0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шейх Насралла

Шейх Насралла

Культ Хасана Насраллы распространился далеко за пределы Ливана (на фото — демонстрация в поддержку «Хезболлы» в Пакистане )

Хасан Насралла был одним из инициаторов социальной программы для шиитского населения в Ливане. Во французском Ливане шииты были самой бедной и наименее влиятельной общиной. Составляя около 30% от населения Ливана, они получали только 0,7% бюджета страны. Хасан Насралла хорошо помнил, как мальчишки-сунниты из более богатых районов терроризировали шиитских сверстников. Поэтому деньги, которые боевики из «Амаля», а затем из «Хезболлы» получали из Ирана и Сирии, тратились не только на закупку оружия, но и на постройку домов, больниц, мечетей и школ в шиитских районах. Бедняки из шиитских кварталов до сих пор получают конверты с пособием от «Хезболлы», на которых стоит неизменная подпись «шейх Хасан Насралла».

Духовный лидер
Еще одно качество, которым обладает Хасан Насралла,— это харизматичность. Об энергии, которую шейх Насралла излучает во время своих выступлений, ходят легенды. Уже в годы обучения в Наджафе 18-19-летний Насралла был одним из самых ярких проповедников. Особой популярностью пользовались его лекции об исламской революции, ливанской политике и арабо-израильском конфликте.
Способность Насраллы разжечь энтузиазм аудитории, умение управлять толпой отмечают многие журналисты, наблюдавшие за выступлениями лидера «Хезболлы». «Он хорош как трибун, он может выступить перед народом. Арабы, особенно религиозные лидеры, очень любят красиво и много говорить, перемежать политические выступления цитатами из Корана. Всем этим он владеет в совершенстве. Это хорошо действует на людей. Он входит в раж, и эта энергия передается толпе,— подтверждает Елена Супонина.— Но при этом он простой. До этого я встречалась с одним из духовных лидеров ‘Хезболлы’ шейхом Мухаммадом Фадлаллой. Вот тот производил монументальное впечатление. У него на лбу даже была мозоль от усердных молений. А шейх Хасан Насралла был простой, такой молодежный лидер ‘Хезболлы'».
Восхищение мусульманской улицы вызывает и готовность Насраллы отдать жизнь и жизнь своих близких за идеалы, которые он проповедует. В 1997 году в бою с израильтянами погиб старший сын Насраллы 18-летний Гади. Известие о гибели сына шейх Насралла получил во время телевизионного эфира, но ни один мускул не дрогнул на его лице. На опознание тела Гади Насралла взял младшего сына. В комнате было несколько десятков гробов с телами бойцов «Хезболлы». Гроб с телом Гади стоял тридцатым. Но Насралла подошел к нему не сразу — он останавливался перед каждым гробом и читал молитву. «Мы гордимся своими шахидами. Они обязательно встретятся с пророком Мухаммедом»,— говорит Насралла.
«Он человек-мишень. Израильтяне хотят его устранить. И как бы ни продвигались переговоры об обмене пленными и заключенными, эта цель у израильтян будет сохраняться. Думаю, шейх Насралла прекрасно это понимает. Он стал лидером организации после того, как был убит его друг и предшественник на этом посту Аббас Мусауи, причем убит жестоко, вместе с женой и детьми. Думаю, Насралла еще с того момента готов к смерти»,— считает Елена Супонина.

Хитрый политик
Вместе с тем шейх Насралла понимает, что горячность духовного лидера могла бы отпугнуть политиков и журналистов, с которыми ему приходится общаться. Председатель исламского комитета России Гейдар Джемаль так описал свое знакомство с шейхом Насраллой на теологической конференции в Бейруте в 2002 году: «В первый момент подумал, что он скорее духовное лицо, человек, ориентированный на духовно-теологическую вертикаль. Но затем я стал понимать, что у него гораздо более сбалансированный подход ко всему. Это человек, который не чуждается ничего, что может возникнуть в практической жизни. Это не духовное лицо в классическом понимании, которое как бы отстраняется от всего, что напоминает о грязном мире. Это человек, который вовлечен в ситуацию».

Оттесненный шейхом Насраллой от духовного руководства «Хезболлой», нынешний глава ливанского парламента Набих Бери (слева) был вынужден продолжить карьеру по светской линии

То, что Насралла является прагматичным политиком, подтверждает вся его карьера. Соученики Насраллы из школы в Наджафе отмечают, что он был не так уж силен в теологии, но никто лучше него не разбирался в хитросплетениях ближневосточной политики. Проходя обучение в Ираке, Насралла обратил на себя внимание самых влиятельных духовных лидеров шиитского мира — аятоллы Рухаллы Хомейни, аятоллы Мохаммады Садика Садра (тестя предводителя шиитов в Ираке Муктады Садра) и будущего лидера «Хезболлы» Аббаса Мусауи.
В 1987 году Насралла продолжил религиозное образование в иранском городе Кум, где еще больше укрепил связи с лидерами Ирана. Вернувшись в Ливан в 1989 году, Насралла разошелся во взглядах со своим старшим товарищем Аббасом Мусауи. В отличии от Мусауи, желающего расширить сирийское влияние в Ливане, Насралла стремился к независимости ливанского движения сопротивления. Оказавшись в меньшинстве, Насралла был вынужден уехать представителем «Хезболлы» в Тегеран.
В 1991 году, когда Мусауи стал генсеком «Хезболлы», Насралла вернулся в Ливан и значительно смягчил отношение к Сирии. Уже через год Аббаса Мусауи убили израильтяне, и лидером «Хезболлы» стал 32-летний Насралла. Очень многие члены «Хезболлы» были недовольны таким выбором Тегерана. Ведь Насралла был на 22 года моложе претендовавшего на этот пост Набиха Бери, нынешнего спикера ливанского парламента, у него не было большого политического опыта, да и его теологические знания нельзя было сравнить со знаниями Мусауи, проучившегося в Наджафе девять лет. Однако близкое знакомство с президентом Ирана Али Акбаром Хашеми Рафсанжани и иранским духовным лидером аятоллой Хаменеи помогли Насралле обойти более опытных соперников.
Сохраняя тесные связи с Ираном и Сирией, которые оказывают значительную моральную и финансовую поддержку «Хезболле», шейх Хасан Насралла постоянно подчеркивает независимость своей организации от внешнего влияния. Именно при Насралле денежные перечисления «Хезболле» из ливанской диаспоры (достигающие $10 млн в месяц) превысили финансовую помощь Ирана ($100 млн ежегодно).

Фигура мировой политики

Лишившись в войне с Израилем сына (на фото).

. лидер «Хезболлы» приобрел неотразимое оружие антиизраильской пропаганды

Впрочем, амбиции Хасана Насраллы распространяются не только на Ливан. «Он живет в одном из маленьких арабских мусульманских государств, но его мышление показывает, что он бы мог участвовать в решении проблем всего арабского исламского мира путем каких-то дипломатических договоренностей, которые не удаются сегодня в той же Палестине, в том же Ливане или в том же Ираке»,— утверждает сопредседатель совета муфтиев России Нафигулла Аширов. Главная заслуга Насраллы, считает Аширов, заключается в том, что он объединил шиитский и суннитский ислам. «Неуклюжие попытки некоторых саудовских ученых призвать мусульман-суннитов не поддерживать ‘Хезболлу’ в конфликте с Израилем фактически были раздавлены шквалом критики со стороны всех мусульманских организаций со всех концов исламского мира. Сегодня в глазах мусульманской улицы и в глазах многих мусульманских лидеров Насралла предстал предводителем всего исламского мира»,— говорит Нафигулла Аширов.
НАРГИЗ АСАДОВА

Президент Ирана Махмуд Ахмади-Нежад: «Шейх Хасан Насралла действует от имени всех свободомыслящих народов мира, и в скором будущем он одержит окончательную победу».
Вице-премьер Израиля Шимон Перес: «Шейх Насралла — это проблема не Израиля, а Ливана. Он хочет превратить Ливан в шиитское государство под властью Ирана, но большинство граждан не хочет жить под шиитской религией. Мы судим людей по поступкам. Насралла пока только разрушал и убивал».
Лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский: «Насралла еще долго будет, потому что США еще долго нужно оставаться на Ближнем Востоке. ‘Хезболлу’ поддерживает в основном Иран. И Насралла должен выполнить задачу — спровоцировать силовое давление на Иран. Поэтому он будет долго существовать, и американцы могут даже деньги ему давать, поддерживать его».
Сенатор от штата Флорида Боб Грэхем: «По-моему, ‘Хезболла’ — большая угроза. В США находится значительное количество их сторонников, которые только и ждут призыва к действиям. Это влиятельная террористическая группировка. За свою 25-летнюю историю они продемонстрировали ненависть к США и желание убивать наших граждан».

Слушайте и читайте
Вице-президент США Дик Чейни:
14 сентября на радио «Эхо Москвы» в 22.00 в программе «48 минут».
18 сентября в журнале «Коммерсантъ-Власть».

Читать еще:  Храм кришнаитов должен быть соразмерным их удельному весу среди верующих россиян

PDF-версия

  • 44
  • 45
  • 46
  • 47

Родословная

Полное имя будущего имама — Хусейн ибн Али ибн Абу Талиб. Он происходил из Хашимитской ветви арабского племени курейшитов, основанной его прапрадедом Хашимом ибн Абд Манафом. К этой же ветви принадлежал основатель ислама пророк Магомет, который приходился Хусейну одновременно дедом (по матери) и дядей (по отцу). Главным городом племени курейшитов была Мекка.

Родителями третьего шиитского имама были Али ибн Абу Талиб, являвшийся двоюродным братом пророка Мухаммеда, и дочь последнего Фатима. Их потомков принято называть Алидами и Фатимидами. Кроме Хусейна, у них был ещё старший сын – Хасан.

Таким образом, Хусейн ибн Али принадлежал к самому знатному, по мусульманским понятиям, роду, являясь прямым потомком пророка Мухаммеда.

Абдулла ибн Хусейн (Али Асгар)

Абдулла ибн Хусейн ибн Али ибн Аби Талиб (ар. – عبد الله بن الحسین ) – сын имама Хусейна (а), более известный как Али Асгар, который пал мученической смертью в Кербеле от стрелы, выпущенной Хармалой ибн Кахилем. Согласно убеждениям шиитов, он обладает возвышенной степенью пред Аллахом, несмотря на свой малолетний возраст.

Родословная и рождение

Абдулла – сын имама Хусейна (а) и Рубаб, дочери Амру Кейса. [1] Дата рождения Абдуллы ибн Хусейна доподлинно не известна, однако исторические источники указывают на то, что в момент смерти в Кербеле он был грудным ребёнком. [2]

В ранних суннитских и шиитских источниках сказано, что этот младенец носил имя Абдулла. Однако в более поздних шиитских источниках он получил известность как Али Асгар. Книги «Макталюль-Хусейн» Ахтаба Хаварезма [3] и «Манакибу али Абу Талиб» Ибн Шахра Ашуба [4] относятся к первым источникам, которые, описывая мученическую смерть малолетнего сына имама, назвали его по имени Али. Последующие исторические источники, следуя им, также называли павшего мученической смертью младенца именем Али Асгар (младший Али), а имама Саджада (а) в большинстве случаев – эпитетом Али Аусат (средний Али). [5]

Но эти же источники, перечисляя имена детей имама Хусейна (а), упомянули в их числе и сына по имени Абдулла, но не указали, как он умер. [6] Подобные несоответствия берут своё начало в том, что в ранних и поздних источниках имеются разные мнения о количестве сыновей имама Хусейна (а), носящих имя Али. [7]

К числу хадисов, называющих имена сыновей имама Хусейна (а), относится хадис, переданный Кулейни. [8] Согласно этому хадису, когда Марван спросил, почему имам Хусейн (а) назвал двоих своих сыновей именем Али, он услышал в ответ, что даже если бы у него было сто сыновей, он хотел бы дать им всем имя Али.

Мученическая смерть

В исторических источниках приводятся разные хадисы по поводу мученической смерти Али Асгара (а). Шейх Муфид передаёт: «После того как унесли тело Касима – сына имама Хасана (а), имам Хусейн (а) сел перед шатром возле тел других мучеников. После к нему принесли Абдуллу (Али Асгара), и имам посадил его на свои колени. В это время мужчина из племени Бани Асад выпустил стрелу, которая поразила его. Имам вынул свою руку из-под горла младенца, и она была наполнена кровью. Он вылил кровь на землю и сказал: «Господи! Если ты забрал помощь неба, то установи её для того, что лучше, и отомсти за меня этим несправедливым!» Затем он унёс тело младенца и уложил возле других убитых». [9] Согласно другой передаче, имам Хусейн (а), после того как пали смертью все его сподвижники и помощники, и перед тем как самому вступить на поле битвы, в последние мгновения своей жизни подошёл к шатрам, для того чтобы попрощаться со своей семьёй. После прощания с ними он заключил в объятия Абдуллу (Али Асгара) и поцеловал его. Внезапно человек из племени Бани Асад выпустил стрелу в Абдуллу и этим предал его мученической смерти. [10] Человек, выпустивший стрелу, упомянут по имени Хармала ибн Кахил. [11]

«Страдаю я в печали младенца, который вместо молока наполнил рот кровью из-за преступления Хармалы.

Младенца, который пил воду в источнике непорочности, а жжение жажды охватило всё его тело.

Если бы не было расцветшего бутона красного тюльпана, то как бы окрасилась кровью его одежда?

Бутона, который пророс на лугу Захры, и от острия стрелы его тело стало подобно цветку с сотней лепестков.

Расцвёл цветник на поле несчастья, бутоном его стал Асгар, а цветами – Касим и Акбар.

Умер жаждущим тот почтенный младенец, изрезанный кинжалом и стрелой, и чей саван пришит к его телу.

И жду я, что тот, чей взгляд исцеляет каждый недуг, взглянет на меня краем глаза».

В других источниках упоминается, что Зейнаб (а) принесла этого младенца к своему брату (имаму Хусейну), чтобы он попросил воды у вражеского войска. Имам встал с младенцем напротив войска и сказал: «О сборище. Вы убили моих последователей и моё семейство. Остался этот младенец, который уже корчится от жажды. Дайте ему глоток воды». И в это время, когда Хусейн (а) разговаривал с ними, мужчина прицелился в младенца, выпустил стрелу и убил его. [13]

Но более всего известен хадис Ибн Джаузи от Хишама ибн Мухаммада Калаби, который говорит: «Когда Абу Абдулла Хусейн (а) увидел, что войско Куфы упорствует в желании пролить его кровь, он взял в руки Коран, открыл его, возложил на свою голову и крикнул, обращаясь к воинам войска Куфы: «Пусть между мной и вами судят Книга Аллаха и мой дед Мухаммад (с) – Посланник Аллаха. О люди! Почему вы считаете дозволенным пролитие моей крови?» В это время взгляд имама Хусейна (а) упал на младенца среди маленьких детей, который плакал от жажды. Он взял его на руки и сказал: «О сборище! Если вы не проявляете милосердия ко мне, то проявите милосердие к этому грудному младенцу». Тогда из войска Куфы мужчина (Хармала ибн Кахил Асади) выстрелил в горло младенца и предал его смерти. Имам Хусейн (а), увидев эту сцену, заплакал и сказал: «Господи! Рассуди Сам между мной и этими людьми, которые пригласили нас, чтобы помочь нам, но убивают нас». Затем имам (а) расположил руку под горлом своего сына, а когда рука наполнилась его кровью, он брызнул ею в направлении неба и сказал: «Эти низведённые трудности облегчает для меня лишь то, что все они пред взором Аллаха”». [14] От имама Бакира (а) передаётся, что ни одна капля той крови не упала обратно на землю. [15]

Имам (а) отнёс к шатрам бездыханное тело Али Асгара (а) и после погребения ребёнка в земле вернулся на поле битвы.

Некоторые пишут, что после смерти своего сына имам Хусейн (а) сказал: «О Аллах! Мученическая смерть этого младенца пред Тобой не меньше убийства верблюдицы Салиха (а). [16] О Аллах! Если сегодня Ты удержал от нас победу и Свою помощь, то установи их в том, что будет лучше для нас». [17]

Погребение

Передаётся, что имам Хусейн (а) своим мечом вырыл могилу и предал земле младенца. [18] Другие историки пишут, что имам (а) вернулся с ребёнком в запачканных кровью пелёнках и передал его Зейнаб (с). [19] Пишут также, что он принёс тело малыша и положил его рядом с телами других мучеников. [20]

Врата нужд

Многие шииты называют Абдуллу ибн Хусейна (Али Асгара) вратами нужд. Это указывает на то, что, по их убеждениям, он обладает высокой степенью перед Аллахом, несмотря на то, что в момент мученической смерти он был грудным младенцем. [21]

Литература

Данешнаме имам Хусейн (а), Мухаммад Рейшахри, т. 10, перевод: Мухаммад Муради, Кум, Даруль-хадис, 1430 год хиджры.

Муфид, Аль-иршад, Муассисату Алюль-бейт (а) ли тахкикит-турас, Бейрут, Даруль-Муфид, 1414/1993 года.

1. Муфид, Аль-иршад, т. 2, стр. 135.

2. Масаб ибн Абдулла, стр. 59; Билязари, т. 2, стр. 498; Табари, т. 5, стр. 448, 468; Бухари, там же.

3. Ахтаб Хаварезм, Макталюль-Хусейн, т. 2, стр. 37.

4. Ибн Шахр Ашуб, Манакиб али Аби Талиб, т. 4, стр. 109.

5. В качестве примера можно обратиться: Бахауддин Арбили, т. 2, стр. 250; Ибн Тактаки, стр. 143; Ибн Сабаг, стр. 196; Шабрави Шафии, стр. 130.

6. В качестве примера можно обратиться: Ибн Шахр Ашуб, т. 2, стр. 109; Ибн Талха Шафии; Бахауддин Арбили, т. 2, стр. 250; Ибн Сабаг, стр. 196.

7. Масаб ибн Абдулла, Бухари, Муфид, Ибн Шахр Ашуб, Ибн Талха Шафии, Бахауддин Арбили.

Читать еще:  В Барнауле пройдет традиционный крестный ход

8. Кулейни, т. 6, стр. 19.

9. Муфид, Аль-иршад, т. 2, стр. 108.

10. Табари, т. 5, стр. 448; Ахтаб Хаварезм, там же, Макталюль-Хусейн, т. 2, стр. 36–37.

11. Билязари; Ахтаб Хаварезм, там же; Табари, т. 5, стр. 468.

12. Хани ибн Сабит Хадрами, т. 1, стр. 327–328.

13. Малхуф, стр. 169.

14. Малхуф, стр. 169.

15. Абу Махнаф, Макталюль-Хусейн, стр. 173.

16. Фурсануль-хайаджа, т. 1, стр. 272.

17. Хаварезми, Макталюль-Хусейн, т. 2, стр. 37.

18. Ахтаб Хаварезм, там же.

19. Макталюль-Хусейн, Абу Махнаф, стр. 173.

Почитание в суннизме

Для мусульман-суннитов почитание семейства Пророка (с.г.в.) играет важную роль, так как он сам призывал к этому. В хадисе сказано: «Воистину, Всевышний возвысил из сыновей пророка Исмаила (а.с.) – Кинану, а из его потомков – курайшитов. Из курайшитов он возвысил хашимитов, а из хашимитов – меня» (Муслим). Этот хадис, как трактуют богословы, указывает на особое положение семейства Пророка (с.г.в.), в связи с чем «люди дома» заслуживают, как минимум, почтения со стороны рядовых мусульман.

О необходимости почитания Ахлю бейт свидетельствует ещё и тот факт, что Пророк (с.г.в.) сравнил его (почитание) с любовью к предписаниям Корана. В хадисе говорится: «Придерживаться Священного Писания – исполнять требования Всевышнего и остерегаться запретных деяний как на словах, так и на деле. А придерживаться семейства Пророка – это чтить и реализовывать эти требования, а также следовать их примеру, если это не противоречит канонам религии» (Тирмизи).

Кроме того, выражение почтения к «людям дома» – это выполнение Пречистой сунны, так как Посланник Аллаха (с.г.в.) отличался хорошим отношением к своим родным и близким. В хадисе, который приводят Тирмизи и Ахмад, сказано: «Лучший среди людей тот, кто лучший со своей семьёй. Поистине, я лучший по отношению к своей семье».

Что же касается современных потомков Посланника Аллаха (с.г.в.), то к ним мусульмане также должны относиться уважительно, но их не стоит ставить в один ряд с современниками Посланника Аллаха (с.г.в.). Верующие должны учитывать, что люди из рода Пророка (с.г.в.) не безгрешны и могут впасть в заблуждение, как и другие мусульмане. Поэтому не следует слепо следовать за человеком, только лишь из-за его особой родословной. Главное, чтобы он строго придерживался Корана и сунны, а происхождение человека вторично, хотя его важность не стоит отрицать.

Конфликт с иудеями

Имя Хамзы часто связывают с событиями, относящимися к конфликту с бану Кайнука. Когда мусульмане вернулись в Медину, произошел конфликт между ними и племенем иудеев Кайнука. Иудейское племя нарушило свою договоренность с мусульманами, но конфликт разгорелся из-за того, что один иудей оскорбил мусульманскую женщину. От переговоров иудейское племя отказалось, и в ответ на это Мухаммад ﷺ торжественно вручил Хамзе боевое знамя с поручением выступить против иудейского племени Кайнука. Племени Кайнука ничего не оставалось, как только признать свое поражение.

Казнь под руководством дедушки

Смертный приговор Халеду аль-Шаеру Мулхаллалу утвердили без колебаний, а вот насчет принцессы единства мнений не было. Даже король Халид полагал, что можно обойтись без крайностей. Но дедушка Абу Шарайан настоял на смертной казни внучки.

15 июля 1977 года Мишааль и Халеда вывели на центральную площадь после полуденной молитвы. Руководил экзекуцией сам Мохаммед ибн Абдель Азиз Аль Сауд.

После казни принцессы Мишааль ограничения для женщин в Саудовской Аравии были ужесточены Говорили, что Мохаммед ибн Абдель Азиз Аль Сауд никогда не сожалел о том, как поступил с внучкой. Он заявлял, что в доказательствах прелюбодеяния не нуждался, достаточно того, что Мишааль находилась в одной комнате с чужим мужчиной.

Шиизм нужно рассматривать через призму истории, потому что в Книге Аллаха и Сунне Его Посланника о нем ничего не сказано. Хотя в общих чертах, Всевышний Аллах запретил мусульманам разделяться на секты-шийа. Говорит Всевышний Аллах в Коране:

«К тем, которые раскололи свою религию и разделились на секты и партии, ты не имеешь никакого отношения. Поистине (решение об) их деяниях у Аллаха, и позднее Он поведает им о том, что они совершали».

Таким образом этот аят Корана как и многие другие наоборот предупреждают мусульман о недопустимости раскольничества и распадания на секты и группы. Всевышний Аллах, да сделает истину явью и напишет нам последовать ей, и сделает ложь явью и напишет нам остерегаться от него. Аллах да объединит мусульман в том что угодно Ему и в чем благо для нас! Аллах да простит нас, наших родителей и родных, сделает наших детей праведными! Амин! И да будет мир и приветствие Пророку Мухаммаду, его семье, его сподвижникам и всем, кто последовал ему в Истине! И каждая хвала Аллаху Господу миров!

Роль без власти. Что известно о новом лидере «Исламского государства»*

Ксения Дагаева, Сабина Абубекирова

По словам представителей двух разведывательных служб, новый лидер «Исламского государства»* — один из ее членов-основателей. Аль Салби получил степень по закону шариата в Мосульском университете. Он руководил порабощением езидов и курировал операциями по всему миру. Считается одним из самых влиятельных идеологов в ИГ*. Предполагается, что с предыдущим лидером группировки аль-Багдади он познакомился в тюрьме Кэмп Букка на юге Ирака в 2004 году.

Как пишет The Guardian, Абу Ибрагим аль-Хашеми аль-Кураши, которого после смерти лидера ИГ* Абу Бакра аль-Багдади в октябре назвали новым главой, был лишь номинантом. И его кандидатуру не признали другие высокопоставленные лидеры. За последние три месяца региональные и западные шпионы выяснили, что в центре принятия решений ИГ* на самом деле стоит аль Салби. Оказалось, его кандидатура предлагалось как потенциальная замена больного Багдади еще в августе.

Номинальная фигура

Абу Бакр аль-Багдади был лидером «Исламского государства»* со второй половины 2010 года. В последние годы он не отличался активностью, позже серьезно заболел. Большую часть времени аль-Багдади просто скрывался от американских военных, пока не был убит. Напрашиваются вопросы, для чего ИГ* нужен новый лидер и будет ли он в действительности играть важную роль?

По словам политолога Эндрю Корыбко, лидеры могут быть важны в большинстве организаций, если они «ведут оперативную работу» или задают тон действиям своей группы, но с ИГ* все иначе. Им не нужно проводить атаки на месте или тайно передавать сообщения другим. О своих идеях они часто широко заявляют.

«К тому же ему, как и аль-Багдади, придется постоянно скрываться, чтобы не быть убитым США или другими противниками группировки», — подмечает эксперт.

Лидер нужен как подставное лицо, за которым все могут собраться. Он должен периодически произносить воодушевляющие речи, чтобы оживить толпу, и иногда широко заявлять об определенных тактических и стратегических целях.

Практически все значимые организации имеют своего рода лидера, за исключением анонимных активистов. Считается, что если у террористической группировки нет лидера, то она ослабла, находится в бегах или побеждена. Лидер нужен для поддержки иллюзии силы

Учитывая это, совершенно не важно, кто стал заменой аль-Багдади. Роль ведь досталась номинальная.

Одним спецслужбам известно

Некоторые усомнились в правдивости информации The Guardian. Собеседник «360» Эндрю Корыбко согласен — новость вполне может быть фейком. Однако он отмечает — вряд ли газета стала бы фабриковать эту информацию.

«Скорее всего, они получили подсказку от источника из спецслужб какой-то страны. Но такие утечки не всегда бывают надежны», — говорит эксперт.

Впрочем, правда известна только американский спецслужбам и другим высокопоставленным лицам. Пока они официально не подтвердят информацию, ее нельзя считать точной.

Зачатки «Исламского государства»* появились в 1999 году в Ираке. Там создавалась группировка «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад», которая после присоединилась к «Аль-Каиде»*. Это объединение вкупе с еще рядом радикальных групп организовали 15 октября 2006 года «Исламское государство»*. Первым лидером считается Абу Омар аль-Багдади. Наравне с ним в создании и управлении группировкой играл большую роль Абу Айюб аль-Масри. Оба были убиты в июне 2010 года, во время совместного рейда военных США и Ирака в Тикрите. После их смерти место лидера занял Абу Бакр аль-Багдади и продержался у власти почти 10 лет. В октябре 2019 года аль-Багдади ликвидировали американские военные.*

Исламское государство» (ИГ) и «Аль-Каида» — запрещенные в России террористические организации.

Святость по наследству? Во что верят шииты

Третий пост о течениях и ересях в исламе. В первых частях я рассказывал об арабских философах и традиционном исламе, закрепившемся в форме суннизма. Шииты — ни то, ни другое: их взгляды одновременно и традиционны, и экстравагантны, насыщены мистикой, но политически взрывоопасны.

Читать еще:  Алтайские архитекторы и строители отправились возводить храм в Антарктиде

От других течений шиитов отличает особое отношение к правителю мусульман – имаму. Они верят, что в личности имама сходятся все знания и все судьбы мира. Это об имамах сказано в Коране: «О вы, которые уверовали! Подчиняйтесь Аллаху, Его Посланнику и обладателям власти среди вас» (сура «ан-Ниса», аят 59). Поэтому первый и главный долг любого мусульманина – повиноваться своему имаму, который обладает полнотой истины и является живым воплощением Бога или, по крайней мере, прямым проводником Его воли.

Что бы ни происходило в мире, во главе мусульманской уммы всегда стоит имам, прямо назначаемый предыдущим имамом и наследующий от него божественную благодать. «Если бы земля находилась без имама хотя бы один день, то она бы погибла», – сказано в шиитском хадисе. Шииты считали, что имама также невозможно выбирать, как нельзя выбирать пророка. Каждый имам так же безгрешен и непогрешим, как пророк Мухаммед. А поскольку он непогрешим, то и непогрешимо указывает на своего преемника.

Для шиита очень важно знать, кто может или не может быть имамом и кто является им в настоящее время. Человек, не знающий, кто его имам, или не повинующийся ему, – неверный. В этом вопросе у шиитов возникало много разногласий.

Все были согласны в том, что имамами могут быть только потомки Пророка и что первым имамом был его зять Али. Пророк, явившийся для того, чтобы успокоить все разногласия и раздоры на земле, не мог не указать на своего предшественника, и он сделал это, указав на Али и косвенным, и явным образом.

Свидетельств этому, на взгляд шиитов, было множество. Когда Пророк, еще не признанный в Мекке, спросил, кто готов присягнуть ему не только имуществом, но и всей душой, только Али дал такую присягу. В другой раз Мухаммед накрыл своей накидкой себя, Фатиму, Али, их сыновей Хасана и Хусейна и назвал их «людьми дома Пророка»: это был явный знак, что во всех пятерых есть божественный свет. В своей последней проповеди Пророк сказал: «Кому я покровитель, тому и Али покровитель», – и т.д. Эти и многие другие доказательства не оставляли у шиитов никаких сомнений в имамате Али.

Но дальше начинались сложности. У Али было три сына: Хасан, Хусейн и Мухаммед, – так к кому из них перешел имамат? А от них – к кому из их сыновей? Ответы могли быть разными, поэтому течения шиитов все время умножались и ветвились по мере того, как увеличивалось число возможных претендентов. Дело осложнялось тем, что некоторые шииты вообще не принимали нового имама, а сохраняли верность кому-нибудь из старых, – например, Мухаммеду аль-Ханафии, – считая, что он не умер, а только «сокрыт» до времени, или умер, но в определенный день воскреснет.

Одной из самых влиятельных ветвей шиизма были заидиты. Зайд ибн Али, основатель этой секты, считал, что имамом может стать любой из потомков Фатимы. Даже если два таких претендента одновременно объявляют свои права на имамат, повиноваться надо им обоим.

Последователи Зайда ибн Али активно боролись за власть и даже смогли создать первое шиитское государство на берегу Каспийского моря, которое было уничтожено тридцать лет спустя. Больше повезло другому эмирату шиитов, основанному примерно в то же время в районе Йемена: он пережил многие исламские династии и существовал до XX века.

Иснаашариты

Но самым главным течением шиизма, его «плотью и костью» были иснаашариты, или «двунадесятники».

Иснаашариты считали, что имамов всего двенадцать (отсюда их название), и все они, начиная с Али, были предсказаны пророком Мухаммедом. Для этого в писании тоже находилось много убедительных свидетельств. В одном из хадисов Посланник Аллаха прямо называл их имена: «О, Джабир, они мои заместители и имамы мусульман после меня. Первым из них является Али ибн Аби Талиб, вторым Хасан, после него Хусайн, Али ибн Хусайн, Мухаммед ибн Али, названный в Торе «Бакиром». После него будет Джафар ибн Мухаммед, Муса ибн Джафар, Али ибн Муса, Мухаммед ибн Али, Али ибн Мухаммед, Хасан ибн Али, затем тот, чье имя и кунья подобны моему имени и кунье».

Иснаашариты пропускали весь Коран и сунну сквозь фильтр своих представлений об имамах и их роли в исламе. Они не признавали ни роли сподвижников Пророка, ни хадисов, дошедших через этих сподвижников: значение имели только сведения, связанные с тем или иным имамом. Али в их глазах был единственным хранителем подлинного свода хадисов, который передал ему сам Пророк и который он, в свою очередь, передал следующим имамам. Вот почему только у них было полное и правильное понимание Корана.

В каноничном списке 12 имамов цепочка духовных лидеров тянется от отца к сыну (за исключением Хусейна – брата Хасана), никогда не прерываясь. Иснаашаритов не смущало, что имами становились даже дети семи-десяти лет. Считалось, что благодать имамата несравненно выше человека и наделяет его божественной мудростью и непогрешимостью независимо от возраста и личных качеств.

Список имамов кончается Мухаммедом ибн Хасаном, который в пятилетнем возрасте «умер», а на самом деле ушел в «малое сокрытие», управляя уммой через своих представителей. Через девяносто лет исчезли и эти представители, и с тех пор – то есть уже больше тысячи лет, – двенадцатый имам находится в «великом сокрытии». Его местонахождение и имя никому не ведомо, но он продолжает тайно руководить мусульманским миром и всей Вселенной, а в нужное время явится миру в качестве аль-Махди – спасителя и мессии.

Разные махди

Идею о пришествии исламского спасителя первым выдвинул Мухтар ибн Аби Убайда, в 7 веке поднявший шиитское восстание в Куфе и погибший в борьбе с суннитами. Считается, что именно он превратил шиизм из политической партии, требовавшей передачи власти потомкам Али, в особую идеологию и веру.

Мухтар провозгласил явление Махди — мессии, грядущего в конце времен, невиданного прежде существа, сверхчеловека, способного управлять всем миром. По его учению, появлению Махди будет предшествовать второе пришествие Иисуса, который объяснит, что спаситель на самом деле не он, а следующий за ним Махди. У Махди будут перстень Соломона и посох Моисея, а Иисус и Илия станут ему служить. После своего пришествия он уничтожит самого Иблиса, а вместе с ним – и грех как таковой.

Учение о Махди подхватили многие секты: мухтариты, кайсаниты, хашимиты, байаниты и др. Все эти течения были похожи друг на друга, различаясь только личностями, в которых воплощались их мессианские ожидания. Глава байанитов утверждал, что именно к нему перешла «божественная частица» от Али, ризамиты приписывали ту же «божественную искру» герою аббасидской революции Абу Муслиму и т.п.

Вера в пришествие Махди оказалась такой популярной, что в конце концов ее усвоили и сунниты, хотя о нем ни слова не говорится в Коране, а хадисы в этом вопросе противоречивы. Но для суннитов она была всего лишь одним из догматов, не имеющем такого апокалиптического значения, как для шиитов.

А есть ли разница?

За исключением вопроса об имамах, идеология шиитов мало чем отличается от суннитской.

Шииты первыми стали говорить, что с молитвой можно обращаться не только к Аллаху, но и к Пророку и имамам, однако со временем это мнение стали разделять и многие сунниты.

И сунниты, и шииты признают барзах – промежуточное состояние между смертью и Судным днем. Собственно говоря, барзах — это могила: в могиле грешник может получать наказание и этим снимать часть своих грехов.

В остальном различия сводятся к ритуалам и обычаям, которые шииты, кроме общепринятых, дополнили множеством собственных: празднованием дня рождения Али, траурными шествиями в честь Хусейна, паломничеством в Кербелу и на могилы других мучеников и т.д.

В отличие от суннитов, у шиитов до сих пор существует временный брак – мута, который можно заключать на определенный срок, от одного дня до 99 лет. На этом основании сунниты часто обвиняют шиитов в том, что они одобряют проституцию.

В наши дни, несмотря на многовековые раздоры, немало мусульман считает, что суннитам и шиитам нечего делить и что они все должны объединиться ради общей цели: торжества ислама. Но политическая практика пока очень далека от таких взглядов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector