0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Верующие из Польши сделали подарок онкобольным детям Волыни

«Он сделал все, как и говорил»: в Крыму отец с ребенком подорвались на газовом баллоне

Крымчанин насильно забрал у бывшей супруги младшего сына, вывез его в лес и взорвал газовый баллон. Мальчик находится в ожоговом центре в тяжёлом состоянии. Об этом мать ребёнка Эдие Девлетова рассказала в своём Instagram.

Жуткая история семейного насилия всплыла лишь после случившейся накануне трагедии. Женщина утверждает, что таким образом мужчина, с которым она прожила в браке пять лет и всё это время терпела домашнее насилие, отомстил ей за развод.

«Четвёртого (октября. — Прим.) числа бывший супруг насильно забрал у меня ребёнка, а затем шантажировал, запугивал расправой. Он сделал всё, как и говорил: взорвал газовый баллон, вывезя ребёнка в лес! У меня есть уйма доказательств и его сообщений», — написала Девлетова.

С её слов, родственники по линии бывшего мужа сообщили ей о случившемся лишь через несколько дней, когда стало понятно, что малыш в плачевном состоянии. Она также отметила, что этому событию предшествовала попытка расправиться со вторым ребёнком.

«В январе папаша чуть не убил старшего сына, угрожая, что они сбросятся со скалы, а затем совершил сильнейшую аварию в очень пьяном состоянии с сыном (также украв его). И заявление мне пришлось забрать взамен на моего сына», — делится Эдие.

По её словам, до трагедии она неоднократно обращалась в компетентные органы, однако никакой ответственности бывший супруг не понёс.

«Написано много заявлений об угрозах, шантаже, рассылке интимных фото, избиениях, унижениях! И что с этим? А ничего», — заключила крымчанка.

Как сообщила ForPost уполномоченный по правам ребёнка в Крыму Ирина Клюева, в настоящее время региональный Следком проводит проверку по инциденту. Ребёнок и отец находятся в ожоговом центре.

«Мама в больнице рядом с ребёнком. У палаты охрана. Врачи занимаются своим делом, у малыша 10, может чуть больше, процентов ожогов тела», — рассказала ForPost омбудсмен.

Клюева отметила, что специалисты выясняют, обращалась ли мать за помощью в компетентные органы, а также в соцслужбы.

«Семейное насилие очень часто скрывается. Поэтому не знаем, что там было на самом деле, но выясним», — пообещала омбудсмен.

«Нельзя молчать»

Она также предостерегла других жертв домашнего физического и психологического насилия от замалчивания подобных фактов.

«В первую очередь необходимо спасать себя и детей. Уходить от этого человека. В Крыму есть центры, которые помогают женщинам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Есть временное убежище, где помогают и поддерживают», — рекомендовала Клюева.

Крымский правовед, директор юридического предприятия «Центр медицинского права в Республике Крым» Михаил Белкин также подчёркивает, что в таких ситуациях молчание может стоить жизни.

«Необходимо сразу же обращаться в правоохранительные органы, органы по защите прав детей. Вначале отец может быть привлечён к административной ответственности, а если насилие повторится, то его могут привлечь к уголовной ответственности», — рассказал ForPost адвокат.

Когда отцы проявляют агрессию не только к матерям, но и к детям, необходимо ставить вопрос об ограничении родительских прав, а после — об их лишении, советует наш собеседник.

«Кровавое воскресенье» польской истории: Почему нужно помнить, как украинские националисты устроили Волынскую резню

78 лет назад, 11 июля 1943 года, вскормленные немецкой разведкой украинские националисты устроили этническую чистку на территории Западной Украины, убив более 50 тысяч поляков.

11 июля 1943 года отряды УПА начали одновременную атаку на несколько десятков польских сёл на Волыни. Поляков убивали, не оглядываясь на возраст, пол, — историки приводят свидетельства уничтожения младенцев самым жестоким образом. Эти события назвали Волынской резнёй. Кровавая бойня позднее перекинулась и на другие регионы Западной Украины. Ответом польских партизан стали нападения на украинские сёла. Так началась национальная война с этническими чистками. Спустя 73 года, в 2016 году, Сейм Польши признал события на Волыни геноцидом польского народа.

Кочующая Волынь и сотрудничество националистов с Гитлером

По окончании Первой мировой войны после распада Австро-Венгрии и Российской империи изменились контуры государств. Польша сумела отхватить у России Волынь, а у Австро-Венгрии — Галицию, там проживали украинцы, поляки, русские и евреи. Началась колонизация и сокращение украинских школ, урезание этнических прав и насаждение администрации из поляков-военных. Украинское националистическое подполье ответило сопротивлением, так продолжалось почти два десятка лет. Эта ситуация стала прологом к Второй мировой войне и с приходом Гитлера вылилась в сотрудничество украинских националистов с фашистами, а также откровенное зверство со стороны националистов.

Читать еще:  В Иране начались религиозные траурные церемонии, посвященные памяти имама Хусейна

Сотрудничество Организации украинских националистов (ОУН) с немецкой разведкой и контрразведкой началось ещё во времена Веймарской республики. Контакты продолжались вплоть до Второй мировой войны и нападения Германии на СССР. А с приходом к власти Адольфа Гитлера идеологическая близость сторонников бандеровской ветки ОУН, провозгласившей «Украину для украинцев» ещё в 1940-м, только усилилась. Берлин же, считавший тогда, что поощрение национальной независимости будет сдерживать Москву, похоже, не оставил эту идею и сейчас.

Накануне войны, в апреле 1941-го, идеолог НСДАП и «уполномоченный по централизованному разрешению проблем восточноевропейского пространства» Альфред Эрнст Розенберг подал фюреру записку, в которой содержались рекомендации относительно будущей политики Германии на территории Советского Союза после её оккупации германскими войсками. В разделе об Украине он писал: «Нашей политической задачей для этой области должно быть поощрение стремлений к национальной независимости — вплоть до создания самостоятельной государственности, которой надлежало бы постоянно сдерживать Москву и обезопасить великогерманское жизненное пространство с востока».

В мае 1941 года, когда ОУН готовила программу действий и ожидала немецкого вторжения на территорию СССР, среди наставлений для командиров были такие рекомендации: «Во времена хаоса и смятения разрешается ликвидация нежелательных польских, русских и еврейских активистов, особенно сторонников большевистского российского империализма». То есть поляки и русские в качестве объектов для уничтожения стояли на первом месте, несмотря на то что в начале войны во Львове произошли и кровавые еврейские погромы, которые историки связывают с демонстрацией лояльности Гитлеру.

Главной целью бандеровцев стала зачистка поляков с территории Волыни и Восточной Галиции. Расчёт националистов строился на акценте на этнически однородную территорию для дальнейших переговоров на международном уровне о границах Украины. Историк, специализирующийся на польско-украинских отношениях, профессор Гжегож Мотыка приводит фразу одного из функционеров ОУН(б): «Что касается польского вопроса, то это не военная проблема, а проблема меньшинства. Мы решим его, как Гитлер решил еврейский вопрос. Разве что они уберутся сами».

К маю 1943 года бандеровская ветка расколовшейся ОУН получила новое название — Украинская повстанческая армия (УПА), ряды которой пополнялись за счёт добровольцев из числа идейных националистов, бывших членов вспомогательной полиции, дезертиров из Красной армии и дивизии СС «Галичина». Базой движения была выбрана Волынь, над которой контроль немцев был слаб.

Июльский геноцид предваряли февральские организованные набеги и резня польских сёл, начавшиеся зимой 1943-го. Так, 9 февраля было убито 179 жителей села Паросла Перша рядом с Владимирцем Ровенской области. Это сделали бандеровцы под руководством Петра Нетовича, которые вошли в польское село, назвавшись советскими партизанами. Крестьяне встретили гостей, а после угощения бандиты начали насиловать женщин и девушек и зверски убивать их. Затем перешли к остальным сельчанам: расправились над мужчинами, подростками, среди погибших было забито 43 ребёнка. Партизаны, которые пришли на следующий день, обнаружили в домах груды обезображенных тел. В одном из них на столе лежал мёртвый годовалый ребёнок, тело которого было прибито к доскам стола штыком. Не менее жестоко поступали с беременными.

11 июля стало пиком кровавой резни на Волыни, когда отряды УПА одновременно атаковали несколько польских сёл. Местных жителей-украинцев, которые не поддерживали расправу и пытались защищать соседей, убивали вместе с поляками как «предателей нации». Так как патронов у УПА было мало, было принято решение использовать ножи, топоры и подручный инструмент. Людей топили в колодцах, закалывали вилами, забивали дубинками, сжигали в домах. Даже немцы поражались подобному садизму: выколотые глаза, вспоротые животы, пытки перед смертью — обычное дело. На расправу с поляками ушла неделя.

Луцкое воеводство. Свезённые на идентификацию и похороны трупы поляков — жертв резни, 26 марта 1943-го. Фото © wikipedia

Реки крови развернули и подстегнули подпольную польскую Армию Крайову на войну с УПА. И на базе самых крепких её отрядов была создана 27-я пехотная дивизия, которая перешла к акциям возмездия. Нападению подвергались не только украинские националисты, но и сёла украинцев. Хотя польские офицеры имели приказ, запрещающий бессудные расправы с гражданским населением, за исключением явных коллаборационистов, не все подчинялись ему, поэтому расправы на местах не останавливались. Конфликт не утихал.

Читать еще:  В Бейруте мусульманки провели антифранцузскую демонстрацию

Следующий пик убийств пришёлся на февраль – март 1944 года, когда украинские полицейские формирования, позднее включённые в состав дивизии СС «Галичина», при содействии отрядов УПА уничтожили село Гута Пеняцкая, где было убито около 800 поляков. В дальнейшем продолжился счёт жертв в ряде других сёл под предлогом их сочувствия партизанам. В начале марта Армия Крайова нанесла ответный удар в 11 украинских сёлах. В резне погибло до 1200 человек. Взаимные нападения продолжались до 1945 года, даже когда контроль над этой территорией перешёл к СССР. Для прекращения этнических столкновений сразу после войны советской властью было инициировано массовое переселение поляков из УССР в Польшу, а украинцев — из Польши в УССР, что остановило кровавую распрю.

Памятник жертвам Волынской резни в Варшаве. Фото © histrf.ru

22 июля 2016 года Сейм Польши признал 11 июля Днём памяти жертв геноцида, совершённого в отношении граждан Второй Речи Посполитой украинскими националистами из рядов ОУН, УПА, дивизии СС «Галичина» и других украинских формирований во время Второй мировой войны. Согласно документу польского парламента, во время геноцида 1943–1945 годов было убито более ста тысяч поляков. Эта цифра несколько расходится с документами из советских архивов — по разным оценкам историков, было убито от 50 до 100 тысяч поляков.

Спустя почти восемь десятилетий мы видим, что заложенная радикальная националистическая начинка поборников УНА и УПА никуда не исчезла. И сейчас Украина движется тем же курсом, что и накануне Великой Отечественной войны. Вероятно, Киеву предстоит самостоятельно пройти дальнейший путь истребления собственного народа под патронажем Запада, пока на этой территории не найдутся силы, способные к повороту против такой политики, как это было в новейшей истории, например в колониальной Индии с появлением Махатмы Ганди или в Камбодже.

Маленькая жизнь: кто спасет украинских детей от рака

Один на один с болезнью

Сегодня в Киеве прошла пресс-конференция «Лечить нельзя умирать. Будет ли Украина лечить онкобольных детей?», посвященная Всемирному дню онкобольного ребенка, который 15 февраля отмечают во всем мире. После пресс-конференции родители и дети отправились к стенам Министерства здравоохранения и Верховной Рады, чтобы передать коллективное обращение о защите и развитии медпомощи детям с онкогематологическими заболеваниями в стране.

Кроме того, благотворительный фонд «Таланты Украины» провел акцию Всеукраинский конкурс рисунков детей с онкогематологическими заболеваниями «Дети имеют право на будущее!».

Эти акции показывают, что спасение утопающих — дело их собственных рук. На сегодняшний день судьбой онкобольных озабочены только они сами или благотворительные фонды, религиозные организации, а государство остается в стороне.

Социальная политика, которую проводит руководство страны в последние годы, больше напоминает теорию естественного отбора. Развал украинского здравоохранения перманентно подкрепляется боевыми действиями на востоке Украины, которые забирают, в том числе, жизни детей и требуют постоянной подпитки из государственного бюджета.

Эта дыра в бюджете выливается в отказ от основных бесплатных медицинских программ. Совершенно очевидно, что в рамках отказа от программы государственной помощи «Онкология», которая подразумевает помощь всем группам онкобольных, маленькие пациенты также попали под удар полного безразличия украинских властей к жизни и здоровью собственного населения.

По словам министра здравоохранения Украины Ульяны Супрун, онкобольные украинцы больше не смогут рассчитывать на финансовую поддержку государства. Объясняя отказ от программы, Супрун заявила, что ее ведомство намерено концентрироваться не на лечении, а на профилактике заболеваний.

По ее словам, заболеваемость раком помогут снизить услуги семейных врачей, которые помогут распознать болезнь на ее ранней стадии или убедить клиента пройти профилактический осмотр. Здесь от пытливого глаза общественности скрываются две проблемы. Во-первых, Супрун забыла упомянуть, что эти услуги планируются сделать платными. Во-вторых, эти семейные врачи работают сейчас далеко не в каждом населенном пункте, да и в принципе не смогут эффективно справиться с диагностикой такой тяжелой и разнообразной по своим проявлениям болезни.

В сентябре Министерство здравоохранения оправдывалось за задержки вакцин для онкобольных детей, причиной которых явился бизнес-конфликт двух коммерческих фирм.

В течение 90 дней лекарства для онкобольных детей, закупленные через Королевское агентство Великобритании Crown Agents, лежали на складе временного хранения в зоне деятельности Киевской таможни Государственной фискальной службы. Доставка указанных лекарств онкобольным детям задерживается из-за отказа поставщика — ООО «Людмила Фарм» осуществить все необходимые таможенные процедуры.

Врач высшей категории, телеведущий Евгений Комаровский рассказал журналистам, что онкобольные дети гибнут в Украине из-за произвола чиновников:

«Кратко эта история выглядит так: в Украину ехали лекарства для онкобольных детей. На таможне лекарства тормознули (отчего/почему — никто толком не объясняет: не хватало то ли бумаг, то ли законов). Лекарства стояли на таможне более 90 дней. Дети болели и умирали, самые разнообразные «фуфломицины» десятками тонн пересекали границу, но лекарства для онкобольных детей ждали своего часа», — заявлял он.

Читать еще:  Почему 'Ника строй' лучше других строительных магазинов.

В украинском обществе Минздрав уже окрестили Министерством смерти.

Суровая статистика. Больным отмеряли три месяца

В начале января несколько областных онкодиспансеров получили годовой запас медикаментов, закупленных по госпрограмме, со сроком годности всего на 3 месяца. При этом согласно нормативно-директивным документам и подзаконным актам Украины, а также по всем международным правилам, лекарственные препараты со сроком годности менее полугода вообще не могут завозиться на территорию Украины.

Ответственный секретарь Национальной медицинской палаты Украины Сергей Кравченко сообщил, что не все так просто даже с уже закупленными и поставленными по госпрограмме «Онкология» препаратами.

«На данный момент поступили медикаменты, которые были закуплены по программе онкологии 2015-го года деньгами того же года. Пришли они в 2017 году, но проблема заключается в том, что срок годности их — до апреля 2017 года, то есть всего три месяца, но потребность в медикаментах закрыли на весь год. Коллеги говорят, что они по этому поводу с официальными письмами обратились в областные департаменты здравоохранения, чтобы им предоставили разъяснения. В свою очередь, департаменты на эти письма не отвечают, потому что не знают, что сказать, и в Минздрав обращаться тоже боятся. Я просил коллег, чтобы они мне передали копии документов, но, к сожалению, люди находятся под таким административным давлением, что они боятся это делать», — заявил он.

Как показывает практика, онкологическая патология у детей имеет существенные отличия от таковой у взрослых и значительно легче поддается лечению. Ежегодно на Украине фиксируют 11-12 случаев на 100 тыс. населения детского возраста (до 18 лет), что составляет около 1000 онкобольных детей в год. Злокачественные новообразования детского возраста занимают 7 место в структуре детской инвалидности. По показателям смертности от злокачественных новообразований детей Украина занимает 5 место в Европе. По расчетам специалистов, до 2020 года количество впервые заболевших раком на Украине превысит 200 тысяч человек.

Эксперты признают, что многие виды рака сегодня излечимы, однако успешность лечения зависит от того, сколько средств выделяется на лечение местными органами здравоохранения.

В таких экономически развитых странах, как Швеция, Финляндия, Дания, уровень заболеваемости злокачественными новообразованиями в полтора раза выше, чем на Украине. Однако при этом уровень смертности там в полтора раза ниже, чем на Украине — за счет ранней диагностики и успешного лечения. На Украине же вопрос финансирования медицины встал остро как никогда.

Где лекарства?

Как утверждают эксперты, все дело в том, что Минздрав взял программу на уничтожение бесплатной медицины. А в условиях массового обнищания населения, неподъемных платежек, требований МВФ по повышению пенсионного возраста, сокращения рабочих мест можно поставить знак равенства между платной медициной и вымиранием населения.

Большое количество лекарств, которые не имеют регистрации, родители и волонтеры должны закупать за границей и ввозить на Украину почти нелегально.

Проблема в том, что система регистрации лекарств не прозрачна и коррумпирована. В этих условиях иностранные производители не заинтересованы проходить процедуру регистрации, цена которой составляет около 24 тысяч евро.

Несколько лет назад редакция программы «Гроші» сделала запрос в Минздрав, чтобы узнать, как главные врачи страны решают проблему нехватки качественных лекарств. Неделю запрос пересылали из одного департамента в другой, ответа журналисты так и не получили.

Тем временем на сайте онкологического портала Украины ежедневно появляются новости о том, что лечение онкологических заболеваний стало еще проще и доступней, только выглядит это достаточно смехотворно и одновременно печально на фоне увеличивающихся случаев смертности от рака по статистике. По данным Министерства здравоохранения, количество онкобольных на Украине уже приближается к 1 млн.

В данном случае решение Минздрава лишить профильные лечебные заведения государственной поддержки можно охарактеризовать как, мягко говоря, недальновидное, и грубо говоря, направленное на массовое уничтожения населения Украины.

Состояние медицины в стране — это тест на благосостояние государства в целом. Последние события показали, что украинские политики, являясь временщиками и заботясь о своих шкурных интересах, не прекращают свои междоусобицы даже перед угрозой пандемии. Медицинские бунты, которые прошли в городах Винничины — Казатине, Шаргороде, в очередной раз показали, что счет идет на часы. И в этой борьбе за жизнь, люди остаются один на один со своей бедой.

  • Теги
  • медицина,
  • Украина

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector