0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Всматриваясь в бездну. Михаил Врубель

«Демоны» Михаила Врубеля

«Демон — дух не столь­ко злоб­ный, сколь­ко стра­да­ю­щий и скорб­ный, при всём этом дух власт­ный, вели­ча­вый…» *

Серия кар­тин «Демон» Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча Вру­бе­ля созда­на в пери­од с 1890 по 1903 год и вдох­нов­ле­на поэ­зи­ей Миха­и­ла Лер­мон­то­ва. Авто­ру уда­лось точ­но пере­дать настро­е­ние героя и его пере­жи­ва­ния. Каж­дое полот­но серии по-сво­е­му уни­каль­но и может быть рас­смот­ре­но обособ­лен­но от других.

Одна­ко, если изу­чить все про­из­ве­де­ния сра­зу, мож­но про­сле­дить не толь­ко эво­лю­цию лите­ра­тур­но­го героя, но и изме­не­ния в твор­че­стве само­го Вру­бе­ля, от Демо­на, тре­вож­но сидя­ще­го на фоне ало­го зака­та, до Демо­на, без­воль­но стре­мя­ще­го­ся в без­дну во тьме.

Миха­ил Алек­сан­дро­вич Вру­бель один из самых мно­го­гран­ных оте­че­ствен­ных живо­пис­цев нача­ла XX века, кото­рый про­сла­вил­ся не толь­ко как худож­ник, но и как скуль­птор. Его био­гра­фия и твор­че­ство крайне интен­сив­ны. Жизнь живо­пис­ца мож­но раз­де­лить на два эта­па. Пер­вый — это обу­че­ние в ака­де­мии искусств и пере­езд в Киев, где Вру­бель увлёк­ся цер­ков­ны­ми моти­ва­ми. Вто­рой этап — мос­ков­ский, когда были созда­ны самые извест­ные рабо­ты и когда тво­рец начал стра­дать от физи­че­ских и душев­ных неду­гов, что его и обессилило.

Мы рас­смот­рим мос­ков­ский пери­од твор­че­ства, нача­тый «Демо­ном сидя­щим» в 1890 году и закон­чен­ный «Демо­ном повер­жен­ным» в 1902 году, а так­же закат жиз­ни маэст­ро живописи.

Миха­ил Вру­бель за рабо­той. 1898 год

«Демон сидящий»

Кар­ти­на — иллю­стра­ция к поэ­ме, поэто­му сюжет полот­на во мно­гом вто­рит ей. Автор не стре­мил­ся сде­лать Демо­на мило­вид­ным, хотел пока­зать задум­чи­вую, сомне­ва­ю­щу­ю­ся лич­ность, пре­бы­ва­ю­щую в смятении.

Герой сидит в окру­же­нии непро­пор­ци­о­наль­но боль­ших цве­тов в зажа­той позе, что под­чёр­ки­ва­ет его нелов­кость и стес­не­ние, ему буд­то не хва­та­ет места и он пыта­ет­ся сжать­ся. На вто­ром плане мы видим тёп­лый алый закат, надви­га­ю­щий­ся на горы. Мож­но пред­по­ло­жить, что это Кав­каз, учи­ты­вая осо­бую связь Лер­мон­то­ва с этим краем.

Пер­вая кар­ти­на с Демо­ном, создан­ная Вру­бе­лем. 1890 год

Лицо Демо­на — отдель­ный смыс­ло­вой эле­мент про­из­ве­де­ния. Вру­бель при­дал ему как муж­ские, так и жен­ские чер­ты, что­бы ещё глуб­же рас­крыть тему борь­бы внут­ри героя.

Кар­ти­на выпол­не­на в фир­мен­ном сти­ле Вру­бе­ля, а имен­но на ней при­сут­ству­ет эффект кри­стал­ли­че­ских гра­ней, что род­нит полот­но с вит­ра­жом или пан­но. Такие маз­ки худож­ник делал с помо­щью спе­ци­аль­но­го инстру­мен­та — мастихина.

Фраг­мент кар­ти­ны «Демон сидящий»

«Демон и Тамара»

В 1891 году Вру­бель по зака­зу изда­те­ля Пет­ра Кон­ча­лов­ско­го выпол­нил ряд иллю­стра­ций к поэ­ме Лер­мон­то­ва «Демон». Мы рас­смот­рим одну из них.

Выпол­не­на кар­ти­на в отлич­ном от преды­ду­щей сти­ле, одна­ко исто­рия её созда­ния кажет­ся достой­ной рас­смот­ре­ния, ибо пони­ма­ние эмо­ций твор­ца поз­во­ля­ют луч­ше интер­пре­ти­ро­вать само про­из­ве­де­ние. Вру­бель настоль­ко про­ник­ся поэ­зи­ей Лер­мон­то­ва, что не мог никак отоб­ра­зить эпи­зод поэ­мы на бумаге.

Для напи­са­ния худож­ник исполь­зо­вал аква­рель. Иллю­стра­ция посвя­ще­на сви­да­нию Демо­на с воз­люб­лен­ной Тама­рой в мона­стыр­ской келье. Зада­чей худож­ни­ка было пере­дать на хол­сте строчки:

«Я опу­щусь на дно морское,
Я поле­чу за облака,
Я дам тебе всё, всё земное —
Люби меня. »

Ком­по­зи­ция кар­ти­ны два­жды изме­ня­лась. На пер­во­на­чаль­ном вари­ан­те Тама­ра сиде­ла сле­ва от Демо­на у сте­ны, а рядом с ней, при­сло­нён­ный к стене, сто­ял гру­зин­ский музы­каль­ный инстру­мент чон­гу­ри. Но Вру­бель ока­зал­ся настоль­ко недо­во­лен рабо­той, что в яро­сти порвал её.

Вто­рая вер­сия пре­тер­пе­ла незна­чи­тель­ные изме­не­ния. Так Вру­бель убрал из ком­по­зи­ции сте­ну, а Тама­ру пере­са­дил бли­же к окну. Сам же Демон воз­вы­сил­ся над ней. Но и это не устро­и­ло автора.

Худож­ник при­сту­пил к тре­тьей попыт­ке, и она ста­ла три­ум­фаль­ной. На ней аква­ре­лью выпол­не­но звёзд­ное небо, кото­рое заиг­ра­ло новы­ми крас­ка­ми, а Демон, скло­нив­ший­ся над Тама­рой, замер в позе, пред­вос­хи­ща­ю­щей их духов­ное соединение.

Тре­тья вер­сия сюже­та, кото­рая удо­вле­тво­ри­ла Врубеля

«Демон летящий»

Эту кар­ти­ну мож­но назвать одной из самых таин­ствен­ных работ Вру­бе­ля. Окон­ча­тель­ный замы­сел до кон­ца не уста­нов­лен во мно­гом из-за неза­кон­чен­но­сти полотна.

«Демон летя­щий». 1899 год. Неза­вер­шён­ная картина

Восемь лет спу­стя после «Демо­на и Тама­ры» Вру­бель взял­ся за ново­го Демо­на — «Демо­на Летя­ще­го». Герой про­ле­та­ет над гора­ми Кав­ка­за, отче­го кар­ти­на ста­но­вит­ся более интри­гу­ю­щей и захватывающей:

«…И над вер­ши­на­ми Кавказа
Изгнан­ник рая пролетал:
Под ним Каз­бек, как грань алмаза,
Сне­га­ми веч­ны­ми сиял…»

Автор исполь­зо­вал пре­иму­ще­ствен­но тём­ные мрач­ные цве­та, на полотне пре­ва­ли­ру­ют тяжё­лые корич­не­вые тона, а сам демон обла­чён в корич­не­вое одеяние.

Фраг­мент кар­ти­ны «Демон летящий»

К сожа­ле­нию, по неиз­вест­ной при­чине Вру­бель не закон­чил рабо­ту. Финаль­ный замы­сел остал­ся нерас­кры­тым. Одна­ко вид­но, что эта кар­ти­на отли­ча­ет­ся абстракт­но­стью, кото­рая ещё более уда­ля­ет от реаль­но­сти как авто­ра, так и зри­те­ля. Веро­ят­но, худож­ни­ка посте­пен­но нача­ла тер­зать душев­ная болезнь, кото­рая в пол­ной мере настиг­нет его через несколь­ко лет.

«Демон поверженный»

Это полот­но явля­ет­ся, навер­ное, самым слож­ным по смыс­лу про­из­ве­де­ни­ем авто­ра. «Повер­жен­ный» во мно­гом слу­жит про­дол­же­ни­ем «Демо­на сидя­ще­го», посколь­ку напи­сан в схо­жей кри­стал­ли­че­ской тех­ни­ке и ком­по­зи­ци­он­но синонимичен.

Послед­ний Демон Вру­бе­ля. 1902 год

Кар­ти­на насы­ще­на люби­мы­ми оттен­ка­ми Вру­бе­ля — раз­ны­ми тона­ми сине­го и золо­то­го. Сам герой выгля­дит про­иг­рав­шим, повер­жен­ным в мыс­лен­ной схват­ке с самим собой. Внут­рен­няя борь­ба уби­ла вся­че­ские надеж­ды, лиши­ла полё­та мыс­ли. Теперь Демо­ну оста­ёт­ся лишь кануть вниз, пре­да­вая себя в руки судьбы.

Мы видим пада­ю­ще­го в уще­лье Демо­на на фоне засне­жен­ных Кав­каз­ских гор. Он пока­зан вновь замкну­тым и стес­нён­ным в дви­же­ни­ях, и вновь ему не хва­та­ет места как на кар­тине, как уже серьёз­но боль­но­му авто­ру в этом мире. Худож­ник писал про­из­ве­де­ние, стра­дая от пси­хо­ло­ги­че­ско­го рас­строй­ства, кото­рое про­грес­си­ро­ва­ло с каж­дым днём.

Фраг­мент кар­ти­ны «Демон поверженный»

Жена Вру­бе­ля, Надеж­да Ива­нов­на, отме­ча­ла, что с супру­гом про­ис­хо­ди­ло что-то стран­ное, но тяга к твор­че­ству лишь уси­ли­ва­лась, пока одна­жды после при­сту­па он не попал в лечеб­ни­цу. На этом хол­сте про­сле­жи­ва­ет­ся порт­рет не столь­ко героя лер­мон­тов­ской поэ­мы, сколь­ко само­го Вру­бе­ля. Для него это был почти авто­порт­рет, воз­мож­ность отоб­ра­зить свои стра­да­ния на хол­сте и взгля­нуть на демо­на как в зер­ка­ло души.

Личный «демон» Врубеля

С 1902 году у Вру­бе­ля про­грес­си­ру­ет сифи­лис, сопро­вож­дав­ший­ся при­сту­па­ми сума­сше­ствия. Его пыта­лись выле­чить мно­же­ство вра­чей, худож­ник лежал в раз­ных клиниках.

В 1903 году уми­ра­ет двух­го­до­ва­лый сын Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча, что ещё силь­нее усу­губ­ля­ет его состо­я­ние. Вра­чи пыта­ют­ся най­ти спа­се­ние в твор­че­стве, и худож­ник сно­ва начи­на­ет писать кар­ти­ны. Вру­бель, чере­дуя при­пад­ки с твор­че­ски­ми поры­ва­ми, пишет успеш­ные полот­на, но к демо­ни­че­ской теме боль­ше не возвращается.

Читать еще:  Детское воровство: кто виноват и что делать?

Один из послед­них шедев­ров Вру­бе­ля, кар­ти­на «Жем­чуж­ная рако­ви­на». 1904 год

В 1904 году он созда­ёт кар­ти­ну «Жем­чуж­ная рако­ви­на», про кото­рую рассказывал:

«Ведь я совсем не соби­рал­ся писать „мор­ских царе­вен“ в сво­ей „Жем­чу­жине“. Я хотел со всей реаль­но­стью пере­дать рису­нок, из кото­ро­го сла­га­ет­ся игра пер­ла­мут­ро­вой рако­ви­ны, и толь­ко после того, как сде­лал несколь­ко рисун­ков углём и каран­да­шом, уви­дел этих царе­вен, когда начал писать красками».

В 1906 году худож­ник посте­пен­но теря­ет зре­ние, но сно­ва пыта­ет­ся най­ти лече­ние в твор­че­стве. Поэт Брю­сов, порт­рет кото­ро­го Вру­бель писал в этом году, гово­рил о нём так:

«Твор­че­ская сила пере­жи­ла в нём всё. Чело­век уми­рал, раз­ру­шал­ся, мастер — про­дол­жал жить».

Зре­ние поки­ну­ло худож­ни­ка к кон­цу 1906 года, и он стал всё боль­ше бре­дить. До 1910 года, до сво­ей смер­ти, он подав­ля­ю­щую часть вре­ме­ни про­во­дил в при­пад­ках. На похо­ро­нах масте­ра Алек­сандр Блок сказал:

«Он оста­вил нам сво­их Демо­нов, как закли­на­те­лей про­тив лило­во­го зла, про­тив ночи. Перед тем, что Вру­бель и ему подоб­ные при­от­кры­ва­ют чело­ве­че­ству раз в сто­ле­тие, я умею лишь тре­пе­тать. Тех миров, кото­рые виде­ли они, мы не видим».

Читай­те так­же наш мате­ри­ал «10 шедев­ров Нико­лая Ге».

Всматриваясь в бездну. Михаил Врубель

Сегодня исполняется 160 лет со дня рождения гениального художника Михаила Александровича Врубеля.

Его творчество вызывало наибольшие толки среди современников. Отношение к нему сменялось от неприкрытой прижизненной хулы, до неимоверного превозношения в конце жизни.

Одни считали его за бездарность, за шарлатана, прячущего свое неумение за ловкими приемами. Другие, напротив, превозносили его как гения, которому все доступно.

Для большинства людей, даже очень внимательно следящих за миром живописи, Врубель до сих пор остается загадкой.

Идея построить в Киеве Владимирский собор, посвященный 900-летию Крещения Руси, очень понравилась императору Николаю I. Началось строительство в 1862 году, уже при Александре II, и растянулось на долгих тридцать лет. Расписывать Владимирский собор и Кирилловскую церковь предложили многим художникам — Васнецову, Сурикову, Поленову, Репину, Врубелю. Не все из них согласились. Чтобы писать настоящие иконы, нужна подлинность веры.

Ангел с кадилом и свечой. 1887 г.

Михаил Врубель приехал в Киев, но его отношение к храмовой живописи было иным. Христа по-настоящему Врубель не знал, не чувствовал. «Искусство — вот наша религия», — как-то заметил Михаил Александрович, работая над одной из захвативших его картин. «Впрочем, — добавил, — кто знает, может, еще придется умилиться».

Храм для него был прежде всего храмом искусства. Его влекло не религиозное чувство, а масштабность и монументальность церквей. Художник Ковальский, в то время ученик киевской рисовальной школы, рассказывал, как он впервые встретился с Врубелем вскоре после прибытия того в Киев. Ковальский расположился писать этюд на высоком холме с видом на Днепр и дальние луга.

«Тишина вечера, полное отсутствие кого бы то ни было, только кроме ласточек, которые кружились и щебетали в воздухе. Я в спокойствии созерцания изображал, как умел, свой 30-верстный пейзаж, но тихие шаги, а потом устремленный взгляд заставил меня повернуться. Зрелище было более чем необыкновенное: на фоне примитивных холмов Кирилловского за моей спиной стоял белокурый, почти белый блондин, молодой, с очень характерной головой, маленькие усики тоже почти белые. Невысокого роста, очень пропорционального сложения, одет. вот это-то в то время и могло меня более всего поразить. весь в черный бархатный костюм, в чулках, коротких панталонах и штиблетах.

Богоматерь с Младенцем. 1885 г.

Так в Киеве никто не одевался, и это-то и произвело на меня должное впечатление. В общем, это был молодой венецианец с картины Тинторетто или Тициана, но это я узнал много лет спустя, когда был в Венеции. Теперь же на фоне кирилловских холмов и колоссального купола синевы киевского неба появление этой контрастной, с светлыми волосами, одетой в черный бархат фигуры было более чем непонятным анахронизмом».

Врубель в Киеве должен был руководить реставрацией византийских фресок XII века в Кирилловской церкви, кроме того, написать на стенах ее несколько новых фигур и композиций взамен утраченных и еще написать образа для иконостаса. Так Кирилловский храм вошел в историю не только своими древними фресками, но еще и как памятник, запечатленный гением Врубеля.

Пророк Моисей. Фреска в Кирилловской церкви в Киеве

Художник написал на стенах несколько фигур ангелов, Христа, Моисея и, наконец, две самостоятельные композиции — огромное «Сошествие Святого Духа» на хорах и «Оплакивание» в притворе. В работе над ними Михаил Александрович уже не копировал старинные образцы. У него было внутреннее право не следовать букве древнего стиля — он проник в его дух. При этом, работая в Кирилловской церкви, Врубель признавался в письме к сестре: «Рисую и пишу изо всех сил Христа, а между тем вся религиозная обрядность, включая Христово Воскресенье, мне даже досадны, до того чужды».

Воскресение. Триптих. 1887 г.

Похоже, трудно смотреть одним глазом в землю, другим в небо. Может быть, поэтому слишком зыбкой становится черта между добром и злом в киевских работах Врубеля, слишком двоятся образы земного и небесного в его иконах. Так в образе Богоматери Врубеля откровенно проглядывают черты земной женщины — Эмилии Праховой. В нее Врубель в киевскую пору был влюблен болезненно и безответно.

Из четырех иконостасных образов Богоматерь удалась художнику особенно. Это один из его несомненных шедевров. Написана она на золотом фоне, в одеянии глубоких, бархатистых темно-красных тонов, подушка на престоле шита жемчугом, у подножия — нежные белые розы. Богоматерь держит Младенца на коленях, но не склоняется к нему, а сидит выпрямившись и смотрит перед собой печальным вещим взором.

Сошествие Святого Духа на апостолов. 1885 г.

В «Сошествии Святого Духа», написанном на коробовом своде Кирилловской церкви Врубель следует иконописной схеме довольно близко, пользуясь, по-видимому, миниатюрами старинных евангелий. Но в трактовке фигур и лиц он проявил себя как художник современный, как психолог. У его апостолов были живые прототипы. Раньше думали, что художник делал подготовительные этюды с душевнобольных (Кирилловский храм находился на территории психиатрической лечебницы), но это не так: современники узнавали в его «Сошествии» киевских ученых, священников, археологов.

Другая композиция Врубеля в Кирилловской церкви — «Оплакивание», — написанная в нише притвора, следует ближе старинной традиции. Но это не просто стилизация под старину. В ней есть неповторимый врубелевский лиризм, выражение скорби в сочетании с торжественным покоем; она предвещает эскизы «Надгробного плача» для Владимирского собора, сделанные тремя годами позже, уже после поездки художника в Венецию.

Читать еще:  Паломничество в храмы острова Сикоку делает людей добрее

Надгробный плач. 1887 г. Второй вариант

Врубель написал иконы для «византийского иконостаса» Кирилловской церкви. Но его эскизы к Владимирскому собору не были приняты. Слишком отличались они от традиционной иконописи. Среди работ Врубеля во Владимирском соборе присутствуют лишь орнаменты в боковых нефах. Это было крушение. Врубель мечтал писать монументальные полотна. Не случилось. Он не написал Христа, но напишет своего знаменитого теперь Демона.

Для Врубеля творец, художник — всегда над толпой. Он избран «будить душу от мелочей будничного». А мелочами, чепухой и обыденностью и наполнена большей частью человеческая жизнь. Оттого обреченность на непонимание и бесконечное одиночество: «Я художник, но я никому не нужен. Никто не понимает, что я делаю, но я так хочу», — жаловался Врубель.

Последние четыре года Михаил Александрович Врубель, слепой и безумный, доживал в петербургских психиатрических клиниках. Поэт Брюсов писал об этом периоде: «Очень мучила Врубеля мысль о том, что он дурно, грешно прожил свою жизнь, и что в наказание за то, против его воли, в его картинах оказываются непристойные сцены. „Это дьявол делает с моими картинами. Ему дана власть, за то, что я будучи не достоин, писал Богоматерь и Христа. Он все мои картины исказил“».

Голова Иоанна Предтечи. 1905 г.

Врубель — тревожная, зрячая душа. Он пленился демоном, но демон оказался лжепророком. За всеми его соблазнами на деле лежала пустота, бездна. Врубель душой коснулся этой страшной пустоты и заплатил за это знание слишком дорогой ценой — разрушением души. На его похоронах Блок скажет: «Врубель оставил нам своих демонов как заклинателей против лилового зла, против ночи». Вряд ли как заклинателей. Это не химеры Нотр-Дам-де-Пари. Это образы тьмы, которые преследовали художника всю его жизнь.

Возможно, и в нашем сегодняшнем мире стоит задуматься над его завещанием. О том, чего стоит творческая свобода без нравственных ограничений, о том, что самовозвеличивание рано или поздно оборачивается падением, и о том, что, перестав искать свет, человек не только не находит счастья, но наполняет мир разочарованием и отчаянием.

При подготовке материала использованы архивные публикации журнала «ФОМА в Украине».

Во власти демонов: знаменитые картины Михаила Врубеля, созданные за шаг от безумия

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Картины Михаила Врубеля , первого русского художника-символиста конца ХІХ в., сложно не узнать: его творческая манера настолько самобытна, что его работы невозможно перепутать с другими. Центральный образ, к которому он обращался на протяжении почти всей жизни, – это образ лермонтовского Демона . Еще при жизни о художнике ходило много слухов – о том, например, что он продал душу дьяволу, и тот открыл ему свое истинное лицо. Увиденное привело к слепоте и помешательству, и последние годы жизни художник провел в клинике для душевнобольных. Что же тут правда, а что – вымысел?

Образ Демона действительно не давал художнику покоя. Впервые он обратился к этой теме в 1890 г., когда ему довелось работать над иллюстрациями к юбилейному изданию произведений М. Лермонтова. Часть рисунков так и не попала в книгу – современники не смогли оценить по заслугам талант художника. Его обвиняли в безграмотности и неумении рисовать, в непонимании Лермонтова, а творческую манеру презрительно называли «гениальничаньем». Только спустя десятилетия после смерти Врубеля искусствоведы сошлись во мнении, что это лучшие иллюстрации к лермонтовской поэме, тонко передающие саму суть персонажа.

Врубель посвятил Демону несколько картин, и у всех персонажей – огромные, переполненные тоской, глаза. Увидев их, невозможно представить лермонтовского Демона другим. Врубель писал: «Демон – дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, но при всем том властный и величавый». Именно таким мы видим его на картине «Демон (сидящий)». Скрытой силы и мощи в нем столько же, сколько скорби и обреченности.

В понимании Врубеля, Демон – это не черт и не дьявол, так как «черт» по-гречески означает просто «рогатый», «дьявол» – «клеветник», а «демон» означает «душа». Это очень роднит его с лермонтовской трактовкой: «Он был похож на вечер ясный: ни день, ни ночь – ни мрак, ни свет!».

«Демон (сидящий)» – самая известная работа Врубеля. Однако кроме нее, есть еще несколько полотен на ту же тему. И написаны они были в то время, когда художника начала одолевать болезнь. Первые признаки психического расстройства проявились в то время, когда Врубель работал над «Демоном поверженным», в 1902 г. А в 1903 г. случилась трагедия – умер его сын, что окончательно подорвало душевное здоровье художника.

С тех пор и до самой смерти в 1910 г. Врубель живет в клиниках, а в краткие моменты просветлений создает выдающиеся произведения, от которых веет чем-то потусторонним. Возможно, это и дало повод современникам утверждать, что художник продал душу дьяволу и поплатился за это собственным здоровьем.

Никто не знает, какие видения посещали Врубеля в конце жизни, и было ли это на самом деле мистическим откровением потусторонних сил – но это действительно свело его с ума. А в глазах демонов на его картинах написано больше, чем можно объяснить словами.

Гениальность на грани безумия – так говорили и о Винсенте Ван Гоге, который также много лет провел в клинике для душевнобольных. Приступ спровоцировал инцидент с Полем Гогеном: дружба, которая закончилась отрезанным ухом

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

От Демона к Пророку: история болезни Врубеля

Предрасположенность к болезни

Наследственность Михаила Врубеля была отягощена: дед по отцу страдал алкоголизмом , дед по матери был подвержен маниакальным приступам , сестра перенесла острое депрессивное состояние и временный паралич.
Михаил рос слабым , болезненным ребенком , ходить начал только в три года. В детстве мальчик был кротким и молчаливым , эмоционально подавленным , с аутистическими наклонностями. «Потребность творчества проявилась в 5−6-летнем возрасте» , — писала в своих воспоминаниях его сестра Анна. Миша постоянно делал зарисовки семейного быта. Близкие , а затем и соученики нередко замечали замкнутость и отрешенность Врубеля , его погруженность в размышления , и лишь отчасти в шутку называли молчуном и философом. С годами нрав его становится более оживленным. Красота , веселость и изобретательность юноши привлекала сверстников , было в нем «много мягкости и нежности , что-то женственное» .
Учеба давалась легко , увлекали литература , философия ( особенно Канта), история и музыка. Еще с ранних лет будущий художник отличался способностью к языкам и богатой фантазией.

Читать еще:  Католический прелат напомнил президенту Зимбабве о Божьей каре

Предвестники болезни

Из истории болезни известно , что в 1892 году Врубель заразился сифилисом. Однако в течение 1892−1895 годов он был полностью поглощен работой , а после женитьбы на молодой оперной певице Надежде Забеле наступила недолгая счастливая пора в его жизни.
Первые изменения в состоянии Михаила Александровича становятся заметны летом 1898 года. Обнаружилась раздражительность , совсем не замечавшаяся раньше. Особенно Врубеля донимала мигрень , с которой он боролся , принимая фенацетин ( болеутоляющее) в огромных дозах и нося черную шелковую шапочку.

Екатерина Ивановна Ге , сестра жены ( и супруга сына художника Николая Ге), так вспоминала об этом: «Все близкие и знакомые замечали , что с Михаилом Александровичем происходит что-то неладное , но и сомневались постоянно все-таки , так как в речах его никогда не было бессмыслицы , он узнавал всех , все помнил. Он сделался лишь гораздо самоувереннее , перестал стесняться с людьми и говорил без умолку».

Нарастающие слабость , раздражительность , повышенная психическая утомляемость , нарушения сна — всё это предвестники начавшегося нейросифилиса; то , что происходило с Михаилом между 1900 и 1902 годами.

Тем не менее , Врубель продолжал много работать. В это время создается ряд произведений из так называемого « Сказочного цикла»: «Сирень», «К ночи», «Пан», «Царевна-Лебедь» и «Лебедь».

Искусствовед Петр Суздалев указывал , что все это , в том числе и «Демон», — примеры здорового творчества , но уже отразившие изменения в душевном состоянии художника. Вероятным доказательством этого может служить выбор цветовой палитры. «Врубель создал свою симфонию траурных лиловых , звучно-синих и мрачно-красных тонов» — говорит Бенуа. «В лиловом цвете нет улыбки» — Гёте. Метерлинк также отметил выразительность этих цветов для душевных переживаний.

Сильное влияние на душевное состояние художника оказало рождение сына Саввы с «заячьей губой», что тогда считалось признаком « вырождения». По мнению его сестры Анны , в «Портрете сына» начала 1902 года Врубель выразил то состояние тревоги , которое , очевидно , переживал и сам.

«Демоны» Врубеля и манифестация болезни

Развитие болезни

До помещения Михаила в психиатрическую больницу никто не замечал ни в поведении художника , ни в его искусстве , никакой религиозности. «К религии его отношение было таково , что , указывая на работу , которая поглощала его в данный момент , он сказал как-то: „Искусство — вот наша религия; а впрочем , кто знает , может , ещё придется умилиться“».

Однако в клинике Врубеля томило чувство какой-то вины , причем вины всей жизни , которую надо искупить. Снова появилась тема , которая вошла в его искусство еще в 1899 году , а теперь настойчиво им владела, — тема Пророка , почерпнутая в стихотворении Пушкина. Следует учесть , что это могло быть результатом духовных исканий Врубеля в 1899—1901 годы — времени необыкновенной творческой активности , поисков , и перевозбуждения его психики.
Михаил создал работы религиозной тематики: рисунки « Голова Пророка» ( почти автопортрет), «Шествие в Эммаус», картины « Голова Иоанна Предтечи», «Видение пророка Иезекииля». И если раньше он говорил , что Демон — это « мятущийся человеческий дух», то теперь стал считать его злом , «исказившим» его картины.

На обороте портрета Усольцева с иконой Врубель сделал надпись на французском языке , примерный перевод которой таков: «В течение моих 48 лет я полностью утратил ( особенно в портретах) образ честной личности , а приобрел образ злого духа; теперь я должен подчиниться суровой обязанности видеть других людей и полноту образа моего бога».

О своей болезни Врубель не любил говорить , только иронизировал: «я с Кирилловского начал — Кирилловским и окончу». Имея в виду , что Кирилловская церковь в Киеве , где художник начинал свой творческий путь , находилась на территории лечебницы для душевнобольных.
Во время госпитализации в марте 1905-го , когда вновь возникло маниакальное состояние , Врубель утверждал , что жил во все века , видел , как в Киеве в конце первого тысячелетия закладывали Десятинную церковь. Рассказывал , что участвовал в постройке готического собора , а вместе с великими мастерами Ренессанса расписывал стены Ватикана.

В феврале 1906 года появились слабость
в руках и ногах , наступила потеря зрения.

Впечатление Брюсова о встрече с Врубелем:
«Правду сказать , я ужаснулся , увидев Врубеля. Это был хилый , больной человек , в грязной измятой рубахе. У него было красноватое лицо , глаза — как у хищной птицы , торчащие волосы вместо бороды. Первое впечатление: сумасшедший! Он вошел неверной , тяжелой походкой , как бы волоча ноги , и после обычных приветствий спросил: „Это вас я должен писать?“ И стал рассматривать меня по-особенному , по-художнически , пристально , почти проникновенно. Сразу выражение его лица изменилось. Сквозь безумие проглянул гений».

Художник умер 1 ( 14) апреля 1910 года , заболев пневмонией. По предположению его сестры , он умышленно простудился,
стоя под форточкой.

Клинический анализ заболевания

Врубель в зеркале

Сведения о личности Врубеля складывается из воспоминаний и писем родных , друзей , заказчиков , критиков разных лет , и общая картина остается во многом расплывчатой и неясной. Причинами разноречия в описаниях характера художника была , прежде всего , духовная сложность самого Врубеля , а затем и субъективизм людей , принадлежавших к тем или иным общественным кругам , по-разному относившимся к Михаилу Александровичу. Поэтому трудно наверняка говорить о типе личности Врубеля или о каких-то особых нарушениях психики. Проявлялась гротескная демонстративность в поступках и одновременно монотонность , своеобразие в эмоциональной сфере , отсутствовали прочные социальные связи. Но также в характере художника отмечались и эгоцентрические , нарциссические черты.

Чередование фаз болезни ( цикличность), преодоление их без потери художественных способностей делали течение болезни художника нетипичным. Вместе с тем подтверждали догадки о сочетании патологий.

Окончательный диагноз болезни Врубеля стал причиной для дискуссий именитых психиатров , лечивших художника. Основным заболеванием считался прогрессивный паралич , а сопутствующим — биполярное расстройство. При этом доктор Ф. Усольцев полагал именно форму позднего нейросифилиса ( Tabes dorsalis) и маниакально-депрессивный психоз , а профессор Ф. Рыбаков — циркулярную форму прогрессивного паралича , при котором и наступает ранняя слепота.

Доктор Усольцев , длительно наблюдавший Врубеля в разные стадии болезни , утверждал , что «его творчество не только вполне нормально , но так могуче и прочно , что даже ужасная болезнь не могла его разрушить… Он умер тяжко больным человеком , но , как художник , он был здоров и глубоко здоров».

Всё же болезнь вполне могла отразиться на тематике и цветовой гамме произведений , но мастерство художника не подверглось ее влиянию , на чем , в основном , сходятся мнения исследователей этой темы.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector