0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Хочешь хиджаб — учись в медресе»

«Хочешь хиджаб — учись в медресе». Почему кыргызские школы против платков (и почему они не правы)

«Я предложила свою кандидатуру на место преподавателя кыргызского языка, но директор этой школы сказал, что меня не возьмет на работу из-за хиджаба», — рассказывает Салтанат*.

Ей 21 год, недавно она закончила колледж в Оше и получила педагогическое образование учителя младших классов.

Последние два года Салтанат носит хиджаб. Говорит, во время учебы проблем с этим не возникало — администрация колледжа относилась к выбору девушки спокойно.

Но после окончания учебы, когда Салтанат приехала в родной поселок, чтобы преподавать в местной школе, её внешний вид начал вызывать проблемы. Одна из школ отказалась взять ее на работу, директор другой школы тоже сказал, что не хочет видеть учительницу в хиджабе в своем заведении.

Случай Салтанат не единичен. Он указывает на то, как неоднозначно общество относится к появлению людей в религиозной одежде в школах. Власти Казахстана, Таджикистана и Узбекистана вообще запрещают девушкам посещать школы в хиджабе. В Кыргызстане такого официального запрета нет, но экс-президент страны Алмазбек Атамбаев за время своего правления неоднократно высказывался за то, чтобы кыргызстанцы «не путали религию и арабскую культуру».

Именно Атамбаев был инициатором того, чтобы по Кыргызстану в 2016 году развесили баннеры с изображением женщин в традиционной мусульманской одежде и надписью «Мой бедный народ, куда мы идём?»

Однако энтузиазм Атамбаева поддерживали далеко не все — противники утверждали, что так он нарушает Конституцию. Ведь в главном законе страны прописано, что у каждого человека есть право на свободу вероисповедания.

«Меня не взяли на работу из-за хиджаба»

Салтанат все-таки прошла на работу во вторую школу, но только с помощью своей бабушки, которая проработала там много лет. Туда Салтанат взяли лишь на должность помощницы секретаря. И только при условии, что она не будет носить хиджаб, который будет закрывать шею и подбородок, а ограничится платком, который будет завязывать сзади.

«Каждый день, придя на работу в школу, я завязывала платок сзади. Но мне это не нравилось, я чувствовала себя притесненной», — рассказывает она.

Салтанат смогла проработать в школе лишь два месяца, но больше не захотела терпеть запрет на ношение хиджаба и ушла. Сейчас она нигде не работает, но ходит на курсы английского языка, чтобы уехать за границу и работать с более толерантными людьми.

Эта ситуация — открытое нарушение прав человека, считает юристка Жибек Кенжебекова. Она говорит, что закон не запрещает посещать школу в хиджабе.

«Согласно Конституции Кыргызстана, никто не может подвергаться дискриминации по вероисповеданию», — объясняет Кенжебекова. Закон «О свободе вероисповедания» гласит: «Граждане равны перед законом во всех областях […] жизни, независимо от их отношения к религии и религиозных или атеистических убеждений».

Тем не менее, подобной дискриминации подвергаются не только мусульманки, которые хотят преподавать в школах, но и школьницы, не желающие снимать хиджаб во время уроков.

Азалия* закончила школу два года назад. Впервые она надела хиджаб в пятом классе — говорит, что решила так сама, и родители её к этому не принуждали. Хотя в ее семье все близкие родственницы покрывают голову, у нее было время изучить ислам и почитать религиозную литературу, прежде чем надеть хиджаб.

«Хиджаб – это моя защита. Хотя в нынешнее время это не решает проблему, приходится терпеть эти взгляды и свисты [парней]», – говорит она.

Администрация школы, в которой училась Азалия, была категорически против того, чтобы девушка ходила на уроки в платке. Ей приходилось снимать его при входе в школу и надевать, уходя домой.

В шестом классе она поняла, что носит хиджаб осознанно и перестала его снимать — на учебу Азалия надевала его поверх школьной формы. Кроме нее так делали еще две девочки. Руководству школы это очень не нравилось.

«Наша директриса стала чаще придираться к нам и постоянно отделяла нас [от других]. Например, в субботу все ученики приходили без формы, а нас она заставляла носить форму и часто угрожала отчислением», — рассказывает Азалия. После 8 класса она ушла в другую школу — одной из причин стало именно отношение директора к ее внешнему виду.

Айке Сапаралиева, глава школы, в которой училась Азалия, говорит, что раньше в учреждении были ученицы в хиджабах, но сейчас нет ни одной. «Мы их до ума довели, что у нас светская школа. Если хочешь хиджаб, то учись в медресе. Ну, они выпустились и ушли», — объясняет она.

По словам Сапаралиевой, она всегда выступала против ношения хиджабов в школах.

«В светских школах хиджаб – это уму непостижимо. Если даже взять кыргызские традиции, кыргызские девочки не закрывали голову. Я своим девочкам объясняю это. Закрывая [себя] хиджабом, что они хотят показать? Религию? Это от арабов идет, это не наш ислам», – считает она и недоумевает, почему 15-16-летние девочки должны закрывать «всю свою красоту хиджабом».

«Являясь светской школой, мы не должны допускать этого. А мы будто боимся недовольства мусульман», – добавляет Сапаралиева.

«Мы делаем их уязвимее»

Министерство образования Кыргызстана не может дать конкретный ответ, можно ли ученице посещать школу в хиджабе.

В ответе на запрос журналистки «Клоопа» ведомство отмечает, что в школах страны «светский характер обучения», а также существуют единые требования к школьной форме. Причем они распространяются как на государственные, так и на частные школы. Школьная форма для девочек состоит из блузки, жилета, юбки, брюк, платья, пиджака в классическом стиле. Хиджаба в этом списке нет.

Юристка Жибек Кенжебекова говорит, что в единых требованиях к школьной форме не написано, что хиджаб в школе носить запрещено. «Недопустимо ношение джинсовой одежды, пляжной, домашней, спортивной одежды и обуви. Исходим от обратного — что не запрещено, то разрешено», — объясняет она.

В минобразе также говорят, что среди учащихся и родителей проводят «разъяснительную работу» о школьной форме «с исключением ношения элементов одежды, символизирующей различную религиозную принадлежность». Что конкретно понимается под «разъяснительной работой», там не поясняют.

Религиовед Индира Асланова считает, что в Кыргызстане есть проблема недопонимания светскости государства — люди считают, что демонстрация религиозной атрибутики противоречит ей.

«Христиане носят крестик, но это не вызывает такой аллергии как ношение хиджаба, потому что хиджаб открыто бросается в глаза. Это вырабатывает в людях стереотипы и страхи, что мы можем потерять привычный для нас образ жизни, что можем превратиться в религиозную страну», — говорит Асланова.

Она считает, что запрет на ношение хиджаба в школе не приведет к тому, что школьницы перестанут носить платки. Наоборот — они просто перестанут ходить в школу.

«[Мусульманки] и так маргинализированы, а такими мерами они еще больше маргинализируются. Ребенок не будет чувствовать себя частью общества. Будет деление на “своих” и “чужих”. К тому же, запретами мы делаем их уязвимее перед экстремистскими группами», — утверждает Асланова.

Читать еще:  Пассажирские перевозки

Тем не менее, она говорит, что иногда родители одевают девочек в хиджаб слишком рано.

«По религиозным предписаниям, хиджаб надевают по достижению определенного возраста, когда девочка становится девушкой (после первой менструации). Надевать на совсем маленьких, мне кажется, перебор», — считает она.

Асланова добавляет, что компромиссное решение этой проблемы должно устраивать обе стороны — например, государство и муфтият могли бы договориться о каких-то нормах одежды для школьниц-мусульманок.

Где искать справедливость?

Не все директора школ против хиджабов в общеобразовательных учреждениях.

Глава бишкекской школы №40 Жумгал Ботаева рассказывает, что среди её учениц есть девочки в хиджабе, но администрация школы не видит в этом никаких проблем. «Их немного — человек пять или шесть. Очень положительно к ним относимся», — говорит она.

По словам Ботаевой, женская форма в ее школе состоит из белой блузки и черной юбки или брюк. Ученицы-мусульманки же просто надевают сверху белый платок — это допустимо. «И это единственное, что отличает их от других учениц — белый платок на голове. Это такие же ученики, как и все остальные».

Ботаева объясняет, что школа утвердила свой устав еще в 2012 году. Про платки в нем ничего не сказано, потому что тогда учениц в хиджабе в школе просто не было. «Ученицы в хиджабах появились у нас в течение последних двух-трех лет», — говорит директор.

Юристка Жибек Кенжебекова добавляет, что в уставе школы не может быть прописан запрет о внешнем виде учеников. В этом документе должны быть описаны исключительно общие сферы деятельности учебного заведения.

«Форма может быть прописана во внутренних правилах школы. Если в них прописан запрет на хиджаб, то такой запрет противоречит Конституции Кыргызстана, а это основной закон государства и по иерархии стоит выше иных нормативных правовых актов», — поясняет она.

Кенжебекова советует родителям, чьих детей не пускают в школу в хиджабе, обращаться за консультацией в институт омбудсмена.

Смотрите еще:

Как девушка в хиджабе стала мастером спорта по вольной борьбе

Кроме него можно обратиться и в общественную организацию «Мутакалим», защищающую права мусульманок. 10 лет назад министр образования Абдылда Мусаев издал запрет посещать школу с покрытой головой. Тогда в организацию поступили тысячи жалоб от девочек и их родителей, и «Мутакалиму» удалось добиться отмены этого дискриминирующего правила.

Сегодня, по словам руководительницы этой организации Жамал Фронтбек кызы, ситуация кардинально изменилась. За 2018 год в «Мутакалим» поступило всего около девяти жалоб со всей страны, а из Бишкека — всего две. По её мнению, это связано со снижением уровня дискриминации школьниц в платках.

«Сейчас насилия, дискриминации в отношении девочек в платках я не вижу. Если есть, то это идет не со стороны государства. Сейчас это человеческий фактор, когда некоторые директора или завучи из-за своих принципов или непонимания Конституции выступают против ношения платков», — говорит Фронтбек кызы.

Она считает, что уставы многих школ запрещают приходить в хиджабе, но они не имеют юридической силы, так как противоречат Конституции.

«Когда мы просим [администрацию школ] дать этот устав, они его не показывают. Тогда мы обращаемся в минобраз и к омбудсмену. И через три-четыре дня девочки уже могут ходить в школу в платке», — говорит глава «Мутакалима».

По ее словам, это происходит так быстро, потому что «Министерство образования не может противоречить Конституции, где прописана свобода вероисповедания».

По мнению Фронтбек кызы в школах нужно вести разъяснительную работу о правах человека. Там можно было бы объяснять, что девочки-мусульманки могут носить на учебу школьную форму с белым платком, и что это не противоречит исламу.

Над материалом работали: Татьяна Трик, Хамидулло Узаков, Катя Мячина, Рустам Халимов, Айсымбат Токоева

На Ставрополье разразился скандал: школьницам в хиджабах запретили посещать уроки

Спорная ситуация в школе № 12 в селе Кара-Тюбе, в которой учатся дети из Степановского и Нефтекумского районов Ставрополья, возникла еще неделю назад. Нескольких учениц-мусульманок из разных классов, которые пришли в школу в хиджабах, не пустили на занятия. Родители утверждают, что директор школы поставила им жесткое условие: учиться они будут после того, как снимут платки.

— Моя дочь учится в шестом классе , — рассказывает житель села Кара-Тюбе Равиль Кайбалиев, — когда она в очередной раз пришла на занятия в платке, перед ней просто захлопнули дверь, сказав, что пустят, только если она снимет головной убор. Но в нашей религии это недопустимо.

Кроме дочери Равиля Марьям персонами нон грата в школе были объявлены еще четыре школьницы: Зарина Юмартова, Загида Насырова, сестры Марьям и Зайнап Гаджисулаевы.

Возмущенные родители написали заявление на директора школы в прокуратуру Нефтекумского района Ставрополья. Они поясняют, что их дети придерживаются канонов ислама, одним из которых является хиджаб. Родители просят прокуратуру разобраться, на каком основании нарушаются конституционные права их детей на доступность бесплатного среднего образования, а также на свободу вероисповедания.

Теперь в этой ситуации разбирается Минобразования и прокуратура. У руководства школы уже запросили объяснение по факту случившегося.

— К нам действительно поступило заявление с просьбой разобраться в ситуации. Под обращением стоит ряд подписей — это родители, недовольные сложившейся ситуацией. Сейчас мы разбираемся в проблеме, — сообщил «Известиям» прокурор района Александр Степанов. — В течение 30 дней будет дана правовая оценка сложившейся ситуации, если действия директора будут признаны незаконными или ущемляющими интересы детей, то будут приняты соответствующие меры.

Директор сельской школы Марина Савченко все претензии возмущенных родителей пока отвергает. Она подтвердила им, что их дети «не будут допущены к урокам в мусульманских платках», так как это противоречит школьному уставу, который требует носить на уроки только «светскую одежду».

— Мы не настаивали на том, чтобы они вообще не надевали хиджаб, но предложили сменить его на косынки, на то время пока девочки на занятиях , — пояснила «Известиям» директор Марина Савченко.

По словам директора, подобный вид учениц-мусульманок противоречит уставу школы, предполагающему одинаковую форму одежды для всех учеников. Например, в правилах говорится, что «внешний вид обучающихся должен соответствовать общепринятым нормам делового стиля и исключать вызывающие детали«.

В Минобразования считают, что руководство школы действует в рамках закона.

— В каждой школе могут быть свои правила касательно формы, правила поведения, различные уставы и так далее. Во многих школах такие вещи практикуются. Тут все упирается в те правила, которые ставит школа, в данном случае — форма. Конечно, можно оспорить вопрос, насколько данное действие является недопуском к занятиям, но это вопрос к местному министерству, — заявили «Известиям» представители Минобразования.

Заместитель министра образования Ставропольского края Наталья Лаврова сообщила, что в уставе данной школы прописан светский характер обучения и утверждена форма, также есть положение о внешнем виде.

— Речь идет о том, чтобы эта форма соблюдалась. Решение было принято органом государственно-общественного управления на уровне образовательного учреждения, — говорит она.

Ситуацией на Ставрополье уже заинтересовался уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов.

— В данном случае руководство школы явно перегибает палку, — считает Павел Астахов. — Нет никаких общих требований к внешнему виду учеников, и платок в данном случае не является каким-то неприличным атрибутом.

Астахов также отметил, что на Западе такие конфликты решаются в пользу толерантности и терпимости.

— В Америке, к примеру, ношение хиджаба не оскорбляет ничьих традиций и культуры, — говорит Астахов.

Омбудсмен предлагает руководству школы провести открытый урок, на котором бы дети-мусульмане рассказали одноклассникам о своей религии.

Представители духовенства выступают категорически против дискриминации учениц-мусульманок.

— Если обратиться к Конституции, то она предоставляет свободу вероисповедания и возможность выглядеть в соответствии с твоей религией, — пояснил «Известиям» зампредседателя Совета муфтиев России Рушан Аббясов. — Кроме того, в России нет таких законов, которые бы регламентировали облик человека. Даже МВД разрешает фотографироваться в платках на получение паспорта.

Также в Совете муфтиев пояснили, что ношение хиджаба — это не прихоть, а образ жизни человека, продиктованный исламом. По словам Аббясова, если женщина хочет соблюдать предписания Всевышнего, то она должна носить хиджаб.

Читать еще:  В Вене совершили панихиду по Сергею Аверенцеву

«Я учитель»: во Франции тысячи людей вышли на улицы из-за того, что чеченец убил школьного педагога. Что известно о семье нападавшего

Тысячи жителей Франции вышли в воскресенье на улицы, чтобы почтить память убитого учителя Самюэля Пати и выразить солидарность с его действиями. Акции прошли в Париже, Лионе, Бордо, Страсбурге, Лилле, Нанте и Марселе, участники держали в руках цветы и плакаты «Я Самюэль» или «Я учитель» по аналогии со знаменитым лозунгом «Я Шарли» (Je suis Charlie). Этот лозунг появился после убийства журналистов издания Charlie Hebdo последователями радикального ислама в 2015 году и стал снова актуален после убийства Пати.

Тысячи французов вышли на улицы в память об учителе, которого обезглавил чеченский подросток
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

Самюэлю Пати было 47 лет. Он работал учителем в школе во французском городке Конфлан-Сент-Онорин в пригороде Парижа. Вечером 16 октября его убил выходец из России, 18-летний чеченец Абдуллах Анзоров. Десять лет назад он приехал во Францию с родителями, получившими статус беженцев.

В Париже обезглавили учителя, подозреваемый – выходец из России, нападение расследуют как теракт

Как сообщил сам подросток в соцсетях в день убийства, он пошел на преступление после того, как учитель провел в школе урок о свободе слова для учеников в возрасте 12-13 лет и рассказал им о карикатурах на почитаемого в исламе пророка Мухаммеда. Несмотря на то, что учитель предложил выйти из класса во время этого урока всем ученикам, которые исповедуют ислам, подростку не понравилась сама постановка вопроса о том, может ли Мухаммед быть объектом карикатур. И он, согласно его заявлению, решил отомстить за пророка.

В день преступления, по данным полиции, Анзоров приехал в Конфлан-Сент-Онорин, который находился за сто километров от места его жительства. Он пришел в колледж и расспрашивал учеников, как можно найти Самюэля Пати. Когда учитель закончил работать и вышел из колледжа, Анзоров нанес ему смертельный удар ножом, отрезал голову и прошел с ней несколько сотен метров по улице. Затем он сделал фотографию головы и опубликовал твит под ником Ал Ансар: запись была адресована лично президенту Франции Эммануэлю Макрону.

Позже подросток был застрелен полицейскими во время спецоперации. После его шокирующего твита полиция обнаружила голову убитого учителя, а в 700 метрах от нее нашла и его тело.

По данным Кавказ.Реалий, отец Абдуллаха Анзорова – простой работник в охранной компании. Знакомые с ним чеченцы характеризуют его исключительно с положительной стороны: он был в числе героев сюжета на французском телевидении о противодействии чеченцев местным наркоторговцам.

Кадыров осудил убийство учителя во Франции, но считает поведение французов «провокационным»

В 2005 году семья Анзорова уехала в Польшу, где попросила статус беженцев, но местные власти им отказали. Тогда Анзоровы переехали во Францию. Там им сначала тоже отказали в предоставлении убежища, но в 2011 году апелляционный суд пересмотрел это решение.

Абдуллах был один из двух сыновей в семье. Родственники говорят, что они не замечали никаких подозрительных изменений в его поведении, которые могли бы свидетельствовать, что он увлекся радикальным исламом. Это подтверждают и французские спецслужбы – до убийства учителя Абдуллах Анзоров ни разу не попадал в их поле зрения. Однако прокурор Жан-Франсуа Рикар сообщил, что спецслужбам известна тетя Абдуллаха Анзорова: в 2014 году она уехала на территории, подконтрольные экстремистской группировке «Исламское государство» в Сирии, и сейчас находится в розыске.

Дядя погибшего молодого человека также охарактеризовал Абдуллаха как сдержанного, «доброго ко всем» молодого человека и попросил прощения у всех французов за то, что он совершил.

Как выбрать правильную школьную форму, какого производителя предпочесть, на что обратить внимание, изучая состав? Ответы на актуальные в преддверии 1 сентября вопросы искала корреспондент “Вестей FM” Марина Костюкевич.

Производство синтетической школьной формы поддержат в Минпромторге. Ведомство выделит субсидии производителям детских костюмов из поливискозы. На первый взгляд, искусственная одежда для учеников выглядит малопривлекательно. И кажется вредной. Но это не так, заверяют специалисты.

«Дочь позвонила в слезах»

Татьяна

решила перевести ребенка на домашнее обучение прямо сегодня, когда ее дочь позвонила из школы в слезах

— Моя дочь пошла в 10-й класс и сегодня позвонила из школы в слезах. Сегодня учебный год начался с того, что в 8 утра классная проводила с ними политинформацию. А дети, которые уже достаточно взрослые, чтобы все понимать, и, к слову, сами нашли информацию о составе избирательной комиссии, начали высказывать свое мнение о происходящем. Они спрашивали, чему доброму и честному может научить учитель (в составе комиссии была их учительница английского языка), если из-за их вранья погибают люди. Дети были возмущены и в целом тем фактом, что школа занимается политпропагандой, вместо того, чтобы давать знания. А потом дети после школы по репетиторам ходят.

В итоге учительница детей обругала, пригрозила, что еще три заявления, и они вылетят из школы.

Я раньше не рассматривала вариант перехода на индивидуальное обучение, но теперь намерена это сделать.

Противники ограничений ношения в школах и вузах религиозной одежды

Несмотря на то, что в большинстве регионов поддержали данную идею некоторые регионы высказывают свое несогласие с этим.

В марте 2017 года парламент Чечни принял поправки к закону, согласно которым учащимся позволяется носить одежду, которая отражает их религиозные убеждения. Этот факт необходимо будет учитывать руководству школ и вузов, когда они будут устанавливать требования к форме одежды.

Как сообщала «Газета.ру», комментируя поправки к закону, глава региона Рамзан Кадыров отметил тогда, что выбор в ношении хиджаба должен быть осознанным.

* Рамзан Кадыров поддержал ношение хиджаба.

Глава Чечни Рамзан Кадыров в международный день хиджаба рассказал, что знает много женщин, не носящих хиджаб, но являющихся эталоном «скромности и порядочности». Об этом он написал в своем телеграм-канале.

При этом он рассказал, что в его семье все женщины покрывают голову.

«Для мусульманок хиджаб — символ благочестия и добропорядочности. В моей семье все женщины носят хиджаб. Это был их выбор, никого насильно не принуждали. Ведь нельзя сегодня говорить о чести, скромности и порядочности, а завтра отвергать — это уже лицемерие. Поэтому выбор должен быть осознанным», — подчеркнул Кадыров.

Родители нескольких девочек-мусульманок одного из сел Ставропольского края обратились в прокуратуру с жалобой на учителей и власти Нефтекумского района. Мусульмане недовольны тем, что в районные школы перестали пускать девочек в хиджабах. отец одной из учениц Равиль Кайбалиев заявил, что инициатором запрета является глава района. Родителей-мусульман поддержал краевой муфтият, сообщив, что это уже «шестая делегация», которая жалуется на «религиозные притеснения» в разных районах Ставрополья. За ставропольских мусульман вступился президентский омбудсмен Павел Астахов, призвавший учителей и чиновников к «толерантности и терпимости». Астахов также предложил ввести в ставропольских школах уроки ислама для всех учащихся.

Родители нескольких девочек-мусульманок школы села Кара-Тюбе обратились за помощью в прокуратуру. В интервью «Русской службе новостей» отец одной из учениц Равиль Кайбалиев заявил, что инициатором запрета является глава Нефтекумского района Ставропольского края.

«Второго числа он вышел из отпуска и в устной форме приказал не допускать детей на занятия. Хотелось бы отметить, что он отказался оформить свой приказ в письменном виде», – сказал Р. Кайбалиев. Он подчеркнул, что решать эту проблему они будут только в правовом поле и выразил надежду, что закон встанет на их сторону.

Читать еще:  Пасху в народе готовятся отметить с фантазией

«В законе Российской Федерации чётко прописаны наши права. Но если не получится их отстоять, будем переходить на альтернативные формы обучения» – объявил Кайбалиев, который вообще запретил своей дочери ходить в «нетолерантную школу».

В Духовном управлении мусульман Ставропольского края пояснили журналистам, что жалобы родителей из Нефтекумского района – это уже шестая «делегация»: До этого в муфтият с аналогичной жалобой приезжали жители Арзгирского и Степного районов Ставропольского края.

«В некоторых районах Ставропольского края, где компактно проживают мусульмане, не разрешают девочкам-мусульманкам посещать школу в мусульманских платках. Со своей стороны родители девочек-мусульманок не пускают детей в школу без платков. Сложилась патовая ситуация: как только дети начнут отставать от учебной программы (а у сельских жителей нет возможности обучать дочерей на дому), неблагополучными семьями займутся органы опеки» – пожаловались в муфтияте.

Муфтий Ставропольского края Мухаммад Хаджа Рахимов обратился к главам районов, к губернатору и прокурору Ставропольского края с просьбой «помочь разрешить сложившуюся ситуацию». Первым отозвался «детский омбудсмен» при президенте РФ Павел Астахов, который призвал ставропольских учителей и чиновников к «толерантности и терпимости». По словам Астахова, мусульманский платок «не является каким-то неприличным атрибутом», цитируют омбудсмена «Известия». Астахов также предложил мусульманам, живущим на Ставрополье, проводить религиозные уроки для русских жителей края, на которых всем детям будут рассказывать об исламе.

Как напоминает РСН, в России образовательные учреждения в рамках внутреннего устава имеют право устанавливать правила относительно внешнего вида обучающихся. При этом ношение хиджаба в государственных учреждениях, школах и университетах запрещено даже в некоторых сугубо мусульманских странах – Турции, Тунисе, Таджикистане и Азербайджане. В Казахстане светские власти нашли компромиссный вариант: в стране существует единый стандарт школьной формы и хиджабы в этот стандарт не входят. Особо религиозные родители отправляют своих детей учиться в медресе – мусульманский аналог церковно-приходских школ.

Ставрополь, Алексей Усов

Тайские дети решили бороться со школьной формой. Но их акциями протеста можно сломать не систему, а психику

Суровые школьники из Таиланда не захотели следовать дресс-коду и начали протестовать. Делают это они настолько крипово, что их перформансами если не систему, то психику точно можно сломать. Ведь увидеть такое своими глазами наверняка не хотелось бы никому, как и реакцию учителей на их выходки.

В школах по всему миру установлены свои требования к внешнему виду детей, и многие из учеников с ними не согласны. Борцы за справедливость появляются в каждой стране, и Россия не исключение, однако до Таиланда российским школьникам ещё очень далеко.

Несогласные с действующим дресс-кодом тайские школьники

Короткие стрижки для мальчиков и почти идентичные им однотипные причёски для девочек в школах Таиланда ввели ещё в 1927 году и с тех пор не меняли, пишет ThisRupt. Если парням особых неудобств эталонный внешний вид не доставляет (хотя многим тоже не нравится), то для девочек это серьёзная проблема — никто не может отрастить себе длинные локоны и должен ходить в «морально устаревшей форме».

Учителя сами не нарушают установленный дресс-код (в отличие от тех же некоторых российских учителей) и поэтому строго требуют его исполнения и от учеников.

В Бангкоке против такого положения вещей дети организовали целое движение — «Плохой ученик». Количество членов точно неизвестно, но Министерство образования страны уже получило от них более 300 жалоб на правила одежды и внешнего вида, насаждаемые учителями. Одна из членов группы — 15-летняя Бенджамапорн Нивас, которая зашла дальше всех.

В то время как одни присоединившиеся к движению осаждают территории школ с классическими демонстрациями…

Wasinee Pabuprapap

…Нивас выходит в город вместе со стулом, к которому её привязывают единомышленники.

Ей заклеивают рот скотчем, на колени кладут огромные ножницы, а на шею вешают табличку.

Эта ученица нарушает школьные правила, нося длинные волосы и чёлку. Вы можете её наказать, — написано на табличке.

Такая крипота нравится далеко не всем. В социальных сетях, по словам Бенджамапорн, её оскорбляют незнакомцы и даже угрожают ей из-за того, что она якобы пугающе себя ведёт и выступает против традиционных ценностей.

Не проходит мимо и полиция — почти всегда, когда Нивас появляется в таком виде на публике, освобождать её приходят полицейские, а когда узнают, что это перформанс, — забирают за нарушение общественного порядка.

นักเรียนเลว

Как же реагируют на это учителя? Можно было бы подумать, что идут на какие-то уступки, но нет. За волосы тайских школьников разворачивается настоящая война, и попавшие в руки преподавателей пленные подвергаются публичной казни. Как эта девочка, которой учительница 6 августа при сверстниках укоротила одну половину причёски.

Breaking : จะแล้วมั้ย ครูตัดผมนักเรียน จะแล้วมั้ย! มากันอย่างต่อเนื่องกับโรงเรียนที่ยังคงตัดผมนักเรียน ไม่แคร์ระเบียบกระทรวงฯ ไม่สนใจกฎหมายบ้านเมือง บังคับให้นักเรียนทำตามกฎโรงเรียน แต่ครูไม่ทำตามกฎหมาย นักเรียนที่ถูกตัดผมหากต้องการแจ้งความทักมาได้เลยนะคะ
——#นักเรียนเลว #srpfact pic.twitter.com/y5gozuUUKz

Достаётся и мальчикам — за недостаточно короткую стрижку им выбривают на затылках часть волос, как правило, почему-то в форме креста.

นักเรียนเลว

Дети считают, что таким образом в школах им пытаются навязать необходимость безоговорочного подчинения властям, и ещё больше злятся на систему.

Школьников заставляют стричь волосы против воли, и это нарушает наши права. Волосы — часть моего тела, и никто другой не должен иметь право решать, что мне с ними делать. Неважно, какую причёску я ношу, это не влияет на мою учебу, оценки не имеют ничего общего с моими волосами, — сказала Нивас.

Со школой насаждение правил внешнего вида не заканчивается. Дресс-код вводят и во многих компаниях, но и там находятся несогласные. Девушка каждый день приходит на работу в разной одежде — и не в простой, а в супергеройской.

За не понравившуюся руководству медицинскую маску уволили и американца, но напрасно. Ведь, похоже, такое решение стоило законодателям мод бизнеса.

«Скоро все найдут себе нового врага»

Французская Лига за права человека в связи с убийством Сэмюэля Пати выступила с официальным заявлением против терроризма: «В пятницу в Конфлан-Сент-Онорин был зверски убит учитель за то, что он выполнял свою образовательную миссию. Это невыносимое преступление было направлено против права на свободное выражение мнений, секуляризма. Единство – наша сила перед лицом терроризма, равно как и мобилизация всех для защиты наших основополагающих ценностей демократии, свободы и равенства».

Лига прав человека также выразила солидарность с семьей и родственниками Сэмюэля Пати и сотрудниками системы национального образования.

Саша Дванова, представительница французской правозащитной организации, в том числе помогающей беженцам из Чечни, полагает, что вечером 16 октября во Франции произошло два убийства одинаковой тяжести: «То, что убийцу застрелили на месте преступления, – это разновидность смертной казни, которая с изрядной регулярностью практикуется, хотя вроде бы запрещена».

Дванова полагает: общество во Франции скорее повернется против мусульман в целом, нежели против чеченцев.

«Большинство тех, кого сейчас заденут последствия этого убийства, будут совсем не чеченцы. Кто точно не виноват – так это родители детей, которые были недовольны учителем. Они-то как раз пытались действовать правовыми методами, когда жаловались на оскорбительные картинки на уроке. И неважно, согласны мы с ними или нет. Не виноват и мальчик, который указал убийце, где находится учитель. Трагедия стала громким медиаповодом. Скоро это пройдет, все помашут кулаками и найдут себе нового врага», – считает Дванова.

Расследование убийства Сэмюэля Пати продолжается. Но власти Франции уже признали произошедшее терактом. Париж собирается выслать из страны более 230 иностранцев, которые уже находятся под стражей по подозрению в радикальном исламизме. Кроме этого, французские власти заявили, что проверят более 50 мусульманских ассоциаций в стране.

Кавказ. Реалии

Оригинал публикации – на сайте Кавказ.Реалии

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector