0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем молиться, ведь Господь знает наши нужды?

Зачем молиться Богу, если Он и так знает в чём мы нуждаемся?

Аудио

— Мы молимся Господу, чтобы Он помог нашим близким и родным людям, например, «Господи, спаси такого-то!». Но Бог – это полнота Любви, и без нашей просьбы Он дает человеку все, что возможно дать. От моей просьбы к Господу в этом случае ничего не меняется. Зачем тогда молиться Господу о других людях?

— Хороший вопрос! Я как-то иду в библиотеку, там сидит студент, копается в книжках. Я говорю: «Ты чего пишешь?» — «Да кандидатскую работу» — «На какую тему?»- «О молитве» — «О молитве? Странно! Зачем молиться-то? Бог любит всех, и каждому дает все, что только можно ему дать. Заем молиться-то, не скажешь?» У него, бедного, аж глаза на лоб полезли.

Бог есть абсолютная Любовь, т.е. предел. Его нельзя сделать более любвеобильным или менее любвеобильным, более милосердным или менее милосердным. Что Он, человек что ли? Это нас можно, как говорили еще греки «Дары склоняют и богов», т.е. нас можно еще разжалобить. Бог – Солнце, на всех направлена полнота Его лучей. Но принимаем-то мы эту полноту лучей как? От меня зависит, вот сейчас возьму и задерну все это! Да еще черным материалом завешу, и будет тьма. Все говорят: «На улице солнце!». Какое солнце? Тьма полная!

Что такое молитва? Это не что иное, как мое искреннее желание измениться. В своем стремлении к Богу я желаю, я каюсь. Само слово «покаяние» в переводе с греческого означает «изменение». Покаяние означает, что я изменяюсь, я делаю себя способным к восприятию этих божественных лучей света. Вот что происходит! Вот почему мы молимся и должны молиться, каяться, меняться.

Основное содержание человеческой жизни состоит в покаянии, т.е. в изменении, в желании изменений. Молитва – это изменения. Я могу только больше или меньше допускать к себе Бога. Бог – Любовь, верно, Он готов дать все, но я говорю: «Постой, Господи, не мешай, Ты в земных вещах не очень разбираешься, я лучше Тебя знаю. Ты говоришь «Не обманывай», да если не обманывать, это что ж такое, а если не украдешь, вообще не проживешь! Что Он там понимает, Господь Бог на Небе, ничего не понимает». Вот как мы рассуждаем-то, вернее живем. Так вот молитва почему нужна. Молитва есть наше изменение, которое делает нас способными к восприятию Божественной Любви, всех Его даров, всех Его милостей, всего Его света!

Более того скажу – без молитвы нет религии. Поэтому не будем отделываться просто записочками и свечечками. Записку подал – и ладно, пусть там батюшка читает. Без молитвы нет христианства. Молитва это, в конечном счете, выключатель – нажали, и свет зажегся, это мое внимание в молитве. Пропала молитва – и свет угас! Только в молитве наш дух становится способным к соединению с духом Божиим. И тогда мы можем получить все блага от Бога, которые только нам наиболее полезны в настоящий момент. Вот почему надо молиться.

— А зачем молиться за других людей?

— Это вопрос из серии «Зачем я люблю другого человека?». А зачем его любить? Интересно, правда? Да люблю и все! Говорят: «Зачем читать молитвы какие-то, посещать долгие богослужения?». Хочется ответить: «Пойдите скажите этим влюбленным – сказали о любви друг другу и все, расходитесь по домам, чего там еще ходите где-то часами, разговариваете Бог знает о чем. Так и Господу – сказали «Я верую, Господи» и все, что там стоять 2-3 часа за богослужением, правда?». Оказывается, там, где присутствует любовь, там требуют общения, и когда мы молимся за других, это то же самое. Мы молимся за того, кому желаем блага, обращаемся к Богу.

Мы все составляем единое Тело, даже с теми, кого терпеть не можем. Какой ужас, этот больной зуб – мое тело! Да он мне покоя не дает! И что с ним делать? Лечить… Зачем же? А если печенка-селезенка заболела? Вырви и выброси! Нет-нет, лечить надо. Лечишь свои ручки-ножки, печенки-селезенки, хотя они больные, причиняют страдания, а какую заботу ты о них проявляешь, как их любишь. Мы все один организм. Кто-то нам доставляет удовольствие, кто-то причиняет… ой, не буду даже говорить. Как Бог только терпит таких людей! Мы один организм, и если больше нет средств помочь этому человеку исцелиться, мы молимся за него. Мы обращаемся к Богу не только за своих друзей. Что мне беспокоиться, когда у меня все здорово. Я беспокоюсь за то, что у меня поражено болезнью. Так и здесь, оказывается, мы в первую очередь должны молиться о тех, кто доставляет нам беспокойства, неприятности и прочую всякую всячину, о которой говорить не хочется! Вот какую истину открывает нам христианство.

Зачем молиться, если на все Воля Божия

Здравствуйте, увидел в Интернете цитату Сёрена Кьеркегора: «Молитва не может изменить волю Бога, но может изменить молящегося». Как эта фраза соотносится с церковным взглядом? Мысль очень красивая, конечно, но что это получается — чуда по молитве совершиться не может? И вообще в жизни тогда нет места чуду — сплошное предопределение? К тому же ведь люди меняются постоянно — и в хорошую сторону, и в плохую, но это же не всегда результат молитвы…

Соединение установлено

Что такое молитва — инструмент для изменения воли Божьей или же попытка угадать эту волю, совместить с ней свои желания и просьбы? Если Бога можно упросить о перемене Его воли, возникает неразрешимое противоречие: воля Бога — плод Его премудрости, которая всегда совершенна, а совершенство не подвержено изменениям. Если же воля Бога неизменна, тогда получается, что молитва к Нему о чем-либо конкретном — дело заведомо бессмысленное, и можно лишь надеяться, что твоя просьба по счастливой случайности совпадет с Его волей о тебе. Звучит это, прямо скажем, не очень обнадеживающе. Но не будем торопиться с выводами.

Истина, как правило, оказывается шире наших представлений о ней.

«Желающего судьба ведет, нежелающего — тащит», как полагали римские философы-стоики. Отношения человека и Бога в их представлении были похожи на дорогу с односторонним движением, где один только Бог действует, а человек лишь пассивно воспринимает результаты этого действия. Любые попытки сопротивления предначертанной свыше судьбе приводят человека к неоправданным потерям сил и бессмысленным страданиям. В принципе, конечно, у каждого есть возможность отважно выехать на квадроцикле навстречу бульдозеру и посоревноваться — кто кого столкнет с дороги. Но исход такого мероприятия заведомо известен и оптимизма не внушает. В такой картине мира молитва действительно ничего не может изменить.

Однако в христианском понимании этих отношений у человека всегда есть своя «встречная полоса», по которой он может двигаться либо к Богу, либо от Бога. И чудо по молитве может произойти именно там, где человек меняет направление своего движения, духовно возвращаясь к своему Создателю.

Есть известный анекдот о бедном человеке, который слезно молил Бога о выигрыше в лотерею, но при этом даже не удосужился купить лотерейный билет. Вопрос о соотношении человеческой молитвы и воли Божьей можно рассматривать примерно в этой же плоскости. Чтобы получить просимое, человеку кроме самой молитвы нужно выполнить еще и определенные условия, при которых эта молитва может быть исполнена. «Лотерейным билетом», который в данном случае необходимо купить, по слову апостола Иакова, становится изменение своего сердца, принятие заповедей Евангелия как главного закона своей жизни: Просите и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений (Иак 4:3). Бог не скуп, не жаден и ничем не ограничен в возможностях. Он всегда желает добра человеку и в любой момент готов дать каждому из нас все мыслимые и немыслимые блага, какие только существуют на свете. Но вот воспринять эти блага без вреда для себя и окружающих готов далеко не каждый.

Бойтесь своих желаний

В песне Окуджавы «Молитва Франсуа Вийона» звучит весьма радикальное пожелание:

Пока Земля еще вертится, пока еще ярок свет,
Господи, дай же Ты каждому, чего у него нет.

Но что происходило бы в мире, если бы Господь по просьбе поэта все-таки дал бы, например, всем, «…рвущимся к власти навластвоваться всласть»? Какой страшной ценой пришлось бы оплачивать эту их «любовь к сладкому» остальным людям, в одночасье вдруг оказавшимся под началом у тех, кто воспринимает власть как источник собственного удовольствия? Да тут впору просить Бога как раз об обратном — чтобы властолюбцы, рвущиеся к власти, никогда не получили к ней доступа. То же самое можно сказать и о богатстве, и о славе, и еще о многих и многих благах, которые вместо радости могут принести стремящимся к ним людям величайшие бедствия.

В своем нынешнем состоянии отпадения от Бога человек может желать даже того, что прямо грозит ему гибелью. По логике «Молитвы Франсуа Вийона» Богу следовало бы в придачу к власти для властолюбцев также выдать всем похмельным алкоголикам талоны на бесплатное пиво по утрам, наркоманам — гарантированную ежедневную дозу, а страдающим гипертонией и холециститом любителям жирного мяса — по двойной порции свиных отбивных на завтрак, обед и ужин.

В этом смысле волю Бога, конечно, изменить молитвой невозможно. Зато человек может изменить себя, направив свою волю от вреда к собственному благу. И одним из важнейших инструментов такой перемены является молитва.

Кьеркегор и Брянчанинов

Утверждение Сёрена Кьеркегора «Молитва не может изменить волю Бога, но может изменить молящегося» может показаться чересчур категоричным. Однако наш русский подвижник святитель Игнатий (Брянчанинов) высказывается об этом же куда более эмоционально: «Не нужны Богу наши молитвы! Он знает, и прежде прошения нашего, в чем мы нуждаемся; Он, Премилосердный, и на не просящих у Него изливает обильные щедроты. Нам необходима молитва: она усвояет человека Богу. Без нее человек чужд Бога, а чем более упражняется в молитве, тем более приближается к Богу».

Святитель как бы уточняет мысль, высказанную Кьеркегором: молитва может изменить человека вполне определенным образом — приблизить его к Богу и тем самым сделать способным к восприятию тех благ, которые Бог изливает на каждого из нас без всяких просьб с нашей стороны.

Беды человеческие, горе, страдание — все это вошло в жизнь человека через отпадение от Бога, и лишь через возвращение к Нему страдающий человек может найти утешение и покой своему сердцу. Поэтому основной мотив христианской молитвы не «…подай нам, Господи», а «…приди и будь с нами». К слову сказать, даже с чисто прагматической стороны это куда более разумный подход: ведь если с тобой Податель всевозможных благ, значит, и без самих этих благ ты никак не останешься. Вопрос лишь в акцентах: что для тебя важнее и дороже — блага или их Податель? Иногда таким благом может оказаться даже собственная жизнь. Но суть выбора от этого не меняется.

Апостолы, путешествуя в шторм по бушующему озеру, испугались и стали будить уснувшего на корме Иисуса. И по их просьбе Он совершает чудо — велит ветрам утихнуть (причем в греческом оригинале стоит более жесткий вариант, нечто вроде нашего — «заткнись»). Но при этом укоризненно обращается и к ученикам: «Где ваша вера?» Имея на корме Повелителя бурь, апостолы все же предпочли просить его о чуде.

Читать еще:  В УПЦ вітають угоду про припинення вогню на Донбасі

То, что Творец мира находится вместе с ними в одной лодке, представлялось им недостаточным для того, чтобы чувствовать себя в безопасности. И апостолы получили просимое. Чудо по их молитве оказалось возможным и навсегда вошло в историю человечества как свидетельство того, что Бог слышит наши просьбы. Но вместе с этим чудом в историю также вошел и Божественный упрек в адрес просивших учеников. Нечто подобное происходит и со всеми нами, когда во время всевозможных житейских бурь мы обращаемся к Господу с просьбой о помощи. Нам кажется, что Бог забыл о нас и не видит происходящего, что события вышли из-под Его контроля и вот-вот захлестнут хрупкую лодку нашей жизни. Но Бог всегда сопровождает нас Своим невидимым участием в нашей судьбе.

Молитва лишь помогает нам вспомнить об этой Божественной заботе, но отнюдь не «будит уснувшего Бога». И те из христиан, кто опытным путем в этом убедился, вкладывали в свои молитвы совсем иные смыслы, нежели прошение о каких-либо чудесных изменениях окружающей их действительности, сколь бы угрожающей она ни была.

Ярким примером такого — поистине детского — доверия к Богу является молитва святителя Филарета Московского: «Господи, не знаю, чего мне просить у Тебя! Ты Един ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить Тебя. Отче, даждь рабу Твоему, чего сам я просить не умею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения, только предстою пред Тобою. Сердце мое Тебе отверсто; Ты зришь нужды, которых я не знаю. Зри и сотвори по милости Твоей. Порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред Твоею святою волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе, предаюсь Тебе. Нет у меня другого желания, кроме желания исполнять волю Твою; научи меня молиться. Сам во мне молись! Аминь».

Сделайте глубокий вдох

Во все времена Бог остается основой нашего бытия, той силой, которая призвала нас к жизни и поддерживает в нас эту жизнь. Он подает нам все блага мира без каких-либо условий, не требуя от нас ничего взамен. И лишь одно благо Он, всесильный, не может дать нам без нашего согласия — Себя Самого. Только это благо — быть с Богом в этой жизни и в вечности — человек должен взять осознанным усилием, отвечая любовью на любовь, жертвой на жертву. Таким ответом на Божью любовь и является для христиан молитва. В этом соединении человеческого духа с Духом Божьим и заключается главный смысл любой молитвы, вне зависимости от ее содержания.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) пишет: «Молитва, как беседа с Богом, сама собою — высокое благо, часто гораздо большее того, которого просит человек, — и милосердый Бог, не исполняя прошения, оставляет просителя при его молитве, чтоб он не потерял ее, не оставил это высшее благо, когда получит просимое благо, гораздо меньшее».

Воля Бога о человеке всегда остается неизменной — благо человека, его спасение, дарование ему жизни вечной. Странно было бы предполагать, будто Бог может в какие-то моменты нашего бытия желать нам всего этого в меньшей степени, чем в другие. И горевать о том, что человек неспособен изменить эту благую Божию волю своими молитвами, вряд ли имеет смысл.

Однако человек в духовном смысле не является какой-то раз и навсегда застывшей статичной системой. Он все время меняется, то приближаясь к замыслу Божьему о нем, то удаляясь. Сообразно его текущему духовному состоянию Бог являет ему Свою волю в таких формах, которые именно в данный момент для человека наиболее способствуют его спасению. Так, волевое действие врача всегда направлено на исцеление больного. Но, в зависимости от ситуации, одним пациентам он назначает усиленное питание и поездку на курорт, другим — горькое лекарство и постельный режим, третьим — курс химиотерапии и травмирующую операцию.

С момента грехопадения человечество оказалось духовно больным. Осознанное бытие с Богом — для человека не дополнительный бонус среди прочих благ, а необходимое условие его существования. Богообщение нужно человеческой душе так же, как телу нужен воздух, без него душа задыхается и страдает. Поэтому слова святителя Игнатия совершенно справедливы, хотя и звучат для кого-то шокирующе. Богу действительно не нужны наши молитвы, Он благ, совершенен и ни в чем не испытывает нужды. А вот сами мы — сотворенные из земли и в землю уходящие после кратких лет земной жизни, — сами мы, если оставляем молитву, начинаем духовно умирать еще до того, как нас настигнет биологическая смерть. И уже никакие посылаемые Богом блага не сможем воспринять как чудо в этом состоянии духовной омертвелости.

Молитва не инструмент для изменения Божьей воли, она — источник жизненных сил, «кислородная маска» для задыхающейся души, ниточка, связывающая умирающего человека с Подателем жизни.

Укрепляя молящегося, она действительно изменяет человека, как лекарство изменяет больного в сторону здоровья. Ниточка становится все крепче. И человек оказывается способным к восприятию новых, недоступных ему ранее проявлений благой и неизменной воли Божьей о нем.

Православная Жизнь

Христос сказал ученикам, что Отец Небесный знает, в чём они нуждаются. Зачем же тогда просить чего-то у Бога? Зачем вообще молиться?

Молитва — это способ общения с Богом. В этом диалоге человек может открыть Ему все свои чаяния, мечты и просьбы. Но, заметьте, в диалоге, а не монологе. Некоторые любят именно монолог. А иные обращаются к Нему, только чтобы просить, загибая пальцы: «Дай мне и то, и то, и это».

Человек должен созреть для молитвы, прийти в особое состояние. Очень важно осознать, что наших физических и духовных сил недостаточно, чтобы что-то изменить как в своей жизни, так и в жизни наших детей или близких. Нужно прийти в состояние разбойника на кресте, который говорит: «мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли» (Лк. 23:41).

Когда христианин ошибается и осознаёт свои ошибки, он раскаивается и говорит: «Господи, я не хочу так жить, так поступать! Помоги мне!» Человек, совершивший грех, обычно понимает, к Кому и куда он должен обратиться, чтобы такого в его жизни больше не повторялось. Есть Бог, Который направит и поможет, есть Церковь, где подскажут и научат молитве, покажут пример для подражания — наших святых.

Вспоминаю эпизод из жизни святого Сисоя Великого. Он лежал на смертном одре и что-то шептал. У него спросили, кем он беседует. Подвижник ответил, что с ангелами, которые пришли за ним: он просит их дать ему ещё времени на покаяние. Ученики поразились: есть ли в том нужда? — И он ответил: «Не знаю, положил ли я начало своего покаяния». То есть человек верующий осознаёт свою немощь в борьбе с грехом. Конечно, такая осознанность приходит не сразу. Всё познаётся на практике.

Нужно понять ценность общения с Богом. А не так, что: «Господи, дай мне то и это!» — отвернулся и пошёл, и Бог уже не нужен. Или: «Господи, Ты в мою жизнь войдёшь тогда, когда я Тебя позову». Нужно сделать Христа центром своей жизни. Тогда и жизнь будет складываться совсем по-другому.

Молитва бывает разная: покаянная, благодарственная, в радости, в горе. Можно просить не только о себе, конечно же. Мы вправе обращаться к Своему Создателю со своими просьбами. Как обращаться? — как дети. В прямом смысле этого слова. Дети умеют выпрашивать себе желаемое, причём с успехом. Недавно вычитал в сети анекдот: девочка приходит в садик в красивом платье. Подруги спрашивают: «Что, купили?» — «Нет. Наревела!» Так и мы: можем вымолить у Бога многое. Он даст. Но важно помнить: человек не всегда может предвидеть, насколько полезно будет то, что он выпросил. И второе: мы не всегда можем правильно распорядиться тем, что вымаливаем.

Господь всегда рад нашей молитве, потому что хочет с нами общаться. Почему многие преподобные отцы уходили от мира в безлюдные места — пещеры, лес, горы? Чтобы настроить себя на диалог с Богом. Когда я и мои сверстники были молоды, считалось модным ходить с радиоприёмниками, «Спидолами», и «ловить волну». Как точно нужно было отрегулировать их, чтобы найти в конце концов нужную частоту и послушать музыку! Так и в молитве: человек должен настроить себя на волну Бога, чтобы услышать Его голос. Именно для этого уединялись святые отцы: чтобы ничто не могло нарушить этот настрой, не отвлекало от общения с Всевышним.

Молитва предполагает изменение мировоззрения, восприятия бытия. Без этого изменения ничего не произойдёт. Когда мы откроем своё сердце Богу, перестанем, образно говоря, загибать пальцы, заказывая у Него желаемое, — тогда получится диалог, о котором мы говорили ранее.

Так что молиться — нужно. Да, Господь всеведущ. Но Ему важно наше желание обращаться к Нему, наше доверие. Вспомним историю Адама и Евы. Разве не знал Господь, что они ошибутся и согрешат? — конечно, знал. Но Он не оставил их, не бросил как результат неудачного опыта, а даровал им спасение. Будем же держать в сердце образ раскаявшегося разбойника, дабы не стать старшим сыном из притчи, которому нужно больше, чем ему дано.

Как и зачем молиться, если Бог и так всё знает

Нагорная проповедь о молитве: (Мф 6:8) Не уподобляйтесь им (язычникам), ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у него.

Некоторые, прочитав это, делают заключение: «Бог знает все мои нужды и прошения, прежде чем я начну молиться. Так зачем молиться вообще?»

(Мф 6:9) Молитесь же так: «Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое»

Поскольку Отец знает ваши нужды до прошения вашего, поэтому просите. Вы должны показать Богу, что вы этого действительно желаете. Открывайте свои уста и простирайте свои руки — это и есть молитва.

(3Ин 1:2) Возлюбленный! молюсь, чтобы ты здравствовал и преуспевал во всём, как преуспевает душа твоя.

«Возлюбленный!» — Иоанн обращается к верующим.

Давайте рассудим: те, к кому он обращается их души уже преуспевают? «Как преуспевает душа твоя» — это настоящее время. Его душа уже процветает, но он все же молится.

Обратите внимание, что слова «здравие» и «процветание» вышли из уст Иоанна, того, кто знал сердцебиение Бога. Будучи юношей, он возлежал у груди Иисуса. Его еще называли ученик, которого любил Иисус.

Как и зачем молиться

Вы думаете так: «Я посещаю церковь каждое воскресенье, я слушаю проповеди, читаю Библию, так что душа моя процветает». Да, ваша душа преуспевает, но есть еще сатанинские преграды, против которых надо молиться.

Как часто молиться?

Снова и снова. Библия использует выражение «непрестанно молитесь».

Просите и дано будет вам. В оригинале на греческом — продолжайте просить и получите. Продолжайте искать и найдете. Продолжайте стучать и дверь откроется.

Просите, ищите и стучите, не сдавайтесь. Не получается, потому что не просите. В Библии мы также находим много примеров постоянной молитвы . Кроме Иисуса, Который молился каждый день. Рано вставал, а потом у Него был насыщенный день до самого позднего вечера. Люди приносили к Нему больных и одержимых бесами, и Он всех исцелял. Если Иисус молился, то насколько же больше нам нужно с вами молиться.

Как долго нужно молиться?

Воскрешение Лазаря

Иисус никогда не осуждал короткие молитвы. Одна из величайших молитв, которой молился Иисус, прозвучала у гробницы Лазаря. Он вознес Свои очи к небу и сказал: «Отец! Я благодарю Тебя, что Ты услышал Меня, Ты всегда слышишь Меня».

Читать еще:  Великий піст – як правильно почати?

Потом Он взглянул на гробницу и закричал: «Лазарь! Выходи».

Все молитвы Иисуса были короткими. Кстати говоря, чем короче молитва, тем более великим мы делаем Его. Мы говорим: «Всё только от Тебя зависит, Господь».

Некоторые говорят: «Такая ситуация серьезная, нужно больше и больше молиться». Сильно ты молишься или не сильно — дело не в тебе. Дело в том, кому ты молишься?

(Мф 6:5) И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.

(Мф 6:6) Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

Как Бог воздаст? Явно!

(Мф 6:7) А молясь не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны.

Пусть ваши молитвы будут простыми. Не видите ответа? Продолжайте молиться, продолжайте просить Бога. Но не просите отчаянно, как будто Бога нужно уговаривать. Вы должны знать, что всякий недостаток проявления ответа в реальности, это признак духовной войны. Продолжайте просить, потому что вы знаете Его.

История царя Навуходоносора

Царь Навуходоносор

Иудейский царь Седекия начал поклонялись идолам и это продолжалось много лет. Бог предупреждал его, посылая пророка за пророком. Так Бог послал Иеремию предостеречь царя, что он должен прекратить поклоняться идолам. Затем Бог послал царя Вавилонского, который взял в плен весь Иудейский народ и царя. В то время, молодой пророк Иеремия пророчествовал, что Иудея попадет в плен на 70 лет.

Даниил

(Дан 9:2) В первый год царствования его я, Даниил, сообразил по книгам число лет, о котором было слово Господне к Иеремии пророку. Что семьдесят лет исполнится над опустошением Иерусалима.

Когда Даниил прочитал пророчество Иеремии, это был 70 год их плена.

(Дан 9:3) И обратил я лицо мое к Господу Богу с молитвою и молением, в посте и вретище и пепле.

Несмотря на то, что плен уже подошёл к концу, Даниил не сидел, расслабившись: «Что будет, то и будет». Нет, он молился, чтобы то, что Бог сказал, случилось. Бог любит наше участие. Он подхватывает ваши молитвы и посылает ответы.

Пророк Даниил

(Иер 25:11) И вся земля эта будет пустынею и ужасом; и народы сии будут служить царю Вавилонскому семьдесят лет.

Вот откуда Даниил узнал это.

(Иер 25:12) И будет: когда исполнится семьдесят лет, накажу царя Вавилонского и тот народ, говорит Господь, за их нечестие, и землю Халдейскую, и сделаю ее вечною пустынею.

Даниил знал, что подходит конец. Но все же он молился не потому, что иначе этого не произойдет, а потому что он хочет быть частью этого.

Бог благой и вам следует просить мудрости. Если же у кого из вас не достает мудрости, просите у Бога.

(Иак 1:5) Если же у кого из вас не достает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, и дастся ему.

Многие не станут так молиться, потому что думают, что всё знают

Проси́те — это глагол и имеет значение постоянства.

Дающего — употреблено настоящее длительное время. Бог дает постоянно и даже больше, чем вы принимаете.

Многие из нас, как бы проходят мимо самой жизни. Потому что не простирают к Богу руки, чтобы принять от Него. Сильно заняты, чтобы что-то заслужить. Поэтому они в стрессе, стиснув зубы, пытаются заполучить то, что Бог дает даром.

Бога не нужно уговаривать, Он постоянно дающий. Пусть у вас перед глазами будет именно эта картина Бога перед молитвой к Нему. Он есть Бог, Который все делает в свободе. В свободе Он создал солнце, чтобы оно обогревало нас и освещало землю.

Бог так решил в Своей свободе.

Дающий без упреков

Бог постоянно дает в свободе и дает без упреков — то есть не пытаясь обвинить. Бог постоянен в том, чтобы не искать в тебе вины.

Когда мы приходим к Богу, то разрушающе действуют вот такие вопросы:

  1. Зачем молиться, если Бог и так все знает?
  2. Если я буду долго молиться, то смогу Его убедить.
  3. Бог Своим совершенным взглядом видит все мои изъяны, как после этого обращаться к Нему?

Бог никогда не пытается вас в чем-то уличить, потому что все ваши мысли были вменены Иисусу Христу, когда Он вознес на крест все ваши грехи. А все Его достоинства и благочестие, Его праведность, Бог вменил вам. Это и есть Евангелие.

(Рим 8:32) Тот, Который Сына Своего не пощадил, но отдал Его на страдания ради всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?

Иисус угодил Отцу более, чем какой другой человек, живущий на земле

Поскольку Иисус жил на земле как Человек, Он полностью угодил Богу как Человек, хотя Он и Бог. Отец говорит: это мой любимый Сын!

Вопросы настоятелю / Молитва

Если Господь Сам знает, в чем мы нуждаемся, стоит ли обращаться к Богу в молитвенной просьбе своих проблемах?

Уважаемая Галина, смысл просительной молитвы в том, что, если мы не будем ничего просить у Господа, то как исполним данную через апостола заповедь о непрестанной молитве (1Фесс.5:17)? Будем обращаться к Нему со словесными восхвалениями, а между тем о нуждах своих умалчивать, таить их про себя? Не будет ли это лицемерием и лукавством перед Господом?

В Нагорной проповеди, задавая высшую меру христианского совершенства, меру святости, Господь сказал: «не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6: 31 – 33).

Обратите внимание, Галина, на важное различие: Господь сказал: «не заботьтесь», а не «не просите».

Некоторые же люди, не замечая этого различия, или не желая замечать, делают из слов Господа вывод, что не надо просить и, по Вашему совершенно правильному наблюдению, рассуждают так: «Зачем вообще молиться, если Бог и так знает и подаст, если это действительно человеку нужно». Спросим себя: нет ли в этом скрытого лукавства? Ведь, будучи далекими от меры святости, заданной заповедями Нагорной проповеди, эти люди заботиться, конечно же, не перестают, но остаются со своими заботами один на один, а то еще и хуже поступают: Господа просить «стесняются», а вместо Него адресуют свои заботы и просьбы в иные «инстанции».

Как же нам не просить Господа о наших нуждах, когда Господь в той же Нагорной проповеди прямо заповедал: «Просите, и дано будет вам» (Мф. 7: 7). И подтвердил эту заповедь многими притчами. Даже судья неправедный, который Бога не боялся и людей не стыдился (Лук. 1: 2), хотя и долгое время не хотел защищать бедную вдову, однако в конце концов решил ее защитить, ибо она не переставала к нему приходить и докучать своими просьбами (Лук. 1: 3 – 4). «И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их?» (Лук.18: 6 – 7).

О том, почему Господь нередко медлит с исполнением наших просьб, и что означает это промедление, лучше всех сказал свт. Иоанн Златоуст, изъясняя евангельский рассказ о исцелении дочери хананеянки: «Видишь, для чего Господь медлил доселе? Для того, чтобы из слов жены мы узнали всю силу ея веры» (Беседы на книгу бытия Беседа 38. 3) Не сразу исполняя наши просьбы, Господь дает нам возможность полностью раскрыть ту меру живой веры и смирения, какой каждый из нас обладает и о какой, быть может, и сами мы не предполагаем, пока она не проявилась в просительной молитве. «… как поступил Он с сотником, сказав: Аз пришед исцелю его (Матф. VIII, 7), чтобы мы узнали о благочестии этого мужа и услышали от него слова: несмь достоин, да под кров мой внидеши; как поступил Он с кровоточивою, сказав: Я чув силу изшедшую из Мене (Лук. VIII, 46), чтобы чрез то сделать известною веру ее; как поступил с самарянкою, чтобы показать, что она не отошла от Него и после обличения, — так поступает и теперь. Он не хотел скрыть столь великой добродетели жены, и то, что говорил ей, говорил не для того, чтобы укорить ее, но чтобы призвать к Себе и открыть скрытое сокровище». (Толкование на святого Матфея Евангелиста. Беседа 52).

Да и как нам не просить Господа, если Сам Господь просил Бога Отца Своего? Святые апостолы запечатлели в Евангельских свидетельствах просительные молитвы Господа нашего Иисуса Христа. Отцу ли не знать все помышления Сына? Не Отец ли Сам послал Его в мир, чтобы воздвигнуть Христову Церковь? Но Сын молится Отцу о сохранении Своей Церкви (Ин. 17), об утверждении ее, о просвещении ее Христовым Светом, об укреплении нашей веры. «И сказал Господь: Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя» (Лук.22:31).

И когда смертельно восскорбела душа Его в предвидении смертной муки, когда все Его человеческое естество восстало против ужаса насильственной смерти, даже этого – не скажу не утаил, ведь Бог Отец все Сам видел, — но и об этом не умолчал Он перед лицом Отца, а «пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26: 39; Мк. 14: 35; Лк. 22: 42).

В этих примерах содержится и ответ на Ваш вопрос: «Когда следует прибегать к просительной молитве?» Правильнее было бы, наверное, поставить вопрос о том, когда не следует к ней прибегать. Не следует, в осуждение себе, просить Господа о том, что прямо противоречит Его заповедям. Надо прислушиваться к своей совести. Если источником желания являются недобрые чувства — злоба, месть, зависть, надмение, гордыня, неприязнь к ближним, то наша совесть, если только мы еще не окончательно заглушили в себе ее голос, обязательно укажет нам на это. А чтобы яснее слышать голос совести, опять-таки нет другого средства, как молиться и просить: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей» (Пс. 50: 12). Но чтобы Господь мог очистить наше сердце, надо всегда держать его открытым для Него.

Если же человек не знает, что ему есть смысл просить, если он заблудился по жизни, то кто же ему подскажет, как не Сам Господь? Надо нам молиться о таком человеке. По мере возможности, следует также и вразумлять его, но помнить, что одними вразумлениями, без молитвы, мало чего достичь можно. «Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно» (Матф.6:22 – 23). Речь здесь идет о духовном оке. Человек может быть весьма понятливым и искусным в дедуктивных рассуждения, но при этом оставаться духовно слепым, а потому перед лицом самых неоспоримых аргументов упорно сохранять ложные воззрения. И только Сам Господь, по нашим искренним, смиренным и настойчивым молитвам, отверзает как телесные, так и духовные очи человека.

Зачем молиться святым?

Не так давно на сайте была опубликована моя статья «Зачем молиться святым, когда есть Христос?». Как я и предполагал, она вызвала достаточное количество отзывов. Были отзывы с благодарностью, а были и с осуждением и непониманием. Но мне запомнился один комментарий. Приведу его дословно: «У меня пару замечаний. Как известно, протестанты бывают разные. Среди них и лютеране. И знают они Писание в целом лучше православных. Так вот, их позиция: можно «почитать святых», т.е. вспоминать их жизнь, ставить их в пример… но нельзя им молиться. Почему? – потому, что все почившие пребывают в ожидании Страшного Суда. До этого они как бы «недееспособны». Таким образом, вoпрос не в пантеизме, а понимании загробной жизни до(!) Суда. Если батюшка соизволит это объяснить, ссылаясь на Писание (а для протестантов это авторитет в отличие от предания), тогда это будет более ценным».

Читать еще:  Толковый словарь: Почему странствие это не путешествие

Итак, предлагаю читателю вновь рассмотреть тему почитания святых в свете Священного Писания. Сразу же хотел бы возразить автору комментария в том, что лютеране знают Библию лучше православных. Библия одна и у православных и у протестантов. Есть православные, которые весьма хорошо знают Священное Писание, есть и протестанты, которые хорошо подкованы в знании Библии. Поэтому, думаю, что какое-то сравнение вообще неуместно.

Продолжим дальше. Действительно, протестанты не признают Священного Предания, для них является авторитетом лишь Священное Писание. Пусть так. Начнем со слов ап. Павла, сказанных в послании к евреям: «вы приступили … ко граду Бога Живаго, к Небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства» (Евр. 12,22-23). Праведники пребывают на небесах, в Небесном Иерусалиме. Значит, их загробная участь уже определена Господом. Еще более показательны в этом вопросе слова Спасителя, сказанные раскаявшемуся разбойнику: «истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43). Священное Писание содержит достаточное количество текстов, говорящих о святых, как о насельниках Небесного Града. Вот один из них: «тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых» (Откр. 5,8). Показана и немаловажность святых в Небесном Иерусалиме: «и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле» (Откр. 5, 10). И их число достаточно велико: «И я видел, и слышал голос многих Ангелов вокруг престола и животных и старцев, и число их было тьмы тем и тысячи тысяч» (Откр. 5, 11). Следовательно, согласно Писанию, святые уже пребывают в раю рядом с Господом и их загробная участь уже определена до Страшного Суда.

Теперь стоит поразмыслить над «недееспособностью» святых, о которых говорил автор комментария. Здесь было бы уместным дать определение Церкви Христовой. Опять обратимся к Писанию. Бог положил «всё небесное и земное соединить под Главою – Христом» (Еф. 1,10). Следовательно, Церковь Христова – это совокупность небесной и земной церквей. Церковь небесная и земная есть одно Тело, Глава которого – Христос. А все мы, в том числе и святые – это члены одного Тела. Но разве члены одного тела не заботятся друг о друге. Разве одна нога, споткнувшись, не перекладывает всей ноши тела на другую ногу. Или одна рука не моет ли другую заботясь о ней. Не может организм функционировать, если прекратило свою работу сердце. В таком случае, не заботятся ли святые о нас, уже находясь перед Богом.

Разве не посылает здоровый орган тела импульс головному мозгу о том, что начал болеть соседний. Так же и святые молят о нас Господа, «дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1 Кор. 12, 25-26). «Вышний Иерусалим … он — матерь всем нам» (Гал. 4,26). А ведь граждане одного города, когда увидят своих сограждан в какой-либо беде, тотчас по зову их помогают, чем могут. Так поступают и православные и протестанты. И те и другие молятся друг за друга, не взирая на многие трудности, которые приходится преодолевать, чтобы помочь или делом или молитвой. Молятся по слову апостола: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь» (Иак. 5, 14-15).

Так почему же протестанты возбраняют молиться за нас самим апостолам? Разве это не абсурд? Взаимная молитва есть проявление взаимной христианской любви и попечения. Вот в эту-то взаимность между земной Церковью и небесной не верят протестантские богословы. Во дни своей земной жизни апостолы, по слову Спасителя, любили ближних и молились за них: «мы… не перестаем молиться о вас» (Кол. 1,8). Так неужели, после того, как они «вышли из тела и водворились у Господа» (2Кор. 2,8), стали меньше любить тех, которые остались на земле? Неужели потеряли они ту любовь во Христе Иисусе, о которой и сами писали, что она «никогда не перестает» (1Кор. 13,8)? Нет, нет и еще раз нет! Они молятся за нас и молитва их действенна, и глупо отрицать это. Сколько чудес совершает Господь через их святые мощи и иконы! И этому нет противоречий в Священном Писании, ибо «вера без дел мертва» (Иак. 2, 25). А их дела видны всем.

Просят за нас святые угодники, и Господь исполняет их просьбы: «чего ни попросите в молитве с верою, получите» (Мф. 21, 22). Они наши сомолитвенники. Мы просим их молиться с нами и за нас. Так почему же мы должны отвергнуть от себя то, что было естественно для святых — молитву друг за друга? В православии молитвенное призывание святых основывается на том, что они такие же люди. И мы просим их о том же, о чём и других людей имеющих свободную молитву. Призывает к взаимной молитве не только Господь, но святые вторят ему. Святой Киприан Карфагенский: “Будем везде и всегда молиться друг за друга… и если кто из нас прежде отойдет туда (на небо) по благоволению Божию: да продолжится пред Господом наша взаимная любовь, и да не престанет пред милосердием Отца, молитва за наших братий”. А вот как говорит о предстательстве святых свт. Василий Великий в слове на 40 мучеников: «Сколько употребил бы ты труда найти и одного молитвенника за себя ко Господу! — и вот 40 молитвенников, возсылающих согласную молитву… святый лик! Священная дружина! Непоколебимый полк! Общие хранители человеческого рода! Добрые сообщники в заботах, споспешники в молитвах, самые сильные ходатаи, светила вселенной, цвет церквей! Вас не земля сокрыла, но прияло небо, вам отверзлись врата рая».

Итак, святые молятся за нас, помощь их действенна и видна многим. Сколько у людей духовных и житейских нужд. Но не всегда Господь исполняет наши молитвенные просьбы. И это по грехам нашим: «И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови» (Ис. 1, 15). Бывает это и от того, что мы молимся без веры и усердия: «Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1, 8). Молитвы же святых Господь слышит и исполняет: «потому что очи Господа обращены к праведным и уши Его к молитве их » (1 Пет. 3, 12). Молитвы святых сильны перед Богом: «Признавайтесь друг перед другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного. Илия был человек, подобный нам, и молитвою помолился, чтобы не было дождя: и не было дождя на землю три года и шесть месяцев. И опять помолился: и небо дало дождь, и земля произрастила плод свой» (Иак. 5, 16-18).Поэтому мы и стараемся найти себе сомолитвенников и предстателей перед Господом среди святых. И действительно, многие люди прибегают к молитвенной помощи святых в разных нуждах. И каждому святому Господь дает особую благодать помощи людям в различных ситуациях. Сколько женщин становятся счастливыми матерями после долгих лет бесплодия по молитвам Богоматери. И воистину «Кто притекая в храм твой, Богородице, не премлет вскоре исцеления?» (чинопоследование малого освящения воды). А сколько людей исцеляет от телесных недугов Господь руками вмч. Пантелеимона Исцелителя. И не перечесть всех чудес, которых творит Бог по молитвам свт. Николая Чудотворца.

Уже сложилась традиция молитвы разным святым в различных нуждах. В ней нет ничего предрассудительного, если следовать всему вышеизложенному. Но, к сожалению, многие люди не понимают этого. В последнее время в храмах появились в продаже «молитвословы на различную потребу». В них изобильно представлены молитвы святым угодникам в различных житейских нуждах. Названия молитв в них представлены примерно следующим образом: «молитва Адриану и Наталии о семейном благополучии» или «молитва Пантелеимону Исцелителю от телесных недугов». Прекрасно, давайте молиться! Открываем нужную страницу и видим, что там находится молитва, читаемая в день памяти святого. Что-то смущает. А где же наша житейская нужда? Куда делось наше молитвенное прошение к святому помолиться в конкретной ситуации? Разве не проще обратиться к святому своими словами и попросить помолиться за нас. Ведь, как говорил Иоанн Златоуст, «молитвы святых имеют очень великую силу, но только когда мы сами раскаиваемся и исправляемся». И лишь в редкой книге можно найти подобное объяснение. Как правило, его нет. А народ Божий начинает усердно читать предложенные молитвы как некие заговоры. Написано ведь черным по белому: «от телесных недугов» и т.п. И даже не советуются со священниками в столь важном вопросе, как молитвенное правило. А зачем? В молитвослове ведь все написано, как и кому молиться. А в молитве ко святому многие и вовсе забывают о том, что подателем всех благ является Всемогущий Бог, а не святой. И молитвенное правило такого человека представляет собой подобие такого «молитвослова на всякую потребу», где нет места молитве Господу. А человек уже начинает мнить себя столпом благочестия и примером молитвенного подвижничества. В итоге впадает в гордыню. И этому виной издатели таких молитвословов, которые в целях экономии средств не утруждают себя объяснением того, как правильно почитать святых и просить их молитвенного предстательства. Печально, но факт! И это вовсе не придумано мной, а основано на реальных человеческих судьбах. К счастью, есть и противоположные примеры, когда издатели, заботясь о читателе, подробно изъясняют то, как следует чтить святых и обращаться к ним за молитвенной поддержкой. Такой молитвослов приятно взять в руки и помолиться.

Так что же делать человеку неопытному в таком важном вопросе, как молитва? В первую очередь, необходимо четко понимать, что мы просим святых молить Бога о нас. И никак иначе! Во вторых, молитва – это не какой-то заговор, после прочтения которого моментально перестанет болеть голова или удачно выйдет замуж засидевшаяся в девках дочь. Лишь Господь знает, когда и что подать от своих богатых милостей и щедрот человеку. В третьих, перед началом постоянного чтения того или иного молитвенного последования нужно взять благословение у духовника. В этом случае человек будет знать, что поступает правильно, а с благословения молиться всегда лучше. Можно даже попросить священника отслужить молебен святому, к которому впоследствии будет обращаться с молитвами. Но только не надо просить батюшку отслужить молебен о материальном благополучии или повышении по службе. Если бы Господь исполнял эти прошения, то священники, наверное, были бы самыми богатыми и успешными людьми на земле. Но самое главное, надо помнить, что молитва никогда не бывает лишней. Она, по слову Иоанна Златоуста, «есть наша благоговейная беседа с Богом». Пусть и предстательством святых. Одним словом, беседуйте на здоровье! Все святые, молите Бога о нас!

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector