0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В чем суть резолюции о запрете израильских поселений в Палестине

Содержание

В чем суть резолюции о запрете израильских поселений в Палестине?

23 декабря, СБ ООН большинством голосов одобрил проект резолюции с требованием к Израилю остановить поселенческую деятельность на палестинских территориях.

«За» ее принятие проголосовали 14 членов СБ ООН, воздержался один представитель — от США. Проект резолюции был поставлен на голосование Новой Зеландией, Малайзией, Венесуэлой и Сенегалом после того, как Египет — первоначальный инициатор документа — снял его с голосования под сильным давлением со стороны Израиля и избранного президента США Дональда Трампа.

Как все начиналось

С 1922 по 1948 год территория нынешних Израиля и Палестины находилась под действием Британского мандата. Однако затем на фоне обострения на этой территории арабо-еврейского конфликта земли было решено поделить, создав два государства: Израиль для евреев и Палестину для арабов. 29 ноября 1947 года недавно созданная Организация Объединенных Наций (ООН) приняла План по разделу Палестины, о создании Государства Израиль было провозглашено в день окончания мандата — 14 мая 1948 года.

Однако этим решением остались недовольны соседи Израиля — арабские государства, которые рассматривали возникновение этой страны как очередное проявление европейской колониальной политики. Египет, Сирия, Ливан, Трансиордания, Саудовская Аравия, Ирак и Йемен объявили войну Израилю. Она продолжалась до 1949 года, и за это время израильские войска сумели занять больше территорий, чем предусматривалось изначальным планом ООН. Во время мирных переговоров между Израилем и Палестиной была проведена линия прекращения огня. Для ее начертания была использована зеленая краска, поэтому граница получила название «зеленая линия». Впоследствии по ее контуру прошел так называемый разделительный барьер — 703-километровый забор, отделяющий Израиль от Западного берега реки Иордан.

Хрупкий режим прекращения огня продержался до 1967 года, когда разразилась Шестидневная война. За короткий период с 5 по 10 июня израильские войска захватили не только Сектор Газа и Западный берег, но и Восточный Иерусалим, Голанские высоты, а также Синайский полуостров. Перед Израилем встал вопрос, что делать с Западным берегом:

аннексировать его, предоставив 1,1 млн арабов, проживавших там на тот момент, израильское гражданство;

вернуть обратно под контроль своего врага — Иордании;

позволить местным жителям создать свое автономное государство — Палестину.

Этот вопрос стал предметом для широчайшей дискуссии в Израиле. Многие граждане страны рассматривали победу в Шестидневной войне как знак того, что евреям суждено вернуть себе те территории, где зарождалась история еврейского народа, — речь идет об Иудее и Самарии, которые и составляют бóльшую часть Западного берега. На фоне этих дискуссий тысячи израильтян начали переселяться на территории Западного берега, не имея на это никакого разрешения со стороны государства или международных организаций. Однако остановить их уже было невозможно, и с тех пор любые политические обсуждения о принадлежности Западного берега должны были учитывать израильское присутствие на этих территориях.

ООН назвала поселения незаконными, что было зафиксировано в 1979 году в соответствующей резолюции Совета Безопасности №446, гласившей: «Политика и практика Израиля по созданию поселений на палестинских и иных арабских оккупированных территориях с 1967 года не имеет законных оснований и представляет собой серьезное препятствие для установления всеобъемлющего, справедливого и долговременного мира на Ближнем Востоке». В результате сформировалось две точки зрения относительно поселений: израильская, согласно которой евреи лишь переезжают на ранее незаселенные земли, отвоеванные ими во время войны и представляющие для них большую духовную значимость; и международная, согласно которой Израиль осуществляет экспансию и колонизацию территории, которая ему не принадлежит.

Население форпостов, как правило, составляют от нескольких человек до 400 человек. Обычно они состоят из модульных домов, таких как караваны. Однако они также могут быть доработаны в постоянное жилье. Кроме того, существуют «асфальтированные дороги, автобусные остановки, синагоги и детские площадки.» [9]

Согласно отчету Сассона, существуют четыре основные характеристики несанкционированных форпостов:

  1. Не было никакого решения правительства о его создании.
  2. Форпост был создан без статуса юридического планирования.
  3. Несанкционированный форпост не привязан к существующему поселению, и находится по крайней мере в нескольких сотнях метров по прямой линии.
  4. Форпост был создан с середины девяностых и позднее.
Читать еще:  Азербайджанцы в Болниси помогают восстановливать заброшенные храмы

Сассон определяет форпост как (несанкционированное) поселение, не привязанное к существующему поселению. В противном случае это расценивается как несанкционированной район (квартал). Кроме того, аванпосты могут быть построены в пределах или за пределами официально определеных границ муниципальных образований. Хотя правительство Израиля признает, что поселения построены на земле в частной собственности палестинцев являются незаконными, оно как правило оказывает им военную защиту, доступ к коммунальным услугам и другим инфраструктурам [10] .

Форпосты и кварталы

Форпосты отличаются от кварталов в том, что они строятся на значительном расстоянии от полноценных населенных пунктов. Как и форпосты, кварталы (например, Ульпана в Бейт-Эле) может быть построен без разрешения. Из-за размытости в понятиях часто возникают споры, считаются ли новые дома расширением существующего поселения или началом нового форпоста. По данным Шалом ахшав, израильское правительство пытается вводить в заблуждение, легализуя форпосты как районы существующих поселений [11] .

Типы постов [ | ]

Форпосты на государственной земле и на частных землях [ | ]

Израиль различает форпосты, построенные на государственной земле, и те, которые были построены на частных землях. После случая с Элон-Море в 1979 году до израильское правительство официально придерживается политики недопустимости строительства новых поселений на частных палестинских землях [12] [13] .

Правительство Нетаньяху стремится узаконить форпосты на государственной земле и ликвидировать форпосты частных землях [14] . Так как это государственная земля является частью оккупированных территорий, разрешение может сделать их законными согласно израильским законам, но оно не меняет их правового статуса в соответствии с международным правом.

На Западном берегу есть два вида государственной собственности на землю:

  1. Земельный участок, зарегистрированный как государственная земля под Иорданским правлением, захваченная в 1967 году и задекларированная как государственная собственность по военному приказу № 59 (1967);
  2. Земля, объявленная государственной после изменения законодательства в 1979 году.

Большая часть государственной земли относится к последнему типу. По данным «Бецелем», декларации государственной земли было сомнительно во многих случаях [15] . Израиль официально применяет османское земельное законодательство, но использует толкование закона, которое отличается от османского, британского мандата и иорданским правления [16] . Международное право запрещает оккупирующей державе изменять местное законодательство, действующее в оккупированной зоне (которое было в силе накануне её оккупации), кроме тех случаев, если такое изменение необходимо для оборонных нужд или для пользы местного населения.

Фиктивные форпосты [ | ]

Некоторые фиктивные форпосты были использованы для отвлечения армии Израиля, чтобы предотвратить эвакуацию настоящих аванпостов [17] . Другие предназначались для того, чтобы улучшить переговорные позиции и показать всему миру, что государство демонтирует форпосты [18] . Идея фиктивных форпостов приписывается Зеэву Хеверу, бывшему лидеру еврейского подполья. В докладе Сассона отмечается, что большинство эвакуированных поселений были незаселенными.

Военные аванпосты [ | ]

Теоретически, военные аванпосты являются временно занятыми для военно-стратегических целей, а не для урегулирования гражданских лиц. Однако на оккупированных территориях они стали основным способом для начала гражданских поселений. [19] .

Количество форпостов

В настоящее время существует несколько сотен форпостов. Доклад оценивает количество несанкционированных аванпостов на март 2005 года в 105. Было установлено, что 26 форпостов были построены на государственных землях, 15 на частных палестинских землях и 7 на пограничных землях. Из-за различной интерпретации терминов «форпост» и «квартал», количество форпостов (и поселений) может отличаться.

В 2012 году были созданы четыре новых форпоста с 317 новыми жилыми домами, построенных без разрешения на строительство: Цофин Цафон близ Калькилия, Нахлей Таль около Тальмон поселение близ Рамаллы, Нахалат-Йосеф близ Наблуса и Холм 573 в рамках расширения поселения Итамар, согласно организации Шалом Ахшав [20] .

Список форпостов

Список демонтированных форпостов

  • Керем Ацмона (демонтирован в 2005)
  • Алон Море Даром (построен в 2002, демонтирован в 2003)
  • Швей Шомрон Маарав (построен в 2001, демонтирован в 2003)
  • Шахарит (построен в 2003, демонтирован в 2003)
  • Гинот Арье (построен в 2001, демонтирован в 2004)
  • Таль Беньямин (построен в 2002, демонтирован в 2004)
  • Тиферет Исраэль (построен в 2004, демонтирован в 2005)

Узаконенные форпосты

Некоторые поселения было построены незаконно, но были позднее официально признаны правительством. Некоторые из них:

  • Рахелим (англ.) русск. — узаконен в 1998 году как часть коалиционного соглашения Нетаниагу с партией Моледет
  • Ха-Некуда — узаконен в 2001 году как часть поселения Итамар
  • Гивот-Олам (англ.) русск.
  • Гинот-Шомрон (иврит) русск.
  • Рамат-Гилад (иврит) русск.

Население форпостов, как правило, составляют от нескольких человек до 400 человек. Обычно они состоят из модульных домов, таких как караваны. Однако они также могут быть доработаны в постоянное жилье. Кроме того, существуют «асфальтированные дороги, автобусные остановки, синагоги и детские площадки.»

Согласно отчету Сассона, существуют четыре основные характеристики несанкционированных форпостов:

  • Несанкционированный форпост не привязан к существующему поселению, и находится по крайней мере в нескольких сотнях метров по прямой линии.
  • Не было никакого решения правительства о его создании.
  • Форпост был создан с середины девяностых и позднее.
  • Форпост был создан без статуса юридического планирования.
Читать еще:  В столице Испании построят русский православный храм

Сассон определяет форпост как несанкционированное поселение, не привязанное к существующему поселению. В противном случае это расценивается как несанкционированной район квартал. Кроме того, аванпосты могут быть построены в пределах или за пределами официально определённых границ муниципальных образований. Хотя правительство Израиля признает, что поселения построены на земле в частной собственности палестинцев являются незаконными, оно как правило оказывает им военную защиту, доступ к коммунальным услугам и другим инфраструктурам.

2.1. Характеристики форпостов Форпосты и кварталы

Форпосты отличаются от кварталов в том, что они строятся на значительном расстоянии от полноценных населенных пунктов. Как и форпосты, кварталы например, Ульпана в Бейт-Эле может быть построен без разрешения. Из-за размытости в понятиях часто возникают споры, считаются ли новые дома расширением существующего поселения или началом нового форпоста. По данным Шалом ахшав, израильское правительство пытается вводить в заблуждение, легализуя форпосты как районы существующих поселений.

3.1. Типы постов Форпосты на государственной земле и на частных землях

Израиль различает форпосты, построенные на государственной земле, и те, которые были построены на частных землях. После случая с Элон-Море в 1979 году до израильское правительство официально придерживается политики недопустимости строительства новых поселений на частных палестинских землях.

Правительство Нетаньяху стремится узаконить форпосты на государственной земле и ликвидировать форпосты частных землях. Так как это государственная земля является частью оккупированных территорий, разрешение может сделать их законными согласно израильским законам, оно не меняет их правового статуса в соответствии с международным правом.

На Западном берегу есть два вида государственной собственности на землю:

  • Земля, объявленная государственной после изменения законодательства в 1979 году.
  • Земельный участок, зарегистрированный как государственная земля под Иорданским правлением, захваченная в 1967 году и задекларированная как государственная собственность по военному приказу № 59 1967;

Большая часть государственной земли относится к последнему типу. По данным «Бецелем», декларации государственной земли было сомнительно во многих случаях. Израиль официально применяет османское земельное законодательство, но использует толкование закона, которое отличается от османского, британского мандата и иорданским правления. Международное право запрещает оккупирующей державе изменять местное законодательство, действующее в оккупированной зоне которое было в силе накануне её оккупации, кроме тех случаев, если такое изменение необходимо для оборонных нужд или для пользы местного населения.

3.2. Типы постов Фиктивные форпосты

Некоторые фиктивные форпосты были использованы для отвлечения армии Израиля, чтобы предотвратить эвакуацию настоящих аванпостов. Другие предназначались для того, чтобы улучшить переговорные позиции и показать всему миру, что государство демонтирует форпосты. Идея фиктивных форпостов приписывается Зеэву Хеверу, бывшему лидеру еврейского подполья. В докладе Сассона отмечается, что большинство эвакуированных поселений были незаселенными.

3.3. Типы постов Военные аванпосты

Теоретически, военные аванпосты являются временно занятыми для военно-стратегических целей, а не для урегулирования гражданских лиц. Однако на оккупированных территориях они стали основным способом для начала гражданских поселений.

Типы постов

Форпосты на государственной земле и на частных землях

Израиль различает форпосты, построенные на государственной земле, и те, которые были построены на частных землях. После случая с Элон-Море в 1979 году до израильское правительство официально придерживается политики недопустимости строительства новых поселений на частных палестинских землях [12] [13] .

Правительство Нетаньяху стремится узаконить форпосты на государственной земле и ликвидировать форпосты частных землях [14] . Так как это государственная земля является частью оккупированных территорий, разрешение может сделать их законными согласно израильским законам, но оно не меняет их правового статуса в соответствии с международным правом.

На Западном берегу есть два вида государственной собственности на землю:

  1. Земельный участок, зарегистрированный как государственная земля под Иорданским правлением, захваченная в 1967 году и задекларированная и зарегистрированнная как государственная собственность по военному приказу № 59 (1967);
  2. Земля, объявленная государственной после изменения законодательства в 1979 году.

Большая часть государственной земли относится к последнему типу. По данным «Бецелем», декларации государственной земли было сомнительно во многих случаях [15] . Израиль официально применяет османское земельное законодательство, но использует толкование закона, которое отличается от османского, британского мандата и иорданским правления [16] . Международное право запрещает оккупирующей державе изменять местное законодательство, действующее в оккупированной зоне (которое было в силе накануне её оккупации), кроме тех случаев, если такое изменение необходимо для оборонных нужд или для пользы местного населения.

Фиктивные форпосты

Некоторые фиктивные форпосты были использованы для отвлечения армии Израиля, чтобы предотвратить эвакуацию настоящих аванпостов [17] . Другие предназначались для того, чтобы улучшить переговорные позиции и показать всему миру, что государство демонтирует форпосты [18] . Идея фиктивных форпостов приписывается Зеэву Хеверу, бывшему лидеру еврейского подполья. В докладе Сассона отмечается, что большинство эвакуированных поселений были незаселенными.

Военные аванпосты

Теоретически, военные аванпосты являются временно занятыми для военно-стратегических целей, а не для урегулирования гражданских лиц. Однако на оккупированных территориях они стали основным способом для начала гражданских поселений. [19] .

Комментарий Юридической службы Московской Патриархии по поводу принятия закона об отмене внесудебного сноса самовольных построек религиозного назначения

Президент Российской Федерации В.В. Путин подписал Федеральный закон от 30.03.2016 г. № 76-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», запрещающий снос во внесудебном порядке самовольных построек, относящихся к имуществу религиозного назначения, а также предназначенных для обслуживания имущества религиозного назначения и (или) образующих с ним единый монастырский, храмовый или иной культовый комплекс.

Читать еще:  В Мцхете нашли церковь, построенную через несколько лет после крещения Грузии

Данное положение запрещает снос во внесудебном порядке следующих самовольных построек, построенных для:

— совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, проведения молитвенных и религиозных собраний относятся, например, здания храмов, часовен, крестилен;

— обеспечения совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, проведения молитвенных и религиозных собраний, являются, в частности, дома причта;

— осуществления и (или) обеспечения обучения религии, профессионального религиозного образования, к числу которых относятся здания воскресных школ, духовных семинарий, училищ и академий, общежитий, библиотек для студентов и учащихся данных учебных заведений и т.п.;

— осуществления и (или) обеспечения монашеской жизнедеятельности, к которым следует отнести келейные корпуса, дома наместников, трапезные корпуса, а также хозяйственные постройки монастырей и иное подобное имущество;

— осуществления и (или) обеспечения религиозного почитания (паломничества), относятся, в частности, здания монастырских гостиниц и иные здания, построенные для временного проживания паломников.

Также запрещается снос во внесудебном порядке самовольных построек, не имеющих религиозного назначения, но предназначенных для обслуживания имущества религиозного назначения и (или) образующих с ним единый монастырский, храмовый или иной культовый комплекс.

Поправка призвана блокировать введенное Федеральным законом от 13.07.15 № 258-ФЗ положение п. 4 ст. 222 ГК, согласно которому органы местного самоуправления в определенных случаях вправе во внесудебном порядке принять решение о сносе самовольной постройки. Данная норма ГК не будет применяться к вышеперечисленным самовольным постройкам независимо от того, кем и когда они возведены, а также независимо от наличия землеотвода и разрешительной документации, допускающей их возведение.

Кроме того, новый закон вводит правило об обязательном согласовании уполномоченными органами религиозных организаций:

— сделок религиозных организаций по распоряжению недвижимым имуществом, включая договоры купли-продажи, дарения, аренды, безвозмездного пользования;

— кредитных договоров с банками и договоров займа.

Такие сделки религиозных организаций Русской Православной Церкви и в настоящее время, согласно их уставам, согласовываются:

— Святейшим Патриархом, если религиозная организация находится в непосредственном ведении Патриарха (например, ставропигиальный монастырь, патриаршее подворье, приход г. Москвы);

— епархиальными архиереями, если религиозная организация находится в ведении епархии (например, епархиальные монастыри, приходы, архиерейские подворья).

Необходимость включения требования о согласовании упомянутых сделок в закон обусловлена новыми правилами ст. 173.1 ГК, согласно которой сделка, заключенная без согласия уполномоченного органа юрлица, недействительна только в том случае, если необходимость получения такого согласия предусмотрена законом (а не уставом). Вот почему положения уставов религиозных организаций в части согласования сделок теперь продублированы в законе. В результате сделки с недвижимостью, совершенные религиозными организациями без получения необходимого согласия уполномоченного органа религиозной организации (то есть Патриарха или епархиального архиерея), являются ничтожными. Это означает, что все полученное стороной по данной сделке должно быть возвращено другой стороне.

Также закон установил правило, согласно которому в случаях, предусмотренных уставами религиозных организаций, отчуждение имущества богослужебного назначения, находящегося в собственности религиозной организации, допускается исключительно в государственную или муниципальную собственность либо в собственность другой религиозной организации соответствующей конфессиональной принадлежности.

Аналогичный запрет отчуждать богослужебное недвижимое имущество давно предусмотрен уставами религиозных организаций Русской Православной Церкви. Например, согласно уставам монастырей, приходов и подворий такое имущество может отчуждаться исключительно в собственность епархии или иных религиозных организаций Русской Православной Церкви.

С принятием нового закона к сделкам по отчуждению богослужебного недвижимого имущества в собственность сторонних организаций или граждан, совершенным религиозными организациями в обход установленного их уставами запрета, будут применяться положения ст. 174.1 ГК о недействительности таких сделок. Появляется возможность оспорить их в суде.

Внесенные поправки направлены на защиту имущественных прав религиозных организаций и предотвращение несанкционированной утечки их имущества в собственность третьих лиц.

Соответствующий законопроект был инициирован Русской Православной Церковью. Он разрабатывался, по ходатайству Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, Комитетом Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству во взаимодействии с Юридической службой Московской Патриархии.

Лидеры российского рынка СХД

Лидерами российского рынка СХД международная исследовательская и консалтинговая компания IDC в III квартале 2019 г. назвала компанию Huawei, доля которой составила 23,2% в деньгах, и российскую компанию Yadro, чья доля достигла 65,4% в емкостном выражении и 21,1% в денежном выражении. Аналитики IDC отмечали, что Yadro показала самый высокий годовой рост поставок и по деньгам, и по емкости поставленных СХД.

Кроме того, в список наиболее успешных поставщиков СХД вошли Hewlett Packard Enterprise и Netapp. Huawei, HPE и Netapp стали лидерами в поставках систем на базе флэш-памяти. Уверенный рост поставок в денежном и емкостном выражении был зафиксирован у IBM, Huawei и Lenovo.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector