0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачем поститься, если в этом нет смысла

Содержание

Зачем нужно поститься

Архимандрит Никифор (Хоря) – настоятель Ясского монастыря во имя трех святителей и административный экзарх монастырей Ясской архиепископии (Румынская Православная Церковь).

– Отец архимандрит, зачем нужно поститься? Какую пользу приносят нам эти труды?

– Святой апостол и евангелист Лука говорил, передавая слова Спасителя: «Смотрите за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими» (Лк. 21: 34). Таким образом, увещание поститься исходит от Самого Спасителя, а слово Спасителя для нас, христиан, – высший ориентир. Мы, жаждущие жизни вечной и истины в мире сем, должны делать слово Господа нормой своей жизни.

С одной стороны, пост для нас – это аскетический подвиг, совершаемый для того, чтобы плоть не властвовала над душой, не замутняла проницательность ума, духовное внимание, а с другой стороны, пост – это естественное состояние человека, когда он сочувствует страданию другого или скорбит. Когда учеников Господа нашего Иисуса Христа фарисеи укоряли за то, что не постились, они услышали от Спасителя это слово: «Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Доколе с ними жених, не могут поститься, но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься в те дни» (Мк. 2: 19–20). Сам царь Давид, когда заболел его ребенок, долго постился, желая этими лишениями выразить свое раскаяние пред Богом [1] .

– Православный пост можно назвать самым строгим во всем христианском мире. Как объяснить тот факт, что в Православии, в отличие от других вероисповеданий, не произошло приспособления к духу времени, заметного ослабления тех подвигов, которые требуются от верующих?

– Не только в том, что касается поста, но и во всем богослужебном цикле Православная Церковь не проводила аджорнаменто [2] ; она не стала приспосабливаться к изменениям, произошедшим с человеком, не последовала за модой времени – но сохранила унаследованные ею истинные ориентиры как сокровище. На подобный вопрос отец Галериу [3] отвечал, что и пшеница, этот основной продукт питания, уже так стара, но, тем не менее, никогда не обесценится, ибо всегда будет хлебом насущным для человека. Все наследие, принятое нами от святых отцов, вся наша традиция – это сокровище, и мы его, надеемся, не лишимся.

Человеческая немощь может послужить причиной для индивидуальных послаблений в посте при известных условиях – например, в случае болезни, беременности, но ее ни в коем случае нельзя возводить в норму, потому что человек, в какое бы время он ни жил, нуждается в строгом исполнении всех тех подвигов, о которых Церковь учит, что они и есть та самая жизнь, полная смысла, взыскуемая нами. А Церковь не делала послаблений в посте потому, что в этом не было необходимости. Если бы, например, в каких-нибудь краях или при определенных жизненных условиях не было другой еды, кроме яиц и брынзы, то Церковь непременно разрешила бы употреблять их в пост.

Пост, который соблюдается в нашей Церкви, не вредит, но, напротив, оживляет душу и прибавляет здоровья телу.

– С одной особенностью все чаще сталкиваешься в последние годы, и вас, ваше преподобие, уже, вероятно, спрашивали об этом: не теряет ли пост своего истинного смысла, если мы употребляем специальные так называемые «постные продукты», продающиеся в магазинах? Например, постный паштет, постную колбасу…

– Сегодня у нас много всяких «помощников», но при этом перед нами встают все новые и новые проблемы, и мы оказываемся более занятыми, чем люди минувших времен. Деревенская хозяйка, у которой нередко было еще и по семь-восемь детей, все же успевала заготовить все необходимое для поста. Это была часть ее домашних обязанностей, и так она выражала свою любовь и к семье, и к христианскому учению. Сегодня же, особенно в городах, очень часто и муж, и жена заняты сверх всякой меры и совершенно измотаны этой ежедневной сутолокой дел.

Возвращаясь к заданному вопросу: если мы, например, едим соевый паштет, приготовленный без всяких искусственных добавок и специй, или соевое молоко, чтобы восполнить количество белков в период поста, то это не значит, что мы не почитаем и не ценим поста. Ведь можно, в конце концов, и картофелем или капустой объедаться и есть их с такой жадностью, что тут не будет ничего общего с идеей поста, а можно съесть немного соевого паштета на завтрак, и это более здоровая альтернатива куску хлеба с маргарином, к примеру.

– Некоторые говорят: «Я не пощусь, потому что боюсь заболеть от этого» – или: «Я не смогу работать весь день, если стану поститься».

– Есть в «Добротолюбии» одно место – у аввы Иоанна Карпафского, – где говорится следующее: «Слышал я некоторых братий, постоянно болящих телом и не могущих поститься, обратившихся ко мне с вопросом: как можем мы без пощения избавиться от диавола и страстей? Таковым надобно отвечать, что не одним воздержанием от пиши, но и сердечным сокрушением можете победить и изгнать злые помыслы и врагов, внушающих их» [4] .

Отношение к посту зависит от духовного состояния и веры каждого. По мере того как человек углубляет в себе молитву и веру в Бога, он получает силу, неведомую ему ранее, он обретает утешение и дерзновение к Богу. Спаситель говорил, что «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф. 4: 4).

Если я пощусь, но не погружаюсь в слово Божие, если я мало молюсь, то, конечно, я ослабею, ведь у меня не будет достаточной веры, и в какой-то момент я почувствую себя беспомощным и испугаюсь. Сегодня многие из нас, исполненные немощей и жалости к себе, были бы готовы отступиться от поста, если бы можно было. У меня самого однажды был случай, когда дорогие мне люди, придя на исповедь, попросили: «Батюшка, благословите поститься только на первой и последней седмице, мы так постились всю жизнь». Я ответил им: «Очень хорошо, но если вы так постились всю жизнь, значит, вы не знаете, сможете ли вы выдержать весь пост. Так попробуйте же выдержать его, посмотрим, получится у вас или нет. Зачем исполнять заповедь о посте наполовину?»

Между делом объяснил им, что значит пост, зачем мы постимся и каковы плоды нашего пощения. Усвоив всё хорошенько, эти люди стали убежденными постниками и потом признавались мне, что не только выдержали весь пост, но даже старались, по возможности, добавить себе строгости. Так что лишь поняв смысл тех усилий, которые мы призваны приложить ради себя самих, а не ради кого-нибудь другого, мы обретем силу устоять перед искушениями нарушить пост.

Я знаю людей, у которых очень тяжелая физическая работа, и живут они в крайней нужде, но посты соблюдают строго, как монахи. Это нам пример того, что ищущим Бог подает силу, намного большую, чем мы можем представить себе. Люди, которые молятся, исповедуются, причащаются, обретают крепость в Теле и Крови Господней – этих истинной пище и истинном питье [5] .

– Если члены одной семьи пост воспринимают по-разному, особенно когда один из супругов постится, а другой нет, то как сделать, чтобы это не сказалось на отношениях между супругами, например?

– Мужу, жене и вообще любому постящемуся, прежде всего, следует проводить пост в кротости, в душевной красоте, не изводя ворчанием другого и не ограничивая его. Рано или поздно тот увидит подвиг постящегося, и, может, наступит такой момент, когда он сам захочет поститься. А первый будет молиться о нем, и так исполнится слово, сказанное святым апостолом Павлом, что «неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор. 7: 14). То же самое относится и к любому другому члену семьи.

– Некоторые спрашивают: как вынести насмешки и презрение коллег в ситуациях, когда на рабочем месте устраивают какие-нибудь мероприятия в постные дни?

– Такому человеку следовало бы понять, что в подобных ситуациях преимущество на его стороне. Люди привыкли «солидаризироваться», когда дело касается шуток, иронии и всего того, что способно ранить душу. Но наша твердость, в которой мы будем стоять непреклонно, покажет другим, что мы – люди, верящие в то, что делаем, и делающие то, во что верим. А если немного поскрести тех, кто смеется над тобой, то увидишь, что у них тоже есть какая-то вера, только они не следуют ей. Так кто же больше достоин иронии и жалости? Верящий до конца или верящий только когда гром грянет?

Очень важно исповедовать свою веру твердо, потому что наш пост – это не просто наше частное дело: в посте я сопряжен со всеми чадами Церкви, которые постятся. Я пребываю в послушании Церкви, в исповедании своей веры, а отходить от своей веры, совершая такой, казалось бы, малый поступок [6] , – это уже отречение.

Даже если я куда-нибудь пойду, к коллегам по работе или друзьям, к примеру, и там на меня будут смотреть как на чудака, потому что я пощусь, все-таки обязательно наступит такой момент, когда, попав в какую-нибудь кризисную ситуацию, те же самые коллеги или друзья скажут обо мне: «Вот он – человек действительно верующий, он последователен в своей вере до конца. С ним надо посоветоваться, надо попросить его помощи».

Ведь люди не могут до бесконечности стоять на лжи. С одной стороны, они могут отвергать то, что ставит перед ними ограничения, но с другой – ценят твердо стоящих за свою веру в Бога, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Итак, мы не можем быть теплохладными [7] . Ситуации, когда на нас смотрят с насмешкой и презрением, – это проверка того, способны мы или не способны исповедовать свою веру.

29 декабря 2012 г.

[1] См.: 2 Цар. 12: 15–17.

[2] Аджорнаменто – осовременивание, обновление. Такой курс был взят католицизмом на II Ватиканском соборе.

[3] Речь идет об одном из выдающихся румынских богословов и духовников протоиерее Константине Галериу (1918–2003).

[4] Ср.: Иоанн Карпафский, преподобный. К монахам, находившимся в Индии, писавшим к нему, сто увещательных глав. 68.

Поститься или не поститься – в этом ли вопрос?

Что важнее: внутренние или внешнее?

Суть любого поста заключается в том, чтобы потрудиться, хотя бы в минимальной степени притеснив свою плоть в ее обычных нуждах и требованиях, и в то же время добиться некоего высвобождения духа. Пост способствует большей собранности, пост смиряет и заставляет встретиться лицом к лицу со своим внутренним человеком, увидеть, что происходит в сердце и в душе.

Игумен Нектарий (Морозов)

Гастрономическая составляющая – это лишь внешний фактор, позволяющий, скажем так, воздействовать на себя самого. Ведь борьба с любой страстью начинается с того, что человек отказывает себе в том удовольствии, мнимом или реальном, которое ему удовлетворение этой страсти обычно приносит.

А пища – это самое примитивное удовольствие, к которому, так или иначе, все люди стремятся за редким-редким исключением.

И когда человек отказывается от отдельных видов пищи или начинает есть меньше, то у него, соответственно, появляется навык ограничивать себя в чем-то еще. Появляется «фундамент» для того, чтобы строить на нем борьбу уже со всеми остальными страстями.

Человек, для которого церковная жизнь только-только начинается, зачастую старается более строго, а лучше сказать, более буквально выполнить то, что относится к телесной составляющей поста. А для человека, глубже понимающего церковную жизнь, все-таки характерно больше задумываться о тех внутренних изменениях, которые в течение поста должны с ним произойти и которым он воздержанием от пищи только лишь способствует.

В решении вопроса о том, строже надо поститься или, наоборот, либеральнее, все упирается в меру сил и здоровья конкретного человека. Есть люди, обладающие необходимым здоровьем для того, чтобы поститься без масла и даже вкушать неприготовленную пищу, кто-то может есть однажды в день, кто-то – раз в два дня, но это редко.

Чаще всего современный человек настолько физически и психологически слаб, что, если он будет буквально придерживаться Типикона, то, скорее всего, не сможет пост провести до конца. Или же он не сможет ходить на богослужения, или не будет понимать того, что там читается и поется просто потому, что его мозг, не получая необходимого питания, будет угнетен.

Поэтому каждый должен ориентироваться не на то, долго ли он ходит в храм и хорошо ли знает церковную жизнь, а на то, что конкретно для него в рамках устава о посте может быть и не чрезмерным, и не слишком малым, а именно реальным трудом.

Конечно, если человек постится в первый раз, он не может знать, что для него посильно, а что нет. Поэтому, на мой взгляд, приступая к подвигу поста, нужно советоваться по всем сопряженным с этим вопросам со священником, у которого человек обычно исповедуется и который, соответственно, знает особенности его здоровья, образа жизни, опыт церковной жизни.

Читать еще:  Нижегородский резчик создает уникальные иконы для слепых

C этим же священником человек может и скорректировать меру поста, если через какое-то время почувствует, что взял на себя подвиг не по силам или, наоборот, слишком легкий труд, который даже не ощущает.

Более того, советоваться по этому поводу со священником естественно, потому что поститься, находясь вне Церкви, практически бессмысленно, ведь пост – это церковное установление, и служит он тому, чтобы человек более глубоко в церковную жизнь вошел. Это некое объединение с жизнью Церкви, а если его не происходит, то тогда это просто диета получается, не более того.

Бывает так, что человек, который уже давно находится в Церкви, на первых порах старался поститься строго и, может быть, даже повредил своему здоровью, и поэтому потом происходит некий откат назад – возникает страх перед постом.

Должен быть разумный подход. Например, у многих святых, у того же преподобного аввы Дорофея, можно встретить такое наставление о посте: отмерь для себя, сколько тебе пищи необходимо, чуть-чуть от этого отними, и вот твой пост.

Постимся как монахи: может, хватит?

В среде воцерковленных людей бытует мнение, что поскольку устав поста был писан для монахов, то нужно составить другой, особый – для мирян. Но дело в том, что у нас действительно существует единый церковный устав, основанный на Типиконе, который естественно рождался в монашеской среде.

Нужен ли отдельный устав о посте для мирян, так же как и устав приходского богослужения, я не знаю. Вопрос достаточно сложный и многосторонний. С одной стороны, в этом есть смысл и некое рациональное зерно. С другой стороны – мы в Типиконе видим своего рода икону подвижнической жизни, идеальный образ, к которому человек должен стремиться. Это задает тот уровень, который для нас оказывается во многом недостижимым, но к которому мы, тем не менее, тянемся.

Заповеди Христовы, по слову Спасителя, не тяжки и просты, но когда человек пытается их выполнять, оказывается, что это практически непосильно. Всю свою жизнь мы должны стремиться к исполнению этих заповедей, как бы это трудно для нас ни было. А это труднее, чем устав о посте или о богослужении.

Но если мы отказываемся от Типикона в том виде, в котором он есть, из-за его сложности и ищем более простого устава, приближенного к нашим немощным силам, то тогда нужно создать какие-то заповеди для мирян. Но это же абсурд. Есть одно Евангелие, оно – для всех.

Тогда, может быть, и не стоит ничего менять? А всю жизнь тянуться к должному, и при этом иметь все основания для того, чтобы говорить: Мы рабы неключимые (Лк. 17, 10).

Это ощущение собственной «никуданегодности» и есть то самое, к которому человек должен прийти благодаря посту. Ведь физически крепкого человека, который может вкушать крайне мало пищи и радоваться этому, поджидает другая опасность – возгордиться, как фарисей, о котором мы слышим в песнопениях Недели о мытаре и фарисее.

Когда же получается, что кто-то старается, но физически не может чего-то сделать, он смиряется. И мне кажется, что это некая идеальная модель.

Может, вовсе не важен пост?

Распространенной ошибкой наших прихожан является то, что они зачастую сосредотачивают все свое внимание на гастрономической части поста, забывая о его духовной составляющей. И эта ошибка имеет отношение не столько к вопросу «как поститься?», сколько к проблеме неправильного понимания христианской жизни как таковой.

Христианская жизнь – это есть совлечение с себя ветхого человека и облечение в человека нового, это постоянный труд над своим сердцем. И христианин должен сначала, прежде всего, стать хорошим человеком, а потом уже хорошим христианином, что сопряжено именно с теми изменениями, которые происходят в сердце. Все остальное носит только внешний характер.

Мы состоим из души и тела, и обе эти составляющие должны в равной степени в этом труде участвовать, но по-разному. И первично все-таки то, что внутри.

Однако тут возникает некоторый соблазн сказать, что пост вообще не важен и можно его свести к некоему символу. Нет, во всем, что человек делает, должен присутствовать труд, приближающийся к грани его возможности, потому что Господь начинает по-настоящему помогать тогда, когда человек делает все от него зависящее: в исполнении ли заповедей Христовых, в каких-либо трудных жизненных ситуациях или вот в данное время поста. И тогда этот труд по благодати Божией приносит плод.

Если же человек сам полагает себе предел труда: я могу сделать столько-то, и этого хватит, потому что это не важно, – то пользы не будет. Мы должны показать твердость своего произволения, а остальное восполнит Господь. Место для лукавства, конечно, остается во всем, что мы делаем, и от нас только зависит: замечать в себе это лукавство, бороться с ним, быть к себе чуть более требовательными и даже, может быть, жестокими или нет.

Один из действенных способов не упустить из внимания духовную составляющую великопостного делания – это составить для себя план, пусть даже на бумаге, и наметить, что я в течение этого поста должен постараться сделать.

Уверен, что у любого разумного православного христианина ключевым моментом в этом плане будет не сведение потребления пищи к такому-то минимуму, а духовные требования к себе: изменить что-то в своей жизни, в своих взаимоотношениях с людьми, даже в своей работе.

Но при этом замечено, что когда человек ограничивает себя в еде, ему меньше хочется говорить, осуждать. Правда, он становится и чуть более раздражительным, но, зная эту особенность, нужно просто быть внимательным и правильно к этому относиться.

Люди, которые уже давно в Церкви и чувствуют себя уверенно, приступая к посту, тоже не застрахованы от ряда ошибок. Есть такое распространенное выражение: «углубленный в церковную жизнь», и, наверное, это главная ошибка – ощущение своей углубленности.

У нас нет задачи углубиться во что-то – в церковную жизнь, в чтение святых отцов, в Евангелие. У нас есть задача стать хорошими людьми и хорошими христианами, приблизиться к Богу. Вся наша христианская жизнь проявляется в том, каковы плоды этой жизни.

В патерике есть история о том, как некий брат ходил и везде хвалил своего духовного наставника как великого старца. И кто-то в конце концов спросил у него: «Как же с такого доброго дерева, как он, родился такой кислый плод, как ты?».

Человек может очень много читать, часто бывать на службе, строго поститься, много молиться, но при этом не приобрести ни смирения, ни кротости, ни терпения всего того, что Господь в жизни посылает, ни готовности волю Божию принимать и исполнять, в чем бы она ни заключалась. А ведь именно в это человек должен углубиться – в преданность воле Божией.

Зачем поститься, если в этом нет смысла

В делах церковных я дилетант. Крестилась уже совсем взрослая, замужняя, да и то с присказкой «что я, хуже людей?». Потом, через несколько лет и, естественно, не от большой радости, стала искать в Церкви утешение и ответы на главные вопросы. И, как человек любопытный и въедливый, начала проводить собственное «расследование».

Мне вообще очень сложно верить тому, в чем я не вижу логики. Все должно быть понятно и складно, либо нужен авторитет — такой, которому бы я доверяла на все сто. С авторитетами у меня тогда было туго, и даже красавчик Шон Коннери не без греха оказался. Поэтому движение было медленным, со слушанием лекций, чтением книг, уточняющими вопросами. Многое принималось хорошо и легко. Но смысл поста постоянно ускользал от меня.

Сначала я думала, что пост — это такое время, когда надо себе сделать похуже, потому что Богу от этого будет получше. Потом поняла, что если представить, что Он как бы родитель, а я как бы ребенок, то логики в этом предположении нет: мне не будет хорошо, если моим детям будет плохо. Другое дело, если они захотят немедленно съесть тонну шоколада: я знаю, что им нельзя и не даю, а они вопят и считают меня злыдней. Хотя я-то как раз желаю им добра.

В общем, эта трактовка меня не удовлетворила, и я переключилась на другое объяснение: пост нужен, чтобы столкнуться с ограничениями, ущемить себя, а потом, когда уже все станет можно, как хорошо будет, а! Но и здесь логика хромает. Это как сесть на диету, сбросить 10 кило, а потом набрать 15 на радостях, начав отмечать похудание.

Потом была мысль, что это просто такие месячники здоровья (физического, умственного и духовного). Затем кто-то рассказал, что в прежние времена необходимость поститься была обусловлена скудостью оставшихся с зимы продовольственных запасов, мол, уже все кончалось, и надо было сознательно обеднить рацион, чтобы как-то дотянуть до лета. А сейчас, дескать, есть супермаркеты, и пост — пережиток прошлого, он больше не нужен. Хотя, мне кажется, производителям очень даже нужен — весьма прибылен бизнес на постных продуктах! Молоко простое 70 рублей, постное 300, но ведь хлопья с постным молоком — это все равно хлопья с молоком. А салат с постным майонезом — по вкусу такой же, как и с обычным, вряд ли кто-то сможет их различить — можно даже тест с закрытыми глазами проводить. А уж какие бывают постные пироги! Пальчики оближешь! Дороже только, чем обычные.

Один мой знакомый сказал, что пост — это время подумать о своих грехах и раскаяться. «Ну хорошо», — ответила я, — «а в другое время не надо этого делать?» «Надо», — ответил знакомый. Потом отметил, что не все же радоваться, нужно время и для печали. На что я возразила, что печалиться все же надо не в строго отведенное для этого время и просто так, а по конкретным поводам, которые могут возникнуть в любой момент, в том числе не в постный день. «Вот что ты за человек такой, все тебе не подходит!» — воскликнул мой знакомый. И кашлянул.

Таким образом, подходящей версии не находилось, и я уже было загрустила, как вдруг услышала фразу: «Сыны чертога брачного не постятся, пока с ними Жених». Это Иисус сказал неким гражданам, когда те обвинили его учеников в несоблюдении поста. И я задумалась: а почему, собственно? Какая в этом логика? А когда с учениками не будет Христа, зачем им тогда поститься? Чтобы что? Им и так несладко без Него будет, а тут еще добровольно себя обрекать на лишения? Зачем?

И тут я поняла, что пост — это не просто время, когда человек добровольно обрекает себя на лишения, чтобы ему стало похуже. Нет. Человек отказывается от того, что ему нравится и что он привык делать, и видит, как он слаб. Как не хватает у него сил отказаться от чашки кофе и этого злосчастного сладкого творожного сырка в шоколаде, который он привык съедать на завтрак. Не у него, конечно, не хватает сил. У меня.

Не хватает сил не читать всякую ерунду и не вступать в пустые споры. Не говорить неправды. Выполнять обещания. Не давать невыполнимых обещаний. Не осуждать. Не манипулировать… Господи, как же много всего, что я просто не в силах сделать.

Но когда я добровольно беру на себя такие ограничения (не навсегда — ибо это кажется моему незрелому уму каторгой и концом жизни — а всего на каких-то 40 дней), то я ежедневно по многу раз сталкиваюсь с соблазнами. И чтобы противостоять им, моих собственных жалких сил не хватает. Нужна помощь Бога. И я обращаюсь к Нему. «Пожалуйста, я не хочу есть этот сырок. Я хочу его есть, но я не хочу его есть». И случаются чудеса — кто-то из детей слопал его до меня. Потом через полчаса я прошу: «Пожалуйста, у меня нет сил отказаться от кофе». И бац — в офисе ломается кофе-машина. По дороге домой я шепчу: «Только бы не осуждать», зная, что часто оглядываю людей в метро и могу подумать всякое, и вдруг в одном вагоне со мной едут такие красивые во всех смыслах пассажиры, что хочется кидаться обнимать всех подряд.

И в такие моменты я знаю: вот Он, Бог. Рядом. Слышит. Он со мной.

Я не могу Его видеть — и это было когда-то для меня серьезным препятствием. Но ведь я не могу видеть ветер. Зато я могу видеть качающиеся деревья и чувствовать движение воздуха на своей коже — и по этим признакам определить, что это ветер. Снежинки кружатся, шляпы слетают, по воде рябь идет. Это ветер. Которого я не вижу, но точно знаю, что он есть.

И тогда я понимаю: когда я не беру на себя добровольные ограничения и не пытаюсь им противостоять, мне и обращаться к Нему многажды в день как бы незачем. Раз можно лопать сырки, сплетничать и сбрасывать звонки, то помощь мне не нужна — с этим я и сама прекрасно справляюсь.

И именно поэтому, чтобы стать ближе к Богу, мне нужны ограничения. Чтобы помнить о Нем, обращаться к Нему постоянно. И с каждым таким постом я буду становиться к Нему все ближе и ближе. Поэтому-то и ученикам не нужно было поститься — Бог и так был с ними рядом.

Вот так я поняла, что пост для меня — это не цель, а средство. Средство, чтобы стать ближе к Богу. Попытаться, во всяком случае. Намерения — тоже штука важная.

Новости Барнаула

Опросы

Спецпроекты

  • Газ на Алтае
  • Налоги для физических лиц
  • FITamic
  • FM-Продакшн
  • Все проекты
  • Правила поведения на сайте

  • Рубрики
  • Алтай
  • Барнаул
  • Коронавирус сегодня
  • Бийск
  • Рубцовск
  • Республика Алтай
  • Политика
  • Экономика
  • Правила жизни Искателей
  • Общество
  • Недвижимость
  • Происшествия
  • Мобильный репортер
  • Экология
  • Здоровье
  • Авто
  • Инфографика
  • Культура
  • Туризм
  • Спорт
  • Наука
  • Только о хорошем
  • Тесты и игры
  • Люди говорят
  • Образование
  • Кухня
  • Дача
  • Только на amic.ru
  • Подкасты
  • Вакансии
  • А это вообще законно?!
  • AmicМилосердие
  • Марафон победы

Прямой эфир

«Сам пощусь вразнобой». Священник о смысле Великого поста и повальной моде на него

Великий пост, который в этом году начался 2 марта, – это время молитвы, покаяния, просветления. По крайней мере, так задумано Церковью. Впрочем, многие воспринимают пост не как духовное очищение, а как модную диету и удачный повод скинуть несколько килограммов к лету. О том, есть ли в этом смысл (на самом деле нет: некоторые в пост вообще толстеют), так ли важна строгость поста и можно ли в это время заниматься сексом, корреспондент amic.ru Саша Соколов поговорил с барнаульским священником Романом Неверовым, который служит в храме во имя святого великомученика Георгия Победоносца. А также выяснил, почему тот сам постится «вразнобой», а некоторым прихожанам вообще не рекомендует строгое воздержание.

Читать еще:  Всего лишь половина протестантских пасторов имеет библейское мировоззрение

Великая диета

– Отец Роман, поститься в последнее время стало модно. Я, например, замечаю это по соцсетям. А в храмы стало приходить больше людей перед Великим постом?

– Конечно. Ко мне в храм перед постом приходит очень много людей. Причем часто им интересна именно телесная составляющая поста: что можно есть, а что нельзя. Ну и, конечно, я сам вижу все чаще это в соцсетях, вы верно заметили. Людям хочется проверить себя: а выдержу ли я? Идея постоянно ставить цели и добиваться их – сейчас очень популярна. И Великий пост для многих стал еще одним таким испытанием.

– Но ведь пост – это и есть проверка. Разве не так?

– Конечно, но проверка, прежде всего, духа, а не тела. Любой человек нуждается в проверке себя, на что он готов пойти. Это очень верная духовная тренировка, возможность очиститься. Телесная составляющая важна, никто не спорит. Но хотелось бы, чтобы через эту моду человек узнал главный смысл, который несет в себе пост. Если не подойти с правильным посылом к этому, то никакого отношения к вере это не имеет. Это просто диета.

– Диета, точно. Многие сейчас так к Великому посту и относятся.

– Да, я это замечаю. Особенно у девушек популярно рассматривать пост как дополнительную диету. Но ведь это, прежде всего, нужно обсуждать с диетологом и с врачом. Какой смысл поститься, если в духовном плане человек никак не меняется, да еще и здоровью своему может навредить? Кстати, некоторые люди вообще полнеют во время поста. Если человек ко мне приходит перед постом, я могу ему это объяснить. А те, кто постятся самостоятельно, сами за себя в ответе. Греха в этом никакого нет, но и здравого смысла немного.

Пост со вкусом кальмара

– Но если вернуться к посту телесному: что можно, а что нельзя?

– По Типикону (церковному уставу, – прим. авт.) в Великий пост нельзя есть скоромную пищу: мясо, молочные продукты, яйца. Кстати, рыбу тоже нельзя. Вам любой биолог расскажет, как такая пища влияет на человека и что она в нем возбуждает. Пост во многом предназначен для того, чтобы все это в нас поубавить.

– А морепродукты можно?

– Их, кстати, можно. Вот такая странность: рыбу нельзя, а морепродукты – пожалуйста. Идет такое разделение: позвоночных в пост есть нельзя, а беспозвоночных – можно. Когда я учился в семинарии, у нас был жертвователь. Он в пост привозил нам кальмары. Ели с рисом и морковкой. В меру, конечно. Было неплохо.

– Если человеку здоровье не позволяет поститься, нужно каждый раз идти к духовнику и брать послабление?

– Нет, считаю это лицемерием. Конечно, есть общий шаблон, как питаться в пост. Но на деле все индивидуально. Тут уже все зависит от каждого священника: в каких традициях он рос. У меня к каждому прихожанину подход индивидуальный. Если у тебя серьезное заболевание, специальная диета, то какой пост? Ты и так свой пост несешь всю жизнь. Дело даже не только в здоровье бывает. Кто-то без мяса становится очень раздражительным. Ну о каком очищении может идти речь? Таким я рекомендую строго не поститься. Каждый сам для себя определяет, сколько он может вынести. Если для человека это первый пост, то глупо требовать от него строгого соблюдения. К такому готов не каждый. Вразрез со здоровьем и здравым смыслом это идти не должно.

«Поститься у меня получается не всегда»

– Вы сами пост держите?

– У меня это получается вразнобой. У меня большая семья: трое детей. Естественно, жена не может готовить отдельно для меня и для ребятишек. Поэтому получается когда как. Ведь скоромные продукты мы куда только не добавляем. Полностью от них отказаться очень трудно. Бросишь, допустим, масло в кашу, а потом вспоминаешь – пост же! Не выкидывать же еду на помойку. Идешь, каешься.

– Многие родители и детей тоже с малых лет заставляют поститься. А Церковь, вроде бы, с семи лет рекомендует это делать.

– Да, такие рекомендации есть. Но, опять же, все зависит от конкретного священника. Я считаю, что не раньше 10 лет лучше приучать к посту детей. Пока организм не окреп, очень опасно оставлять его без важных веществ. Нет ничего хорошего в том, что у ребенка пострадает здоровье или сформируется плохое отношение к вере. Важно, что ответственность за это лежит только на родителях, но никак не на Церкви. Главное – не навредить. Коль Господь дал нам мозги, нужно ими думать.

– А вы сами во сколько лет впервые начали поститься? Помните свой первый пост?

– Конечно, помню, это было очень тяжело для меня. Моя семья пришла в церковь, когда я был в третьем классе. Я тогда учился в светской школе. Дома готовят постную пищу, а в столовой – обычную. Где-то пытаешься обмануть маму, чтобы не узнала, что ты котлетку поел. А потом осознание-то приходит, что постишься ты не для кого-то, а для себя.

Постить или поститься?

– Возвращаясь к моде: все чаще вижу, что люди свой пост еще и освещают в соцсетях. Например, выкладывают ежедневные «сторис»: вот, у меня пост, смотрите все.

– Да, я есть в Instagram и вижу такое. Судить никого не могу, отношусь к этому лишь с улыбкой. Но мне от таких постов немного неловко. Не в укор сказано, но человек сам должен понимать: если у него фотографии в бикини, а рядом кресты и иконы – как-то это негармонично смотрится.

– Но есть и обратная сторона: в Великий пост многие вообще не пользуются соцсетями.

– Есть и такое, да. Кто-то перестает смотреть телевизор, слушать радио. Некоторые актеры и актрисы отказываются от проектов на время поста. Опять же, тут каждый сам решает, что может его искусить и увести от поста, а что нет. Я, например, продолжаю пользоваться соцсетями, никаких проблем у меня с этим нет.

«Ну что мне, налево уже идти, что ли?»

С едой и соцсетями понятно. А можно ли в пост, например, жениться?

– Венчаться и жениться, по церковным канонам, нельзя. Ведь за свадьбой следует брачная ночь, а на время поста рекомендуется друг от друга обособиться.

– Про брачную ночь интересно: то есть заниматься сексом в пост нельзя?

– Вопрос очень сложный. Церковь рекомендует на время поста воздержаться от интимной жизни. Связано это с тем, что человек ограничивает себя в радостях плоти на время поста. Но у всех свои сильные и слабые стороны. И главное – быть в согласии, не доводить до греха. Были у меня случаи, когда человек на исповеди говорил: «Ну что мне, на сторону уже идти что ли?» Это безумие, конечно. Такого нельзя допускать.

Сначала к врачу, затем – к духовнику

– Если человек все же решил держать пост, как правильно к этому подойти?

– Я бы советовал перед постом сходить на исповедь к духовнику. В период поста в храмах проводят особые богослужения. На них звучат важные слова о покаянии, которые каждому будет полезно послушать. Но еще раньше я бы посоветовал сходить к врачу и узнать, а можно ли вам вообще держать пост.

– Как не сорваться уже в период поста?

– Самое важное – не настраивать себя на что-то великое. Если вы не удержите высокую планку – может прийти такая тоска, что вы вообще забросите пост. Надо грамотно и четко, осознавая его долготу, распределить на себя нагрузку. Что ты можешь понести в начале, а что в самом конце. Если вы совсем не можете по состоянию здоровья или другим причинам соблюдать все требования – никакого греха в этом нет. Господь спросит не за то, что не могли, а за то, что не хотели.

Как правильно поститься? Почему надо поститься?

Зачем нужен пост? Как правильно поститься? Когда надо поститься и какие бывают посты? Рассказываем самое главное, что надо знать о православных постах и постных днях.

Зачем нужен пост?

Пост — это воздержание. У поста могут быть разные формы: многодневный пост (например, Великий или Рождественский, которые длятся дольше месяца); однодневный (среда и пятница большинства недель, когда православные также стараются поститься) или пост-подготовительный (например, три дня перед Причастием).

Все посты объединены одной целью и только ради нее существуют: ограничить человека в телесном, чтобы помочь ему в духовном. Иными словами, пост это не цель (поменьше есть, поменьше смотреть фильмов), а помощник человеку — сосредоточиться на внутренней жизни. Вот, зачем нужен пост.

Молитва, созерцание внутренней тишины, попытки обрести эту тишину: чем больше вокруг отвлекающих факторов, тем сложнее человеку соприкоснуться с этим духовным миром.

Можно же не поститься и быть при этом хорошим человеком?

Православие не говорит, что главная цель жизни — это быть хорошим человеком. Достойные человеческие качества — это само собой разумеющееся, и чтобы быть хорошим человеком можно и не быть христианином.

Истинная и самая глубокая цель человека — стяжать Благодать Духа Святого, обрести мир в Духе Святом, соединиться душой и духом со Христом, и утвердить в себе Любовь Христову, которая выше любой любви человеческой — даже материнской или супружеской.

Пост в христианстве — это помощник в достижении этой Благой цели. Пост — это дни (или недели), в течение которых человек осознанно принимает решение: по своим силам и возможностям отвлечься от жизни тела. Отвлечься от жизни суетного мира и поместить свой ум в мысли о Боге — чтобы сосредоточиться на духовном. Потому что земная природа человека, к сожалению, такова: без внешних ограничений мы сосредотачиваться на духовной жизни всецело не умеем. Даже святые не могли!

Вот, зачем нужен пост…

Как правильно поститься?

С одной стороны, все просто. Правильно поститься — это соблюдать все установленные Православной Церковью нормы. Например, если говорить о еде, то Великий Пост — это запрет на любую молочную, рыбную или мясную продукцию. А в Рождественский Пост рыбу можно.

Или если говорить о развлечениях, то подразумевается, что человек старается в пост — или хотя бы в самые строгие дни его (например, в Страстную Седмицу перед Пасхой), — не ходить на увеселительные мероприятия: кино, вечеринки, праздники.

С другой стороны, священники часто говорят о том, что помня и чтя внешние установки, нужно не забывать о сути поста: воспитании в себе человека Вечного, который живет Духом и Любовью. И с этой точки зрения, правильно поститься это означает не всегда соблюдать все нормы буквально, а ограничивать себя по силам — в тех привычках, в которых тело действительно берет власть над человеком.

(Есть известная притча про мытаря и фарисея. Фарисей был великий аскет и постник, соблюдал все правила, но гордился и восхвалялся этим, а потому цена его посту была «ноль»)

Пост — это воспитания в себе Любви.

Известное изречение в христианстве: «Лучше есть в пост мясо, чем есть близких». Это напоминание о том, что нет никакого смысла в посте внешнем, если при этом человек продолжает озлобляться на тех, с кем живет под одним кровом и не поступает с ними по Любви.

Поэтому иной раз батюшки благословляют семьи на «необычную» форму поста: когда видя сложности в отношения супругов — разрешают им есть мясо, а пост для них — ни разу не поругаться друг с другом, и в спорных ситуация всегда уступать. Потому что так поститься — правильнее, чем блюсти букву, не есть рыбу-мясо, забывая при этом о Духе.

Очень проникновенные слова про суть и дух поста есть в книге пророка Исаии:

«Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобой, и слава Господня будет сопровождать тебя […] Когда ты удалишь из среды твоей ярмо, перестанешь поднимать перст и говорить оскорбительное, и отдашь голодному душу твою и напитаешь душу страдальца, тогда свет твой взойдет во тьме и мрак твой будет как полдень».

Нужно ли поститься больным или беременным?

Пост нужно соизмерять со своими силами и здоровьем. Больным, немощным или просто начинающим — священники разрешают смягчать пост. Например, перед Рождеством строго поститься не все 40 дней, а только в среды и пятницы его. Потому что нет никакого смысла в посте, если он не помогает человеку соединиться с Богом, а только раскачивает его по жизни и портит здоровье.

Известна история, когда один из самых строгих аскетов святой горы Афон — старец Иосиф Исихаст, — даже велел своему ученику Ефрему Филофейскому съедать в день по кусочку мяса — потому что тот был слаб здоровьем, а подвигов в их жизни и так было достаточно. И это в монастыре: где мясо не едят даже в «простые» дни!

Братия старца Иосифа Исихаста. Ефрем Филофейский, которому было благословено есть мясо — второй слева.

Читать еще:  Муфтий Таджуддин публично отказывается от критики муфтия Гайнутдина

«Пост для человека, а не человек для поста». У каждого человека на земле — свои силы, свое разумение, свои этапы духовного пути. Поэтому, например, на вопрос: надо ли строго поститься беременным — почти всегда ответ «нет»: беременным, конечно же, можно и нужно делать поблажки. Мать сама знает, что нужно для ее здоровьея и здоровья ее плода.

В любом случае, строгость поста рекомендуется согласовывать со священником. Он будет помощником и советником в том, как лучше настроить себя на пост, и как лучше в вашей ситуации поститься. Как не взять подвиг, который не по силам, или наборот — не пойти на поводу собственных слабостей.

Пост — это значит быть грустным?

Пост — время строгости, сосредоточения, но никак не уныния.

В одной из своих проповедей Иисус Христос прямо сказал об этом: «Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися» И продолжает: «А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое»

(обе цитаты — из 6 главы Евангелия от Матфея)

Что главное в посте?

В общем, отвечая на вопрос «что главное в посте», можно сказать так:

В православном посте главное:

  • Помнить, что пост — это не цель сама по себе, а — «инструмент» в достижении более благой и Святой Цели: жить жизнью Духа, быть со Христом и стяжать Благодать Духа Святого.
  • Помнить, что степень и трудность воздержания нужно соизмерять со своими силами и ситуацией.
  • Строгость поста стараться согласовывать со священником. Потому что как духовная жизнь каждого человека индивидуальна, так индивидуальны и все стороны его духовной жизни. Что одному — спасение, то другому может быть вред.
  • Говоря о послаблениях, нужно помнить, что пост может принимать разные формы ограничений, но не должен пропадать совсем. То есть, если Великий или Рождественский Посты — то хотя бы в какой-то форме, но пост должен быть. Как минимум — в форме «не ругаться с близкими и в любом возникающем случае поступать с ними по любви»

Преподобный Паисий Святогорец кормит птичку.

Какие бывают посты?

Посты разделяются по продолжительности, строгости и — «поводам», по которым они держатся.

Есть четыре продолжительных поста:

  • Рождественский Пост — 40 дней перед Рождеством (с 28 ноября по 6 января включительно). В плане еды, в этот пост благословляется есть рыбу, но нужно ограничивать себя в молочном и мясном. Этот пост подготавливает христианина к празднованию Великого праздника Рождества Христова.
  • Великий Пост — 40 дней + 7 дней Страстной Седмицы перед Пасхой. Это самый строгий пост. В идеале — только растительная пища. Этот продолжительный пост готовит христианина к самому главному и светлому Празднику — Празднику Великой Пасхи.
  • Петровский пост. Он завершается 12 июля, в день Петра и Павла, а продолжительно его зависит от того, когда в этот год была Пасха. Минимальная длина этого поста может составлять 8 дней, максимальная — 42. Это не самый строгий пост. В Петровский пост христиане стараются воздерживаться от молока и мяса, а от рыбы — только в среду и пятницу.
  • Успенский Пост — две недели с 14 по 27 августа, до праздника Успения Пресвятой Богородицы. Строгость поста — по возможности такая же, как и в Великий Пост.

Кроме того, в христианской традиции принято поститься в среду и пятницу: как напоминание о двух трагических днях в жизни нашего Спасителя Иисуса Христа: среде, когда Его предал Иуда, и пятнице — когда Его распяли. (Не считая тех случаев, когда на среду и пятницу выпадают большие Церковные Праздники, а также, например, в Светлую Седмицу — семь дней после Пасхи. Поститься в такие среды и пятницы — грех.)

Кроме того, Церковь обязует поститься перед Причастием.

Сколько надо поститься перед причастием?

Церковь определяет этот срок тремя днями — именно столько нужно поститься перед причастием. Считается, что, по возможности, это должен быть строгий пост. Он касается не только еды (не есть мясо, рыбу, молочные продукты), но и остальных сторон жизни человека: уход от развлечений, отказ от супружеской близости.

Цель поста перед причастием такая же, как и у любого поста: сосредоточить внимание человека на внутренней жизни. Но не только в этом. Пост перед причастием — это еще и «обязательный подвиг», которое поможет правильно настроить человека на это Таинство.

Причастие — главное Таинство в жизни Христианина: это момент его необъяснимого соединения с Богом, здесь — на Земле. Это Святой момент и отношение к нему должно быть соответствующим. Причастие — это не доблесть и не достижение, а — Дар Господень и Чудо, которое происходит с нами здесь и сейчас. Три дня поста помогают человеку помнить об этом.

Как правило, для глубоко воцерковленных и подвижников — пост перед Причастием был даже не правилом — а нечто само собой очевидным: прийти к Чаше готовым, держа ум во внутреннем, а не во внешнем.

(К слову: подготовка к Причастию заключается не только в посте и ограничениях, но и чтении специальных молитв. Христиане вычитывают перед Причастием Последование ко святому Причащению, а также три канона — покаянный канон Иисусу Христу, Канон Божией Матери и Канон Ангелу Хранителю. Все эти молитвы есть в каждом молитвослове).

Надо ли поститься перед исповедью?

Нет, поститься перед исповедью не нужно.

Другое дело, исповедь часто происходит перед причастием — прямо перед ним или накануне — поэтому и получается, что перед исповедью у человека несколько постных дней.

Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте

Живое Предание

Зачем нужен Великий пост

Преподаватель английского языка, член Преображенского братства, студент СФИ.

Великий пост держат многие, даже те, кто церковным человеком не является, даже те, кто себя позиционирует неверующим и агностиком. Для людей нецерковных главный вопрос поста: что можно, а чего нельзя есть. Часто в человеке просыпаются какие-то религиозные инстинкты, и пост здесь хорошая возможность эти инстинкты как-то удовлетворить.

Источник фото: http://only-holiday.ru

В данном случае пост, конечно, не нужен. Пост совсем не об этом. Пищевые моменты – это вообще в посте дело десятое или даже двадцатое. Если в человеке просыпается какое-то духовное движение и он ищет, как ему приблизиться к Богу, надо начинать не с отказа от мяса, а с чего-то другого. Такому человеку необходимо оглашение, то есть научение вере, получение ответов на свои вопросы и знакомство со Священным Писанием и догматикой, постепенное врастание в богослужение и Таинства. А само по себе неядение мяса никак к Богу не приближает, нисколько! Если же есть желание сделать какой-то шаг ко Христу, то гораздо полезней будет начать читать Писание или какую-либо другую духовную литературу. При этом я не хочу сказать, что гастрономическая часть вообще не имеет значения. Имеет, это тоже важно, но, во-первых, это не центральное, во-вторых, начинать первые шаги в вере надо точно не с пищевых ограничений.

Мало кто знает, даже среди церковных людей, что изначально пост в христианской церкви появился как часть оглашения. На втором этапе оглашения, перед Пасхой, желающие креститься постились, слушали проповеди, готовясь к вхождению в Церковь через крещение. Люди наставлялись в Писании, в учении Церкви, как правило, радикально меняли свою жизнь, отказывались и отрекались от многого, что было несовместимо с жизнью христианина. То есть пост, как мы видим, имеет не только личностное измерение, но и соборное. Как и евхаристия, пост не просто дело моего личного благочестия, но это еще и церковное дело. К сожалению, церковное понимание поста, его соборное понимание сейчас практически отсутствует.

Но, конечно, пост важен и в плане личного духовного роста и развития. Многие верующие со временем охладевают к посту, начинают его считать какой-то устаревшей традицией, которая имеет мало отношения к реальной жизни, некий анахронизм. Где, мол, в Писании про пост написано? Да и вообще мы уже спасены, зачем нам поститься?

Во-первых, постился Христос: для нас это уже является вполне нормальным основанием для того, чтобы поститься.

«Искушение Христа на горе»
(фрагмент «Маэсты» Дуччо, 1308—1311 годы)

Сам Христос говорит о том, как правильно поститься:

«Но когда ты постишься, голову твою умасти и умой твое лицо» (Мф 6:17).

В другом месте Он говорит:

«Но придут дни, когда отнимут у них Жениха, и тогда станут они поститься» (Мф 9:15).

То есть пост является очень важной частью жизни человека. Да, когда человек уверовал во Христа, принял Его всем сердцем, то он, конечно, обрел спасение. Но спасение в каком смысле? В смысле, что он уже гарантированно в Царстве Божьем себе место забронировал и теперь может делать что хочет? Нет, конечно. А в том, что он встал на путь жизни. Но ведь с этого пути всегда можно уйти, потому что в этом мире еще действует зло. Да и сам человек, который уверовал в Бога, пришел в Церковь, имеет еще много чего, над чем стоит трудиться.

«От дней Иоанна Крестителя и доныне Царство Небесное терпит насилие, и употребляющие силу овладевают им» (Мф 11:12).

Придя к Богу, человек получает дары Духа, получает благодать, которая его питает и вдохновляет: все верующие помнят тот период, когда действовала призывающая благодать, когда как на крыльях летал, все связанное с верой приводило в восторг. Но потом все это куда-то исчезло, стало пресно, банально и бессмысленно.

Это вполне закономерно: призывающая благодать уходит, затем нужен труд, духовный труд, чтобы те дары, которые человек получает вначале, приумножились, чтобы благодать снова и снова посещала сердце, чтобы человек возрастал в любви к Богу и ближнему. И вот здесь просто невозможно без поста. В нас очень сильна инерция ветхого человека: сей мир, во зле лежащий, тоже оказывает на нас сильное влияние, как и плоть, которая, по слову ап. Павла, противостоит духу. Поэтому человеку требуется труды, чтобы укрепиться в вере, в церкви. Но так как у нас почти нигде нет нормального оглашения, введения человека в традицию, то со временем, когда призывающая благодать уходит, человеку мало понятно: а что тут делать? При чем тут его жизнь и какие-то средневековые ритуалы?

Очень важно, что в христианской жизни есть две центральные составляющие: дух и смысл. Когда человек приходит в церковь, то он почти ничего или ничего не понимает, он движим духом, благодатью, и на этот период ему этого достаточно. Но потом он должен войти в смысл церковной жизни, воцерковиться. И это и есть залог умножения благодати. Но так как он смыслов не обретает, в том числе и смысла православных богослужений (большинство православных христиан не знают службу и не понимают ее), то со временем он теряет и благодать.

То же самое и с постом. Нужно войти в дух и смысл поста как духовного делания. Он актуален в контексте реальной церковной жизни, которая не сводится только к участию в богослужениях. Если человек живет совершенно обычной жизнью, при этом он вроде бы порядочный прихожанин: не курит, не пьет, жене не изменяет, работает хорошо, иногда даже кому-то помогает, то не понятно: зачем тут вся эта покаянная риторика и атмосфера Великого поста, зачем вообще он, пост, нужен? Просто как инструмент для самосовершенствования? Но всё совершенно меняется, когда человек начинает что-то делать в самой церкви, заниматься каким-то служением. Для настоящего церковного служения нужны дары Духа, но просто иметь их очень мало, надо еще научиться ими служить, их пускать в дело. А вот здесь человек может столкнуться с большими проблемами. Тут откроется большое пространство для покаяния, потому что человек столкнется с многочисленными немощами. Это как с физкультурой. Пока не начал делать упражнения, вроде у тебя все нормально, ты ходишь, сидишь, иногда даже до автобуса можешь пробежаться, а вот пришел на тренировку, и понимаешь, что и тут не то, и там не гнется, и здесь болит, что вообще, по сути, развалина.

Христианин – это не статус, это призвание, это служение. Все христиане – священники, а значит, призваны служить Богу, служить теми дарами, которые дает Господь. И вот, чтобы эти дары взращивать, чтобы приносить добрый плод, чтобы возрастать в служении, для этого и нужен пост. Он помогает максимально сконцентрироваться на главном, отсекать всё ненужное, преодолевать то, что мешает. В таком случае сюда органически вписывается и гастрономическая часть.

Что же делать человеку, который еще не понял своё призвание и служение? И здесь снова пост – хороший помощник! Если человек полтора месяца максимально сосредоточится на духовном делании, поставит конкретную духовную цель, то тогда ему обязательно что-то откроется, что-то очень важное, и не просто откроется, но и дадутся силы, чтобы это важное начать воплощать.

Подводя итог, можно сказать: если мы хотим, чтобы Великий пост, как и вообще все другие посты, не просто сводился к гастрономии и к изменениям в чине службы, а чтобы он стал живой и действенной реальностью в нашей жизни, нужно возрождение института катехумената, когда время святой четыредесятницы стало бы временем сугубых усилий для одних по вхождению в Церковь, для других – по оказанию помощи в этом вхождении. То есть в Церкви должны возродиться в полноте миссия и катехизация и другие служения. Тогда верующие будут не просто заниматься индивидуальным освящением и спасением своей души, а начнут служить теми дарами, что даст им Господь, и тут понадобится пост для возрастания в своем служении, для умножения даров. Тогда самым радостным итогом поста была бы не возможность наконец-то разговеться, а крещаемые, прошедшие оглашение. И крестный ход перед пасхальный службой был бы не просто хождением вокруг храма, а торжественным шествием новокрещеных из баптистерия на их первое Причастие, и новорожденные члены Церкви были бы действительно самым главным плодом поста всех: и оглашаемых, и верных.

Рекомендуем нашу подборку литературы для новоначальных, только входящих в Церковь: читать

Поделиться в соцсетях

Подписаться на свежие материалы Предания

  • Подписаться на Телеграм-канал
  • Подписаться в Яндекс Дзен
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector