0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Воспитание детей в семье профессора И.А. Сикорского

И. А. Сикорский – «Об умственном и нравственном развитии и воспитании детей»

Рари­тет­ное изда­ние 1902 года, о кото­ром мы рас­ска­жем, доно­сит до нас рус­ский доре­во­лю­ци­он­ный взгляд на вос­пи­та­ние ребенка в семье и в школе одного из вид­ных уче­ных того вре­мени Ивана Сикорского.

Доре­во­лю­ци­он­ный взгляд – не зна­чит уста­рев­ший: книга помо­жет изме­нить угол зре­ния на при­выч­ные вещи и явления.

О книге

Воз­можно, вы согла­си­тесь с нами – откры­вая эту без пре­уве­ли­че­ния ста­рин­ную книгу, кото­рой больше века, и вчи­ты­ва­ясь в непри­выч­ный текст со ста­рин­ной орфо­гра­фией, вскоре вы пере­ста­ете чув­ство­вать с авто­ром вре­мен­ную дистанцию.

Все, что пишет о детях Сикор­ский, сего­дня зву­чит очень акту­ально, совре­менно и даже… по-новому. Почему?

Потому что это не поверх­ност­ный под­ход к вос­пи­та­нию малень­кого чело­века, а глу­бо­кий, осно­ван­ный на вере во Хри­ста и во всем иду­щий от при­роды дет­ской души, а душа эта – по при­роде христианка.

Это попу­ляр­ное изда­ние, поэтому книга напи­сана очень доступ­ным и изящ­ным язы­ком, автор нашел вер­ный тон с чита­те­лем и гово­рит с ним как с другом.

Доб­рый раз­ме­рен­ный раз­го­вор настра­и­вает на дове­ри­тель­ность – выводы дела­ются нена­вяз­чиво, дели­катно, с огром­ным чело­ве­че­ским и науч­ным так­том. Сло­вом, читать такой текст не только полезно, но и при­ятно – за ним чув­ству­ется береж­ное отно­ше­ние пси­хо­лога и педа­гога к ребенку и его хруп­кому и тон­кому душев­ному миру.

Изда­ние пре­красно орга­ни­зо­вано и имеет чет­кую структуру.

Книга вышла в Санкт-Петер­бурге, в типо­гра­фии Ста­сю­ле­вича, и, как зна­чится на изда­нии, доз­во­лена цен­зу­рой в 1902 году. Она издана в серии «Энцик­ло­пе­дия семей­ного вос­пи­та­ния и обу­че­ния», ини­ци­а­тор изда­ния – «Роди­тель­ский кру­жок» при педа­го­ги­че­ском музее выс­шего учеб­ного заве­де­ния в север­ной столице.

Немного об авторе

Иван Алек­се­е­вич Сикор­ский (1842–1919гг.)

В Рос­сии при­об­рел извест­ность тем, что пер­вым экс­пе­ри­мен­ти­ро­вал в обла­сти педа­го­ги­че­ской психологии.

В Рос­сий­ской Импе­рии имя Сикор­ского было хорошо известно – в науч­ных кру­гах его знали как док­тора меди­цины и пси­хи­атра, педа­гога и психолога.

Ивана Алек­се­е­вича инте­ре­со­вал широ­кий круг вопро­сов – как соче­тать раз­лич­ные виды вос­пи­та­ния для гар­мо­нич­ного раз­ви­тия детей, как вза­и­мо­дей­ствуют «душев­ные» сферы чело­века – воле­вая, интел­лек­ту­аль­ная, эмо­ци­о­наль­ная, и мно­гое другое.

И. Сикор­ский уве­ренно заяв­лял, что, чем меньше ребе­нок, тем серьез­нее вли­яют на него ошибки в вос­пи­та­нии. По его мне­нию, все чело­ве­че­ские поступки и дей­ствия чело­века зави­сят от стра­стей, побуж­де­ний и разума, и ребе­нок с мла­ден­че­ства учит ими управ­лять, чтобы под­чи­нить свои стра­сти, чув­ства и инстинкты воле и разуму.

А затем в про­цессе взрос­ле­ния от душев­ного раз­ви­тия перейти и на более высо­кий – духов­ный уровень.

Во всех науч­ных взгля­дах и лич­ных убеж­де­ниях Сикор­ского про­гля­ды­вает его глу­боко хри­сти­ан­ское миро­воз­зре­ние. Именно поэтому мы и реко­мен­дуем его книгу к про­чте­нию – по сути, квинт­эс­сен­цию мно­гих его фун­да­мен­таль­ных трудов.

Могут ли ум и чув­ства удер­жать чело­века от зла и греха, если у него не раз­вита воля? Оче­видно, нет – счи­тает автор. Поэтому вос­пи­та­ние воли ребенка – задача первостепенная.

Знакомясь с изданием и другими работами автора,
мы выбрали лучшие цитаты И. А. Сикторского о воспитании

О воле

“…Без над­ле­жа­щего раз­ви­тия воли нет дея­тель­но­сти, нет плана – чело­век топ­чется на одной точке, и вме­сто бод­рой жизни в его душе насту­пает цар­ство нытья и вздо­хов от созна­ния сво­его бес­си­лия – того роко­вого бес­си­лия в борьбе со злом, кото­рое столь нередко при­во­дит чело­века к самоубийству”.

“В ряду душев­ных спо­соб­но­стей воле, по спра­вед­ли­во­сти, должно быть отве­дено пер­вое место; она состав­ляет заклю­чи­тель­ную, можно ска­зать, глав­ней­шую сто­рону душев­ной жизни и явля­ется истин­ной осно­вой характера».

«Зна­че­ние чело­века изме­ря­ется тем, что он осу­ще­ствил, но не тем, о чем он думал. Гени­аль­ные люди обык­но­венно успе­вают испол­нить про­грамму своей жизни; обык­но­вен­ные люди имеют много доб­рых наме­ре­ний, но немно­гие из них осу­ществ­ляют по при­чине недо­ста­точ­ного раз­ви­тия воли. Таким обра­зом, вос­пи­та­ние воли должно состав­лять одну из важ­ней­ших задач вос­пи­та­ния человека”.

Об умственном и нравственном развитии

«Уже с самого ран­него дет­ства пси­хи­че­ская жизнь ребенка раз­де­ля­ется на два круп­ных русла или тече­ния – умствен­ного и нрав­ствен­ного… раз­ви­тия сил дитяти, хотя оба русла идут близко, но они ясно раз­де­лены одно от другого…

Однако же, с тече­нием вре­мени, в осо­бен­но­сти к концу отро­че­ского пери­ода… оба русла заметно сбли­жа­ются, а с наступ­ле­нием юно­сти умствен­ное и нрав­ствен­ное раз­ви­тие сли­ва­ется в один общий про­цесс выс­шего духов­ного роста…»

Что влияет на душу ребенка

«…Окру­жа­ю­щая дитя при­рода, и люди, и вся семей­ная атмо­сфера… ока­зы­вают боль­шое вли­я­ние на пла­стич­ную отзыв­чи­вую душу».

О правильной оценке качеств ребенка

«Семей­ное вос­пи­та­ние имеет своё высо­кое зна­че­ние в том отно­ше­нии, что в интим­ном мире семьи все осо­бые досто­ин­ства и черты юного суще­ства встре­чают вер­ней­шую оценку и луч­шее понимание.

Инди­ви­ду­аль­но­сти дитяти никто не оце­нит так, как то делают люди близ­кие. С дру­гой сто­роны, никто не может так верно оце­нить недо­стат­ков и отри­ца­тель­ных сто­рон в детях, как это могут сде­лать посто­рон­ние, – что в осо­бен­но­сти доступно школе.

Роди­тели… должны отне­стись вдум­чиво и с доб­рой сове­стью и к тому, и к дру­гому источ­нику озна­ком­ле­ния… со сво­ими детьми»

О долге родителей

«Детей необ­хо­димо знать, и это пер­вый долг роди­те­лей; зна­ние ука­жет путь здо­ро­вого воспитания».

«Поста­ра­емся сде­лать наших детей здо­ро­выми, умными и доб­рыми. Это – достижимо».

О детских капризах

“Когда ребе­нок каприз­ни­чает, то в этом слу­чае вопрос идет для него не столько о дости­же­нии какой-либо цели… испол­не­нии какого-либо опре­де­лен­ного жела­ния, сколько об отста­и­ва­нии пер­вого встреч­ного душев­ного дви­же­ния сво­его, при пол­ном неже­ла­нии упо­тре­бить в дело тор­мо­зя­щее дей­ствие воли.

Таким обра­зом, капризы детей пред­став­ляют собою их поединки с взрос­лыми… Упор­ство капри­зов должно открыть глаза роди­те­лей на дей­стви­тель­ное поло­же­ние вещей…

Читать еще:  Насельник Пантелеимонова монастыря стал святым Русской Церкви

Если волю ребенка рано раз­ви­вали, если он обу­чился тор­мо­зить свои аффекты, то капри­зов почти не бывает; а если они и слу­ча­ются изредка, то роди­те­лям не при­хо­дится бороться с ними, так как они ничтожны, и их можно в таком слу­чае про­сто игнорировать”.

О русском характере

В заклю­че­ние отме­тим – И. А. Сикор­ского инте­ре­со­вала не только дет­ская пси­хо­ло­гия, но и душев­ное миро­устрой­ство рус­ского чело­века в целом, вклю­чая то, что сего­дня назы­вают мод­ным сло­вом «мен­та­ли­тет».

Раз­мыш­ляя о при­роде рус­ской души, пси­хо­лог утвер­ждал, что самые яркие рус­ские душев­ные черты – это тер­пе­ние, уме­ние пере­но­сить скорби, про­яв­ле­ние вели­ко­ду­шия и духов­ной высоты во время несчастий.

И это не отвле­чен­ные раз­мыш­ле­ния фило­соф­ству­ю­щего интел­ли­гента, но пси­хо­ло­ги­че­ский потрет, состав­лен­ный извест­ным уче­ным, при­чем на основе его мно­го­лет­него труда.

Рус­ское сми­ре­ние – сто­и­че­ское, рус­ская воля – силь­ная, так как оди­на­ково умеет подав­лять стра­да­ние, будь оно душев­ным или телесным.

Сло­вом, обоб­щая ска­зан­ное – рус­ский чело­век так устроен внутри, что готов мно­гое пре­тер­петь и достойно поне­сти свой крест.

Так что, по Сикор­скому, пони­мая силу нашего наци­о­наль­ного харак­тера и его осо­бен­но­сти, можно вос­пи­тать насто­я­щего христианина.

Вме­сте с вами изу­чала книгу И.А. Сикор­ского Вален­тина Киденко

Facebook

Unsupported Browser

Православие.Ru

Воспитание детей в семье профессора И.А. Сикорского

Материнские заметки
Анна Сапрыкина

Во дворе родительского особняка, «под родительским крылом», двадцатилетний Игорь Сикорский соберет первый настоящий геликоптер.

PRAVOSLAVIE.RU

Анна Сапрыкина. Воспитание детей в семье профессора И.А. Сикорского / Православие.Ru

Православие.Ru

ЦЕРКОВЬ – ЭТО НЕ СЕРВИС ПО ИСПОЛНЕНИЮ ЖЕЛАНИЙ ГРАЖДАН

Журналист газеты «Нова» спросил Митрополита Черногорско-Приморского Иоанникия о том, как он относится к мнению, согласно которому, Церковь Черногории не может не принимать во внимание позицию части националистически-настроенных граждан.

Владыка, отвечая на этот вопрос, заявил, что «Церковь – это не сервис, которое просто исполняет хотения и желания граждан, а это – Богочеловеческий организм и сообщество верующих, которое свидетельствует о распятом и воскресшем Христе – силе Бога и мудрости Бога».

«Личность Христа – камень преткновения для неверующих и непоколебимое основание для всех, кто верит в Его слово», – отметил архиерей и напомнил, что и Господь, кроме апостолов и учеников, «имел также тех, кто видел в Нем большого врага, духовного обманщика и даже политическую опасность, и эти люди, одержимые ненавистью, преследовали его даже до смерти на кресте».

Он подчеркнул, что «так же было с Церковью Христа на протяжении веков». «Вот почему для Церкви всегда было самым важным, а особенно сегодня, оставаться верной Христу, Святому Преданию, святым отцам и учителям и «уловлять» людей для вечной и нетленной жизни с помощью сетей Евангельской благодати».

Воспитание детей в семье профессора И.А. Сикорского

Игорь Иванович Сикорский Игорь Иванович Сикорский (1889–1972 г.г.) – великий русский, а после революции – и американский авиаконструктор.Он создал первый в мире четырехмоторный самолет («Русский витязь»), первый тяжелый бомбардировщик и пассажирский самолет (знаменитый «Илья Муромец», 1914):так русский авиатор положил начало целому направлению мировой авиации – тяжелому самолетостроению.Работы Сикорского в эти годы запустили первое в мире серийное производство самолетов.За свою непростую жизнь он создал еще многое и многое «первое в мире», в том числе первым разработал и стал производить вертолеты.И, кроме того, Игорь Сикорский писал очень серьезные работы на философские и даже богословские темы.

«Нестандартное мышление молодого инженера и конструктора, незаурядные способности летчика-испытателя видеть все преимущества и недостатки машины, склонность к анализу и обобщениям, редкая способность принимать смелые решения вопреки мнению маститых ученых, упорство, энергия и огромное трудолюбие, полная самоотдача и преданность небу позволили И.И.Сикорскому в течение нескольких десятков лет быть в первых рядах творцов передовой авиационной техники», – пишет биограф авиаконструктора [1] .

Русский авиатор положил начало целому направлению мировой авиации – тяжелому самолетостроению

Как же маленький мальчик Игорь, младший из пяти детей своих родителей, дошел до жизни такой?Как он смог стать человеком с этим «нестандартным мышлением», способным принимать «смелые решения», откуда у него такое «трудолюбие» и «самоотдача»?Откуда редкая ныне разносторонность:и потрясающие способности в области технической, и выдающиеся – в области гуманитарной?

Вряд ли можно ответить на эти вечные риторические вопросы.Личность человека формируется под влиянием огромного количества факторов, большая часть из которых неподвластна человеческому контролю.И тем не менее есть и такие вещи, на которые можно повлиять, в первую очередь – с помощью воспитания, которое начинается с появления малыша на свет.По крайней мере в это верил, на этом настаивал отец Игоря Ивановича Сикорского.

Отец семейства Сикорских

Иван Алексеевич Сикорский, отец Игоря Сикорского Отца будущего авиаконструктора звали Иван Алексеевич Сикорский (1842–1919 г.г.).Он был всемирно известным ученым, психиатром, педагогом, доктором медицины, профессором Киевского университета им.Св.Владимира.В 1904-м г.отец тогда еще начинающего авиаконструктора основал в Киеве Врачебно-педагогический институт для умственно отсталых детей, а в 1912-м г.— первый в мире Институт детской психопатологии.В его деятельности «высочайшая культура, незыблемые моральные принципы и глубокий профессионализм естественно сочетались с логически осознанным патриотизмом, который воспринимался как триединство Православия, Царя и Отечества» [2] .

Дорогой пользователь, чтобы оставлять комментарии к этому материалу, Вам необходимо войти в свою учетную запись на Византиуме.

Игорь и Сергей Сикорские Рождённые летать

Игорь и Сергей Сикорские: «Рождённые летать!»

С Сергеем Сикорским я познакомился на ежегодном вертолётном форуме HELIRUSSIA-2012. С первой минуты знакомства меня потрясло поразительно жизнелюбие этого человека, его открытость и непосредственность. Он категорически отказался говорить банальности о себе, отдав предпочтение семейным воспоминаниям. Сергей Сикорский — о великом авиаконструкторе Игоре Сикорском: сын за отца.

Рожденный в Нью-Йорке и выросший в Коннектикуте, Сергей Сикорский с детства наблюдал, как разрабатываются и собираются воздушные суда компании Игоря Сикорского. На его памяти – создание знаменитого Sikorsky «Clipper Ships», пионера трансатлантических и транс-тихоокеанских маршрутов Pan American.
Сергей помнит, как дом Сикорских посещали генерал «Jimmie» Дулитл, семьи Линдберг, Роско Тернер, капитан Рикенбакер и многие другие авиационные знаменитости. В конце 30-х годов Сергей стал ярым приверженцем разработки и развития проекта первого успешного вертолета Игоря Сикорского VS-300 и летал на нём в качестве пассажира со своим отцом.
Во время Второй Мировой войны Сергей Игоревич служил в американской объединенной наземно-морской прибрежной эскадрилье по разработке вертолетов; участвовал в разработке, тестировании и сертификации спасательной лебедки, носилок для авиационной скорой помощи и в других проектах. Кроме этого, был вовлечен в организацию учебных курсов для пилотов и механиков американских и объединенных вооруженных сил (RAF, RNZAF, Fleet Air Arm) когда и был послан от эскадрильи на обучение пилотированию вертолетов, участвовал в самых первых поисково-спасательных вертолетных операциях.
По окончании Второй мировой войны Сергей Сикорский закончил университет Флоренции в Италии, получив степень в области изящных искусств. Затем вошел в United Aircraft (сегодня — United Technologies), последовал ряд назначений в Европе и на Дальнем Востоке, продолжившихся в течение 20 лет и завершившихся совместным с вооруженными силами Германии производством транспортного вертолета Sikorsky CH-53G.
В 1975 году Сергей Сикорский вернулся на Sikorsky Aircraft, приняв на себя ряд задач в сфере внутринациональных и международных маркетинговых программ. На пенсию он ушел в середине 1992 года как вице-президент по особым проектам, однако остается включенным в работу в качестве консультанта.
Сергей Сикорский является членом ряда авиационных ассоциаций, работает приглашенным лектором в ряде европейских университетов и является обладателем многих наград, в том числе медали Итальянского Института Навигации, бронзовой медали Шведского Королевского Авиационного Общества Thulin и почетной докторской степенью по управлению в авиации от Авиационного Университета Embry-Riddle. Он говорит на нескольких иностранных языках и в его хобби входят воздухоплавание, лодочный спорт, подводное плавание и классическая музыка. Но сегодня он вспоминает о своём знаменитом отце, Игоре Ивановиче Сикорском, конструкторе первых вертолетов, изобретателе, пилоте, философе.

Читать еще:  Да ли су непријатељи човеку домашњи његови?

Игорь Иванович Сикорский был младшим ребёнком в семье известного психиатра, профессора Киевского университета на кафедре душевных и нервных болезней — Ивана Алексеевича Сикорского (1842—1919) — и Марии Стефановны Сикорской (урождённой Темрюк-Черкасовой).
С 1903 по 1906 год учился в петербургском Морском училище. В 1907 году поступил в Киевский политехнический институт, где с 1905 года существовала «Воздухоплавательная секция» механического кружка, организованная профессором Н. Артемьевым, учеником Н. Е. Жуковского. В 1908 году из секции выделился кружок математика и энтузиаста воздухоплавания Н. Б. Делоне, членом которого и стал Сикорский.
В 1908—1911 годах построил свои первые два простейших вертолёта соосной схемы без автомата перекоса. Грузоподъёмность построенного в сентябре 1909 года аппарата достигала 9 пудов. Он был представлен на двухдневной воздухоплавательной выставке в Киеве в ноябре того же года. Ни один из построенных вертолётов не смог взлететь с пилотом, и Сикорский переключился на постройку самолётов.
В январе 1910 года испытал аэросани собственной конструкции.
В 1910 году поднял в воздух первый самолёт своей конструкции С-2.
В 1911 году получил диплом лётчика.
В 1912—1914 годах создал самолёты «Гранд» (Русский витязь), «Илья Муромец», положившие начало многомоторной авиации. 27 марта 1912 года на биплане «С-6» Сикорскому удалось установить мировые рекорды скорости: с двумя пассажирами на борту — 111 км/ч, с пятью — 106 км/ч.
Из Иллюстрированного журнала «Искры» от 29 июня 1914 года:
«Перелёт Петербург—Киев. 17 июня, в 11 часов утра, в Киев прилетел на своем знаменитом «Илье Муромце» И. И. Сикорский. Кроме механика В. Панасюка, с ним летели два будущих первых командира аэропланов типа «Илья Муромец» — лётчик петербургской авиационной роты капитан Х. Ф. Прусис и морской лётчик лейтенант Г. И. Лавров. Благодаря белой ночи полёт начался при прекрасных условиях, но вскоре поднялся сильный встречный ветер, вследствие чего вместо нормальной скорости — 100 верст в час, — «Илья Муромец» ограничился скоростью в 70 верст. Первую остановку он сделал в Орше, а вторую, вследствие порчи бензопровода, — на станции «Копысь». Вообще условия перелёта были неблагоприятны. «Илья Муромец» реял всё время в грозовых тучах. Два часа пришлось лететь под проливным дождём и при встречном ветре. «Илья Муромец» поднимался на высоту 1300 метров, чтобы очутиться выше облаков. Летели под ярким солнцем, совершенно не видя земли. Удача перелёта лишний раз доказала выносливость «Ильи Муромца». Не видя земли, лётчики ориентировались по компасу. Близ Киева лётчики сделали «вылазку», пробившись сквозь густые тучи к земле. Оказалось, что Киев был уже позади них. Пришлось повернуть обратно к аэродрому. Расстояние 1020 вёрст покрыто в 13 часов 10 минут. Сикорский с товарищами оставался в Киеве до 26 июня, причём сделал несколько полётов над Киевом. Во время одного из полётов в числе пассажиров были сестра Сикорского, его дядя, вице-председатель киевского общества воздухоплавания Марков и другие. Полёт, совершённый на высоте 1400 метров, наблюдался буквально всем городом, высыпавшим на балконы и крыши».

На протяжении двух лет аэропланы Сикорского завоёвывали главные призы на состязаниях военных самолётов. Особое внимание уделено улучшению аэродинамических характеристик — хвостовая ферма была заменена на удобообтекаемый фюзеляж. Модернизированный таким образом самолёт С-6а заслужил большую золотую медаль московской воздухоплавательной выставки в апреле 1912 г. В 1915 году Сикорский создал первый в мире серийно выпускавшийся истребитель сопровождения — С-XVI для совместных действий с бомбардировщиками «Илья Муромец» и охраны их аэродромов от самолётов противника. Последующие конструкции Сикорского — истребители С-XVII, C-XVIII не были удачными и существовали лишь в опытных экземплярах.
18 февраля 1918 года Сикорский с семьёй через Архангельск выехал из России сначала в Лондон, а потом в Париж. В Париже он предложил свои услуги французскому военному ведомству, которое дало ему заказ на постройку 5 бомбардировщиков. Однако после перемирия 11 ноября 1918 года заказ за ненадобностью был аннулирован, и на этом авиаконструкторская деятельность Сикорского во Франции прекратилась.
В марте 1919 года Сикорский перебрался в США, поселился в районе Нью-Йорка, первое время зарабатывая преподаванием математики.

— Я был в Киеве года два назад, — говорит Сергей Игоревич Сикорский. — Красивейший старинный город! Вспоминая о нем, отец всегда говорил: «Киев — мать городов русских». Но после эмиграции не приезжал на родину больше ни разу. О том, чтобы вернуться, не могло быть и речи. Это было опасно. После революции страна очень изменилась. Убежден, если бы Игорь Иванович остался, его бы уничтожили, как, например, директора завода, где строился отцовский самолет «Русский витязь». Узнав о том, что его хотят расстрелять, папа тут же уехал в Америку.
А мой первый визит в Киев состоялся лет тридцать назад. Меня пригласил известный авиаконструктор Олег Антонов. Дело было так. Я тогда приехал на авиационно-техническую выставку в Москву. Олег Константинович узнал об этом и послал навстречу своего помощника. Едва я спустился с трапа самолета, тот меня тут же «цапнул» и увез в Киев, где я гостил два дня. Потом меня «вернули» в Москву, я выступил на выставке и улетел домой, в США. С тех пор в Киеве был раз шесть. И каждый раз приезжая в этот красивый старинный город, испытываю теплые чувства. Мне все здесь интересно, люблю прогуляться киевскими улочками, подышать воздухом, который мне кажется особенным. К слову, в нашей семье до сих пор все очень любят украинский борщ и вареники с разной начинкой.

Читать еще:  Почему так опасна зависть? Как её победить?

— Дом, в котором жил ваш отец, располагался в историческом центре Киева — на Ярославовом Валу. Вы заходили в него?
— Это здание я видел. Оно в неприглядном состоянии. Фактически руины… Дом многое повидал на своем веку. В том числе слезы и горе его обитателей. Спустя полгода после революции комиссия рабочих и крестьян выбросила из него сестру моего отца с детьми. Им выделили малюсенькую квартирку, а в их доме поселились комиссары.

— Вы не хотели бы купить этот дом и отреставрировать?
— Думаю, сейчас получить его было бы непросто. Наверняка есть много желающих приобрести недвижимость в данном месте.

— У вас остались родственники в Киеве?
— В Киеве и в Украине — нет, а вот в России представители нашего рода живут по сей день.

— Каким вы запомнили своего отца?
— Папа умер в возрасте 83 лет, но, что удивительно, я его никогда не воспринимал как старого человека. Он был замечательным отцом и очень разносторонней личностью: философом, инженером, первоклассным летчиком. Его интересовало многое: литература, классическая музыка, история, астрономия, богословие… Да и сама жизнь была очень интересной, насыщенной. Создав машины, которые смогли летать, отец сумел воплотить то, что казалось в его время неосуществимым, фантазией и фантастикой одновременно.

— Правда ли то, что в 15 лет ему приснился некий вещий сон, в котором он увидел себя в полете?
— Это действительно произошло фактически за два года до того, как впервые на экспериментальном самолете поднялись в воздух американские братья Райт. Тот сон оставил столь сильное впечатление, что отец уже никогда после этого не сомневался в том, что будет летать. Воспринял увиденное как знак свыше. Его интерес к проектированию воздушных судов начался еще в детстве — с романов Жюля Верна и рисунков инженерных механизмов Леонардо да Винчи, который мечтал построить летательный аппарат. Эти рисунки папе, когда ему было восемь лет, показала его мама, моя бабушка. А спустя десять лет мой отец построил в Киеве свой первый вертолет. Через год — еще один. Но они так и не смогли взлететь: не хватало мощности тех двигателя. И тогда он переключился на создание самолетов. В 1913 году построил первый четырехмоторный самолет — «Русский витязь» («Гранд»), — и его имя сразу же прогремело по всему миру. Работу отца высоко оценил император Николай II, вручив ему серебряные часы. Затем был создан пассажирский самолет «Илья Муромец», на котором отец совершил полет из Петербурга в Киев и обратно. К слову сказать, Игорь Сикорский научился летать самостоятельно.

— Это ведь было весьма рискованно…
— Большой риск был поначалу — первопроходцам всегда сложно. Но отец особого страха не испытывал. Папа был глубоко религиозным человеком. Он верил в Бога, и Господь хранил его. Кстати, мой прадед был священником.

— В 1918 году Игорь Сикорский эмигрировал в США, где пришлось все начинать практически с нуля.
— Первые годы действительно были невероятно трудными, но отец вернулся в авиацию. Это стало возможным благодаря поддержке соотечественников-эмигрантов, которые верили в его талант и успех дела. В 1924 году ему помог деньгами знаменитый пианист Сергей Рахманинов. Он дал отцу 5 тысяч долларов, сказав, что возвращать их не к спеху. Это были немалые деньги по тем временам. Отец купил на них два подержанных двигателя по полторы тысячи долларов за каждый, арендовал за тысячу долларов ангар для техники. Немалые средства требовались для закупки топлива. Но уже через три года смог вернуть эти деньги с прибылью в 25 процентов. Удалось создать целую серию знаменитых машин. Дела пошли в гору. В 1929 году Игорь Сикорский увлекся идеей построить самолет-«амфибию» — машину, которая могла бы взлетать как с твердой, так и с водной поверхности. Ее успех дал еще один толчок. Компании отца наконец-то посыпались заказы. Были созданы самолеты с рекордной дальностью полета. Они летали из США на Филиппины, в Гонконг.

— Самолеты и вертолеты Игоря Сикорского устанавливали рекорд за рекордом — по высоте, продолжительности полета, скорости…
— Да, это так. Машины, созданные отцом, использовались во время войны и после — в гражданских целях. Однако самой почетной и благородной миссией своих вертолетов отец считал спасение людей. Известно, что благодаря этим машинам помощь вовремя получили более миллиона жителей планеты, которые оказались в экстремальных обстоятельствах. Отцовские вертолеты спасали людей в Японии, Индии, Италии и многих других странах мира. Сегодня существует специальная премия Сикорского, которой награждают героев-спасателей.

— Игорь Иванович считал своим долгом помогать соотечественникам. Созданную им в США компанию называли Меккой для русских эмигрантов…
— Действительно, там находили работу тысячи наших соотечественников, переехавших в Америку. К слову, сегодня в компании трудится многонациональный коллектив: русские, итальянские, французские, американские, китайские инженеры. Наши вертолеты популярны во всем мире. Ими пользуются президенты, короли, знаменитости, потому что это удобный и надежный транспорт. Мы не стоим на месте, постоянно развиваемся, предлагаем миру инновации.

— К концу жизни ваш отец стал миллионером?
— Нет, миллионером папа не был. Однако наша семья всегда жила удобно, без материальных проблем.

— Что сегодня в вашем доме напоминает об отце?
— Фотографии, книги и серебряные часы, подаренные отцу за его изобретательский талант царем Николаем II.

— Вы их носите иногда?
— Нет. Эти часы — его память, его история.

— Среди детей и внуков есть продолжатели вашего дела?
— Внуки интересуются авиацией. И они уже прекрасные летчики, несмотря на то, что еще совсем молоды. Уверен, авиа-династия Сикорских на мне не прервётся.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector