15 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Аугсбургский религиозный мир

Аугсбургский религиозный мир

Аугсбургский религиозный мир — соглашение, заключённое 25 сентября 1555 года [1] на рейхстаге в Аугсбурге между лютеранскими и католическими субъектами Священной Римской империи и римским королём Фердинандом I, действовавшим от имени императора Карла V. Аугсбургский мир признал лютеранство официальной религией и установил право имперских сословий на выбор вероисповедания. Условия договора имели статус имперского закона, легли в основу государственного устройства Священной Римской империи нового времени и обеспечили восстановление политического единства и стабильности в Германии на протяжении второй половины XVI века. В то же время Аугсбургский мир не признал свободы вероисповедания подданных империи, что привело к возникновению принципа cujus regio, ejus religio и создало почву для возобновления конфессионального противостояния. Система, созданная на основе Аугсбургского мира, распалась в начале XVII века, что стало одной из причин Тридцатилетней войны.

  • Лейпцигский диспут
  • Вормсский эдикт
  • Крестьянская война в Германии
  • Шпайерская протестация
  • Марбургский диспут
  • Аугсбургский рейхстаг
  • Аугсбургский религиозный мир
  • Вестфальский мир
  • Мартин Лютер (Г, 1483–1546)
  • Филипп Меланхтон (Г, 1497–1560)
  • Ганс Таусен (Д, 1494–1561)
  • Олаус Петри (Швец, 1493–1552)
  • Ульрих Цвингли (Швейц, 1484–1531)
  • Жан Кальвин (Швейц, 1509–1564)
  • Томас Кранмер (А, 1489–1556)
  • Джон Нокс (Шот, 1514?–1572)
  • Вальденсы
  • Авиньонское пленение пап (1309–1377)
  • Лолларды
  • Великий западный раскол (1378–1417)
  • Гуситские войны (1420 до

Реформация, начавшаяся в Германии с выступления Мартина Лютера в 1517 г., привела к религиозному расколу Священной Римской империи и системному кризису её государственной организации. Противостояние католических и лютеранских князей, усугублявшееся попытками Карла V создать мировую империю с сильной центральной властью, вылилось в Шмалькальденскую войну 1546—1547 гг. Война потрясла основы империи и продемонстрировала неэффективность функционирования крупных религиозно-политических объединений, созданных противостоящими лагерями. Угроза коллапса империи, реальность которой стала очевидной в ходе войны, заставила лидеров обоих группировок начать движение на достижение компромисса по политическим и конфессиональным вопросам. Этому также способствовали охлаждение отношений императора c папой римским и боязнь немецких князей передачи имперского престола старшему сыну Карла V Филиппу II, представителю испанской линии Габсбургов.

На переговорах в Пассау в 1552 г., завершивших очередное восстание лютеранских князей против императора, впервые сложилась политическая группа нейтральных князей, посредничавших при достижении соглашения между враждующими группировками, во главе которой стоял римский король, младший брат императора, Фердинанд I. В отличие от Карла V Фердинанд был готов пойти на признание лютеранства без ограничения сроков и реформу государственного устройства империи на основе компромисса с князьями обоих конфессий. Совместные действия Фердинанда I и курфюрста Морица Саксонского, лидера протестантской партии, в 1553 г. при подавлении восстания Альбрехта Арчибальда, маркграфа Бранденбург-Кульмбахского, а также подписание в том же году Гейдельбергского соглашения о защите мира нейтральными князьями, среди которых были правители католических Майнца, Трира и Баварии и лютеранских Пфальца и Вюртемберга, способствовали сближению позиций основных политических группировок в империи. Большое значение также имело трёхстороннее соглашение, заключённое в марте 1555 г. между Саксонией, Гессеном и Бранденбургом о согласовании позиций на переговорах с императором. В стороне от процесса сближения остался император Карл V, продолжавший отказываться от уступок протестантам и имперским князьям. В 1554 г. должен был состояться рейхстаг империи, однако император затягивал его открытие, а после того как дал, наконец, согласие на созыв рейхстага, отказался прибыть на его заседания. При этом Карл V предоставил все полномочия для ведения переговоров и утверждения решений рейхстага своему брату Фердинанду I.

Переговоры

В конце зимы 1555 г. в городе Аугсбург состоялось открытие рейхстага под председательством Фердинанда I. На дебатах собравшиеся обсуждали, как завершить религиозно-политический кризис. Сословия предложили изменить изначальную повестку дня и заняться решением насущного конфессионального вопроса. От протестантских князей поступило требование заключить соглашение, гарантирующее свободу вероисповедания лютеранства. Также они хотели секуляризировать церковные владения в странах, где исповедуют протестантство. Католики были представлены на рейхстаге слабо и согласились на официальное признание лютеранской конфессии в империи, но поставили условие о сохранении существующего порядка на территориях церковных княжеств.

До середины лета шла подготовка проекта соглашения. Его должен был утвердить король. После этого начались двусторонние обсуждения. Лютеранским князьям хотелось, чтобы каждый подданный империи получил свободу в выборе веры. У католиков была задача сохранить гарантии, что Римско-католическая церковь оставит за собой все имеющиеся у нее владения.

21 сентября рейхстаг окончательно утвердил соглашение, а через четыре дня его подписал Фердинанд I. Накануне состоялось отречение Карла V. Его не устраивал готовящийся в Аугсбурге документ. В следующем году на трон взошел Фердинанд I, после чего началась реализация Аугсбургского мира.

Соглашение не гарантировало лютеранам, проживающим в католических регионах, свободу выбора веры. Позже по этому вопросу была принята дополнительная «Декларация Фердинанда», но законом она так и не стала.

Читать еще:  Мартин Лютер Кинг -- духовный лидер баптизма и борец за права человека

Условия соглашения

Аугсбургский религиозный мир представлял собой компромисс между католическими и протестантскими субъектами Священной Римской империи, направленный на поддержание мира и стабильности в биконфессиональной стране. В этом отношении соглашение являлось очередным шагом в развитии идеи «земского мира», утверждённой ещё в 1495 году в качестве имперского закона. Хотя конфессиональный раскол Германии на католический и протестантский лагеря сохранялся, в государственно-правовой и общественно-политической сфере Аугсбургский мир восстановил единство империи.

Важнейшим положением Аугсбургского религиозного мира стало признание лютеранства в качестве легитимной конфессии. Само соглашение представляло по сути договор между католическими и лютеранскими субъектами империи под главенством объединяющих институтов — имперских учреждений и императора из дома Габсбургов. Однако в тексте Аугсбургского мира не содержались чёткие критерии отнесения исповедуемой конфессии к лютеранству: под лютеранами понимались лица, исповедующие Аугсбургское исповедание 1530 года, и «конфессионально родственные им члены». Эта оговорка позволила в дальнейшем кальвинистам также претендовать на легитимность и полноправное участие в государственной системе империи. Другие протестантские конфессии (цвинглианство, анабаптизм, спиритуализм) не получили признания в империи и оказались вне закона. Утвердив легитимность лютеранства, Аугсбургский мир также провозгласил амнистию для всех лиц, осуждённых из-за своей принадлежности к этому вероисповеданию, и прекращение юрисдикции католических церковных судов над лютеранами.

Почему даже вынужденная веротерпимость оказалась жизнеспособной

1555 Карл V

Ради христианского дела я готов пожертвовать своими королевствами и владениями, своими друзьями, своим телом, своею кровью и своею душою

Император Священной Римской империи в 1519-1556, один из самых влиятельных правителей XVI столетия. Стал первым из Габсбургов, объединившим под своей короной огромные наследственные владения в Центральной Европе, Испании, Италии, Нидерландах и Новом Свете. После его отречения династия разделилась на две ветви, испанскую и австрийскую.

«Мы верим, все пойдет на лад, // не знает рыцарь Карл преград, // за дело он возьмется». Так распевали на улицах германских столиц и столичек в 1519 году, когда семеро курфюрстов, подкупленных золотом «аугсбургских Медичи» банкиров Фуггеров, избрали на престол Священной Римской империи Карла Габсбургского.

«Рыцарь Карл», Ritter Karl, родился вообще-то во Фландрии, говорить предпочитал по-французски и к моменту избрания был королем Испании и ее владений за океаном. Ему принадлежала примерно половина территории на пространстве от Дуная и Одера до Тахо и Гвадалквивира, а его официальный титул перечислял тридцать королевских корон. Немцы все равно радовались, потому что конкурентом Карла на выборах был французский бабник Франциск I, а новоизбранный государь, несмотря на бургундскую бабушку и испанскую матушку, по отцу-то был свой, фон Габсбург, и нижняя губа у него была прямо как у дедушки, императора Максимилиана I.

За дело Карл, положим, действительно взялся. Но только ему совершенно не улыбалось сводить это дело императора, номинально главного монарха всего крещеного мира, к обязанностям и возможностям правителя одной только Германии. Ему мечталось о мировой сверхдержаве, о непревзойденном блеске императорского венца, о славе нового Августа и нового Траяна, владыки уже не той античной ойкумены, лепящейся к берегам Средиземного моря, но вселенной эпохи Великих географических открытий.

С этими видами он боролся с Франциском I за Италию (удачно). Воевал с турками, именно в это время бравшими все новые рубежи в Европе (малоудачно, но дерзко). На таком фоне в управлении какой-то Германией, казалось бы, действительно можно было бы не знать преград. И все же главной преградой для него стали именно германские дела — дело Лютера и поднявшаяся вслед за ним религиозно-политическая смута.

Карл был реалистом, папский суверенитет в церковных вопросах не был для него уж такой святыней, которой и пальцем нельзя коснуться. Во время нескольких рейхстагов, собиравшихся в связи с нестроениями в империи, он действовал по обстоятельствам: где-то уступал курии, где-то венценосным защитникам Лютера. Строго говоря, были моменты, когда ему ничего не стоило своей личной властью хотя бы арестовать смутьяна — но он этого не сделал, ограничился трескучими угрозами. Император и августинец-расстрига соперничали до самой смерти Лютера в 1546 году. Но соперничали, пожалуй, именно что по-рыцарски.

Лукас Кранах Старший. «Портрет Карла V», 1533 год

Фото: Lucas Cranach the Elder

Поддерживавшие Лютера немецкие князья — те не всегда дотягивались до этой планки. Отвлекаясь на бесконечные войны с ними, Карл в конце-то концов к 1547 году победил. И попробовал навязать супостатам хотя бы временное конфессиональное перемирие в ожидании решений собравшегося в Триденте (нынешнем Тренто) Вселенского собора, который-де всех рассудит. Но князья опять взялись за оружие. Всеевропейское могущество императора тем временем все больше напоминало тришкин кафтан. Усталый кесарь, потерявший надежду на то, что хотя бы на религиозном фронте его проблемы решит церковный собор, начал склоняться к компромиссу.

25 сентября 1555 года собравшийся в Аугсбурге рейхстаг наконец помирил католиков и лютеран. Cuius regio, провозгласил рейхстаг, eius religio: чья власть — того и вера. То есть единой нормативной веры не стало — и в любом из сотен входивших в империю малых, крохотных и микроскопических государств вассалы императора могли по своему вкусу выбрать хоть веру римскую, хоть веру лютерову. (Набиравшему силу кальвинистскому исповеданию, правда, пришлось подождать еще несколько десятилетий, пока и их не присоединили к этому благорастворению воздухов.)

Читать еще:  Выбрали первую женщину-епископа

Через месяц после этого величавого события «рыцарь Карл», превратившийся к своим 55 годам в измученного подагрой и невралгиями старика, сказал свое «я устал, я ухожу». Держава, над которой не заходило солнце, распалась. Отрекшийся владыка мира затворился в монастыре, империя перешла его брату Фердинанду I, Испания — его сыну Филиппу II (который еще изрядно потрудится для того, чтобы стать для протестантского сознания адским жупелом).

Традиционная историография на итоги Аугсбургского рейхстага обычно смотрела с миной дежурно вежливой, но все равно кислой. Ей не угодишь. Что договорились — молодцы, конечно, но только ведь реакционные католические феодалы остались при своих, условно прогрессивные протестантские феодалы радостно сохранили секуляризованные церковные земли, а лоскутное одеяло империи так и осталось лоскутным. Даже и надежды не осталось на то, что когда-нибудь под сильной центральной властью все эти пестрые лоскуты как-то друг ко другу прилиняются, что ли. Если бы Карл по какому-то невероятному стечению обстоятельств — ну турки бы внезапно самоликвидировались, например,— сколотил общеевропейский крестовый поход и вырезал бы протестантов, как когда-то вырезали альбигойцев,— было бы нехорошо. Если бы выкрутил руки главарям соперничающих партий (тоже небывальщина, конечно), так что лютеране и католики-ортодоксы слились бы в унии и стали бы мирно пастись, как волк и агнец у пророка Исайи,— тоже было бы нехорошо: нечего, мол, даже таким вегетарианским образом давать поблажку Риму. Император не сделал ни того ни другого, занимался своими собственными политическими прожектами, но вышло все равно нехорошо, потому что Германия оказалась разобщенной,— ни вам единого рынка, ни единого гражданского общества. Да и взорвался же в 1618 году этот общегосударственный компромисс, и еще с каким грохотом.

А. Херренайзен. «Аугсбургский рейхстаг 1530 года», 1601 год (курфюрст Иоанн Фридрих Саксонский передает императору Карлу V «Аугсбургское исповедание», первый кодекс лютеранства)

Фото: Retzlaff/ullstein bild via Getty Images

Давайте, однако, отложим политэкономию и посмотрим на это по-человечески. Шестьдесят с лишним лет в центре Европы был мир. Во Франции мрак кромешный, 36 лет гражданской войны, несколько миллионов жертв, гугеноты режут католиков в день св. Михаила (1567), католики режут гугенотов в ночь св. Варфоломея (1572). В Нидерландах лютует герцог Альба, Испания снаряжает против Англии Великую армаду, в самой Англии исправно шлют на эшафот то католиков, то чересчур рьяных протестантов, тоже несогласных с государственной церковью. А в Германии мир. Хромоватый, конечно, но все равно из тех, что лучше доброй ссоры.

За последние десятилетия ученые раскопали массу как-то обезоруживающе трогательных ситуаций, к которым этот мирный посыл приводил в иных немецких областях на низовом уровне. Крестьяне, которые на всякий случай принимали предсмертное причастие сразу у двух священников, католического и протестантского. Священники, которые в разные часы и дни служили для двух спокойно уживающихся общин обедню то по одному, то по другому обряду. Лютеранские пасторы, которые присягали на верность Евангелию перед деканами католического собора. Женский монастырь, где под одной крышей обитали равночисленные сестричества католичек, лютеранок и кальвинисток (аббатису выбирали по очереди из каждой общины). Бывает толерантность как красивая буква закона — и бывает толерантность как доброе, пусть и наивное расположение сердца.

Но если вычеркнуть и это «ми-ми-ми», и всевозможное самоуправство имперских князей, формально главных бенефициаров Аугсбургского мира, то все равно останется важное содержание, горсть принципов, которые прошли через топку Тридцатилетней войны и Вестфальским миром были только уточнены и подтверждены.

И на которых, собственно, цивилизация с тех пор и старается стоять. Государство впервые за всю послеримскую историю по всей форме признало, что невольник — не богомольник, что разные исповедания не просто терпимы и даже не просто охраняемы законом, но равноправны. И что даже если у подданного возникает на религиозной почве конфликт с непосредственным сувереном, то свобода и имущество этого подданного защищены общегосударственным правосудием. Каким-то, как у Хармса, неизвестным для рыцаря Карла и для уличных певунов образом — но все и в самом деле неторопливо пошло на лад.

Заседание рейхстага

Наконец, 5 февраля 1555 Аугсбург принял у себя рейхстаг Империи, где встретились все стороны и участники конфликта. Фердинанд I был на нем председателем. Переговоры проходили в нескольких куриях в параллельном режиме. Между собой отдельно договаривались курфюрсты, свободные города и князья. Наконец, в сентябре Аугсбургский мир был подписан Фердинандом на условиях, в которых было много уступок протестантам. Это не понравилось императору Карлу. Но поскольку он не мог саботировать процесс, чтобы не начать войны, то решил отречься от престола за несколько дней до подписания договора. Заключение Аугсбургского мира состоялось 25 сентября 1555 года.

Читать еще:  Церковь Святых последних дней заняла первое место в песенном хит - параде

Cujus regio, ejus religio

Аугсбургское соглашение установило гарантии свободы вероисповедания для имперских сословий (курфюрстов, светских и духовных князей, свободных городов и имперских рыцарей). Каждый субъект империи мог свободно перейти из католичества в лютеранство или обратно. Принадлежность к тому или иному вероисповеданию не могла служить причиной ограничения данного субъекта в правах. В свободных имперских городах был введён принцип равных прав представителей обеих конфессий на отправление религиозных культов. Свободу вероисповедания получили также имперские рыцари, находившиеся в непосредственной вассальной зависимости от императора. Однако, несмотря на требования лютеран, Аугсбургский мир не предоставил право выбора религии подданным имперских князей и рыцарей. Подразумевалось, что каждый правитель сам определяет вероисповедание в своих владениях. Позднее это положение трансформировалось в принцип cujus regio, eius religio — лат. чья страна, того и вера [2] . Уступкой католиков в отношении конфессии подданных стала фиксация в тексте соглашения права на эмиграцию для жителей княжеств, не пожелавших принять религию своего правителя, причём им гарантировалась неприкосновенность личности и имущества.

Католической партии удалось внести в текст Аугсбургского мира так называемую «духовную оговорку» (лат. Reservatum Ecclesiasticum ), в соответствии с которой в случае перехода духовного князя (епископа или аббата) в лютеранство он подлежал отрешению от власти, а на его место избирался католик. Таким образом, гарантировалось сохранение за католиками всех духовных владений, существовавших на 1552 год. Церковные земли, секуляризированные ранее, оставались под властью лютеранских правителей.

Переговоры [ править ]

5 февраля 1555 года в Аугсбурге официально открылся рейхстаг Священной Римской империи. Председательствовал на нём римский король Фердинанд I, действующий от имени императора Карла V, который всё более отходил от ведения дел в империи. С самого начала на рейхстаге начались бурные дебаты о путях выхода из конфессионально-политического кризиса. Повестка дня собрания, предложенная императором, под давлением сословий была изменена и на первый план вышел религиозный вопрос. Протестантские князья выступили с требованием заключения всеобъемлющего соглашения, которое бы предоставило гарантии свободному исповеданию лютеранства и санкционировало секуляризацию церковных владений в протестантских государствах. Католическая партия была более слабой, во многом из-за пассивности папы римского и императора, и была готова легитимизировать лютеранскую конфессию в рамках империи при условии сохранения статус-кво в церковных княжествах. Реальной альтернативы религиозно-политическому компромиссу на рейхстаге предложено не было. Переговоры велись по куриям: курфюрстов, князей и свободных городов.

К 21 июля 1555 года был подготовлен проект соглашения, который был направлен на утверждение королю. Затем последовали ещё несколько месяцев двусторонних обсуждений и согласований, в ходе которых лютеранские князья пытались добиться признания свободы вероисповедания для каждого подданного империи, а католики настаивали на предоставлении гарантий неприкосновенности владений Римско-католической церкви. Попытки Фердинанда I устраниться от утверждения проекта соглашения и выдвинутая им идея закрытия или переноса рейхстага были решительно отвергнуты протестантскими курфюрстами и князьями. В результате, осенью 1555 года король был вынужден форсировать переговоры. 21 сентября 1555 года текст соглашения был утверждён рейхстагом, а 25 сентября — подписан Фердинандом I. Незадолго до этого, 19 сентября 1555 года император Карл V подписал отречение от престола, одной из причин которого было несогласие с текстом Аугсбургского соглашения. Поэтому официально Аугсбургский религиозный мир вступил в силу лишь в 1556 году, после завершения процедуры отречения Карла V и передачи престола Фердинанду I.

В текст соглашения не вошли гарантии против принуждения лютеранских подданных католических субъектов империи к переходу в католичество. Они стали предметом отдельной «Декларации Фердинанда» за подписью римского короля, которая, однако, не получила статуса закона империи.

Межконфессиональное сотрудничество и кооперация внутри лютеранских церквей.

Большинство лютеранских объединений во всем мире входит во Всемирную лютеранскую федерацию, образованную в 1947 для исследования лютеранства и координации общей деятельности на международной основе. Многие лютеранские церкви являются членами Всемирного совета церквей, межконфессиональной группы, объединяющей вероисповедания различных стран. В 1967 сформирован Лютеранский совет в США, организация, призванная координировать деятельность лютеран в США и заменившая Национальный лютеранский совет (возникший в 1918). Лютеране в США также входят в межконфессиональное объединение Национальный совет церквей Христа в США. Если Миссурийский синод не проявляет готовности вступить во Всемирную лютеранскую федерацию или другие межконфессиональные объединения, то все три крупные лютеранские церкви участвовали в теологических собеседованиях с представителями других христианских вероисповеданий.

Христианство. Энциклопедический словарь, тт. 1–3. М., 1993–1995
Зассе Г. На том стоим: Кто такие лютеране. СПб, 1994
Христианство: Словарь. М., 1994
Очерки истории западного протестантизма. М., 1995
Лютеранская церковь в Советской России (1918–1950 гг.): Документы и материалы. М., 1997
Народы и религии мира. Энциклопедия. М., 1998

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector