0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Билет на тот свет: народные представления о загробном мире

Билет на тот свет: народные представления о загробном мире

С древнейших времен людей мучил вопрос: что будет после смерти? Куда попадают покойные родственники и можно ли поддерживать с ними связь? Как обеспечить защиту от потусторонних сил? В поверьях об устройстве мира мертвых причудливо переплелись архаические мифы, официальная религия и бытовая магия.

В развитых религиозных системах, где есть понятие греха и воздаяния, праведной и неправедной жизни, загробный мир чаще всего делится на две части: ад и рай. Так, в народных поверьях, испытавших влияние христианства, чистые и нечистые души на том свете стали попадать в разные «помещения». Коми считали, что почившие праведники живут в белых избах, а грешники — в черных, хотя и по соседству. Для воинственных народов вроде чукчей были важны обстоятельства смерти: погибшие на поле боя отправлялись в лучший, верхний, мир, те, кого скосили болезни, — в нижний.

Богослужебные тексты не пестрят описаниями посмертных блаженств и страданий. Этот недостаток пришлось восполнить средствами народной фантазии. Типичные атрибуты рая в апокрифических сказаниях — еда в изобилии, солнце, прекрасные девы, плодородные земли. В аду сумрачно, там обитают отвратительные змеи и драконы, провинившихся режут, варят в котлах. Некоторые христианизированные народы считали, что на время крупных религиозных праздников пытки на том свете прекращаются.

В большинстве архаических верований различий между грешниками и праведниками не проводится. Все умершие без разбору отправляются в общий загробный мир, причем переход туда, как правило, испытание не из легких.

Душа покойного вынуждена подолгу путешествовать, преодолевать препятствия. Зато по прибытии к вечному пределу она продолжает вести ту же жизнь, что и прежде. С этим связаны древние обряды погребения, когда могилы делали похожими на жилище: клали в них еду, предметы быта, деньги, хоронили рядом домашних животных, рабов — на том свете пригодятся.

Бывает, что покойные вовсе никуда не уходят: якуты привязывали гробницы к ветвям деревьев, чтобы не копать могилы в мерзлой земле. Души оставались в том же мире, что живые люди, и могли подавать им знаки, но выходили только по ночам. Народы Дальнего Востока верили, что умершие неестественной смертью, например утонувшие или растерзанные дикими зверями, перерождаются в духов воды или леса соответственно. С одной стороны, живым следует их опасаться, с другой — они помогают на промысле.

Загробная география

Мир мертвых отделен от мира живых непреодолимыми преградами и находится очень далеко — высоко в небе или глубоко под землей. За безопасное попадание человеческой души на тот свет отвечают специальные проводники: божества, ангелы, духи-хранители, умершие прежде родственники, перевозчики, которых необходимо задобрить.

Распространенный образ границы между мирами — река, полная водоворотов или опасных существ, несущая гибель. Таковы древнегреческий Ахерон, финская Манала или кровавая, кишащая нечистью Вайтарани в индуистских верованиях. Перебраться через последнюю можно, лишь держась за хвост священной коровы (которую необходимо принести в жертву после смерти человека).

Для большинства традиционных культур характерно разделение вселенной на три части: верхний, средний и нижний миры — мертвые, как правило, обитают в последнем. Территория живых, по архаическим представлениям, находится по правую руку и связана с солнечными сторонами света — востоком и югом.

Царство мертвых, наоборот, ассоциируется с левой стороной и располагается на севере или западе, где солнце заходит или вовсе не появляется.

В эпосе «Калевала», сохранившем предания финно-угорских народов, загробному миру соответствует мрачная страна Похьёла на самом севере, противопоставленная землям живых как царство холода, зла и темной магии.

Из преисподней, из-за края света, растет мировое древо. Оно объединяет «слои» бытия: его крона в небесах, обители богов; ствол — в среднем мире, где живут люди; корни — в царстве мертвых и демонических сил. Это мифологический архетип, которому соответствуют, например, скандинавский Иггдрасиль, казахский Байтерек или китайский Фусан. Все они объединяют миры и служат каналами перемещения из одного в другой. С этим связан обычай сажать деревья на могилах и вешать на них веревки, чтобы помочь душе «взобраться» на тот свет.

В восточнославянских преданиях место, куда улетают души после смерти, называли «ирий» или «вырей». Туда же отправляются на зиму птицы, змеи, насекомые.

Путь в этот загробный край лежит через водную преграду, омут или водоворот. В ирии растет мировое древо, крона которого служит пристанищем для летающих существ, а корни — для ползающих. Души покойных, особенно те, что покинули бренную оболочку недавно, могут являться живым в образе мух или птиц. Последние также способны приносить вести от умерших их близким.

Опасное путешествие

После смерти душе предстоит долгая дорога, столкновения с опасными существами, божественный суд или испытания. Успех загробного путешествия зависит от того, насколько хорошо покойный и его близкие подготовились к погребению, соблюдены ли обряды, принесены ли жертвы, имеются ли при умершем все необходимые вещи, скажем крепкая обувь для дальнего пути или плата перевозчику в преисподней.

Распространено поверье, что поведение человека при смерти свидетельствует о его нравственных качествах. Праведные, честные люди отходят в мир иной легко и безболезненно, духи-хранители или другие добрые существа охотно сопровождают их на тот свет и защищают на божественном суде.

Грешники умирают долго и мучительно: душа не желает расставаться с телом, потому что предчувствует вечные страдания.

Восточнославянские народы представляли себе дорогу на небеса как подъем по гладкому скользкому склону горы — стеклянной, хрустальной или железной. Поэтому при жизни человек должен сохранять остриженные ногти: после смерти они прирастут и помогут взобраться. С той же целью литовцы сжигали рысьи или медвежьи когти на костре вместе с трупом.

Нужны покойникам и деньги: душа должна оплатить услуги перевозчика через подземную реку или купить место на кладбище, чтобы соседи по погосту не выгнали. По верованиям марийцев, презренным металлом можно задобрить даже владыку преисподней: за взятку он закроет глаза на небольшие прегрешения при жизни и даст душе шанс устроиться в райской части подземного царства.

Указывают мертвым дорогу в загробный мир явления природы и животные: птичьи стаи, радуга, Млечный Путь. Причем последний раздваивается: одна его часть ведет в рай, другая — в ад.

По поверьям осетин, перед смертью человеку является волк: завидев его, умирающий пугается, душа покидает тело, и зверь уводит ее из дома.

В мифах коми-пермяков ту же функцию выполняет медведь. Народы Дальнего Востока считают проводниками в мир иной жаб или ящериц.

Возложена такая обязанность и на живых людей. Например, в России распространен обычай выстилать еловыми ветвями путь похоронной процессии. В гроб кладут полоску ткани или катушку ниток: на том свете они станут доро́гой для покойного, помогут преодолеть препятствия.

Забота о посмертном пути со стороны живых неслучайна: неупокоившаяся душа становится серьезной угрозой. Люди, умершие не своей смертью, некрещеные дети возвращаются домой в виде призраков и других опасных и зловредных существ.

В верованиях монгольских народов души новорожденных младенцев или незамужних девушек пугают людей, распространяют болезни, заставляют путников блуждать. Опасен и дух воина, павшего в бою: он будет преследовать своего убийцу. Чукчи перереза́ли горло поверженным врагам — отделив голову от тела, они лишали их силы. С той же целью эскимосы убивали пленных, просверливая им череп.

Туда и обратно

В особых случаях границы между мирами становятся проницаемыми, например в дни религиозных праздников, когда души умерших посещают живых, или при посредничестве колдуна, шамана. Мотив путешествия в подземное царство, связанного с опасностями и лишениями, распространен в мифологии и героическом эпосе. Самые известные сюжеты — сошествие богини Иштар в преисподнюю, история об Орфее и Эвридике.

Читать еще:  Гадание в Месопотамии
Загробное царство не просто обитель мертвых, а антитеза миру живых, где всё другое.

Ненцы, ханты и манси представляли его как «мир наоборот»: когда на земле день, здесь царит ночь, когда лето — там зима. Поэтому похоронную одежду следовало надевать задом наперед, а инвентарь для погребения ломать — на том свете он станет целым.

Преисподняя — источник магических знаний или предметов, а также невест. Но чтобы проникнуть туда и вернуться невредимым, необходимо проявить силу и смелость, соблюдать определенные правила и продемонстрировать волшебные умения. Богатырь Сослан из северокавказского нартского эпоса отправляется в мир мертвых, чтобы добыть листья растущего там целебного дерева. Герои «Калевалы» сватают жен в Похьёле и похищают оттуда волшебную мельницу Сампо. Вяйнямёйнен спускается в преисподнюю, чтобы узнать недостающие слова для заклятия.

Отправляются в мир иной за возлюбленной или богатствами и удальцы в русских волшебных сказках.

Герой, как правило, путешествует много лет, плывет за моря, пока не встречает Бабу-ягу, охраняющую вход в подземное царство. Колдунья готовит добру молодцу баню (это соответствует ритуальному омовению трупа), кормит его («причащение» едой из царства мертвых), укладывает спать, а затем подвергает испытаниям.

Получив желаемое, герой сбегает от колдуньи с помощью волшебных предметов и возвращается в мир живых.

В шаманизме у человека несколько душ: одна «привязана» к телу, а другие, свободные, могут перемещаться сами по себе. Если кто-то тяжело заболел, это означает, что потусторонние существа пытаются завладеть его душой. На помощь призывают шамана, который отправляется в мир мертвых, где находит затерявшуюся душу и возвращает ее владельцу. Он попадает в преисподнюю, как правило, в сопровождении магического животного: у саамов таким считался олень.

По верованиям осетин, обычный человек тоже способен проникнуть в потусторонний мир, пусть и не в физическом обличье. Душа путешествует во время сна, посещая в том числе подземное царство. Оттуда она приносит что-то полезное, например семена растений, хороший урожай, или получает важные сведения о будущем. Однако душа может и «заразиться» болезнью, особенно кашлем.

Входы Править

Звукозаписывающая студия ДОА Править

Вход контролирует Харон, жнец душ. Он спускает их вниз, где они плывут по реке Стикс в сторону противоположного берега. На этом берегу Цербер, трехглавый пес, рожденный Ехидной от Тифона, стоит на страже. Души должны пройти мимо Цербера к их существованию после смерти. Если они пройдут Цербера, то больше никогда не смогут уйти.

Врата Орфея Править

Врата Орфея — менее известный вход, который находится в Центральном парке, Нью-Йорк. Орфей создал его, чтобы вернуть свою мертвую жену, Эвридику. Дабы открыть эти врата, требуется музыка, в Последнем Олимпийце Гроувер Ундервуд с помощью своих тростниковых трубочек открыл вход для Перси Джексона и Нико ди Анджело. Вход ведет сразу к главным воротам, поэтому таким образом можно сразу попасть ко Дворцу Аида.

Врата Смерти Править

Вратами Смерти пользуется Танатос, чтобы быстро входить и выходить из Царства Мертвых. Он утверждает, что вход — это не физическое место, обычно только он знает, где находятся врата. К сожалению, после того, как Танатос был взят в плен, Гее удалось овладеть цепями, которые держали вход в Тартар, чтобы монстры могли быстро реформироваться, а мертвые возвращались к жизни, например, Медея, царь Мидас и Финей.

Знак Голливуда Править

В экранизации Похитителя молний Перси Джексон и его друзья входят в Царство Аида через знак Голливуда, следуя карте, которую им дал Лука Кастеллан. На букве «Н» (Hollywood) есть древнегреческая надпись. Когда Перси читает текст вслух: «Горе всем порочным душам» — часть земли рядом двигается, и открывается вход в Подземный мир. Вход ведет к самому Харону, который уже стоит возле Стикс, их поджидая.

Другие входы/выходы в Преисподнюю Править

Приведенные выше входы в Царство Мертвых являются основными, но есть и другие способы, что было показано в Секретных материалах. Аид может использовать свои ключи для создания и закрытия врат в свое царство практически по желанию. Точные места расположения этих входов неизвестны.

Реки Аида Стикс и Ахеронт. — Перевозчик Харон. — Бог Аид (Плутон) и богиня Персефона (Прозерпина). — Судьи царства Аида Минос, Эак и Радамант. — Тройственная богиня Геката. — Богиня Немезида. — Царство мертвых древнегреческого художника Полигнота. — Сизифов труд, муки Тантала, колесо Иксиона. — Бочка Данаид. — Миф об Елисейских полях (Элизиуме).

Реки Аида Стикс и Ахеронт

Согласно мифам древней Греции, на земном шаре были такие страны, где царила вечная ночь и солнце никогда не восходило над ними. В такой стране поместили древние греки вход в Тартар — подземное царство бога Аида (Плутона), царство мертвых греческой мифологии.

Царство бога Аида орошали две реки: Ахеронт и Стикс. Именем реки Стикс клялись боги, произнося клятвы. Клятвы рекой Стикс считались ненарушимыми и страшными.

Река Стикс катила свои черные волны среди безмолвной долины и девять раз огибала царство Аида.

Перевозчик Харон

Харон, перевозчик душ умерших, с веслом и в лодке. Древнегреческий лекиф, V в. до Р.Х., Лувр, Париж.
<Фото: (Creative Commons license): mararie>

Ахеронт, грязная и мутная река, охранялась перевозчиком Хароном. Мифы древней Греции описывают Харона в таком виде: в грязной одежде, с нечесаной длинной белой бородой, Харон одним веслом управляет своей лодкой, в которой перевозит тени умерших, тела которых на земле уже погребены; лишенных же погребения Харон безжалостно отталкивает, и тени эти осуждены вечно странствовать, не находя покоя (Вергилий).

Античное искусство так редко изображало перевозчика Харона, что тип Харона стал известен только благодаря поэтам. Но в средние века мрачный перевозчик Харон фигурирует на некоторых памятниках искусства. Микеланджело поместил Харона в своем знаменитом произведении «День Страшного суда», изобразив Харона перевозящим грешников.

За провоз через реку Ахеронт надо было платить перевозчику душ. Верование это так укоренилось среди древних греков, что мертвым клали в рот мелкую греческую монету обол для платы Харону. Древнегреческий писатель Лукиан насмешливо замечает: «Людям не приходило в голову, в ходу ли эта монета в подземном царстве Аида, а также они не соображали того, что лучше было бы не давать этой монеты умершим, потому что тогда их бы не захотел перевозить Харон, и они могли бы вновь вернуться к живущим».

Как только тени умерших были перевезены через Ахеронт, на другом берегу встречал их пес Аида Цербер (Кербер), обладающий тремя головами. Лай Цербера так устрашал умерших, что отнимал у них даже всякую мысль о возможности возврата туда, откуда они прибыли.

Бог Аид (Плутон) и богиня Персефона (Прозерпина)

Судьи царства Аида Минос, Эак и Радамант

Затем тени умерших должны были предстать перед богом Аидом (Плутоном), царем Тартара, и богиней Персефоной (Прозерпиной), супругой Аида. Но бог Аид (Плутон) не судил мертвых, это исполняли судьи Тартара: Минос, Эак и Радамант. По словам Платона, Эак судил европейцев, Радамант — азиатов (Радаманта всегда изображали в азиатском костюме), а Минос должен был, по повелению Зевса, судить и решать сомнительные случаи.

Прекрасно сохранившаяся живопись на одной античной вазе изображает царство Аида (Плутона). Посреди находится дом Аида. Сам бог Аид, властелин преисподней, сидит на троне, держа в руке скипетр. Подле Аида стоит Персефона (Прозерпина) с зажженным факелом в руке. Наверху, по обе стороны дома Аида, изображены праведники, а ниже: направо — Минос, Эак и Радамант, налево — Орфей играет на лире, внизу же находятся грешники, среди которых можно узнать Тантала по его фригийской одежде и Сизифа по скале, которую он катит.

Тройственная богиня Геката

Богине Персефоне (Прозерпине) не было, по мифам древней Греции, дано активной роли в царстве Аида. Богиня Тартара Геката призывала богинь мщения Фурий (Эвменид), которые схватывали и овладевали грешниками.

Богиня Геката была покровительницей волшебства и заклинаний. Богиню Гекату изображали в виде трех соединенных вместе женщин. Этим как бы аллегорически поясняется, что власть богини Гекаты распространялась на небо, землю и царство Аида.

Первоначально Геката не была богиней Аида, но она подарила Европе румяна и тем как бы вызвала восхищение и любовь Зевса (Юпитера). Ревнивая богиня Гера (Юнона) стала Гекату преследовать. Богиня Геката должна была укрыться от Геры под погребальной одеждой и тем сделалась нечистой. Зевс приказал очистить богиню Гекату в водах реки Ахеронта, и с тех пор Геката стала богиней Тартара — подземного царства Аида.

Читать еще:  Жизнь и смерть месопотамцев

Богиня Немезида

Немезида, богиня возмездия, исполняла в царстве бога Аида почти такую же роль, как богиня Геката.

Богиня Немезида изображалась с согнутой у локтя рукой, чем намекалось на локоть — меру длины в античности: «Я, Немезида, держу локоть. Зачем, спросишь ты? Потому что я напоминаю всем, что не надо превышать меры».

Царство мертвых древнегреческого художника Полигнота

Древнегреческий автор Павсаний описывает картину художника Полигнота, изображающую царство мертвых: «Прежде всего, вы видите реку Ахеронт. Берега Ахеронта покрыты тростниками; в воде видны рыбы, но это скорее тени рыб, нежели живые рыбы. На реке лодка, в лодке гребет перевозчик Харон. Нельзя хорошенько различить, кого перевозит Харон. Но невдалеке от лодки Полигнот изобразил ту пытку, которой подвергается жестокий сын, осмелившийся поднять руку на отца: она состоит в том, что собственный отец его вечно душит. Подле этого грешника стоит нечестивец, осмелившийся грабить храмы богов; какая-то женщина смешивает яды, которые должен он вечно пить, испытывая при этом страшные мучения. В те времена люди чтили и боялись богов; поэтому художник поместил в царстве Аида нечестивца, как одного из страшнейших грешников».

Сизифов труд, муки Тантала, колесо Иксиона

Почти не сохранилось в искусстве античности изображения царства мертвых. Только из описаний античных поэтов знаем мы о некоторых грешниках и о пытках, которым они подвергались в царстве мертвых за свои преступления. Например,

  • Иксион (колесо Иксиона),
  • Сизиф (Сизифов труд),
  • Тантал (Танталовы муки),
  • дочери Даная — Данаиды (бочка Данаид).

Иксион оскорбил богиню Геру (Юнону), за что в царстве Аида был привязан змеями к колесу, которое вечно вертелось (колесо Иксиона).

Танталовы муки, Сизифов труд, колесо Иксиона: мучения грешников античной мифологии в царстве Аида.

Разбойник Сизиф должен был вкатывать в царстве Аида огромную скалу на вершину горы, но лишь только скала дотрагивалась до этой вершины, как невидимая сила сбрасывала ее в долину, и несчастный грешник Сизиф, обливаясь потом, должен был вновь начинать свою трудную, бесполезную работу (Сизифов труд).

Тантал, царь Лидии, вздумал испытать всеведение богов. Тантал пригласил богов на пир, зарезал своего родного сына Пелопса и приготовил из Пелопса кушанье, думая, что боги не узнают, какое ужасное блюдо стоит перед ними. Но только одна богиня Деметра (Церера), удрученная горем вследствие исчезновения дочери Персефоны (Прозерпины), съела нечаянно кусок плеча Пелопса. Зевс (Юпитер) приказал богу Гермесу (Меркурию) собрать куски Пелопса, соединить их вновь и оживить ребенка, а недостающее плечо Пелопса сделать из слоновой кости. Тантал за его каннибальский пир был приговорен в царстве Аида стоять по горло в воде, но — лишь только Тантал, мучимый жаждой, хотел напиться — вода уходила от него. Над головой Тантала в царстве Аида висели ветки с прекрасными плодами, но стоило Танталу, голодному, протянуть к ним руку, как они поднимались до небес (Танталовы муки).

Бочка Данаид

Данаиды. Джон Уильям Уотерхаус, 1903 г.

Одна из самых интересных пыток в царстве Аида, которую придумало богатое воображение древних греков, — та, которой были подвергнуты дочери Даная (Данаиды).

Два брата, потомки несчастной Ио, Египет и Данай, имели: первый — пятьдесят сыновей, а второй — пятьдесят дочерей. Недовольный и возмутившийся народ, подстрекаемый сыновьями Египта, заставил Даная удалиться в Аргос, где он научил народ рыть колодцы, за что был избран царем. Вскоре в Аргос пришли сыновья его брата. Сыновья Египта стали добиваться примирения с дядей Данаем и пожелали взять его дочерей (Данаид) себе в жены. Данай, видя в этом возможность сразу отомстить своим врагам, согласился, но уговорил своих дочерей убить в брачную ночь мужей.

Все Данаиды, кроме одной, Гипермнестры, исполнили приказание Даная, принесли ему отрубленные головы мужей и похоронили их в Лерне. За это преступление Данаиды были приговорены в Аиде вечно наливать воду в бочку, не имеющую дна.

Полагают, что миф о бочке Данаид как бы намекает на то, что Данаиды олицетворяют реки и источники той страны, высыхающие там каждое лето. Античный барельеф, сохранившийся до наших дней, изображает пытку, которой подвергаются Данаиды.

Миф об Елисейских полях (Элизиуме)

Противоположностью страшному царству Аида являются Елисейские поля (Элизиум), местопребывание безгрешных.

На Елисейских полях (в Элизиуме), по описанию римского поэта Вергилия, леса вечно зеленые, поля покрыты роскошными жатвами, воздух чист и прозрачен.

Одни блаженные тени на мягкой зеленой траве Елисейских полей упражняют свою ловкость и силу в борьбе и играх; другие, ритмично ударяя палками о землю, скандируют стихи.

Орфей, играя на лире в Элизиуме, извлекает из нее гармоничные звуки. Тени также лежат под сенью лавровых деревьев и прислушиваются к веселому журчанию прозрачных источников Елисейских полей (Элизиума). Там, в этих блаженных местах, находятся тени раненых воинов, сражавшихся за отечество, жрецов, сохранивших всю жизнь целомудрие, поэтов, которых бог Аполлон вдохновлял, всех, кто посредством искусства облагораживал людей, и тех, благодеяния которых оставили память о себе, и все они увенчаны белоснежной повязкой безгрешных.

© ЗАУМНИК.РУ, Егор А. Поликарпов — научная редактура, ученая корректура, оформление, подбор иллюстраций, добавления, пояснения, переводы с латинского и древнегреческого; все права сохранены.

Башня Тьмы впечатляла. Впечатляла и подавляла.

Никакие рекламные ролики не могли в полной мере передать все величие и грандиозность этого абсолютно черного обелиска, выраставшего из вод залива. В реальности башня выглядела гораздо…

В реальности?! Я выругался и нервно передернул плечами.

В реальности! Черт, я уже всерьез считаю игру реальностью! А впрочем… так оно и было. Я не мог нажать кнопку «Выход» и очнуться в капсуле, мертвое тело моего персонажа сделалось неотъемлемой частью игровой действительности. Подобно дьявольскому капкану оно захватило меня и будет удерживать до воскрешения. До воскрешения в игре или смерти в реальном мире. Иного исхода предусмотрено не было.

И осознание этого печального факта враз разбило наваждение, башня Тьмы сразу перестала впечатлять и подавлять, смотреть на нее расхотелось. Возникло даже желание спуститься в каюту, но я переборол этот порыв и остался на палубе баржи. Проклятье! Я слишком долго стремился попасть в столицу, чтобы сейчас забиться в темный тесный закуток и пропустить все самое интересное!

Баржа медленно скользила вниз по Лазурной реке, далекие берега терялись в утреннем тумане, а из стелившейся над водой молочной пелены выплывали острова, всюду мигали огни навигационных маяков. Вскоре русло начало дробиться на множество узких протоков, течение ускорилось, и корабельные орки выстроились вдоль бортов с длинными шестами, готовясь направлять судно в обход возникающих на его пути препятствий.

Мой дохлый питомец на верхушке мачты распахнул крылья, и над рекой разнеслось раскатистое «кра-а-а»…

Я раздосадованно выругался. Система не считала меня полноценным игроком и не позволяла контролировать мертвого феникса, тот творил что хотел.

Орки подняли головы и зло ощерились, но на мачту никто из них не полез. Успели убедиться за время плавания, что надолго отогнать феникса в любом случае не получится. А потом матросам и вовсе стало не до того: рулевой справлялся с течением из рук вон плохо, экипажу приходилось то и дело отталкиваться шестами от выдававшихся в реку пристаней и волноломов.

По последним данным, в городе постоянно находилось до полумиллиона игроков, и никакие заоблачные цены не могли их отпугнуть. Столицу темного мира предусмотрительно разместили на множестве островов; это позволяло хоть как-то контролировать ее беспокойных обитателей. Поговаривали даже о запрете на въезд новичкам, не достигшим двадцать пятого уровня, но пока дальше разговоров дело не шло.

В заполонившем все кругом тумане какое-то время мелькали каменные набережные, а затем баржа вышла на открытую воду, и ветер вмиг разметал молочную пелену. На мелкой ряби засеребрились лучи восходящего солнца, и восприятие сразу упало, я посильнее натянул на лицо капюшон плаща.

Со спины упала тень, я обернулся и увидел нависший над нами борт высоченного галеона. Легко обогнав баржу, парусный корабль ушел в сторону открытого моря; игроки на его верхней палубе смотрели с нескрываемым превосходством.

Орки кинулись ставить парус, поймали попутный ветер, и баржа двинулась в акваторию порта. Среди волн мелькнула спина какого-то исполинского монстра, но тварь сразу ушла на глубину, и я разжал судорожно вцепившиеся в леер пальцы. Вот это чудовище! А ну как проглотит?

Но я мигом позабыл о левиафане, когда с одного из островов взлетел огромный золотистый дракон. Вслед за ним пристроились два грифона, солнечные лучи засверкали на полированных доспехах седоков. Потом из-за башни Тьмы и вовсе показался летающий трехмачтовый корабль…

Читать еще:  Мусульмане помолились за убитых христиан

Я подобрал отвисшую челюсть и пожал плечами. Это же все виртуальность! Просто игра!

Но помогали эти самоубеждения мало. Столица темной половины мира казалась воистину безграничной, ее образ попросту не укладывался в голове. Куда идти? Как? Зачем? Кругом – огромный мир, которому нет никакого дела до проблем мертвеца…

Я тряхнул головой и упрямо стиснул зубы. Плевать! Обычное дело для новой карты, когда ничего не можешь понять. Будет время со всем разобраться. Да и придется ли? Надеюсь, Изабелла не теряла времени попусту и успела найти выход на нужных людей.

При этой мысли по спине пробежался неуютный холодок. Слишком многое стояло на кону, чтобы полагаться исключительно на случайную знакомую. И как она встретит меня после столь длительной отлучки? Терпением жрица отнюдь не отличалась…

Усилием воли я прогнал подступившие сомнения и недобро усмехнулся. Разница в уровнях у нас с Изабеллой теперь уже не столь и велика, одним

Бюджетный вариант

Всего известно немногим более 190 глав Книги, тексты которой в религиозной практике древних египтян использовались несколько тысяч лет. Отдельные экземпляры отличаются друг от друга по количеству глав и их выбору. В отдельных случаях число глав, фиксируемых на папирусах, менялось в зависимости от того, сколько денег могла заплатить семья покойного.

В определенный период времени священные тексты египетской «Книги мертвых» приобрели широкую популярность. И тогда был выработан, если можно так выразиться, экономный, или бюджетный ее вариант, который размножался писцами, находящимися при храмах. После того как книга покупалась, в нее вписывалось имя приобретателя.

В древнейших религиозных системах, закреплённых в письменных источниках, загробный мир представляет собой недифференцированное мрачное царство без солнечного света и радостей, размещённое чаще всего в нижнем ярусе трехъярусного мира (небесный — земной — подземный), табуированное для именования и называющееся эвфемистически. Таковы, например, Ки-галь (букв. «великая земля», «великое место»), или Кур (букв. «гора», «горная страна», хотя она и мыслится в «нижнем» мире) — в шумерской культуре и соответствующие им Эрцету («земля»), или Кур-ну-ги («страна без возврата»; заимствовано из шумерского языка) — в аккадской культуре; темный, глубокий и бесконечный дуат в египетских религиозных представлениях; греческий аид, или гадес («безвидный», «незримый»); в этом же ряду и древнееврейский (библейский) шеол.

Самые древние представления о загробном мире не несут в себе никакой этической дифференциации: все умершие люди уходят в одно и то же место независимо от того, кем они были на Земле. Первые попытки связать загробный мир с загробным воздаянием зафиксированы в египетской культуре эпохи Среднего царства (XXI—XVII вв. до н. э.) в Книге мёртвых, связанной с загробным судом Осириса, в результате которого души благочестивых людей отправляются на поля Иару, или Иалу, — поля блаженных (прообраз Елисейских полей, или Элизиума, в древнегреческой мифологии), а души грешных отправляются в пасть чудовища Амат на окончательное уничтожение. Отчасти та же дифференциация наблюдается позднее в древнегреческих представлениях (более ранние версии представляют тартар как безрадостное финальное пристанище всех без исключения покойников), согласно которым души людей, не прогневавшие богов, блуждают в Элизиуме, в то время как грешники наказываются, но в том же аиде.

Содержание книги

В более позднее время, при составлении текстов для Книги мертвых был использован некий общий вариант, что позволило в 20 веке немецкому ученому егпитологу Р. Лепсиосу, француз А. Море составить нумерацию глав. Делал он это на основании варианта Книги, относящегося к Птолемеевской эпохе, 1 век до н.э.

Обложка русскоязычного издания «Египетская Книга мертвых»

По этой теории, содержание Книги мертвых выглядит следующим образом:

    Главы 1-16 посвящены погребальной процессии, включают песнопения о перерождении и гимны Богу Солнца; Главы 17-63: описание возрождения человека; Главы 64-129: человек превращается в божество, узнает тайны, описание суда; Главы 130-162: тексты, которые прославляют и дают защиту умершему; Главы 163-193: дополнительные главы различного содержания.

В более древних источниках эти главы перемешаны. В более поздних представлено максимум 193 главы. В то же время, почти никто кроме фараонов не мог позволить себе настолько большие папирусы, поэтому в гробницах людей находят свитки с куда меньшим количеством иероглифов.

Токсичный бизнес африканских подростков

Аккра — столица Республики Гана и один из самых бедных городов Земли. Экономика Ганы держится главным образом на экспорте какао-бобов, а основа «личной экономики» многих жителей Аккры — бизнес на электронике. Не спешите представлять витрины с мощными ноутбуками, современными смартфонами и телевизорами высокого разрешения: даже работающий компьютер здесь видели далеко не все. Настоящим сердцем «частного предпринимательства» стала свалка Агбогблоши, расположенная в одноименном районе города. За считанные годы своего существования она практически погубила экологию столицы Ганы. Именно здесь африканская молодежь зарабатывает свои несколько центов в час, а в придачу целый список опасных заболеваний кожи, органов дыхания и зрения.

Дело в том, что свалка Агбогблоши кардинально отличается от других. Она представляет собой крупнейшее в мире кладбище электроники, попавшей сюда из Европы и США. С восходом Солнца воздух здесь наполняется стуком молотков, камней и палок, а в небо поднимаются клубы едкого дыма. Такими примитивными методами из списанной оргтехники добывают цветные металлы. Палладий, медь, серебро золото и платина — все это есть в печатных платах наших гаджетов. Необходимо лишь извлечь эти сокровища, отделив все лишнее. Лучше всего с такой задачей справляется огонь. От рассвета до заката здесь полыхают костры, на пепелище которых местные жители находят кусочки металла, ради которых и пришли сюда. За это они дорого платят собственным здоровьем: токсичный дым, образующийся при сжигании электроники, наносит непоправимый вред нервной, сердечной и репродуктивной системам, слизистым оболочкам, коже и другим частям организма. Мышьяк, свинец, фосфор и ртуть каждый день попадают в легкие и медленно убивают здешних «работников».

В общей сложности на территории Агбогблоши трудятся около 40 000 человек. Кто-то из них работает под открытым небом, сжигая технику и круша ее молотками и камнями в попытке добраться до микросхем. Те, у кого есть инструменты и знания, более деликатно разбирают ее прямо на месте, либо в особых строениях, напоминающих сараи. Некоторые (коих меньшинство) умудряются чинить собранный хлам и сбывать на перепродажу. За пределами свалки расположился рынок, где можно купить то, что было найдено среди гор списанной техники или извлечено из ее корпусов. Тем не менее, если человек не занят выжиганием цветных металлов в облаках черного смога, то это не значит, что он в безопасности. Токсичные соединения развеяны не только в воздухе Агбогблоши, но и всей Аккры, настолько велико пагубное воздействие тонн электроники сжигаемых здесь ежегодно.

Экологические условия на самой свалке и прилегающих к ней улицах просто катастрофические. Причем на одной из таких улиц, по соседству с полыхающими кучами пластика и металла расположился — что бы вы думали? — крупнейший продуктовый рынок Аккры! Вот только можно ли назвать здешние фермерские товары безвредными? Смотрите сами, скот свободно гуляет на свалке, дышит этим воздухом и даже находит среди груды цифрового мусора что-то условно съедобное. Результат прекрасно иллюстрирует анализ всего одного яйца от местной курицы: количество хлорированных диоксидов, способных вызвать рак, превышает норму более чем в 220 раз! Однако среди населения Западной Африки считается, что жить в Гане еще не так плохо: у местных по крайней мере есть постоянный источник заработка. За 10–12 часов, проведенных на токсичной свалке, местный подросток получает до 40 ганских седи (450 р. или $7). Этого ему может хватить на 1 л молока, 1 кг картофеля, 0,5 кг куриной грудки, буханку хлеба, 1,5 л чистой воды. Рацион небогатый, и это еще в самый удачный день.

В монотеизме [ | код ]

Постепенно именно в монотеизме — иудаизме и наследующих ему христианстве и исламе — акцентируются этические начала в жизни человека, что приводит к окончательному размежеванию загробного мира на Ад и Рай. В монотеистических религиях загробный мир неразрывно связан с идеями окончательного воздаяния человеку, бессмертия души, грядущего воскресения мертвых, а также с эсхатологией — преображением всей человеческой жизни в конце истории, с приходом Мессии (см. также Машиах, Махди) и установлением Царства Божьего.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector