0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Все для фронта – во славу Божью

Спасибо деду за победу,
или Слава Богу за подмогу

В последние годы с приближением мая все чаще можно увидеть на российских дорогах автомобили с красивой надписью на заднем стекле: «Спасибо деду за победу!» Или иногда: «Спасибо бабушке и деду за их великую Победу». И это не может не радовать! Благодарное отношение к памяти предков в любом народе является основой его здоровья и развития. Тем более это радует в нашей стране, где традиция почитания старших, в отличие, к примеру, от народов Востока, нередко выглядит утерянной.

Тем не менее для верующего человека недостаточность отмеченной фразы очевидна. Любые героические усилия и человеческие жертвы могут быть бесплодными, если они не будут поддержаны Божественной волей и Божиим благословением:

Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии. Аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий [1] (Пс. 26, 1).

Чтобы увидеть духовные смыслы победы, необходимо обратиться к событиям, предшествующим войне

Чтобы увидеть духовные смыслы нашей победы, необходимо обратиться к историческим событиям, предшествующим самой войне. Большевистская власть, построившая новое государство на обломках рухнувшей Российской империи, с первых же дней объявило борьбу с религией одним из основополагающих принципов своего существования. Любая форма религиозности объявлялась предрассудком, наследием буржуазного общества. В «светлом будущем» не было места религиозным верованиям. Предполагалось, что достижение земного рая должно полностью вытеснить из советского человека желание рая небесного.

За довоенные без малого четверть века власть большевиков достигла колоссальных, на первый взгляд, успехов в борьбе с религией, и в первую очередь с Православием:

«К 1939 г. Русская Православная Церковь как организационная структура в результате жесточайших гонений и открытого террора была практически разгромлена» [2] .

Во всей Русской Церкви оставалось всего четыре правящих архиерея:

«Епархий как административных единиц в 1939 г. уже почти не существовало, и отдельные приходы поддерживали нерегулярную связь с Патриархией» [3] .

В 25 областях Российской Федерации к тому времени не было ни одного храма

В 25 областях Российской Федерации и в 6 украинских областях к тому времени не было ни одного действующего храма [4] .

Руководитель «Союза воинствующих безбожников» Миней Израилевич Губельман, известный под псевдонимом Емельян Ярославский, еще в 1938-м г. озвучил задачу полного устранения влияния религии на жизнь советских граждан в ближайшее время:

«Если мы усилим свою работу, – призывал главный безбожник страны, – то следующее десятилетие станет временем полного освобождения масс от реакционного влияния религии» [5] .

«Накануне Великой Отечественной войны казалось, что ВКП(б) близка к достижению провозглашенной цели. “Бесцерковные” и “безбожные” деревни, поселки, города, районы и целые области насчитывались десятками и сотнями» [6] .

Война заставила власть пересмотреть свое отношение к Церкви. Перепись населения 1937 г. показала, что большую часть населения страны составляют люди верующие. Изменение религиозной политики было вынужденным действием советской власти, направленным на использование всех существующих ресурсов, что явилось одной из форм реализации лозунга: «Все для фронта, все для победы!»

В самих словах обращения Иосифа Сталина к народу: «Братия и сестры!», прозвучавших 3 июля 1941 г. на всю страну, можно было заметить возврат к христианским понятиям. Уже в июле 1941 г. Сталин встречается с Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Страгородским). К осени полностью прекращается антирелигиозная пропаганда и сворачивается антирелигиозная периодика. К этому же времени не только почти заканчиваются аресты священнослужителей, но и начинается процесс освобождения священников и архиереев. В феврале 1942 г. возобновляется издательская деятельность Русской Православной Церкви. В апреле 1942 г. в ряде центральных городов разрешается проведение пасхального крестного хода. В течение 1942 года совершается ряд архиерейских хиротоний. Смягчение отношения власти к Русской Церкви в первые годы войны получило логическое продолжение в проведении в сентябре 1943 г. Собора, избрании Патриарха и открытии сотен храмов.

Не случайно война началась в День всех русских святых, а закончилась на Пасху

Таким образом, Русская Православная Церковь, которая к концу 1930-х годов находилась на грани исчезновения, благодаря военной угрозе возродилась и получила возможность действовать в атеистическом государстве. А для человека верующего не будет открытием, что именно молитвы Церкви привлекли Божие благословение и Божественную помощь, позволившую нашему народу одержать победу в этой страшной войне. Не случайно ведь и то, что для нашего народа война началась в День всех русских святых, а закончилась практически на Пасху. Поэтому хочется надеяться, что со временем на стеклах автомобилей наших соотечественников рядом с надписями «Спасибо деду за победу!» мы увидим и другие, не менее верные слова: «Слава Богу за подмогу!»

В противном же случае мы рискуем попасть в ситуацию, описанную святителем Николаем Сербским:

«У одного крестьянина, живущего неподалеку от Мостара, так уродили было бахчевые, что лучше и пожелать невозможно. Он отвез урожай на рынок и быстро наторговал 15 тысяч динаров. Но вскоре бахчевые резко упали в цене. Тогда этот хозяин в какой-то компании начал жаловаться на дешевизну бахчевых. На что ему кто-то из компании ответил: “Да ты ведь уже хорошо на них заработал. Благодари Бога за это”. Но этот крестьянин разозлился от таких слов и закричал при всех: “Я должен благодарить не Бога, а свои мозоли!” – показывая при этом мозоли на руках. На следующий год бахчевые выросли у него мелкие, с кулачок. И встретился он в те дни случайно с тем же торговцем из Мостара, с которым год назад говорил о Боге и мозолях. И начал горько жаловаться, что Бог, дескать, не дал в этом году урожая бахчевых и что они совсем никудышные. Торговец на это улыбнулся и спросил: “А где же, брат, были твои мозоли?”» [7] .

[1] «Если Господь не построит дома, впустую потрудились строители; если Господь не сохранит города, впустую бодрствовал страж».

[2] Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, Общество любителей Церковной истории, 2000. С. 98.

[7] Николай Сербский, свт. Чудеса Божии.

Все для фронта – во славу Божью

Михаил Зефиров, Дмитрий Дёгтев

Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа

За несколько десятилетий, прошедших со времени окончания Второй мировой войны и смерти Сталина, об этой эпохе были написаны тысячи книг. Причем с диаметрально противоположными оценками. Сейчас, во второй половине десятых годов XXI века, дискуссия в основном идет вокруг нескольких тем: в чем причина военной катастрофы лета 1941 г., чьи танки были лучше, кто, где и чего наврал и т. п. Также издается много трудов по истории тех или иных единиц техники: танков, самолетов, кораблей, причем с детализацией чуть ли не болтов и гаек. Однако за все это время никто так и не рассказал, как же жилось людям в 30-е — 40-е годы ХХ века, как, в каких условиях и для чего люди работали на заводах и колхозных полях, и, как это принято говорить, «ковали Победу» над нацизмом?

Надо сразу сказать, что цель данной книги не переписывание истории Великой Отечественной войны или очернение ее, как это сразу же покажется псевдопатриотам. Дело в том, что в последнее время появился целый класс авторов, а также любителей всевозможных «военно-исторических» форумов, которые любую негативную, с их точки зрения, информацию о Красной Армии и сталинском режиме воспринимают как «русофобство» и «фашизм». Дескать, только человек, «ненавидящий» Россию, может критиковать конструкцию танка Т-34 или решения советского правительства. Главный аргумент этих деятелей таков: мол, если все было так плохо, как же мы выиграли войну? При этом даже если вся книга напичкана фактами героических подвигов, но приводится, скажем, один-два факта дезертирства или пьянки, то это сразу же вызывает гневное осуждение, зачем-де выпячивать негатив. То есть к русофобству со свойственным россиянам максимализмом относят любую критику нашей действительности. Между тем те же американцы охотно признают, что германские танки были гораздо лучше их собственных и что «Пантера» стоила пяти-шести «Шерманов». И никто при этом не обвиняет военных историков в «американофобстве».

Не случайно в современной историографии возникло своего рода неосоветское направление, выразившееся в книге «Великая оболганная война», произведениях товарища Мухина и других подобных опусах. В них авторы, в свойственном сталинской эпохе духе все делить на белое и черное, на друзей и врагов, пытаются, опираясь на одни только свои «логические рассуждения», мол, «быть такого не могло» и «все это — вранье», доказать, что Красная Армия была лучше Вермахта. И летчики наши были смелее и танки мощнее. Но в ответ их можно также спросить: а как же тогда вышло, что немцы дошли до Москвы, Волги и Кавказа?

На самом деле между качеством военной техники и состоянием армии, с одной стороны, и результатом войны, с другой стороны, нет прямой связи. Война, особенно мировая, явление очень сложное и многогранное, победа в ней определяется суммой самых различных комбинаций и факторов. А свести это только к превосходству техники, профессиональным качествам военных или каким-то морально-политическим мотивам слишком просто.

В последнее время так же широко культивируется так называемый взвешенный подход к изучению истории, то есть якобы «беспристрастный» анализ событий. Характерным примером этого новомодного направления является книга Н. Я. Комарова и Г. А. Куманёва о битве за Москву в 1941 г. В ней наряду с новыми архивными данными и фактами приводится совершенно бредовая история о том, как некий последователь дела Ивана Сусанина, некий подмосковный крестьянин Иван Петрович Иванов в декабре 41-го завел в «глухой овраг» 63-й моторизованный полк Вермахта, после чего «озверелые гитлеровцы» расстреляли героя. [1 — Комаров Н. Я., Куманёв Г. А. Битва под Москвой. Пролог к Великой Победе: Исторический дневник. Комментарии. М.: Молодая гвардия, 2005, с. 173.] Причем приводится этот заведомо пропагандистский факт времен войны (одни Ф.И.О. чего стоят) без кавычек и цитирования, то есть так, как будто это доказанный исторический факт. Между тем здесь, как и в истории из XVII века, напрашивается очевидный вопрос: если «проводника» расстреляли, кто же потом рассказал эту историю?

Читать еще:  Блаженнейший Митрополит Онуфрий возглавил выпускной акт КДАиС

Получается, что «взвешенный подход» в ряде случаев лишь прикрывает нежелание авторов показать события во всем их неприглядном виде или неспособность отделить реальные факты от пропагандистской мишуры той эпохи. На практике человеку свойственна эмоциональная оценка действительности, и любой, даже самый беспристрастный подход все равно является субъективным. Поэтому обвинять тех или иных авторов в ангажированности бессмысленно. И так понятно, что каждый военный историк будет отстаивать свою точку зрения на события.

Александр Казанков — Во славу божью. Книга 1 (СИ)

  • 60
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Александр Казанков — Во славу божью. Книга 1 (СИ) краткое содержание

Книга полностью готова. Главный герой, молодой москвич отправляется в средневековую Англию времен Ричарда Львиное сердце чтобы принять участие в крестовом походе.

Во славу божью. Книга 1 (СИ) — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Холодное пасмурное утро заглядывало в окно, навевая скуку и апатию. Ночью шёл дождь, сгоняя залежалый серый снег с аллей и лужаек. Запоздалая весна не спешила сменить холодную зиму. Начало апреля, напоминало скорее позднюю осень.

Шесть часов утра, на улице уже светло, но вставать не хотелось. Скоро минуты одиночества закончатся, в комнату ворвётся она и нарушит его безмятежный покой. Глеб отдал бы всё на свете, чтобы никогда больше не видеть её, чтобы вернуться на два года назад и всё исправить, всё изменить. Но нельзя повернуть время вспять. Нельзя отмотать свою жизнь на нужный отрезок времени и внести в неё корректировку. Поэтому приходится терпеть и в отместку вносить хаос в их существование.

Глеб завернулся поплотнее в одеяло и засунул голову под подушку, когда услышал неуверенный стук в дверь. Он ничего не ответил, плотно сжав губы от досады. В коридоре ждали несколько секунд, чтобы постучать снова. Но и когда это не подействовало, ручка двери поползла вниз и в дверном проёме показалась взволнованное лицо красивой молодой женщины.

— Глеб, пора вставать, — произнёс приятный мелодичный голос, который больно резанул по воспалённым нервам молодого человека. Вот так каждое утро — изображает из себя милую невинность, но он-то знает, что она из себя представляет. Она может обмануть отца, маму, но только не его. Теперь и мама знает, где бы она не была, кому она доверилась, теперь-то знает, что была не права.

— Глеб, вставай, — немного повысила голос женщина, — ты опоздаешь в школу. — Она не вошла в комнату, так и осталась стоять у двери. Она старалась быть терпеливой с ним, зная как больно и одиноко ему было все эти месяцы, зная какую боль он пережил. Потерять маму больно в любом возрасте. Но чем добрее и мягче она была с ним, тем отвратительней было его поведение, которое переходило от прямой грубости, до полного игнорирования.

— Глеб, если ты не встанешь и через десять минут не спустишься к завтраку, я позову отца.

Больше она ничего не сказала, а, прикрыв за собой дверь, тихо спустилась в гостиную. Услышав, что она наконец-то ушла, молодой человек, вылез из-под одеяла. На улице, откуда ни возьмись, выглянуло солнышко, словно соглашаясь с ненавистной ему женщиной и говоря, что и, правда, пора вставать.

Татьяна спустилась в гостиную. Она была молчалива и грустна, что не укрылось от внимания её мужа, который торопливо поглощал завтрак, как всегда спеша на работу.

— Опять Глеб расстроил тебя. Ну, я ему покажу, когда он спустится.

Татьяна посмотрела на мужа с лёгкой улыбкой. Ему тоже было не легко. Он обожал своего единственного сына и не знал, как призвать его к порядку. Когда Ольга, первая жена Николая и мама Глеба заболела, Николай не отходил от жены. Лечение в лучших клиниках Европы, не дали никаких результатов. Промучившись год, Ольга умерла. Татьяна, как лучшая подруга помогала, как могла. Глеб тяжело переживал смерть матери. Он стал замкнутым и угрюмым, а когда через два месяца после смерти жены, Николай женился на Татьяне, Глеб стал просто неуправляем. Единственное, что сдерживало его хоть немного, это авторитет отца, которого Глеб очень любил. Но Николая часто не было дома и тогда совместное существование Татьяны и Глеба становилось просто невыносимым.

— Нет. Всё в порядке, — ответила Татьяна, махнув рукой, отгоняя невесёлые мысли.

— Он снова ругается с тобой? — Спросил Николай Кириллович, ласково поглядывая на жену. Он был благодарен ей за то, что она заполнила пустоту в его сердце. Она помогла ему пережить болезнь и смерть Ольги. Он хотел бы объяснить это сыну, но не умел разговаривать на подобные темы. Ещё отец учил его, что строгость и порядок, вот основные качества мужчины. А все разговоры о любви, чувствах, это слабость. Николай Кириллович был приятным мужчиной сорока пяти лет. Его нельзя было назвать красавцем. Крупный нос и тонкие губы портили общее впечатление, но красивые голубые глаза и пушистые ресницы, сглаживали эти неприятности и делали его вполне симпатичным. По-крайней мере недостатка в женском внимании он никогда не испытывал, даже когда был простым бедным студентом. Это сейчас любая сочла бы за счастье стать его женой. Особняк в пригороде Петербурга, собственная строительная фирма и недвижимость в Европе делала его в глазах женщин просто неотразимым. Он мог бы, как и его лучший друг, найти себе девочку лет двадцати, но вместо этого он женился на Татьяне, которая была младше его на пять лет, и которую он знал всю свою жизнь. О своём выборе он совершенно не жалел.

— Нет, он не ругался. Он просто делает вид, что меня не существует.

— Я понимаю, это тяжело. Ему нужно ещё немного времени.

— Да. Всё так. Но уже прошло почти два года, и ничего не изменилось. Всё становится только хуже. Он меня ненавидит.

— Ему всего семнадцать. Должен же он, когда-нибудь, вырасти. Он поймёт.

— Хорошо. Будем ждать, когда он поймёт. — Улыбнулась Татьяна, присаживаясь рядом.

Они дружно повернули головы, услышав шаги. В комнату вошёл молодой человек, едва взглянув на присутствующих. Ему стало тошно от идиллической картины, которая предстала его взгляду. Счастливая любящая семья, в которой ему не было места.

Николай Кириллович внимательно разглядывал сына. Молодой человек был среднего роста, чёрные, на взгляд Николая, чересчур длинные волосы свободно спадали на голубые глаза, прикрывая пушистые ресницы. Правильные черты лица, достались ему от матери. Он был одет в узкие джинсы и рубашку на выпуск, закатанную до локтей. На плече болтался рюкзак, набитый учебниками, которые он давно не открывал.

— С добрым утром, Глеб, — весело произнёс Николай. — Давай завтракать и я отвезу тебя в школу.

Глеб пробурчал что-то в ответ. Бросив рюкзак на пол, он сел за стол, напротив отца. Он почти не смотрел на них, желая отгородиться от происходящего. Достав плеер, он вставил в уши наушники и включил музыку.

— Ты у меня красавец, — снова заговорил Николай Кириллович. — Наверное, многие девочки в школе без ума от тебя. — Улыбнулся отец. Он желал поговорить с сыном, уделить ему хотя бы немного времени. А о чём можно поговорить с семнадцатилетним молодым человеком? Конечно о девочках. Правда, Николай ни одной, ни разу не видел рядом с сыном. Глеб стал очень замкнутым, он перестал общаться даже с друзьями.

— Глеб, я с тобой разговариваю, — повысил голос отец, не дождавшись ответа сына. — Ты слышишь, что я говорю. Глеб. — Николай поднялся с места и выдернул наушники из ушей мальчика, но, наткнувшись на злой, колючий взгляд сына тут же пожалел о своей резкости.

Всё для фронта! Всё для победы!

Каждый шестой самолёт или танк в СССР в годы Великой Отечественной войны был построен на личные взносы. Советское общество и люди не только отдавали борьбе с тёмной силой нацизма свои жизни, силы и рабочее время, но подкрепляли экономические возможности государства своими последними сбережениями.

Всё для победы!

С началом Великой Отечественной войны советское руководство и коммунистическая партия смогли мобилизовать, поднять весь народ на священную борьбу со страшным врагом, победа которого грозила всему Союзу и народу полной гибелью. Лозунг «Всё для фронта! Всё для победы!» был упомянут в директиве Совета народных комиссаров (так тогда называлось правительство) от 29 июня 1941 года. Он был публично провозглашён Сталиным 3 июля 1941 года в ходе выступления советского вождя по радио.

Во имя высшей и священной цели – защиты Родины, поднялись все народы Советского Союза. Единый духовный порыв умножил материальную силу производства и оружия. По инициативе из народа в самом начале войны родилась идея формирования Фонда обороны. 29 июля 1941 года газета «Правда» напечатала небольшую заметку «Трудящиеся предлагают создать Фонд обороны». Сам Фонд обороны был учрежден 1 августа 1941 года. Во всех отделениях Госбанка СССР были открыты специальные счета, на которые поступали добровольные взносы. Люди сдавали свои личные сбережения, авторские гонорары и государственные премии, облигации государственных займов, выигрыши по займам и лотереям, средства от продажи урожая, от проведённых воскресников (коллективная добровольная работа в воскресенье или другое нерабочее время), золото, серебро и другие драгоценности и т. д. Доноры отказывались в пользу Фонда от своей оплаты за сданную кровь.

Народ сразу же откликнулся на эту идею. Так, 31 июля 1941 года коллектив московского завода «Красный пролетарий» обратился к народу с призывом до конца войны ежемесячно отчислять в Фонд обороны однодневный заработок. 3 августа 1941 года газета «Правда» сообщила, что прошёл массовый воскресник железнодорожников, в мероприятии участвовало свыше 1 млн. человек. Весь заработок, 20 млн. рублей, был передан в Фонд обороны.

Средства собирали всем миром. Свои заработки и сбережения сдавали рабочие и служащие, инженеры и техники, учителя и врачи, работники науки и искусства, коммунисты, комсомольцы и верующие люди, духовенство, колхозники и пионеры. Великий русский писатель Михаил Шолохов стал зачинателем движения среди советской интеллигенции. В первые же дни войны он сдал в пользу Фонда Сталинскую премию первой степени – 100 тыс. рублей (хлеб тогда стоил 3 рубля, пистолет-пулемет Шпагина, ППШ – 500 руб.). Поэты Александр Твардовский и Василий Лебедев-Кумач сдали Сталинские премии второй степени – 50 тыс. рублей. Сдавали свои средства в Фонд конструкторы Александр Яковлев, Владимир Климов и Сергей Ильюшин. В 1942 году на личные средства Самуила Маршака, Виктора Гусева, Михаила Куприянова, Порфирия Крылова, Николая Соколова (Кукрыниксы — творческий коллектив советских художников-графиков и живописцев), и Сергея Михалкова был построен и передан РККА танк КВ-1 «Беспощадный».

Читать еще:  Дети на литургии: как привести детей в храм, просто привести

Всем миром

На народные деньги строили танки, боевые самолеты, торпедные катера, подводные лодки и бронепоезда. Советский крестьянин-колхозник Ферапонт Головатый на продаже мёда (он был очень дорогим) собрал 100 тыс. рублей и внёс их на строительство самолёта. «Всё, что я своим честным трудом заработал в колхозе, — писал Ферапонт в телеграмме на имя Сталина, — отдаю это в фонд Красной Армии… Пусть моя боевая машина громит немецких захватчиков, пусть она несёт смерть тем, кто издевается над нашими братьями, невинными советскими людьми. Сотни эскадрилий боевых самолётов, построенные на личные сбережения колхозников, помогут нашей Красной Армии быстрее очистить нашу священную землю от немецких захватчиков». Стоит отметить, что в семье Головатого ушли на фронт два его сына и три зятя.

В январе 1943 года самолёт-истребитель Як-1 с дарственной надписью на борту «Летчику Сталинградского фронта гвардии майору Ерёмину от колхозника колхоза «Стахановец» тов. Головатого» был передан саратовцу майору Борису Ерёмину (впоследствии генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза). Ерёмин прошёл боевой путь от Сталинграда до Крыма, ни разу не был сбит, но после освобождения Севастополя боевая машина была списана по техническому состоянию. Самолёт отправили в Саратовский музей краеведения. Семья Головатого приняла решение купить ещё один самолёт. Сумма была собрана всей семьёй, родственниками и близкими людьми. В мае 1944 года истребитель Як-3 был снова передан майору Ерёмину. На машине была надпись: «От Ферапонта Петровича Головатого 2-й самолет на окончательный разгром врага». Боевая машина прошла без повреждений заключительный этап войны. Ерёмин встретил День Победы в Праге.

На всю страну прогремела Мария Октябрьская – военнослужащая-танкист. Её муж полковой комиссар погиб летом 1941 года. Мария стала добиваться, чтобы её направили на фронт. Однако ей отказывали: проблемы со здоровьем и возраст (36 лет). Тогда она с сестрой продала все ценности и вещи и стала заниматься вышивкой (скатерти, платочки, салфетки и пр. хорошо шли на базаре). Собранные 50 тыс. внесла на строительство танка Т-34. И обратилась к Верховному Главнокомандующему Иосифу Сталину с просьбой:

Сталин дал добро. Мария училась в Омском танковом училище, стала первой в стране женщиной механиком-водителем танка. С октября 1943 года сражалась на своём танке. В январе 1944 года в ожесточенном бою была тяжело ранена, ушла в небесный полк 15 марта 1944 года. Посмертно – Герой Советского Союза.

Таких примеров было множество. Люди по отдельности и целыми коллективами жертвовали всё что имели, чтобы приблизить победу. Русское духовенство во главе с патриархами Сергием и Алексием собрало свыше 300 млн. рублей. На эти средства были построены танковая колонна «Дмитрий Донской» и авиационная эскадрилья «Александр Невский». Комсомольцы Алтая собрали средства на танковую колонну «Алтайский комсомолец», Омска – «Омский комсомолец», Новосибирской области – «Новосибирский комсомолец», в Приморское крае на пожертвования строили бронепоезд «Приморский комсомолец». В 1943 году москвичи собрали 400 млн. рублей на авиационные соединение «Москва» и танковую колонну «Москва». На средства комсомольцев и молодёжи Алтая в 1943 году для Балтийского флота построили пять торпедных катеров: «Алтайский комсомолец», «Молодой алтаец», «Пионер Алтая», «Комсомолец Ойротии», «Барнаульский комсомолец».

На средства комсомольцев Иркутска и Иркутской области в 1942 году была построена танковая колонна «Иркутский комсомолец». В 1943 году построили вторую колонну. Всего на строительство танков в Иркутской области было собрано 12 млн. 360 тыс. рублей. За счёт средств, которые собрали жители Татарии, была создана танковая колонна «Красная Татария». Летом и осенью 1942 года, в ходе битвы за Сталинград, коллектив Пермского завода имени Ф. Э. Дзержинского на личные сбережения приобрёл эскадрилью самолетов «Дзержинец», коллектив завода имени Сталина — эскадрилью «Сталинец».

В итоге советские граждане в общем пожертвовали Родине 94,5 млрд. рублей. Это 16% прямых расходов на войну. То есть примерно каждый шестой самолёт и танк был построен на народные взносы.

Государственные военные займы

Это были ещё не все финансовые потоки. Граждане СССР завалили Народный комиссариат финансов письмами с требованиями продлить подписку на госзаймы третьей пятилетки. По сути, этот займ стал первым военным займом. По нему в середине июля разместили облигаций на 300 млн. рублей в дополнение к 10,3 млрд., которые были получены ещё до начала войны.

В 1942 году вышел Первый государственный военный заём. Его объем – 10 млрд. рублей, срок погашения – 20 лет. Интересно, что облигации размещали даже на оккупированной территории – через подпольщиков и партизан. С оккупированной территории в советскую казну поступили сотни тысяч рублей. Займ пополнил советскую казну более чем на 13 млрд. рублей. Далее каждый год выпускалось по одному военному займу. В июне 1943 года принято постановление о выпуске Второго государственного военного займа. Сумма выпуска составила 12 млрд. рублей. Всего по подписке собрали 20,8 млрд. Третий государственный военный заём 1944 года был выпущен на сумму 25 млрд. рублей и дал советской казне 28,9 млрд. рублей.

Последний заём стали размещать в мае 1945 года. Четвёртый военный заём размещался также на 25 млрд. рублей и собрал 26,7 млрд. рублей. Военные облигации были выигрышными. Их погашение и выплаты дохода предполагались два раза в год, выигрыш составлял от 200 до 50 тыс. рублей. Если облигации не выигрывали, их гасили по номиналу. Но главной мотивацией, в отличие от облигаций времен Первой мировой войны, когда это была выгодная инвестиция под 5,5% годовых, было желание помочь своему Отечеству. Срок обращения облигаций был 20 лет, то есть с финансовой точки зрения их покупка была бессмысленной. Всего за годы войны казна с помощью облигаций получила около 100 млрд. рублей при общих военных затратах в 586 млрд.

Средства в бюджет привлекались также с помощью денежно-вещевых лотерей. Всего было проведено четыре лотереи. Это также был вклад в общую победу. 27 ноября 1941 года советское правительство приняло решение о проведении первой общесоюзной денежно-вещевой лотереи. Билеты достоинством 10 рублей выпускались на сумму в 1 млрд. рублей. Самый высокий выигрыш – 10 билетов по 50 тыс. рублей, 40 — по 25 тыс. Разыгрывались также ценные вещи: каракулевые дамские пальто, меха чернобурой лисицы и песца, ковры, золочёные и серебряные часы, портсигары, отрезы на мужские и дамские костюмы, мужская и женская обувь, письменные приборы и т. д. В 1942—1944 г. было проведено ещё три лотереи. Всего за годы войны было приобретено билетов на сумму свыше 13 млрд. рублей, из них 10,4 млрд. было передано на нужды армии.

Всего на средства военных займов и лотерейных билетов (не считая средств Фонда обороны) Советский Союз воевал свыше 220 дней из 1418 дней Великой Отечественной войны!

В Советском Союзе был и введенный в декабре 1941 года «военный налог». Это не было нововведением красной Москвы. Схожий налог существовал в Московском царстве и Российской империи – для содержания армии, а затем и флота. В ходе Великой Отечественной войны каждый совершеннолетний советский гражданин ежегодно отдавал в казну от 150 до 600 рублей. В 1942 году финансовые поступления составили около 45 млрд. рублей. В пользу армии шёл налог на одиноких и бездетных граждан. Доходы от введённой в 1944 году коммерческой торговли целиком шли армии. Оборот наличности ограничивался. Люди имели право снимать со сберкнижек не более 200 рублей. Государственные финансисты активно привлекали средства во вклады, особенно это было заметно на фронте.

Православная Жизнь

Из истории Православия Украины в годы Великой Отечественной войны.

После изгнания оккупантов возрожденные обители активно включились в помощь фронту. Известно, что только в 1944 году в Фонд обороны было передано – Киево-Печерской Лаврой 30 тыс. рублей (братия была немногочислена, в период оккупации – 15-20 насельников), Днепропетровский Тихвинский женский монастырь – 50 тыс. Михайловский женский монастырь в Одессе (настоятельница – игуменья Анатолия (Букач, награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне») собрал 100 тыс. рублей и большую партию медикаментов.

К середине ноября 1944 г. (по далеко не полным данным) духовенство и верующие Украины собрали на подарки в армию деньгами 1,5 млн. рублей и на 878 тыс. – продуктов и вещей. В помощь госпиталям передали почти 3 млн. и на 2,8 млн. необходимых вещей и питания. Около 400 тыс. рублей пошло на помощь детям и детдомам, свыше 700 тыс. – семьям воинов. Общая сумма пожертований превысила на то время 19,7 млн. рублей[1].

Со времени изгнания оккупантов, на освобожденных территориях Украинской ССР Церковь, по неполным данным, собрала в Фонд обороны 2693686 рублей[2]. Всего же за годы Великой Отечественной войны православные Украины собрали в Фонд обороны 45 млн. руб. деньгами и натурпродуктами – из свыше 300 млн. пожертвований фронту от РПЦ в целом[3].

С именем благоверного князя на броне

30 декабря 1942 года Местоблюститель патриаршего престола, митрополит Сергий обратился к пастырям и членам приходских общин с призывом о сборе средств на постройку танковой колонны имени Дмитрий Донского. 5 января 1943 г., после обмена приветствиями между владыкой Сергием и председателем Совета Народных Комиссаров СССР был открыт банковский счет РПЦ, что означало начало процесса ее превращения в юридическое лицо и подготовки изменений в государственно-церковных отношениях. 23 февраля 1943 г. митрополит Сергий сообщил И.Сталину о собранных на постройку колонны 6 млн. рублей (всего впоследствии собрали 8 млн.) и «большом количестве золотых и серебрянных вещей».

Средства собирали, как могли. Протоиерей прихода в с.Троицкое Днепропетровской области И.Ивлев, не имея средств в церковной кассе, благословил 75-летних прихожанок Марию Ковригину и Матрену Горбенко «просить Христовым именем на защиту дорогой Родины от насильников». Обойдя села в радиусе 20 километров, старушки собрали 10 тыс. рублей – помимо пожертований людей через сельсоветы.

8 марта 1944 года бывший Экзарх Украины, митрополит Крутицкий Николай (Ярушевич) под Тулой передал в войска 40 боевых машин танковой колонны «Димитрий Донской». Из них сформировали два полка. 38-й отдельный танковый полк (19 танков Т-34) в составе 2-го Украинского фронта освобождал Украину и Молдову в ходе Уманско-Ботошанской наступательной операции. По официальным данным, танкисты части уничтожили более 1400 немцев, уничтожили или захватили 40 орудий, более 100 пулеметов, 38 танков (часть из них захватили целыми), 17 бронетранспортеров и более 100 автомобилей. Участвовали в освобождении 47 населенных пунктов и форсировании Днестра. Почти все боевые машины были потеряны в ожесточенных боях, полк переформирован и под новым названием продолжил сражаться.

Читать еще:  Что значат буквы в нимбе Христа?

8 апреля 1944 г. полку за боевые дела присвоено почетное наименование «Днестровский», 49 военнослужащих отметили орденами и медалями. В боях погибло 10 офицеров и 21 солдат полка, причем 19 и з них вели до последнего бой и сгорели в танках. 516-й отдельный огнеметный танковый полк 1-го Белорусского фронта (21 машина из колонны «Димитрий Донской») завершил войну участием в Берлинской операции.

Спасая жизни

Откликаясь на призыв первосвященника РПЦ, в начале войны епископ Лука направил телеграмму председателю Президиума Верховного Совета СССР М. Калинину: «Я, епископ Лука, профессор Войно-Ясенецкий… являясь специалистом по гнойной хирургии, могу оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено. Прошу ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку. Епископ Лука». И хотя телеграмма попала лишь в краевой комитет ВКП(б), В. Войно-Ясенецкому разрешили приступить к врачебной практике.

Сам святитель с марта 1940 г., находясь в ссылке, работал хирургом в районной больнице Большой Мурты (130 км севернее Красноярска). В июле 1941 г. он уже приступил к операциям, а с 30 сентября профессор В.Ф. Войно-Ясенецкий стал консультантом всех госпиталей Красноярского края и главным хирургом эвакогоспиталя № 1515.

Пожилой, проведший 10 лет в тюрьмах и ссылках, ученый-епископ работал по 8-9 часов, делал 3-4 операции в день, что в его возрасте приводило к нервному истощению. Тем не менее, каждое утро он молился в пригородном лесу – в Красноярске на то время не осталось ни одной церкви. Жить приходилось в сырой комнате, питаться от госпитальной кухни ему не полагалось, однако выручали коллеги и персонал. Хирургический труд в Красноярске потребовал от престарелого, больного эмфиземой легких владыки Луки напряжения всех физических и духовных сил. Тем не менее, он работал с неизменной молитвой, спокойно, ровно, персонал не нервничал во время операций. К февралю 1943 г. профессор лично прооперировал 164 человека, в том числе и тяжелораненых в крупные суставы.

За три недели в 1942 г. профессор посетил семь госпиталей. Осмотрел 80 раненных. От умирающих воинов владыка не скрывал близости смерти, так как они могли пожелать христианской кончины. Об умерших молился дома, куда верующие принесли много икон.

В 1944 г. вышла в свет одна из основных научно-практических работ святителя-хирурга «Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов»[4]. Как отмечается в работе, с 28 сентября 1941 г. до 12 февраля 1943 г. в Красноярском эвакогоспитале автор прооперировал 85 раненых в коленный сустав фронтовиков (29 из них поступили в тяжелом состоянии). Следует отметить, что с момента ранения до операции прошло от одного до четырех с половиной месяцев

В книге проанализированы хирургические эпизоды 54 пациентов, из которых, благодаря мастерству хирурга, скончалось лишь трое. В своей «Автобиографии» профессор В. Войно-Ясенецкий отмечал: «Когда я обходил палаты по утрам, меня радостно приветствовали раненые. Некоторые из них, безуспешно оперированные в других госпиталях по поводу ранения в больших суставах, излеченные мною, неизменно салютовали мне высоко поднятыми прямыми ногами». Для сравнения: в среднестатистическом измерении из эвакогоспиталей глубокого тыла (туда попадали наиболее сложные пациенты), с 1 января 1943 г. в строй становилось 15% раненных.

В январе 1946 г. постановлением Совета народных комиссаров СССР с формулировкой «за научную разработку новых хирургических методов лечения гнойных заболеваний и ранений» владыке Луке (профессору В. Войно-Ясенецкому) была присуждена Сталинская (Государственная) премия первой степени в размере 200 000 рублей, из которых 130 тысяч он передал на помощь детским домам, детям, осиротевшим в годы войны, попросив об этом И.Сталина личной телеграммой.

Трудами в помощь армии отличился наиболее крупный из возрожденных в войну монастырей – Киево-Покровский. Во время оккупации там удалось восстановить работу амбулатории, где врачи, постоянно рискуя жизнью, выдавали киевлянам фиктивные справки о непригодности для отправки на работы в Германию. После освобождения столицы Украины 5-6 ноября 1943 года, в обители под руководством игуменьи Архелаи (Савельевой,1880–1957) организовали на средства сестринства большой госпиталь (1943–1945 гг.) на 100 коек, в лучших помещениях монастыря.

До 1948 г. работал лазарет, монахини до 1946 г. ухаживали за ранеными и внесли в Фонд обороны 70 тыс. рублей, собирали теплые вещи, туалетные принадлежности для госпиталей. Мать Архелаю наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Сама настоятельница, став сиротой, воспитывалась в монастырском приюте, с 1894 г. несла послушание в аптеке и больнице, созданными основательницей обители (1889 г.) Великой княгиней Александрой Петровной (супругой брата императора Александра ІІ, Великого князя Николая Николаевича-старшего), перешедшей из лютеранства в Православие и принявшей со временем постриг. Ныне она прославлена как преподобная Анастасия. Став в 1937 г. монахиней, с 28 марта 1942 г. и до смерти 23 октября 1957 г. мать Архелая служила настоятельницей. «Обладая сильной волей и особой проницательностью, – пишут о ней в наши дни, – смогла сохранить монастырские традиции в изменившихся исторических условиях».

Монахини монастыря в Домбоках под Ужгородом (основанного в 1931 году архимандритом (ныне – преподобным) Алексием Карпаторусским (Кабалюком) приютили и пять месяцев прятали и содержали (до прихода Красной Армии) 215 детей, спасшихся из горящего эшелона – их вывозили в Германию.

Дмитрий Веденеев, доктор исторических наук

Примечания:

1. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 г.: Сборник документов. М.: Изд-во Крутицкого подворья, 2009. С. 352–353.
2. ОГА СБУ. Ф.9.Д. 74. Л. 105–106; Ф.1. Оп.12. Д.2.Л.90.
3. ОГА СБУ. Ф. 13. Д. 375. Л. 166; Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины. Ф.4648. Оп.3. Д.3. Л.71.
4. Войно-Ясенецкий В., проф. Поздние резекции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов. М. : Медгиз, 1944. 96 с.

Надписи на мечах рыцарей, шпагах дворянства и на навахе, подаренной Сталину.

«D NE QVIA VIM PATIOR RESPONDE PRO ME» с латыни перевели так — «Господи! Чтобы я не терпел обиды, ответь за меня». Первая D — означает сокращённо DOMINE. Эта надпись производная от цитаты из Библии Libri Isaiae Capitis XXXVIII versum XIV
DOMINE VIM PATIOR RESPONDE PRO ME
Впрочем, часто надписи были сокращёнными, с начальными буквами религиозных изречений. Неграмотные рыцари, участвующие в крестовых походах заучивали слова молитв по первым буквам, выгравированных на их мечах. Таким образом они могли прочитать молитву перед боем. Допустим:
DIOLAGR читается так: «D(e)I O(mnipotentis) LA(us) G(enitricis) R(edemptoris)». В переводе с латыни это означает — «Бога всемогущего СЛАВА матери искупителя». Другая композиция ININININININ, несмотря на обилие знаков, значительно проще и означает: I(esu) N(omine), I(esu) N(omine), I(esu) N(omine) и еще три повторения. Текст переводится как «Во имя Иисуса, Во имя Иисуса, Во имя Иисуса…» и еще три раза. Тайнопись SNEMENTS означает: S(ankta) N(omin)E M(atris) E(nimo)N T(rinita)S — «Святая Во имя Богоматери во имя Троицы».
IHS (Jesus Homini Salvator) или употребляемые отдельно литеры S, О, X (Salvator — Спаситель, Omnipotentes — Всемогущий, Xristus -Христос).


IN NOMINE DOMINI (Во имя Господа)
SOLI DEO GLORIA (Только во славу Господа)
USSU TUO DOMINE (По приказу твоему, Господи)
IN TI DOMINI (Во имя твое, Господи)
IN DEO GLORIA (Во славу Божию)
PRO DEO ET RELIGIONE VERA (За Бога и истинную религию)
IVDICA DOMINE NOCENTES ME EXPUGNA IMPUGNATES ME, представляющие собой первую строфу 34 Псалма: «Суди, Господи, тяжущихся со мной, борись с борющимися со мной»
FIDE SED CUI VIDE (Верь, но смотри, кому веришь)
ELECTIS CANCIONATUR DEO GLORIA DATUR (Избранными воспевается и воздается слава Господу)
PAX PARTA TUENDA (Равный мир Должен быть сохранен)
ROMANIS SACRIFICATUR РАРАЕ GLORIA DATUR (Римлянами возносится молебен и славится Папа)


В дальнейшем, когда в обиход вошла шпага, как непременный атрибут знатного рода, который носился постоянно, и которая означала готовность в любую минуту защищать честь и достоинство появились другого рода надписи:
VINCERE AUT MORI (Победить или умереть)
INTER ARMA SILENT LEGES (Среди оружия молчат законы)
FIDE, SED CUI VIDE (Верь, но смотри, кому)

Некоторые латинские девизы можно отнести к разряду морально-этических наставлений. Допустим:
TEMERE NEC TIMIDE (Не оскорбляй и не бойся),
VIM SUPERAT RATIO (Разум одолевает силу)
HOCTANGI MORTI FERRUM (Касание этим железом смертельно)
RECTE FACIENDO NEMINEM TIMEAS (Ничего не бойся, правильно поступая)


Встречаются надписи на национальных европейских языках, часто имеющих значение девизов:
Ne те tire pas sans raison ne me remette point sans honneur ( Нe обнажай меня без необходимости, не вкладывай в ножны без чести)
Honni soit qui mal у pense (Позор тому, кто дурно об этом подумает)
Dieu mon esperance, Iерёе pour та defence (Бог — моя надежда, шпага моя защита).

Часто надписи на оружии имеют смешанный характер, отражая новую идеологию абсолютистской монархии:
PRO GLORIA ЕТ PATRIA (За Славу и Отечество)
PRO DEO ЕТ PATRIA (За Бога и Отечество)
VIVAT REX (Да здравствует король)


Нередкими были и стихотворные надписи, характерные только для этих орудий казни: Die hersen Steiiren Demvnheil
Jch ExeQuire Jhr Vrtheil
Wandem sunder wirt abgesagt das leben
Sowirt er mir vnter meine handt gegeben
(Сердца правят несчастьем
Я исполняю ваш приговор
Грешник когда его лишают жизни
Тогда его передают мне в руки).

Другие надписи на клинках:
«Cuando esta vivora pica, No hay remedio en la botica» (от этой гадюки в аптеке нет лекарства). Надпись на навахе, подаренной Сталину испанскими республиканцами.

«Умри злодей от руки моей». Надпись на охотничьем кинжале. Златоуст, 1880-е годы.

«Meine Ehre heißt Treue» (Моя честь называется верность). девиз на кинжалах SS (Schutz Staffeln)

«Mort aux boches» (Смерть немчуре). Boche — французское пренебрежительное/матершинное название немцев. Надписи на клинках французского сопротивления.
«Ложных друзей берегись сам, а от недругов спасу тебя я.» латинская надпись на сабле польского короля Яна Собеского
«В правде сила» надпись на сабле хромого Тимура
Melius non incipient, quam desinent —
Лучше не начинать, чем останавливаться на полпути
Serva me — servabo te — сохрани меня — сохраню тебя
Mehr sein als scheinen — Будь лучше, чем кажешься
Oderint, dum metuant. — Пусть ненавидят — лишбы боялись.
«Без нужды не вынемай, без славы не вкладывай»
«Без веры не присягай, присягнувши веруй» одни из многочисленных девизов на казачьих шашках.
«In hostem omnia licita».- По отношению к врагу всё дозволено.(лат.)
In omnia paratus – готов ко всему
Ultima ratio – последний довод

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector