0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Визит Патриарха Варфоломея: аспекты конфликта

Визит Патриарха Варфоломея: аспекты конфликта

25.08.2021 18:49:17

Сергей Львович Худиев

Конфликт вокруг визита патриарха Варфоломея имеет ряд измерений — как религиозных, так и политических.

Конечно, для инициатора всего процесса «автокефалии», бывшего президента Украины Петра Порошенко, как и тех, кто разделяет его предпочтения, важна политическая сторона вопроса.

Религия есть нечто безусловно подчиненное по отношению к политике, Церковь — по отношению к державе. Как мне постоянно говорили сторонники ПЦУ, независимая держава должна иметь независимую Церковь. В реальности это означает, «Церковь, поминающую патриарха Константинопольского, а не Московского», но дело даже не в этом. Церковь рассматривается как один из атрибутов государства, наряду с армией и государственным языком. Ее роль — безоговорочно служебная по отношению к истинным ценностям — государственным и национальным. Церковь должна быть «инструментом украинизации». Как сказал «митрополит» ПЦУ Дмитрий (Рудюк) «Функцию украинизации наша церковь взяла на себя очень давно, и это один из весомых факторов украинизации государства»

Для националиста миссия Церкви состоит в укреплении национального духа, ободрении воинов, и ритуальном обслуживании национально-значимых событий — таких, как национальные праздники, установление памятников в честь национальных деятелей и торжественное погребение павших героев.

Конечно, такой запрос существует не только на Украине — но именно ПЦУ является примером его наиболее старательного исполнения. Вы вряд ли услышите от митрополита Московского Патриархата, что функция Церкви состоит в русификации — или украинизации. Священник, который в России благословлял добровольцев отправляться в Донбасс, был запрещен в служении. Митрополит Онуфрий известен своими словами «От имени тысячелетней Украинской Православной Церкви я призываю всех, кто называет себя христианином, немедленно прекратить убивать друг друга»

Наши либералы, в том числе православные, постоянно подозревающие Московский Патриархат в «слиянии с государством» просто не хотят видеть, как выглядит действительно государственная и милитаризированная Церковь — она выглядит в точности как «Киевский Патриархат», теперь — ПЦУ.

Но именно такая Церковь и нужна людям, для которых их главные интересы лежат в области политики — а вот собственно церковная жизнь, действительность рукоположений, полномочия патрирахов, каноны — все это не интересует их ни в малейшей степени. Если бы карта легла иначе, и патриарх Константинопольский — со всеми его притязаниями — оказался бы по другую сторону геополитического разлома, те же самые люди немедленно бы сделались борцами с восточным папизмом.

Как было написано на плакате, который несли участники шествия в честь Степана Бандеры, «национализм — моя религия». Все остальное — Церковь, каноны, патриархи — оценивается с этой и только этой точки зрения. Никаких других богов, кроме нации, национализм не признает.

Патриарх Константинопольский пока делает то, что от него хотят — противостоит Московскому Патриархату и поддерживает военные усилия украинских властей. Так, обращаясь к детям погибших воинов ВСУ, он сказал «Это ужасно терять родителей на войне, но вы можете гордиться тем, что они дали вам, то есть, светлым будущим в независимой и свободной стране», пожелав им (как сообщает Orthodox Times) «силы и смелости продолжать поддерживать идеи, за которые сражались их родители»

Конечно, тридцатилетие независимости Украины — подходящий срок, чтобы оценить, какую пользу националисты принесли своей стране за эти годы, и, особенно, за годы прошедшие со времени Майдана, когда их влияние было особенно велико. Но это отдельный вопрос, и мы его пока отложим.

Пока обозначим одну из линий конфликта. Для чего вообще существует Церковь — для обслуживания одной из политических программ, в данном случае, националистической, или у нее есть своя, независимая цель и предназначение, исходя из которого она отстаивает свое внутреннее устройство.

Другое измерение конфликта — тоже политическое, но глобальное.

Дипломаты и политики США не делали ни малейшего секрета из своей чрезвычайно плотной вовлеченности в весь процесс создания ПЦУ — вовлеченности настолько плотной, что возникало ощущение, что они и были его инициаторами. Интересы США тут достаточно прозрачны — Россия, хотя и в меньшей степени, чем Китай, угрожает глобальному доминированию США, поэтому все, что ведет к ослаблению влияния России, надо поддерживать. Православная Церковь рассматривается как инструмент «мягкой силы» России в отношении православного населения других стран, поэтому надо приложить все усилия к ее ослаблению. Ничего личного — или, тем более, религиозного — просто, имея возможность походить на «большой шахматной доске» такой фигурой, как патриарх Константинополя, американские политики это и сделали — учитывая плотные связи Варфоломея с американской политической элитой — и, особенно, с Демократической партией.

Насколько много пользы мудрое руководство семьи Байденов принесло Украине — вопрос, выходящий за рамки данной статьи. Можно только отметить, что ее действия были продиктованы отнюдь не соображениями проповеди Евангелия и спасения душ.

Однако здесь мы обнаруживаем и духовное измерение конфликта. В отличие от националистов или макиавеллистких политиков, просто индифферентных к вероучению, Демократическая партия США есть сообщество с отчетливой идеологией — приобретающей все более непримиримый и тоталитарный характер. Важная часть этой идеологии — продвижение абортов и ЛГБТ-индоктринации по всему миру. Нынешний президент США Джо Байден, еще в свою бытность вице-президентом при Обаме, назвал противников ЛГБТ «троглодитами». Не очень ясно, считает ли он «троглодитом» своего лучшего друга патриарха Варфоломея — во всяком случае, представители Константинополя поддерживают самые тесные связи с этой про-абортной и про-ЛГБТ партией, к немалому смущению американских христиан.

Как мы знаем, важная часть подчинения всего мира «прогрессивной» идеологии — с «переменой пола» у малых детей, десятками «гендеров», абортами до родов включительно, плавно переходящими в инфантицид — состоит в преодолении влияния очевидного противника всего этого — Церкви. Это делается, в значительной мере, путем усилий по разложению Церкви изнутри. Яркий пример — Американская Епископальная Церковь, «служительницы» которой «благословляют» абортарии. Но работа гораздо шире — католические епископы, желающие «венчать» однополые пары, бурные кампании с участием «про-чойс» и «про-ЛГБТ» «христиан».

Нет, мы, пока что, не видим тенденции к пересмотру фундаментальных основ христианской этики в области пола со стороны Константинополя — разве что введение второбрачия священства. Тоже нехорошо, но до епископалов далеко. Но мы видим, что Константинополь — близкий друг и благодарный клиент совершенно определенной идеологической силы.

Это придает особенный оттенок той стороне конфликта, которая, видимо, является главной для Константинополя. Главным содержанием проповеди патриарха Варфоломея — особенно в рамках этого визита являются настойчивые притязания на «уникальные права и привилегии» на статус «первого без равных» и «первоирераха».

Конечно, они выглядят исторически и каноническим неосновательными (вспомним хотя бы, сколько еретиков сидело на этой кафедре). Но когда эти претензии заявляет лучший друг именно тех людей, которые вывешивают радужные флаги на посольствах и продвигают аборты по всему миру — это еще одна веская причина сказать «нет».

Визит патриарха Варфоломея в Киев обернулся полнейшим фиаско

— Почему визиту патриарха Варфоломея в Киев не только в украинских, но и в российских СМИ уделялось столь значительное внимание? Казалось бы, это вполне заурядное событие в религиозной жизни. Откуда такой интерес к нему?

Читать еще:  Религиозные деятели не одобряют запрет на хеви-метал в Белгороде

— Наверное, прежде всего потому, что визит патриарха Варфоломея в Киев носил отнюдь не религиозный, а откровенно политический характер. Об этом свидетельствовал уже сам повод для приезда патриарха — 30-летие независимости украинского государства. То есть гость из Стамбула приезжал в Киев отмечать не какую-то церковную дату, а, по сути, праздновать годовщину события, итогом которого стало отделение Украины от России со всеми вытекающими из этого последствиями: полным крахом украинской экономики и обнищанием страны, ее переходом под внешнее управление, катастрофическим снижением численности населении и уровня его жизни и так далее.

Впрочем, чисто политической акцией была и вся затея с автокефалией так называемой «Православной церкви Украины» (ПЦУ), которую два с половиной года назад «создал» патриарх Константинопольский при поддержке украинских и американских властей и поддержать которую приехал в конце августа этого года.

Отмечу, что в появлении «новой украинской церкви» бывший президент Порошенко видел и атрибут независимости украинского государства, и способ привлечь на свою сторону наиболее националистически настроенную часть электората. Для западных хозяев Петра Порошенко это было дополнительное средство разобщения русских и украинцев. А патриарх Варфоломей усмотрел в этом проекте еще и возможность конвертировать свое первенство чести среди предстоятелей поместных Православных церквей в первенство власти.

Новосозданная «автокефальная церковь» сразу же активно включилась в политическую жизнь Украины, восприняв украинскую националистическую идею как составную часть своего «предания». Так что целиком закономерно, что продолжающий опекать свое «детище» Константинопольский патриарх также принял участие в том политическом перформансе, который устроил Владимир Зеленский по случаю 30-летия независимости Украины и который больше походил на «пир во время чумы».

— А зачем вообще президенту Зеленскому понадобилось привлекать патриарха Варфоломея к этим торжествам? Ведь он, казалось бы, в отличие от Порошенко, не был склонен использовать религиозный фактор в политике.

— Да, поначалу складывалось впечатление, что Зеленский остается в стороне от противостояния между Украинской православной церковью и новосозданной ПЦУ. В первый год президентства Зеленского практически прекратились рейдерские захваты храмов канонической УПЦ МП раскольниками. Но это продолжалось недолго. Популярность Зеленского, который не исполнил почти ничего из того, что обещал народу Украины перед выборами, стала стремительно падать.

Очевидно, что в окружении Зеленского приезд Константинопольского патриарха на торжества по случаю 30-летия независимости Украины рассматривали как способ повысить рейтинг нынешнего украинского президента. Приглашая Варфоломея на Украину, Зеленский стремился угодить, прежде всего, тому электорату, который поддерживает партию бывшего президента Порошенко, то есть той части населения Украины, которая придерживается радикальных националистических убеждений.

— Как вы считаете, удалось ли Зеленскому этим визитом улучшить свой имидж?

— Мне кажется, что нынешний украинский президент не просто не извлек из визита Варфоломея той выгоды, на которую он рассчитывал — вся эта затея, похоже, стала большой ошибкой и провалом Зеленского. Овации, которыми на литургии у Софийского собора сторонники ПЦУ встретили упоминание Порошенко как одного из главных «творцов» украинской автокефалии, свидетельствовали о том, что Зеленскому не удалось перетянуть радикальных националистов на свою сторону — он для них по-прежнему чужой. А вот верующие канонической Украинской православной церкви теперь вряд ли когда-либо проголосуют за Зеленского после того, как он столь цинично проигнорировал их позицию и встал на сторону раскольников. Так что политические дивиденды от затеи Зеленского с приглашением Варфоломея в Киев в итоге получил его соперник Порошенко.

— А сам патриарх Варфоломей извлек ли для себя какую-то выгоду из своего приезда на Украину?

— Думаю, что и на этот вопрос следует ответить отрицательно. Для него как претендовавшего на первенство в православном мире поездка в Киев стала полнейшим фиаско.

Во-первых, Варфоломей поставил себя в крайне нелепое положение тем, что, как заяц, бегал от десятков тысяч православных верующих, которые хотели встретиться с ним в надежде объяснить высокому турецкому гостю, что его грубейшее и беззаконное вмешательство в церковную жизнь Украины не только не уврачевало раскол, как он повсюду заявляет, но усугубило его. Однако патриарх не только не захотел встретиться с теми, кого он постоянно называет «духовными чадами Константинопольской матери-Церкви», он повел себя очень некрасиво, когда, например, приехал в Верховную Раду Украины с «черного» входа — только чтобы избежать встречи с возмущенными его действиями верующими.

Такое поведение Константинопольского патриарха говорит о том, что он прекрасно знает о преступлениях, творимых приверженцами украинской автокефалии, которых он ранее на протяжении почти трех десятилетий совершенно справедливо считал раскольниками, а теперь вдруг неожиданно признал «новой украинской церковью». То, что за все время визита в Киев Варфоломей так и не нашел времени для встречи с иерархами, священниками и верующими УПЦ МП, свидетельствует о том, что он хорошо понимает, что на самом деле принес на Украину дарованный им пресловутый «томос» об автокефалии – вражду и раскол. Думаю, ему абсолютно нечем возразить тысячам протестующих против его приезда верующим — иначе пришлось бы признать не только неправоту, но и преступность принятого им решения.

Во-вторых, очевидно, что Варфоломей не достиг никакого успеха и в другом — в попытках поддержать ПЦУ и тем самым укрепить свое собственное положение в православном мире в качестве новоявленного центра власти. Прежде всего, всем было видно, что кучка приверженцев «новой украинской церкви», свезенных со всей Украины к Софийскому собору на литургию, которую служил Варфоломей, не шла ни в какое сравнение с тысячами протестовавших по всему Киеву против приезда стамбульского гостя приверженцев канонической Церкви.

Но самое главное – вместе с Варфоломеем в Киев не прибыл никто из предстоятелей поместных Церквей. Даже из числа тех, кого Константинопольский патриарх и его западные хозяева принудили признать ПЦУ. И даже известный своей «принципиальностью» Александрийский патриарх Феодор II, которого глава ПЦУ специально приглашал на торжества в Киев, поостерегся принять в них участие. Не исключено, что сегодня, когда с очевидностью меняется политическая конъюнктура, и украинский кейс, ставший для США ненамного более успешным, чем афганский, все более теряет свою актуальность, те немногие предстоятели, которые признали украинских раскольников (Александрийской, Кипрской и Элладской церквей), уже жалеют о своем поспешном решении последовать в этом вопросе указке Варфоломея.

— Но, может быть, патриарх Варфоломей получил от своей поездки на Украину хотя бы какую-то материальную выгоду?

— Я не удивлюсь, если окажется, что за свое участие в киевском «празднике» Варфоломей получил какое-то денежное вознаграждение — сегодня нередко даже отдельные состоятельные люди «украшают» свои торжества, приглашая на них заезжих «звезд». Правда, вряд ли сегодня власти пребывающей в глубоком кризисе Украины могут позволить себе большие траты на приглашаемых гастролеров.

Но судя по просочившейся информации, у Варфоломея был особый личный интерес в этой поездке на Украину — он надеялся все же добиться передачи ему хотя бы части тех пресловутых «ставропигий», которые были обещаны ему Порошенко в качестве «гонорара» за томос об автокефалии ПЦУ.

Известно, что накануне приезда Варфоломея обсуждалась возможность его поездки во Львов — явно для того, чтобы вступить во владение знаменитой Братской Успенской церковью, фигурировавшей в списке храмов и монастырей, которые Порошенко обязался передать в прямое («ставропигиальное») владение Константинопольского патриарха. Но судя по всему, что-то с этим не заладилось. Это, в общем-то, понятно. Думаю, что даже в ПЦУ были бы не слишком рады уступить Варфоломею свои храмы, тем более столь значимые в истории украинского православия.

Читать еще:  В Алжире депутаты-исламисты добились запрета на импорт алкоголя

Но следует отметить, что в списке потенциальных «ставропигий» Константинопольского патриарха на Украине значился и целый ряд объектов, которые сегодня принадлежат канонической Украинской православной церкви. То есть ее духовенство и верующих следует предварительно изгнать из этих храмов и монастырей, прежде чем подарить их патриарху Варфоломею. Думаю, даже Зеленскому, склонному смотреть на все облегченным взором профессионального комика, понятно, каким ожесточенным противостоянием на религиозной почве грозит обернуться такой передел церковной собственности в пользу стамбульского патриарха.

Так что сегодня у Варфоломея на Украине по-прежнему всего лишь одна «ставропигия» — Андреевский храм в Киеве. Кстати, построенный по заказу и на средства русской императрицы Елизаветы Петровны по проекту знаменитого итальянца Бартоломео Растрелли, чье имя, кажется, только и может рассматриваться в качестве единственного основания для притязаний нынешнего Константинопольского патриарха на эту церковь.

— Так каков все-таки основной итог визита патриарха Варфоломея в Киев?

— Итог, к сожалению, плачевный. С сожалением приходится констатировать, что патриарх Варфоломей, несмотря на преклонные годы, когда верующие люди обычно подводят итоги своего жизненного пути, с головой ударился в политическую авантюру, которая уже принесла ему печальную «славу Герострата». Своим грубейшим вмешательством в церковную жизнь Украины первый по чести среди православных патриархов фактически обесчестил и свое имя, и свой Константинопольский патриарший престол. Лицемерно утверждающий, что его действия направлены на уврачевание раскола на Украине, Варфоломей на самом деле лишь усугубил его. Легитимированные им раскольники, воодушевленные его поддержкой, насильственно захватили сотни храмов канонической Украинской православной церкви. Религиозное противостояние между верующими после этого только усилилось. О каком же преодолении раскола при этом можно говорить?

Но многократно возросшие проблемы в церковной жизни Украины — это только один аспект итогов деятельности патриарха Варфоломея. Гораздо более тяжкими последствиями она грозит обернуться для всего мирового православия – точнее, уже обернулась. Ведь фактически уже можно говорить о расколе не только в масштабах Украины, но и всего православного мира.

Речь идет уже не столько о признании или непризнании незаконно легитимированных Варфоломеем украинских раскольников, не имеющих законной иерархии (по сути, ряженых «самосвятов»), сколько о новой екклезиологии Константинополя, абсолютно еретической, с точки зрения православного учения о Церкви. Фактически Фанар сегодня пытается превратить себя в «православный Ватикан», навязав Константинопольского патриарха всему православному миру в качестве некоего «восточного папы» по образу Рима. Но такое понимание устроения Церкви всегда было глубоко чуждо православию, которое, в отличие от католицизма, никогда не признавало никакого иного главы Церкви, кроме Иисуса Христа.

— Какие в таком случае выводы следует сделать православному миру в связи с деятельностью патриарха Варфоломея?

— Мне кажется, что пришел момент, когда во всем православном мире должны задуматься, нужен ли нам такой «первый по чести патриарх», который руководствуется в своей деятельности не христианской заповедью любви, не догматами и канонами Православной церкви, а указаниями госдепартамента США и пожеланиями марионеточных украинских политиков. Для которого собственные «папские» амбиции важнее подлинного церковного единства и мира между верующими. Наверное, настало время критически пересмотреть и переосмыслить 28-е правило Халкидонского собора, возвысившее Константинопольскую кафедру только по одной-единственной причине — как столицу Восточной Римский империи. Пора, наконец, заметить, что Византии уже более чем полтысячи лет не существует, а некогда славный Константинополь давно уже стал Стамбулом.

МОНИТОРИНГ СМИ: Пастырский или провокационный? Визит патриарха Варфоломея в Украину — анализ о. Николая Денисенко

С тех пор, как в 2018-19 гг. Константинопольский патриарх Варфоломей предоставил автокефалию Православной Церкви Украины (ПЦУ), произошло многое. Мир продолжает бороться с пандемией. Стихийные бедствия забирают жизни как внутри страны, так и за рубежом. Фотографии афганцев, которые пытаются бежать от талибов, причиняют нам муки совести. Диктатор, остаюшийся у власти дольше всех в Европе, продолжает бесчеловечно обращаться с гражданами Беларуси.

Когда в 2020 году COVID поставил мир на колени, я думал, что наступит долгожданное прекращение огня в многолетней информационной войне среди православных украинцев. Несомненно, самые ожесточенные участники конфессиональной полемической войны охладили бы свой пыл.

Я ошибался. Гнев продолжает распространяться среди некоторых православных внутри и за пределами Украины. Противники решения о предоставлении автокефалии ПЦУ были возмущены тем, что Патриарх Варфоломей принял приглашение президента Зеленского посетить Украину в связи с тридцатилетием национальной независимости.

Среди противников патриарха были и духовенство, и миряне, которые собрались вместе и требовали, чтобы он взял на себя ответственность за свои действия в Украине и встретился с ними. Группа называется “Миряне”. Они организовали молитвенное бдение 21 августа, в день встреч Варфоломея с президентом Зеленским и украинским парламентом.

Ситуация вокруг визита Варфоломея в Украину была взрывоопасной. Оппозиция была разгневана, но и сторонники Варфоломея тоже были рассержены. Они были преисполнены решимости принять патриарха с благодарностью, оказать ему гостеприимство и показать, что большинство украинцев почитают его наследие и духовный авторитет.

Точка зрения оппозиции

На первый взгляд казалось, что Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП) и ее сторонники были против решения Патриарха Варфоломея создать новую автокефальную структуру в Украине. Они утверждали, что Константинополь не имеет канонической юрисдикции в Украине, и обвиняли патриарха в нарушении целостности их канонической территории. Они содействовали распространению слухов о том, что американское правительство подкупило патриарха, чтобы он предпринял эти действия ради политических поблажек. Они утверждали, что он нанес непоправимый ущерб Православной Церкви, вызвав раскол.

Более детальное объяснение ждет терпеливого исследователя, который хочет отвлечься от внешнего безумия и понять эти обвинения. Отношения Московского и Константинопольского патриархатов становились все более напряженными со времени большевистской революции и до настоящего времени. Москва резко выступала против предоставления Константинополем автономии православным церквам Финляндии и Эстонии в 1923 году и автокефалии Польше в 1924 году. Изучение переписки между Москвой и Константинополем показывает беспокойство русских по поводу того, что Константинополь принимает важные решения, касающиеся православных людей, которые жили в пределах российских границ.

По существу, Москва, бросила вызов главенству Константинополя в Православной Церкви. Основная проблема касалась процесса предоставления автокефалии Церкви, запрашивающей таковую. Вселенские соборы не предоставили механизм для получения автокефалии, и несколько Церквей начали стремиться к ней во время заката и падения Османской, Австро-Венгерской и Российской империй.

Межправославная комиссия подготовила предложение, которое предоставляло уступки обеим сторонам, но церкви так и не ратифицировали его. Предполагалось, что проблема автокефалии будет решена на давно запланированном Всеправославном соборе, но из-за отсутствия консенсуса ее сняли с повестки дня. Когда Москва отказалась от участия во Всеправославном соборе на Крите в 2016 году – вместе с Церквами Грузии, Болгарии и Антиохии – отношения с Константинополем стали еще более напряженными.

Эта краткая предыстория современных отношений между Москвой и Константинополем может привести к заключению, что решение Константинополя предоставить автокефалию Украине в 2019 году было ответной мерой. Предыстория важна для понимания растущего отчуждения Церквей, которое осложнялось внешними факторами на протяжении всего современного периода.

Это краткое описание ситуации и предыстории приводит к важному вопросу: почему Патриарх Варфоломей посетил Украину?

Читать еще:  Муж святой Иулиании Лазаревской едва терпел ее причуды

Был ли его визит пастырским актом или провокацией?

Патриарх Варфоломей изучил тридцатилетний украинский церковный кризис. Я убежден, что решащим моментом явилось событие в июле 1991 года, когда митрополит Варфоломей посетил Украину и встретился митрополитом Филаретом (Денисенко), который в то время был предстоятелем УПЦ МП. Этот визит состоялся за месяц до того, как Украина отделилась от Советского Союза и провозгласила независимость. В предыдущий год патриарх Алексий II писал Константинопольскому патриарху Димитрию и просил его поддержать УПЦ МП. Патриарх Алексий II утверждал, что украинские греко-католики и православные автокефалисты использовали насилие и агрессию для захвата храмов канонической Церкви. Димитриос дал краткий, но благожелательный ответ.

Филарет, следовательно, должен был предположить, что Варфоломей, путешествующий от имени Димитриоса, осудит автокефалистов. Однако ответ Варфаломея не был умиротворяющим. Он сказал, что Константинополь готов к мирному диалогу с участием всех пострадавших сторон, чтобы найти решение совместно.

Варфоломею было бы удобнее избежать этого вопроса и подтвердить обвинения УПЦ МП.

Однако умиротворение при сложившейся обстановке и пастырское поведение не всегда совместимы.

Вскоре после этого Филарет и весь епископат его Церкви, УПЦ МП, подали прошение Московскому Патриархату по поводу автокефалии. Почти наверняка они достигли бы соглашения с автокефалистами или привлекли бы большинство их приходов и людей, если бы Москва отреагировала благосклонно.

В 1992 году Москва отклонила украинскую петицию об автокефалии, заявив, что эта просьба была политически мотивированной и не представляла волю украинского народа. В течение двадцати шести лет после этого православные украинцы были разделены, а духовенство и верующие, принадлежавшие в Украине к двум автокефальным структурам, оказались отлученными от Церкви.

Религиозный статус-кво непростого сосуществования в лучшем случае и откровенной вражды в худшем случае стал полупостоянным в период 1992 -2018 гг. Время от времени возникали благородные жесты межправославного диалога, в том числе комитеты по диалогу УПЦ МП и УПЦ КП (Украинская православная церковь Киевского патриархата). Однако православные украинцы так и не договорились о пути к объединению. И Православные Церкви всего мира, казалось, приспособились к существующему положению вещей, которое оставляло миллионы людей вне церковного общения.

Когда Вселенский Патриархат отменил канонические санкции в отношении УПЦ КП и Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) в октябре 2018 года, он создал путь для восстановления общения миллионов людей с Церковью. Автокефалия установила новые условия отношений Украины с Церковью – больше не было вопроса об их подчинении той или иной Церкви за пределами Украины.

Некоторые читатели могут остановиться на этом и заявить, что данное объяснение неадекватно. Они могли бы сказать, что томос об автокефалии УПЦ подчиняет ее Константинополю, или что Филарет и другие лидеры никогда не раскаивались в своих грехах. Тщательное изучение ситуации внесло бы детали в такие упрощенные предположения. Например, кто действительно знает все подробности этого исторического периода? Исчерпывающий отчет выявил бы ошибки многих деятелей, не только Филарета. Он далеко не единственный из тех, кто должен искупить свои поступки.

Патриарх Варфоломей, по-видимому, понимал самую острую дилемму украинского церковного кризиса. В религиозном статус-кво столкнулись две реалии: отсутствие консенсуса по решению, и отсутствие общения с Церковью миллионов верующих. Любое решение, которое изменило бы статус-кво, расстроило бы определенную категорию верующих, однако статус-кво разделения был несовместим с Евангелием. Пастырские деяния часто непопулярны – он решил объявить амнистию миллионам, и те, кто притязал на исключительный доступ к праведности, яростно протестовали. Этот пастырский акт был непопулярен среди многих; но он также был милосердным по отношению к миллионам.

В данном случае патриарх Варфоломей столкнулся с пресловутой ситуацией: пришлось держать ответ за свои действия, посетив людей, которым он даровал амнистию, восстановив их в причастии. При этом ему пришлось испытать на себе интенсивную гневную реакцию как в Украине, так и за ее пределами. Он мог бы остаться дома – в конце концов, опасно выходить на улицу во время смертельной пандемии. Лидеры не сидят дома и не пытаются всех умилостивить. Они действуют решительно и привержены всему процессу, который требует их решение. Именно по этой причине визит Патриарха Варфоломея в Украину был на самом деле пастырским, а не провокационным.

О. Николай Денисенко, профессор кафедры имени Эмиля и Эльфриды Йохум в Университете Вальпараисо.

Public Orthodoxy –Общественное Православие стремится способствовать обсуждению, обеспечивая форум для различных точек зрения по современным вопросам, относящимся к Православному Христианству. Мнения, высказываемые в данной статье, принадлежат единственно автору и необязательно представляют точку зрения издателей или Центра Православных Христианских исследований.

Патриарха Варфоломея из-за визита на Украину в РПЦ сравнили с «вором и разбойником»

МОСКВА, 4 сентября. /ТАСС/. Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) в связи с визитом патриарха Константинопольского Варфоломея на Украину вопреки желанию большинства православных верующих в этой стране в субботу на телеканале «Россия 24» процитировал слова из Евангелия от Иоанна о «разбойнике и воре», вошедшем «во двор не через дверь».

«Я хотел бы связи с этим визитом (патриарха Константинопольского Варфоломея на Украину) напомнить слова Евангелия от Иоанна: «Кто не дверью входит во двор овчин, а прилазит инуде — тот вор и разбойник, а кто входит дверью — тот есть пастырь овцам». Патриарх Варфоломей приехал страну, где большинство православных верующих не признают его своим пастырем. И он буквально вынужден был через черный ход заходить в Верховную Раду, потому что там столпились верующие, которые не признают его своим пастырем и которые протестовали против его визита», — пояснил владыка.

Он напомнил, что этот визит был совершен по приглашению государственной власти и раскольников. Однако большинство православных верующих «не только проигнорировали этот визит, но и очень явным образом показали, что патриарх Варфоломей для них не пастырь», добавил митрополит.

По мнению архиерея, это свидетельствует о том, что «патриарх Варфоломей в 2018 году совершил ошибку, в которой никак не хочет раскаяться».

«И вот теперь патриарх Варфоломей, пытаясь выдать желаемое за действительное, приезжает к группе раскольников и говорит: вот здесь настоящая церковь, а там просто какие-то титулярные архиереи. И церковь, у которой более 12 тысяч приходов, у которой более 250 монастырей, церковь, у которой более 100 архиереев и миллионы верующих — эта церковь просто игнорируется патриархом Варфоломеем, потому что он делает вид, что ее не существует. Эта абсурдная и позорная ситуация, и в этой ситуации виновен один единственный человек — это патриарх Константинопольский Варфоломей», — подчеркнул митрополит Иларион.

Визит патриарха Варфоломея на Украину

Патриарх Варфоломей побывал в Киеве и принял участие в праздновании Дня независимости Украины. Он встретился с президентом Украины Владимиром Зеленским, а также совместно с главой раскольнической Православной церкви Украины Епифанием (Думенко) провел службу в Михайловском соборе. При этом патриарх Константинопольский контакты с канонической Украинской православной церковью проигнорировал.

Ранее УПЦ выступила против приезда Варфоломея. В церкви заявили, что это усугубит раскол на Украине. Константинопольский патриарх, поддерживает в стране Православную церковь Украины, созданную в 2018 году из двух неканонических религиозных организаций. После создания ПЦУ на Украине с новой силой начались столкновения на религиозной почве: происходят нападения на прихожан и священнослужителей, храмы УПЦ насильно переводят под юрисдикцию ПЦУ.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector