран. «От ислама ЕС никуда не деться, и жизнь станет интересной», — прокомментировал РИА Новости смену состава населения российский религиовед Алексей Малашенко.

Европа не будет прежней

Даже принятие кардинальных мер не позволит остановить изменение этнических констант в европейских обществах. Доля исламского населения при немедленной победе националистов все равно увеличится с 4,9 до 7,4%. Если же миграция в Евросоюз не будет взята под строгий контроль, то наиболее вероятен рост мусульманского населения до 11%. При таком прогнозе к 2050 году его доля в Великобритании возрастет до 16%, а в Швеции — до 20%.

Радикальный сценарий, предусматривающий сохранение набранного в последние годы темпа, ведет к резкой и непредсказуемой трансформации Европейского союза. Сохранение миграции на прежнем уровне будет означать, что к 2050 году в Швеции мусульманами станут 30% жителей, а в соседней Норвегии — 17%.

Совместить ислам и гомосексуальные браки

Тенденция к росту мусульманского населения открывает несколько возможностей перед европейскими странами. В политическом классе ЕС многие надеются на совмещение ислама с либеральными ценностями. Среди сторонников этого подхода — мэр Лондона Садик Хан, называющий себя мусульманином и одновременно поддерживающий гомосексуальные браки. В разговоре с РИА Новости российский исламовед Роман Силантьев рассказал, что не считает подобную стратегию продуктивной. «Соединение Корана и либерализма в принципе возможно, но популярностью такой подход пользоваться не будет. Попытки в этом роде предпринимаются, но, согласно социологическим данным, поддерживают их немногие.

Упомянутый подход предполагает поиск компромисса и с коренной, европейской стороны. Так, в последние годы в ЕС набирает популярность мода, совместимая с некоторыми из требований ислама. Однако удастся ли нащупать взаимопонимание на этой почве, неясно. «В том, что касается одежды, положение неустойчиво. Реакция может оказаться и обратной, вплоть до отторжения. Это касается одежды, полностью закрывающей лицо женщины, а в меньшей степени — хиджабов», — рассказал РИА Новости Алексей Малашенко.

Сближение мусульман и европейцев может идти через поиск в исламе мотивов, потенциально близких к господствующим на Западе представлениям. В этом отношении Малашенко также скептичен. «При желании в мусульманском наследии можно обнаружить и права человека, и демократию. Все это не противоречит Корану. Но исламское народовластие и понимание прав — это совсем не то, что существует в Европе», — говорит он.

«Немцы просто не хотят больше детей»

РИА Новости обратилось к специалисту по демографии, чтобы выяснить, есть ли у обществ, рождаемость в которых критически снизилась, шансы восстановить ее в полной мере. По словам сотрудника Центра демографии и экологии ИНП РАН Евгения Андреева, ему подобные случаи неизвестны. Попытки в этом направлении, предпринимавшиеся в Швеции, Франции, а также в Венгрии и бывшей ГДР, не принесли успеха. Проблема заключается в том, что нигде в Европе подъем рождаемости не поддерживается безоговорочно всем обществом. Без согласия семей восстановить прежнюю численность населения невозможно.

«Значительная часть современной Европы — это страны, в которых сильны воспоминания о недавних тоталитарных режимах. Последние часто пытались вмешиваться в демографические процессы, с тех пор это вызывает неприятие. По данной причине, например в ФРГ, подъемом рождаемости на государственном уровне никогда и не занимались. Ситуация устраивает самих немцев — они просто не хотят иметь больше детей, чем у них есть сейчас», — заключает Андреев.

Мусульмане в Швеции

Современная Швеция – во многих отношениях одна из самых благополучных стран мира. Она занимает передовые позиции в мировых рейтингах, в том числе по уровню жизни, политической и экономической стабильности, степени развитости демократических институтов и активности гражданского общества. Качество здравоохранения и образования здесь вызывает минимум нареканий, а насыщенность социальных программ дает основания говорить о Швеции как о «стране победившего социализма». Уровень преступности низкий, коррупция практически отсутствует. Казалось бы – идеальное место…

Читать еще:  В Свердловской области назначен новый муфтий

Однако весной 2013 г. спокойствие было нарушено неожиданным выступлением группы молодых людей в одном из иммигрантских районов Стокгольма. Вечером 19 мая в полицию и пожарную охрану начали звонить взволнованные жители Хусбю, сообщая о поджогах автомобилей, разбитых витринах и бесчинствах на улице. Выехавшие на место полицейские были встречены восставшими весьма агрессивно.

Шведская полиция на следующий день заявила, что беспорядки – дело рук шестидесяти хулиганов и что причины демарша выясняются. Со слов самих протестующих, так они отреагировали на убийство полицейскими 69-летнего иммигранта – в прессе он упоминался как местный криминальный авторитет. Он был застрелен в своем доме 13 мая во время обыска, после того как, по свидетельству полицейских, бросился с ножом на одного из них.

Изначально ни полиция, ни власти не были склонны считать эти события иммигрантским восстанием или «этническим бунтом» – вроде тех, что в 2005 г. бушевали во Франции, затем перекинулись на Бельгию и Германию, а в 2012 г. докатились до Великобритании. Шведский премьер-министр даже не счел нужным прервать просмотр хоккейного матча, за которым его застало сообщение о беспорядках. Но когда в СМИ начали появляться репортажи с места событий, в которых участники беспорядков заявляли, что их восстание против произвола шведской полиции в отношении иммигрантов – это только начало, а мирные очевидцы событий (тоже большей частью иммигрантского происхождения) критиковали полицейских за чрезмерную жестокость, официальные лица все же выступили с комментариями. Главной темой дискуссии сразу стала проблема интеграции инокультурных иммигрантов.

От имени шведского правительства выступил министр по вопросам интеграции Эрик Уленхаг (Erik Ulenhag). Он призвал «повстанцев» перестать бросать камни в полицейских и поджигать машины. В свою очередь, лидер находящейся в оппозиции социал-демократической партии Швеции Стефен Лёфвен (Stefean Löfven) написал на своей страничке в «Фейсбуке», что «поджигать автомобили и бросать камни в пожарных неприемлемо, однако для того, чтобы такого не происходило, молодым иммигрантам необходимо предоставить возможность работать».

Так же, как в свое время во Франции, Бельгии, Германии и Великобритании, шведское политическое сообщество (и шведское общество в целом) разделилось на тех, кто понимает недовольство иммигрантов (явное меньшинство), и тех, кто, наоборот, очень недоволен ими – их неинтегрированностью, несветскостью и «нешведскостью».

Мусульмане как таковые не были основным предметом данной дискуссии, однако их она касалась, пожалуй, в первую очередь. У защитников «шведских ценностей» и «шведского образа жизни» больше всего вопросов именно к адептам мусульманской культуры. Когда спокойствию шведских городов брошен вызов, претензии к ним резко обостряются. Почему?

Социологический портрет

В массовом порядке мусульмане в Швецию начали приезжать в 1960-х годах в качестве трудовых мигрантов. До Второй мировой войны такой категории населения в стране не существовало. Об этом можно судить, в частности, по данным общественного опроса 1930 г. – последнего, в котором респондентов официально спрашивали об их религиозной принадлежности [1]. Согласно полученным тогда данным, в Швеции проживало всего 15 мусульман [2]. Однако с конца 1960-х годов их число неуклонно растет. С 1970 по 2006 г., по оценкам специалистов, оно увеличилось с 1 тыс. до 400 тыс. человек [3]. Учитывая ужесточение иммиграционного законодательства Швеции в конце 2000-х годов, можно предположить, что сегодня в стране проживает около 425 тыс. мусульман (что составляет менее 5% всего населения численностью немногим более 9 млн человек). Имеются в виду люди, так или иначе принадлежащие к мусульманской культуре – «этнические мусульмане» [4]; собрать точные данные об их религиозной принадлежности не позволяет шведское законодательство. Один из наиболее авторитетных специалистов по вопросу интеграции меньшинств в Швеции, профессор гетеборгского университета Оке Сандер, опираясь на данные мусульманских «приходов» (предоставляемые для получения государственного финансирования), предполагает, что количество активно практикующих ислам составляет от 40 до 50% от этого числа [5].

Шведские мусульмане отличаются высокой степенью этнического разнообразия. Они или их недавние предки прибыли в Швецию более чем из сорока разных стран [6]. Больше всего иммигрантов приехало из Турции, Ирана, Ирака, Боснии и Сомали. Сандер выделяет 7 подгрупп шведских мусульман: турок, арабов, иранцев, африканцев, пакистанцев, выходцев из балканских стран и всех остальных [7].

Читать еще:  Безалкогольные напитки, соки, вода

Турки наиболее влиятельны в политическом плане среди шведских мусульман. Турецкая диаспора возникла в стране раньше других и долгое время – примерно до 1980 г. – составляла абсолютное большинство иммигрантов-мусульман [8]. Для многих шведов (в том числе государственных чиновников) именно эта группа и была «мусульманами». Диаспора распоряжалась практически всеми деньгами, выделенными государством на поддержание мусульманской культуры. Когда необходимо было услышать «точку зрения мусульман», шведские власти обращались именно в турецкие организации. Пока турки действительно были в большинстве, значимых проблем такой подход не вызывал. Сегодня, однако, они составляют менее 10% от общего числа мусульман.

Теперь наиболее многочисленная группа – это «арабы», иммигранты из разных стран, которых объединяет то, что они говорят на арабском языке. Они составляют примерно 30% шведских мусульман. Сюда относятся, в частности, начавшие прибывать в Швецию в 1970-х годах беженцы из Ирака. Примерно треть иракцев – курды, бежавшие от режима Саддама Хусейна. Довольно значительное число иммигрантов из Ирака Швеция приняла и в 1990-е годы. В арабскую подгруппу входят также выходцы из Ливии, Марокко, Сирии, Туниса, Палестины и других государств.

Вторая по численности группа мусульман – иммигранты из Ирана [9]. Большая часть из них прибыла в Швецию после 1984–1985 гг. Среди других этнических мусульман многих иранцев отличает нарочито негативное отношение к исламу (как вообще ко всему, что имеет отношение к измнившемуся режиму). По оценкам, только около 20% иранских иммигрантов религиозны [10], причем их религиозность значительно более приватна, чем у большинства мусульман. Они крайне редко посещают мечети и практически не участвуют в общественных мероприятиях. Выходцев из Ирана отличает более высокий, чем у большинства иммигрантов, уровень образования: многие из них приезжали как студенты по обмену, но из-за начавшейся 1979 г. в Иране революции и последующей войны приняли решение остаться в Швеции [11].

В 1980-е годы в Швецию начали прибывать иммигранты из северо-восточной Африки, по большей части – из Сомали [12] и Эфиопии. Имеются также небольшие группы мусульман из Эритреи, Ганы, Гамбии, Либерии, Нигерии, Сенегала, Судана и некоторых других африканских стран. Африканская «диаспора» отличается довольно высокой степенью религиозности и малой интегрированностью.

Пакистанская подгруппа – совсем небольшая, примерно 1% от общего числа мусульман. Предположительно около четверти шведских пакистанцев причисляют себя к ахмадитам.

Выходцы из балканских стран (Боснии и Герцеговины, Косово/Албании, Македонии, Черногории), напротив, образуют довольно значительную подгруппу. Первыми прибыли в Швецию трудовые мигранты из наименее развитых частей бывшей Югославии, к ним впоследствии переехали их семьи. В начале 1990-х годов в связи с военными действиями на Балканах появились и беженцы из этого региона. При этом боснийцы, например, проявили большую активность в процессе создания общественных организаций [13].

По данным шведского исследователя и общественного деятеля Пола Лаппалайнена, абсолютное большинство бывших иммигрантов имеют шведское гражданство [14] (с 1963 г. по закону претендовать на получение гражданства можно, прожив в Швеции 5 лет).

Религиозно-политические организации мусульман

Большинство религиозных шведских мусульман – сунниты (чуть более 200 тыс. человек). Шииты, по оценкам, составляют немногим более 60 тыс. Приверженцев иных традиций – ахмадитов, исмаэлитов и др. – всех вместе насчитывается около 1 тыс. [15]. Новообращенных мусульман – от 1 тыс. до 3 тыс. человек [16] (в основном это женщины, обратившиеся к исламу в связи с предстоящим заключением брака с мусульманином).

Со времен первых массовых переездов мусульман в Швецию в стране стало гораздо больше возможностей для поддержания и развития иммигрантской мусульманской культуры и исламских религиозных традиций.

В крупных городах (а более 90% шведских мусульман проживают именно в крупных городах) функционируют специально построенные мечети (суннитские в Стокгольме, Мальмё, Упсале и Вестеросе, шиитская в Тролльхеттане и мечеть ахмадитов в Гётеборге). В каждом из этих городов есть также так называемые подвальные мечети – организованные и поддерживаемые верующими молельные помещения, часто располагающиеся в арендованных подвалах домов. В трех основных промышленных центрах Швеции (Стокгольме, Гётеборге и Мальмё) таких мечетей, по разным оценкам, от 10 до 20 в каждом. Всего же в стране 150 официально зарегистрированных мусульманских организаций, имеющих свое «место для молитвы» [17]. Однако только в 35 из этих «приходов» в конце 2000-х годов были постоянные имамы, содержание которых оплачивалось из денег прихожан.

Читать еще:  Запрещенному в служении немецкому священнику-экуменисту не дадут восстановиться

Как и во многих других европейских странах, в Швеции наблюдается дефицит духовных лидеров, особенно современно образованных духовных лидеров, и это имеет негативные последствия не только для самих мусульман.

Шведские власти не против въезда имамов из мусульманских стран. Но от кандидатов на «работу священнослужителем» требуется представить свидетельство о получении ученой степени по теологии, которое отвечало бы специфическим шведским стандартам. Единственное государство, выдающее на сегодняшний день такие свидетельства, – Турция. Поэтому большая часть официально прибывающих в Швецию имамов приезжают именно оттуда. Понятно, что это не устраивает представителей других этнокультурных групп, потому что многие них говорят только на языке своей исторической родины.

Возможно, проблему можно было бы решить, создав возможности для обучения имамов непосредственно в Швеции. Шведское общество получило бы в качестве духовных лидеров культурно отличного меньшинства людей современно образованных и способных участвовать в межкультурном политическом диалоге. Однако движение в этом направлении идет медленно. Так или иначе, в отсутствие достаточного количества мусульманских лидеров, позитивно воспринимаемых коренным населением, строительство каждой новой мечети неизбежно вызывает общественный протест [18].

Надо сказать, что протесты коренных шведов в последнее время вызывают практически любые проявления мусульманской институционализации: от попытки организовать школу для мальчиков (в Швеции дети обоих полов должны учиться вместе) до обращения к политическим партиям с обещанием обеспечить поддержку той из них, которая готова будет отстаивать интересы мусульман.

Похоже, что осознание шведскими мусульманами возможности и потребности совместно отстаивать свои интересы произошло одновременно с осознанием шведами того, что им теперь придется считаться с людьми, чья культура противоречит в их сознании свободе, демократии, равенству и другим гуманистическим ценностям.

Существующим в Швеции довольно многочисленным исламским общественным организациям пока не особенно удается убедить коренное население в незлонамеренности своих членов. Немногим более преуспели они в налаживании продуктивного диалога с властями. Однако как инструмент консолидации интересов (в том числе и политических) разных групп мусульман эти организации работают неплохо.

Первая крупная организация, объединявшая мусульманские «приходы», – Förenade Islamiska Församlingar i Sverige (FIFS) – возникла в Швеции в середине 1970-х годов. Спустя 10 лет из нее, по причинам культурно-этнических конфликтов (в частности, проблемы доминирования турок), идеологических расхождений (по вопросу о том, чем конкретно следует заниматься) и особенностей системы финансирования общественных организаций в Швеции (рост числа членов позволяет претендовать на большие объемы финансирования только в случае разделения), выделились две другие организации: Шведское исламское объединение (Sveriges Muslimska Förbund – SMuF) и Объединение исламских культурных центров в Швеции (IslamiskaKulturcenterunionen i Sverige – IKUS). Еще через десять лет возникли также Объединение мусульман-боснийцев (Bosnien-Hercegovinas Islamiska Riksförbund – BHIRF) и Исламское объединение (Islamiska Riksförbundet I Sverige – IRFS). Наконец, в 2000 г. принявшим ислам шведским дипломатом Мохаммедом Бернстрёмом была основана Шведская исламская академия (Svenska Islamiska Akademin – SIA), среди целей которой – создание исламского университета в Швеции. Уже более 10 лет SIA выпускает журнал «Минарет».

На базе этих организаций функционируют их молодежные отделения, объединения женщин-мусульманок и т. п. В составе IKUS работает Совет имамов (Sveriges Imam Råd – SIR).

Для упрощения взаимодействия с государством и улучшения контактов со шведским обществом в 1990 г. FIFS и SMF создали Шведский совет мусульман (Sveriges Muslimska Råd – SMR). IKUS параллельно создало аналогичный Исламский совет в Швеции (Islamiska Rådet I Sverige – IRIS). FIFS создала, кроме того, IIF (Islamiska Informationsföreningen) – организацию, чья основная задача заключается в распространении информации об исламе и мусульманах в Швеции. С 1986 г. эта организация выпускает журнал «Салаам», в его редколлегию входят в основном женщины-мусульманки (преимущественно шведского происхождения). Наконец, над SMR и IRIS возник объединенный мусульманский комитет IS (Islamiska Samarbetrådet), непосредственно занимающийся взаимодействием с Комиссией по государственному финансированию религиозных общин (SST).

В упрощенном виде организационную структуру исламских объединений можно представить в виде следующей таблицы:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector