0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Загадки Исаакиевского собора

Содержание

Загадки Исаакиевского собора

Исаакиевский собор – один из символов Санкт-Петербурга и одна из многочисленных загадок этого удивительного города. Построенный сравнительно недавно – в середине XIX века, он, тем не менее, вызывает множество вопросов не только у исследователей, но и у туристов и жителей города. А в последнее время все чаще звучит удивленное: «Кто и когда построил Исаакиевский собор?» Причем версий существует множество, в том числе, самых фантастических. Что же такого необычного и таинственного в этом храме?

Сбывшееся пророчество

К строительству собора приложил руку не один архитектор, но самый большой вклад в возведение храма сделал француз Огюст Монферран.

К 1761 году церковь Исаакия Долматского перестраивали уже дважды – один раз в дереве, второй – в камне. Однако под каменной постройкой начал проседать грунт, и новый руководитель строительства Савва Чевакинский должен был выстроить церковь по новым чертежам и на новом месте. Но подготовка затянулась, и вскоре архитектор подал в отставку. Его место занял Антонио Ринальди, а торжественная закладка собора состоялась только в 1768 году. Ринальди руководил строительством вплоть до смерти Екатерины II, а после этого уехал за границу. Здание было возведено только до карниза. По указанию Павла I за собор взялся Винченцо Бренна, который неудачно изменил проект — в итоге кирпичные стены высились на мраморном основании.

Новый собор заложили в 1819 году, но проект Монферрану пришлось дорабатывать еще шесть лет. Строительство же затянулось почти на сорок лет, что породило слухи о неком предсказании, которое архитектор получил от ясновидца. Якобы колдун напророчил ему, что он умрет, как только достроит собор. И действительно, спустя месяц после церемонии освящения собора архитектор умер.

Еще одна легенда гласит, что Александр II заметил среди скульптур святых, поклоном приветствующих Исаакия Долматского, самого Монферрана держащим голову прямо. Отметив про себя гордыню архитектора, император якобы не подал ему руки и не поблагодарил за работу, отчего тот расстроился, слег и умер. На самом же деле Монферран умер от острого приступа ревматизма, случившегося после перенесенного воспаления легких. Он завещал похоронить себя в Исаакиевском соборе, но император не дал на это согласия. Вдова Монферрана увезла тело зодчего в Париж, где он и был похоронен на Монмартрском кладбище. Внутри собора установлен мраморный бюст архитектора.

filaretuos

Друзья и враги

Исаакиевский собор в С-Петербурге

11 июня 1858 года состоялось освящение Исаакиевского собора

«Исаакиевский собор — памятник архитектуры позднего классицизма, до Октябрьской революции главный храм Петербурга. Заложен в честь Петра I и назван по имени св. Исаакия Далматского, день которого 11 июня совпадает с датой рождения Петра I.

Полное официальное название собора, собор святого преподобного отца Исаакия Далматского.

Нынешний Исаакиевский собор, это уже четвёртый построенным в том месте.

Существующий ныне Исаакиевский собор построен в 1818—1858 по проекту французского архитектора А. А. Монферрана, доработанному специальной комиссией (1821—1825, архитекторы В. П. Стасов, А. А. Михайлов 2 й). Сооружение Исаакиевского собора явилось крупнейшим достижением русской строительной техники.

Монферран умер практически сразу после освящения собора, но в желании архитектора быть погребённым в собственном творении было отказано.

Монументальный, тяжеловесный объём здания завершён металлическим куполом (внутренний диаметр 22 м, наружный — 25,8 м) на барабане, окружённом монолитными гранитными колоннами, и с 4 сторон обрамлён могучими 8 колонными портиками с фронтонами, украшенными статуями по углам и горельефами на фронтонах (бронза, гальванопластика; скульпторы И. П. Витали, Н. С. Пименов, А. В. Логановский, П. К. Клодт и др.), интерьер отделан малахитом, лазуритом, порфиром, мрамором разных оттенков, украшен мозаикой, росписью, бронзой, позолотой (живописцы К. П. Брюллов, Ф. А. Бруни, П. В. Басин, В. К. Шебуев). Всего в соборе 112 колонн (масса 48 нижних до 114 т, высота до 7 м), общая высота 101,5 м, размеры в плане (с портиками) 111,5X97,6 м, площадь пола 3250 м2 (вмещал несколько десятков тыс. человек). Исаакиевский собор — важная градостроительная доминанта Ленинграда, определяющая вместе с Петропавловским собором и Главным Адмиралтейством характерный силуэт города.

Для надзора за строительством нового Исаакиевского собора в 1818 году была создана комиссия, в состав которой входили многие высшие сановники, а также архитекторы, инженеры, художники. С 1825 года все дела, связанные со строительством, контролировал император Николай I. Информацию о ходе строительства систематически публиковала газета «Санкт-Петербургские ведомости». В основание фундамента Исаакиевского собора забиты 10762 просмолённые сосновые сваи. Гранит для Исаакиевского собора добывался в каменоломне Пютерлакс близ Выборга (руководитель работ — подрядчик С. К. Суханов). Заготовки для колонн доставляли в Петербург морем на баржах, буксируемых 2 пароходами. Окончательная отделка и полировка производились на строительной площадке. Первая колонна установлена 20 марта 1828 года (подъём продолжался 45 минут). Сооружение всех 4 портиков завершено к осени 1830. Кладка стен Исаакиевского собора (толщина от 2,5 до 5 м) кирпичная с гранитными прокладками, наружная мраморная облицовка толщиной 50—60 см, внутренняя — 5—20 см. На изготовление купола (технические расчёты — инженер П. К. Ломновский) пошло 490 т железа, 990 т чугуна, 49 т меди и 30 т бронзы (все детали изготовлены на заводе Ч. Берда), работы по его золочению осуществлены в 1835—1843.

Золочение куполов унесло многие жизни мастеров собора в 1838—1841 годах. Золочение куполов проводилось методом огневого золочения , парами ртути отравились и умерли 60 мастеров. Всего же в строительстве собора приняло участие 400 000 рабочих — государственных и крепостных крестьян. Судя по документам того времени, около четверти из них умерло от болезней или погибло в результате несчастных случаев

Открытие и освящение Исаакиевского собора состоялось 11 июня (по новому стилю) 1858 года . Исаакиевский собор стал главным кафедральным собором Санкт-Петербургской епархии и считался «первенствующим в империи ».

Осветил Исаакиевский собор митрополит Санкт-Петербургский и Таллиннский ,проповедник, богослов и борец со старообрядчеством, Григорий Постников. Митрополит Григорий являлся любимым учеников московского святителя Филарета Дроздова. (Погребён в Александро-Невской лавре).

Одним из настоятелей собора был дед знаменитого Российского актёра Михаила Боярского , Александр Иванович Боярский (Сегенюк), 1885 года рождения.

С 1879 издавалась бесплатная серия брошюр «для народа» под общим названием «Кафедра Исаакиевского собора». В 1896 при Исаакиевском соборе создана религиозная оранизация «Православное Исаакиевское братство». С началом 1-й мировой войны в соборе и на площади перед ним служили молебны о «ниспослании победы русскому воинству», проходили патриотические манифестации. После Июльских дней 1917 в Исаакиевском соборе организовано отпевание казаков, погибших в стычках с рабочими и солдатами (присутствовали министры Временного правительства, А. Ф. Керенский выступил с речью). В мае 1922 года по решению Советского правительства из Исаакиевского собора изъяты 48 кг золота, 2200 кг серебра и около 800 драгоценных камней для закупки за границей хлеба для голодающих Поволжья. В 1928 году по ходатайству Наркомпроса религиозная община Исаакиевского собора ликвидирована, собор передан в ведение Главнауки, вскоре в нём открыт Антирелигиозный музей; под куполом Исаакиевского собора подвешен маятник Фуко длиной 93 м. С 1937 Исаакиевский собор Имеет статус музея; зарегистрированная в июне 1991 года церковная община имеет возможность совершать богослужение по особым дням с разрешения дирекции музея. С начала Великой Отечественной войны в подвалах и помещениях Исаакиевского собора были укрыты художественные сокровища из музеев пригородов Ленинграда. Купол Исаакиевского собора в целях маскировки закрашен серой краской. В результате бомбёжек и артобстрелов Исаакиевский собор получил повреждения, сильно пострадали интерьеры. В 1947—1951 и 1954—1963 проведены реставрационные работы (руководитель — архитектор А. Л. Ротач). От названия Исаакиевского собора происходит наименование Исаакиевской площади».

Длительный срок строительства собора (40 лет) современники Монферрана объясняли тем, что некий прорицатель предсказал архитектору смерть сразу после окончания строительства Исаакиевского собора. Поэтому архитектор не спешил со строительством. Монферран действительно прожил чуть меньше месяца после освящения собора.

Современные иерархи Русской Православной Церкви не стали выделять крупнейшее храмовое сооружение в городе, как главное. В настоящее время Исаакиевский собор не является кафедральным собором Петербургской митрополии..

Неразгаданные тайны Исаакиевского собора или о чём умалчивают историки

Исаакиевский собор давно слывёт полем битвы историков. Столько уже выдвинуто гипотез и сломано копий, но по-прежнему никто не смог опровергнуть факт, что святой храм находится под охраной сверхъестественных сил. Его стены буквально пропитаны мистической атмосферой. Если внимательно и планомерно изучать исторические документы, можно увидеть явные не стыковки в предлагаемой нам официальной версии биографии этого сооружения.

Если вы хотите узнать обычную история Исаакиевского собора, о том что в его куполах, о том как он освещал ночной Петербург факелами, то советуем почитать: https://site2max.ru/saint-petersburg/

За доказательствами далеко ходить не требуется

Почему-то считается, что с помощью современных технических возможностей можно решить практически любую задачу. Но это заявление явно самоуверенное. При возведении церковного храма была применена неизвестная нам техника строительства, и современные инженеры до сих пор не могут разобраться, как он сделан.

По существующей сейчас официальной версии верхняя колоннада высотой в 41 метр, состоящая из 24 колонн, каждая по 64 тонны строилась всего два месяца. Если ещё с ручной работой по установке нижней композиции из 48 колоннад (116 т.) чисто в теории можно кое-как согласиться, то с точки зрения механики того времени постройка верхнего яруса известными тогда способами, извините, нонсенс.

Даже существующие сегодня подъёмные агрегаты не способны доставить такой вес на указанную высоту. К тому же, если брать во внимание чистоту шлифовки колонн, становится очевидным и неоспоримым тот факт, что применялась машинная технология. Вручную такая качественная обработка за такой короткий срок просто не возможна. Даже в современном мире ещё не запатентовали технологии, способные обрабатывать подобные объёмы за столь короткое время. Спорить, что процесс производился с помощью водяного или парового привода, которым пользовались в то время, излишне.

Если сомнения ещё остались

Было много доводов, что колоннады изготовлены методом заливки бетона, пока в декабре 1943 г. фашистский снаряд не попал в колонну западного портика. Взрыв был такой силы, что тротуарные плиты (вес у них немалый) разошлись в горизонтальной плоскости и вздыбились, но люди, находившиеся в это время в подвале здания, не почувствовали сотрясения земли и не слышали звука взрыва. Никто ещё не смог объяснить, откуда такая титаническая прочность у сооружения. Так вот, снаряд отбил порядочный кусок от колонны, и она оказалась сделанной из чистейшего гранита!

В 50-60 годах прошлого столетия проводилась реставрация от повреждений, полученных храмом во время Второй мировой войны, но и сейчас если подойти к нему со стороны Вознесенского проспекта, всё ещё можно увидеть следы от попадания снарядов. Это прямое доказательство, что человечество до сих пор не нашло способа ремонта монолитных гранитных изделий. Любой инженер, по структуре использованного материала и не высокому качеству технологических заплат даст заключение, что колонны сделаны именно из монолита. Так как здание, исходя из официальной версии, построено 161 год назад, говорить о помощи инопланетной или погибшей цивилизации не приходится. Всё же это не Египетская пирамида. Даже эти простые выкладки доказывают, что преподносимая нам историками биографическая версия существования храма противоречит действительности. При каких обстоятельствах строился «Исаакий»– по-прежнему тайна за семью печатями.

Ответы на вопросы только в архивах

Интерес к «Исаакию» у меня появился во время подготовки к защите кандидатской диссертации. Как-то находясь в Российской национальной библиотеке (до 1992 г. Государственная публичная), наткнулся на очерк, повествующий о загадках Исаакиевского собора. Изложенная там гипотеза о захоронении при жизни Всероссийского Императора Александра II в его стенах золотых слитков, бесследно исчезнувших после его смерти, показалась похожей на правду. Действительно, чего только не находили за это время в толстых более пяти метров в глубину стенах. Несмотря на острую нехватку времени, статья меня так заинтриговала, что в поисках хотя бы какой-то зацепки провёл в тишине библиотеки не один вечер. Но чем больше углублялся в исторические факты, тем больше появлялось загадок.

В конце концов решил напрямую обратиться за разрешением посетить архив музея к директору. Тогда им был Георгий Петрович Бутиков. После его кончины российская наука понесла невосполнимую потерю.

Человек я был далеко не последний, а когда ещё выяснилось в личном разговоре, что состою в родстве с Алексеем Алексеевичем Черновским (правда, родственная линия не бог весть какая – внучатый двоюродный племянник, можно сказать, седьмая вода на киселе), но этого хватило, чтобы получить доступ в святая святых. Дядя был историком Ленинграда и с самых первых дней блокады по апрель 1942 г., пока мог держать в руке карандаш, подробно записывал все происходившие в соборе события в дневник, впоследствии ставший бесценным документом для потомков, повествующим о тяжестях того времени.

Неожиданные странности

Моим гидом по церковному храму стал тогда ещё недавно заступивший на должность хранителя фондов музея Сергей Алексеевич Окунём. Человек очень компетентный в вопросах истории. Мы были примерно одного возраста и быстро нашли общий язык. К моему удивлению архивных документов оказалось немного. Первое, на что он посоветовал мне обратить внимание, были бумаги, которые велись при строительстве.

Для меня стало сюрпризом, что в них не было даже упоминания о Савве Ивановиче Чевакинском. Официальная история считает, что именно он разрабатывал для Екатерины II проект здания, дошедшего до современников, передав его потом Антонио Ринальди, который производил его закладку в 1768 году. В документе упоминается о непонятных препонах, чинённых автору «нечистой силой». Известно, что он положил много здоровья, чтобы воплотить в жизнь этот грандиозный замысел, но всё же вынужден был бросить начатое им дело.

Читать еще:  Мощи Николая Чудотворца доставлены в Краснодар

Срок строительства растянулся на годы из-за отказов архитекторов того времени стать приемниками Ринальди. Лишь в 1802 г. приказом Павла I достраивать был назначен Винченцо Бренна, который с большим энтузиазмом взялся за дело. Внёс изменения в проект, но через полгода в этом же 1802 г., спонтанно без объяснения причин бежал из России во Францию. Также в архивных бумагах нет ни слова о широко известном освящении церкви, произошедшего, как утверждают историки, 30 мая в присутствии императора.

Только через 14 лет, уже Александр I захотел закончить дело, начатое Ринальди. Он повелел собрать лучших архитекторов России и создать новый проект, главным условием которого было сохранение всех трёх алтарей на своих местах. Никто из них не смог выполнить пожелание царя, хотя было представлено 24 эскиза. И вот ровно через 24 месяца появляется Огюст Монферран и, пробившись во дворец, протягивает всего два листочка с изображением пятиглавого собора, в классическом стиле, но где ринальдиевские алтари остаются практически на своих местах. Или прежние архитекторы были настолько глупы, а Огюст оказался гением, или же он, как поговаривали, заключил договор с нечистой силой. Здесь можно задуматься. Но чтобы ни было, последующие сорок лет он посвятил строительству церкви. Среди документов, хранящих его подпись, есть проект с чертежом камина, который должен был оборудован по замыслу архитектора в южном алтаре. Согласно плану реставраторы нашли в нём пустоту, даже обнаружили дымоход, но так и не смогли определить, куда уходит дым.

Нашлась даже бумага, где Монферран упоминает о предсказании, полученном им от ясновидца, который предрёк его смерть после окончания строительства. На этом основании он составил завещание – похоронить себя в одной из стен, где уже была приготовлена специальная ниша. Александр II, ставший к тому времени императором, не дал на это разрешение его семье, но всё же по его приказу внутри здания был установлен мраморный бюст Монферрана. Чем всё же объяснить, что здоровый мужчина, каким был к тому времени Огюст, умирает через месяц после прекращения работ и церемонии освящения. Загадка.

Сюрпризы продолжаются

Сергей Алексеевич показал мне бронзовый ящик в алтаре Александра Невского, где были найдены папки с секретными документами начала 20-х годов прошлого столетия с грифом «Только для членов РСДРП-РКП(б)». При этом он пошутил: «Пусть ещё одна мрачная тайна покинет пределы этих стен». Среди них были интересные факты, датированные за целое десятилетие до общеизвестного запуска маятника Фуко, как триумфа победы науки над религией и открытия музея в храме. После свержения царя и всеобщей национализации сооружение стало подведомственно народному комиссариату, который передал его прихожанам с условием, что те сами будут обеспечивать его содержание.

Неведомо, что послужило причиной, но в мае 1922 г. настоятель был арестован, имущество вывезено в неизвестном направлении, а помещение в первый раз отдано под сень науки. Но профильные научные ведомства не приживались в соборе. Словно по какой-то указке свыше через определённое время всё руководство в полном составе или сажали за антисоветские действия, или заменяли, ссылаясь на директивы из центра. Вновь приходящие руководители каждый раз, словно их мозг мутился, предлагали всё более абсурдные идеи: поставить телескоп в куполе для наблюдения за городом или сбросить крест, заменив его огромным анемометров, чтобы измерять скорость и направление ветра. Члены ВКП(б), организация была к тому времени переименована, снова дотошно рассматривали их биографии и всё шло по кругу.

Так кто же главный архитектор «Исаакия»

Самое интересное ждало меня впереди. Как историк, могу смело утверждать, что все православные храмы изначально имеют ориентацию на стороны света. Внимательно изучая попавшийся мне оригинал первого проекта обратил внимание, что стороны света на нём начерчены не по привычным нам географическим полюсам, а по тем, что существовали до Великого Потопа. Этот факт можно проверить, наложив друг на друга координатные сетки. Получается, что Северный полюс при начале строительства изначально располагался в районе Гренландии. Так строились все здания античной цивилизации. Заложен «Исаакий» по сторонам света, которые были актуальны к началу 5 века по новой хронологии. Позже, внимательно осматривая сооружение, обратил внимание на сохранившуюся, но ускользнувшую ранее от моего взора ведическую свастичную символику, одну из «визитных» карточек античной цивилизации. Современная наука скрыла эту очередную тайну. Не думаю, что она не известна в научных кругах – скорее всего, не смогли объяснить, зачем тогда позориться.

Собор или всё же церковь

При столь близком знакомстве стало понятно, что-то явно не сходится у тех людей, кто писал для нас историческую биографию этого сооружения. Первая церковь Исаакия Далматского была построена в 1707 году. Брёвна здания при строительстве были пропитаны корабельной смолой, а в 1717 г., как пишут, оно уже обветшало. Любой рабочий верфи подтвердить, что оно могло простоять более века. Можно только догадываться, что послужило толчком для уничтожения старого здания и строительства нового.

Вторую закладывали, изменив месторасположение, выбрав другое место. Она прослужила всего 30 лет (каменная). Всё списали на подмывание фундамента, хотя основной ущерб был принесён пожарами (как известно, огня тогда боялись пуще воды) – здание два раза горело по неизвестным причинам. Мистика.

Третью, недостроенную Бренном, ярко характеризуют слова сохранившейся с тех времён эпиграммы, ходившей тогда по Петербургу, явствующей следующее: «Ся церковь памятник двух царств. Обоим он приличный. Основа его мраморна. Верх его кирпичный!» Здесь и без объяснений всё ясно.

Руси устои

В указе Екатерины II от 19.01.1768 г. прямо сказано: «Об изготовлении мрамора и дикого камня на строение Исаакиевской церкви…» И ни слова о соборе. Непонятно почему историки упрямо акцентируются на античном слове «собор», когда на Руси всегда строились церкви. Что же это, их вольная трактовка или всё же проявление влияния охраняющих «Исаакий» сверхъестественных сил.

Моя недельная «экскурсия», позволила мне посмотреть на предлагаемые официальной наукой исторические факты совершенно другими глазами. И хотя она состоялась почти два десятилетия назад, но и сейчас все описанные мной факты не получили широкой огласки. Лишь энтузиасты пытаются узнать правду об этом величественном сооружении, называемом Исаакиевский собор. И сколько ещё загадок кроется вокруг нас, казалось бы, в самых исследованных местах. Мы можем думать, что знаем о них практически всё, но это не так.

В связи с передачей Исаакиевского собора РПЦ город буквально разделился на два лагеря: одни радуются, другие — подписывают петиции против этого решения. Поэтому выбрали для вас истории об Исаакии, которые помогут сложить собственное мнение о передаче собора, а также выяснить, при чём здесь инопланетяне, строил ли собор Монферран и как символ города на Неве чуть не перевезли в США.

Исаакиевский собор, одно из самых впечатляющих строений Петербурга, был освящён (30 мая) 11 июня 1858 года. Его история, которая ведёт своё начало практически со дня основания Северной столицы, полна неожиданных поворотов и удивительных фактов. Строительство собора задумал ещё Пётр І, который родился в день памяти преподобного Исаакия Далматского и решил особенным образом почтить святого. Но завершилось строительство уже во время правления Александра II. В разные годы собор был укрытием для искусства и площадкой для физических опытов.

Четыре собора

Первый Исаакиевский собор был создан в 1707 году по указу Петра I на месте чертёжного амбара рядом с Адмиралтейством. Собор четыре раза перестраивали — четвёртое воплощение мы видим сейчас.

В первой деревянной церкви Исаакия Далматского венчались Пётр I и Екатерина I. Вторую, уже каменную, церковь Исаакия Далматского заложили в 1717 году: первая к тому времени уже обветшала. Храм стоял на берегу Невы, примерно на том месте, где сейчас возвышается Медный всадник. Постройка очень напоминала Петропавловский собор архитектурным решением и высоким шпилем.

Однако береговой грунт под церковью постоянно проседал, а в 1735 году он был сильно повреждён ударом молнии. Нужно было менять место расположения собора и строить его заново. При Екатерине II в строительстве начали использовать мрамор, но достроить успели едва ли до половины. Затем Павел I распорядился докончить стройку кирпичом, а мрамор для облицовки перенаправили в Михайловский замок, поэтому собор выглядел странно: кирпичные стены высились на мраморном основании. Этот «памятник двух царствований» освятили в 1802 году, но вскоре стало ясно, что он портит облик «парадного Петербурга». Александру I выстроенное предками не понравилось вовсе, и он велел здание сломать и построить новое — из гранита.

Монферран и его призрак

Архитектором Исаакия в том виде, в котором мы его знаем, был Огюст Монферран. Строительство продолжалось 40 лет. Легенда гласит, что некто нагадал Монферрану смерть после того, как собор будет возведён, поэтому тот и не спешил заканчивать процесс.

И всё же достроил: летом 1858 года митрополит Григорий освятил вновь построенный собор в честь преподобного Исаакия Далматского — покровителя Санкт-Петербурга. Скорее всего, это было случайным совпадением, однако через месяц после окончания строительства Исаакиевского собора Огюст Монферран умер.

Причиной резкого ухудшения здоровья стало будто бы пренебрежительное отношение со стороны нового государя — Александра II. То ли он сделал Монферрану замечание за ношение «военных» усов, то ли самодержцу не по нраву пришёлся своеобразный автограф архитектора: в оформлении собора есть группа святых, смиренным наклоном головы приветствующих Исаакия Далматского, среди них и сам Монферран. Ожидавший заслуженной похвалы творец, почти всю жизнь отдавший собору, впал в уныние, поражённый подобным отношением императора, и через 27 дней умер. По легенде, когда время подходит к полуночи, призрак Монферрана появляется на смотровой площадке и обходит свои владения. Призрак его не злобный, к посетителям, задержавшимся на площадке, относится снисходительно.

Технические новшества и вмешательство инопланетян

На каменоломнях на острове Пютерлакс под Выборгом вырубали гранитные монолиты для колонн весом от 64 до 114 тонн, мрамор для облицовки интерьера и фасадов собора добывали на Рускольских и Тивдийских мраморных ломках.

Доставка огромных блоков к месту строительства, установка 112 монолитных колонн и возведение купола потребовали от строителей многих технических нововведений. Одним из инженеров, которые возводили Исаакиевский собор, был изобретён полезный рельсовый механизм, облегчавший труд строителей. Для создания статуй и барельефов применили новейшую технологию гальванопластики, что позволило впервые в мире разместить многометровые медные статуи на высоте.

Но некоторые утверждают, что возвести подобный собор было не под силу даже сотням человек, а потому без вмешательства инопланетян, как и при строительстве пирамид в Египте, тут не обошлось.

Строительство собора истощило запасы малахита

Исаакий — это сокровищница цветного камня. Здесь использованы бадахшанский лазурит, шокшинский порфир, чёрный сланец, разноцветные мраморы: розовый тивдийский, жёлтый сиенский, красный французский, а также 16 тонн малахита. Еле уловимый запах благовоний, который можно уловить в соборе, источают пластинки из малахита, украшающие колонны у главного алтаря. Мастера их скрепляли специальным составом, сделанным на основе миро (особое благовонное масло).

Считается, что на колонны Исаакиевского собора Демидов истратил все свои запасы малахита и этим обвалил рынок, упала стоимость камня и его престиж. Добыча малахита стала экономически невыгодной и почти прекратилась.

Связь собора с императорской семьёй

Строительство Исаакиевского собора завершилось в 1858 году, однако монументальное сооружение даже после официального открытия постоянно нуждалось в ремонте, доделках, в пристальном внимании мастеров, из-за чего строительные леса стояли неразобранными. За 50 лет петербуржцы к ним так привыкли, что родилась легенда об их связи с царской фамилией: считалось, что пока стоят леса, правит и династия Романовых.

Легенда, надо сказать, небезосновательная: постоянный ремонт требовал огромных затрат (собор был настоящим произведением искусства, и абы какие материалы для его восстановления не годились), а средства выделяла царская казна. Фактически леса с Исаакиевского собора впервые сняли в 1916 году, незадолго до отречения от российского престола императора Николая II в марте 1917 года.

Разорение храма и торжество науки

После революции храм подвергся разорению. В мае 1922 года на нужды голодающих Поволжья из него было изъято 48 килограммов золота и более двух тонн серебра.

В связи с политикой государства 12 апреля 1931 года в храме был открыт один из первых в России антирелигиозных музеев. Это и спасло храм от разрушения: сюда стали водить экскурсии, на которых посетителям рассказывали о страданиях крепостных строителей здания и о вреде религии.

В том же году в Исаакиевском соборе установили гигантский маятник Фуко: благодаря своей длине он наглядно демонстрировал вращение Земли. Тогда это называли триумфом науки над религией. В пасхальную ночь 1931 года семь тысяч ленинградцев набились в Исаакиевский собор, где слушали лекцию профессора Каменщикова, посвящённую опыту Фуко. Сейчас маятник демонтирован, в месте его крепления располагается фигурка голубя, символизирующая Святой Дух.

Храм на продажу

В 1930-е годы прошёл слух, что американцы, восхитившись красотой Исаакиевского собора, чем-то напоминающего им Капитолий, предложили советскому правительству выкупить его. По легенде, храм должны были разобрать и по частям на судах переправить в США, где собрать снова. В качестве платы за бесценный архитектурный объект американцы якобы предлагали заасфальтировать все булыжные мостовые Ленинграда, коих в то время было немало. Судя по тому, что Исаакиевский собор и поныне стоит на своём месте, сделка сорвалась.

Исаакий во время Великой Отечественной войны

Во время Великой Отечественной войны собор пострадал от бомбёжек и артобстрела, на стенах и колоннах местами сохранены следы от снарядов. В соборе во время блокады хранились экспонаты музеев из пригородов Ленинграда, а также Музея истории города и Летнего дворца Петра I. Собор был заметной мишенью для немецких лётчиков во время Великой Отечественной войны из-за своего огромного золотого купола. Жители на свой страх и риск покрывали его литрами зелёной краски, чтобы сделать менее заметным, что позволило спасти множество произведений искусства накануне наступления фашистской армии.

Исаакий — музей или храм?

С 1948 года функционирует как музей «Исаакиевский собор». В 1963 году завершилась послевоенная реставрация собора. Музей атеизма перенесли в Казанский собор, а маятник Фуко сняли, так что с тех пор Исаакий работает исключительно как музей.

На куполе устроена смотровая площадка, откуда открывается великолепная панорама центральной части города. Здесь и сегодня можно увидеть бюст Огюста Монферрана, выполненный из 43 пород минералов и камней — всех, что использовали при строительстве храма.

Читать еще:  Туляки смогут поклониться мощам Матроны Московской

В 1990 году впервые с 1922 года в храме совершил Божественную литургию патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В 2005 году было подписано «Соглашение между Государственным музеем-памятником „Исаакиевский собор“ и Санкт-Петербургской епархией о совместной деятельности на территории объектов музейного комплекса», и сегодня богослужения проводятся регулярно по праздникам и воскресным дням.

Итоги

Сейчас вопрос о передаче Исаакиевского собора РПЦ и выселении музея считается решённым. Церковь неоднократно высказывала свои притязания на владение собором, но всегда получала отказы ввиду нецелесообразности подобного решения, ведь музей приносит доходы в городскую казну — 700-800 миллионов рублей ежегодно.

Что же изменилось теперь, кто будет являться собственником храма и платить за реставрацию и содержание объекта? Формальным собственником Исаакиевского собора останется Петербург, так как объект ЮНЕСКО должен по закону находиться в собственности государства. РПЦ будет пользоваться храмом на безвозмездной основе: Исаакий передают не в вечное пользование, а в аренду на 49 лет.

Оплачивать содержание и нужды собора будет митрополия. Сколько на это понадобится денег, тоже пока не ясно. Ранее озвучивалась цифра 200 миллионов рублей: столько тратил музей ежегодно и на содержание, и на реставрацию.

Кроме того, между РПЦ и Минкультом будет заключён договор о сохранности музейных ценностей, которые останутся в соборе. Представители патриархии уверяют, что все желающие могут посещать собор, как и прежде, и более того — обещают сделать бесплатный вход против нынешних 200 рублей, платными останутся подъём на колоннаду и экскурсии. Эти средства РПЦ будет тратить на содержание собора, за реконструкцию будет платить петербургская казна.

Как утверждают в РПЦ, для проведения экскурсий будет создано специальное церковное агентство, его работа будет оплачиваться за счёт пожертвований, не облагающихся налогом. Музей Исаакиевского собора переедет на Большую Морскую и Думскую улицы. Но пока не произойдёт передачи, музей будет управлять деятельностью собора. Сейчас в Исаакиевском соборе и Спасе на Крови работают 400 человек, часть сотрудников может ждать сокращение. Также свой пост может покинуть директор музея Николай Буров.

Интересные факты

  1. Из — за того, что грунт, на котором был построен собор, болотистый, потребовалось вбить больше 10 000 свай.
  2. Они держат собор и сейчас. И для того, чтобы они по всему периметру были одинаковой высоты, архитектор придумал затопить карьер водой. Когда вода поднялась, сваи обрезали по уровню водной зеркальной поверхности.
  3. Существует легенда, что собор строился так долго не из-за сложности проводимых работ, а потому, что некий провидец предсказал Огюсту Монферрану смерть после окончания строительства. Так и произошло. Именитый архитектор скончался через месяц после освящения храма.
  4. Лишь в 1990 году в Исаакие впервые была проведена церковная служба после перерыва с 1922 года.
  5. Сейчас собор имеет статус музея, но в нём по расписанию проводятся и богослужения.
  6. При украшении внутренней части Исаакиевского собора было задействовано 400 кг золота.
  7. Согласно еще одной легенде, дом Романовых должен был пасть после полного окончания строительства Исаакия, которое было закончено в 1916 году. Что примечательно, Николай II отрёкся от престола через год — в 1917.
  8. В 1930х годах в соборе находился музей антирелигиозной направленности.
  9. Строительство храма было сфотографировано, данная фотография является одной из первых, сделанных в нашей стране.
  10. Во время революции в 1922 году из храма было изъято 22 кг золота и более 22 тонн серебра на нужды голодающих Повольжья

Сумеет ли общественность отстоять Исаакиевский собор у РПЦ: деятели культуры, политики и ученые о спорном решении властей Петербурга

Сумеет ли общественность отстоять Исаакиевский собор у РПЦ: деятели культуры, политики и ученые о спорном решении петербургских властей
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

В Санкт-Петербурге появится рабочая группа для оптимизации процесса передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование церкви. В нее войдут представители власти, музейного сообщества и Русской православной церкви. Утверждается, что после передачи собора на 49 лет РПЦ, вход в него станет бесплатным, а музейные функции будут расширены.

В Законодательном собрании Санкт-Петербурга накануне произошла стычка между депутатами: несколько человек из фракции Единой Росии и ЛДПР окружили и хватали за руки депутата «яблочника» Михаила Амосова, а сам он в ответ кричал: «Это не по-христиански». Причиной скандала стал Исаакиевский собор.

Михаил Амосов хотел внести поправки в постановление парламента Санкт-Петербурга с просьбой о скорейшей передаче Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви.

В документе, написанном единороссами, депутаты обращаются к министру культуры России Владимиру Мединскому. В итоге потасовку прекратил спикер Заксобрания Вячеслав Макаров, но требование «яблочника» Амосова внести добавления он проигнорировал, и постановление приняли сразу в двух чтениях. Из 50 депутатов восемь проголосовало против и один воздержался.

Споры вокруг музейного комплекса, в который входит Исаакиевский собор и знаменитый Спас на Крови с новой силой разгорелись в прошлом году. История битвы за храм — в нашей справке:

Тридцать лет борьбы за Исаакиевский собор
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

Против передачи Исаакиевского собра церкви выступил Санкт-Петербургский союз ученных. Это неправительственная организация, которая объединяет более девятисот членов-исследователей, преподавателей и администраторов науки из учреждений Российской Академии наук.

– На связи со студией Настоящего Времени Давид Раскин, заместитель председателя правления из Санкт-Петербургского Союза ученых. Давид Иосифович, вы могли бы сперва пояснить позицию вашего общественного объединения, почему вы против передачи Исаакиевского собора в распоряжение церкви?

– Во-первых, мы высказываем свою позицию в силу того, что это затрагивает наши уставные задачи, то есть вопросы научной деятельности, а также сохранение и умножение культурных ценностей Санкт-Петербурга. Во-вторых, что касается самого предмета нашего разговора, то есть передачи Исаакиевского собора в пользование Русской православной церкви, то мы считаем, что такой акт нанесет серьезный ущерб деятельности собора как музея, не принеся никаких преимуществ, собственно, богослужебных.

– А в чем ущерб?

– Ущерб, во-первых, в том, что – в этом смысле мы согласны с позицией Министерства Культуры, которое было озвучено – говорить о сохранении этой музейной деятельности в ее настоящем виде при передаче собора можно лишь теоретически.

– В этой дискуссии мне почему-то все время кажется, что вопрос не в том, будет Исаакиевский собор церковью, каким-то образом церковь будет в нем распоряжаться или нет, а в том, что светская часть общества не доверяет Русской православной церкви. И в этом есть какой-то совсем другой пласт, который уже не имеет отношения к тому формальному спору, кто отвинтит или что-то привинтит на колоннах Исаакиевского собора, к которому на самом деле все пытаются свести разговор. У вас нет такого же ощущения?

– Очень хороший вопрос. Значит, сторонники передачи Исаакиевского собора православной церкви совершенно справедливо не делают акцент на правовую сторону. Поскольку, с точки зрения закона, решение, скажем, губернатора об отказе в такой передаче 2015 года было абсолютно безупречным. Они пытаются перевести этой спор в мировоззренческий пласт. Так вот, уверяю вас, что противостояния между верующими и неверующими, светской частью и церковной здесь нет. Мне кажется, что этот вопрос, он расколол наше общество примерно так же, как в свое время вопрос со строительством «Охта- центра». Я думаю, что и для светской части общества, и, если говорить о перспективе, а не о кратковременном эффекте, с точки зрения православной церкви, нужно всячески подчеркивать, развивать, устанавливать то, что может нас объединить, и всячески избегать того, что может разъединить. Здесь откровенно выражено пренебрежение к мнению значительной части горожан; откровенно выражено то, что вопрос уже решен. Я думаю, что это скорее способствует расколу, чем согласию.

Передача Исаакия РПЦ объединила всех петербургских несогласных против власти. В последний раз подобное единодушие наблюдалось во время споров вокруг строительства башни «Охта-центра» для «Газпрома». Тогда стараниями активистов стройку удалось отменить. На этот раз даже противники смены собственника храма признают — шансов гораздо меньше.

Мы спросили, что думают о передаче Исаакиевского собора Церкви жители Петербурга.

Жители Петербурга о передаче Исаакиевского собора РПЦ
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

В тот же день, когда Полтавченко заявил о решении отдать собор церкви, в Интернете появилась петиция с требованием отменить указ. Среди голосов против и градозащитники, и обиженные музейщики, и уличные политики, и системные депутаты. 13 января на Исаакиевской площади прошла первая акция недовольных. Сперва возле собора, а затем и в сквере напротив собралась толпа протестующих против решения губернатора Полтавченко.

Свое слово по поводу передачи Исаакиевского собора церкви еще должна сказать международная организация ЮНЕСКО, депутаты намерены обратиться туда в ближайшее время, объяснил Настоящему времени яблочник Борис Вишневский.

– Наверное, вы слышали о создании согласительной комиссии, как вы относитесь к перспективам ее работы?

– Это никакая не согласительная комиссия. Не надо принимать желаемое за действительное. Речь идет о создании какой-то в перспективе рабочей группы, куда вроде бы обещают включить и депутатов, которые должны заниматься вопросом передачи Исаакиевского собора. Я лично против передачи Исаакиевского собора и считаю, что для этого никакие рабочие группы не нужны.

– Вчера вашим коллегам в парламенте Санкт-Петербурга остановить этот процесс не удалось. Даже обращение к министру культуры России Владимиру Мединскому принято?

– Обращение абсолютно бессмысленное, потому что Министерство культуры тут же ответило, что оно вообще тут ни при чем и это – не его компетенция. Что касается того, что не удалось остановить, – остановим другими методами.

– Какими методами?

– Во-первых, публичными акциями. Во-вторых, общественным давлением. В-третьих, я думаю, что завтра уже будет подан иск в суд об отмене распоряжения Комитета имущественных отношений от 30 декабря, которое абсолютно противозаконно, и весь этот процесс происходит с грубейшими нарушениями законодательства.

– По вашим ощущениям, какая доля жителей Петербурга против передачи Исаакиевского собора во временное пользование Русской православной церкви на 49 лет?

– По моему опыту личного общения, хотя это не репрезентативная выборка. По ощущениям пока что где-то 9/1 в пользу противников.

– Почему петербуржцы не доверяют Русской православной церкви в таком массовом порядке?

– Потому что петербуржцы любят Исаакиевский собор и любят музей «Исаакиевский собор». При передаче музей будет уничтожен. Это надо ясно понимать. Музей не может существовать вне своего главного и фактически единственного главного экспоната – самого Исаакиевского собора. По закону, в этом случае государственное учреждение подлежит выселению и имущество, которое не принадлежит религиозному заведению.

– Музей чего Исаакиевский собор?

– Это музей Исаакиевского собора как памятника архитектуры федерального значения. Это символ Петербурга. Его значение выходит далеко за пределы вопросов веры и любой религии.

– Исаакиевский собор входит в список объектов культурного наследия ЮНЕСКО?

– Исаакиевский собор – часть объекта всемирного наследия ЮНЕСКО.

– Как объект всемирного культурного наследия ЮНЕСКО оказаться в пользовании религиозной организации?

– Я лично тоже полагаю, что не может. Это отдельная тема, которой мы будем заниматься. Но исторический центр Петербурга и связанная с ним группа памятников — это отдельный объект всемирного наследия ЮНЕСКО. Сам Исаакиевский собор тоже туда входит.

– Кому так в церкви понадобился Исаакиевский собор? Есть ли какой-то персоналий, конкретный человек с фамилией и именем, должностью и званием, который мечтает обладать Исаакиевским собором?

– Я могу только выдвигать предположения. По моему мнению, это Патриарх Кирилл. Он же Гундяев. Видимо, ему очень хочется проводить торжественные службы в Исаакиевском соборе будучи главным лицом на этих церемониях.

–​ Последний вопрос. Мне кажется, что телескоп должен стоять в планетарии, а в храме проходить религиозные службы. Почему бы так не сделать, и музей не отнести в здание, которое походит для музея, а храм отдать церкви. Собственно, люди будут знать, что они в храм идут молиться, а в музей смотреть на памятники архитектуры и всевозможные исследования, которые музейные работники проводят регулярно.

– Тимур, даже православный царь Александр II отказался передать Исаакиевский собор в ведение духовного управления. Уж, казалось бы, он был куда православнее нынешних губернаторов и президентов, однако он отказал, поскольку было сказано, что потрачено 23 миллиона народных денег на возведение этого памятника — подчеркиваю, денег народных, а не пожертвований верующих, и содержание этого памятника столь сложно, что он должен оставаться у правительства. Церковь с этим справиться не может. Так вот, огромное число людей, примерно по 4 миллиона туристов в год, приходит в Исаакиевский собор в первую очередь как в памятник архитектуры. Только один процент из них — это люди, которые посещают службы. И я полагаю, что, если музей получает другое помещение, он просто исчезнет. Повторяю, потому что главное, что он показывает — это сам Исаакиевский собор. А верующим никто не мешает, они и сегодня могут прекрасно приходить туда и молиться, никто им не препятствует. На этих службах в среднем по 30 человек. О чем Вы говорите? У нас нет проблемы с нарушением прав верующих в том, что касается Исаакиевского собора. Пусть все остается, как есть сейчас.

Коллеги Бориса Вишнеского по Заксобранию, которые встали на сторону власти церкви уверяют, что всего лишь исполняют федеральный закон.

«Во-первых, это не прихоть губернатора Санкт-Петербурга или депутатов Законодательного Собрания. это четкое выполнение федерального закона о передаче объектов Русской православной церкви, которое выполняется в разных субъектах, и в том числе и в нашем. Что касается его коммерческого использования, я думаю, там будут проходить и богослужения, и, наверное, вход в храм будет бесплатный. А вот что касается использования колоннады и панорамного обзора города, вполне допускаю, что может использоваться в дальнейшем оплата за посещение колоннады. Это мировая практика», – сказал Сергей Соловьев, зампред Законодательного Собрания Санкт-Петербурга.

Известные деятели культуры, жители Санкт-Петербурга, актер Олег Басилашвили и режиссер Александр Сокуров рассказали Настоящему Времени о своем отношении к спору вокруг собора.

Спор за Исаакиевский собор: год спустя

С начала прошлого года вокруг Исаакиевского собора начали сгущаться тучи. В начале 2017-го Георгий Полтавченко объявил о передаче музея в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Это решение вызвало конфликтную ситуацию в городе, продолжавшуюся несколько месяцев.

Читать еще:  В МГУ светская жизнь соединилась с православием

Исаакиевский собор: что было в 2017-м году

Соответствующее решение в Смольном приняли после обращения патриарха Кирилла к главе города в декабре 2016-го. Источники, близкие к Кремлю, сообщали СМИ, что глава РПЦ сначала лично подходил с подобной просьбой к Путину, и получил его разрешение. Однако пресс-секретарь президента, Дмитрий Песков, ответил, что «эта информация не соответствует действительности». По информации РБК, до предполагаемого вмешательства главы государства, Георгий Полтавченко занимал иную позицию. В распоряжении издания появился документ от 18 мая 2016 года, в котором губернатор Петербурга писал главе «Минэкономразвития» Алексею Улюкаеву. Тогда Полтавченко выступал против передачи собора Московскому патриархату.

Так или иначе, но после новогодних каникул, 12 января 2017 года, на сайте петербурского комитета имущественных отношений появилось сообщение: Исаакий передадут РПЦ в марте 2019 года. Согласно этому документу, собор переходил в пользование православной церкви на 49 лет.

Многие петербуржцы негативно восприняли эту новость. В городе начались массовые акции протеста против передачи Исаакиевского собора. Горожане опасались, что собор перестанет работать как музей, а церковь не справится с содержанием памятника. Против решения Полтавченко также выступило Министерство культуры и представители научного сообщества. Основным требованием чиновников было то, что Исаакий должен был сохранить музейно-просветительские функции. Жители Петербурга даже предлагали провести референдум, однако Законодательное собрание города признало вопрос референдума о статусе Исаакия не соответствующим законам России.

Находились общественные деятели, которые, наоборот, положительно отнеслись к решению губернатора. Например, историк и член Геральдического совета при Президенте Михаил Медведев рассказывал, что «большая часть несогласных с решением Смольного просто негативно относится к церкви». Мужчина даже организовал общество «Православные — за Иссакий как собор и музей».

Как бы мы не хотели, чтобы церковь была первой во всем. Но хороший батюшка не сможет заменить хорошего музейщика

Михаил Медведев, историк и член Геральдического совета при Президенте.

Исаакиевский собор: новый директор

Директор ГМЗ «Исаакиевский собор», актер Николай Буров, отрицательно высказывался о передаче собора Московскому патриархату. По информации «Медузы», в апреле администрация Петербурга потребовала от него вывезти все экспонаты из собора к Пасхе. Буров сообщил, что в такие короткие временные рамки этого сделать невозможно. Однако потом событие отложили, а 21 апреля Николай Буров сообщил, что решил уйти с должности директора Исаакиевского собора. По данным «Фонтанки», он попросил об отставке на встрече с Георгием Полтавченко. По словам очевидцев, присутствовавших в тот день в Смольном, Буров тогда «выглядел очень расстроенным».

И. о. директора ГМЗ «Исаакиевский собор» назначили бывшего заместителя директора собора по связям с общественностью Ираду Вовненко. Женщина также известна в Петербурге как писательница и автор эротических романов. Уже 2 июня в прессе появилась информация о том, что Вовненко покидает этот пост. Через две недели новым директором музея Исаакиевского собора стал искусствовед Юрий Мудров. В конце июня он договорился с Русской православной церковью об увеличении количества богослужений в соборе.

Исаакиевский собор: год спустя

Кажется, что РПЦ на время забыла о своих требованиях по передаче Исаакиевского собора. По информации Русской Службы BBC, в декабре 2017 года в Смольный не обращались представители Московского патриархата с просьбой передать собор. Такую же информацию изданию сообщил Юрий Мудров..

В 2018 году Исаакиевский собор по-прежнему остается музеем. В начале марта Юрий Мудров рассказал СМИ, что «ни у него, ни у руководящего персонала нет причин думать о том, что собор отдадут в управление какому-то другому «ведомству». В то же время в храме по утвержденному расписанию проходят богослужения. Руководство музея и епархия сохраняют хорошие отношения.

Однако в начале марта активисты движений «Коалиция за науку, образование и культуру» и «Защитим Исаакиевский собор» и организовали флэшмоб под названием «Петербуржцы за музеи». По мнению участников движения, затишье вокруг Исаакия в 2018 году связано с выборами Президента России. Тогда некоторые петербуржцы были уверены: передача собора церкви продолжится после объявления итогов.

Политические и общественные деятели Северной столицы высказывают разные мнения о судьбе Исаакия. Например, спикер Законодательного Собрания Вячеслав Макаров заявил, что был согласен с передачей собора РПЦ.

Это дом божий и моя позиция в этом отношении неизменна. Я убежден в том, что он будет передан в ведение РПЦ. И там можно будет проводить богослужения и все то, что связано со службой РПЦ.

Вячеслав Макаров, спикер ЗакСа.

В День России в Исаакиевском соборе отметили 160-лет со дня освящения. Праздничная Божественная литургия состоялось утром 12 июня.

Фото: «Сохраним Исаакиевский собор», «Исаакиевский собор»/ ВК.

Казаки против музейщиков

Из опасения серьезных столкновений директор музея Николай Буров на два часа раньше закрыл музей, также по согласованию с митрополитом Петербургским и Ладожским была отменена вечерняя служба. Повод беспокоиться у директора был: еще в середине дня в храм пришли несколько казаков — по их словам, чтобы предотвратить беспорядки на протестной акции. На их плечах мелькали нашивки, в том числе с флагом Новороссии, на груди звенели ордена.

Однако, несмотря на то что на акцию пожаловали не только казаки, но и несколько сторонников прокремлевского «Национально-освободительного движения», бойцам Росгвардии, прибывшим на место потенциального столкновения, даже не пришлось покидать свои грузовики. Полиция развела протестующих и провокаторов, стоявших возле храма.

Чтобы люди не мешали проезду транспорта, их попросили перенести собрание в сад напротив, уже опробованный оппозицией в качестве места сбора в период многодневной акции «Оккупай Исаакиевская» летом 2012 года. О тех временах, а также о более давних протестах — против сноса здания «Англетера» и о днях августовского путча — вспоминали участники нынешней акции.

Сравнение, конечно, слишком смелое: в 1987-м, когда ленинградцы боролись за «Англетер», на площадь выходили тысячи, и город в своем мнении был един, в то время как у идеи передачи Исаакиевского собора церкви есть и сторонники — те, кто считает, что, как и всякий храм, Исаакий должен принадлежать церкви. Но общий смысл действительно есть: борьба за культурное наследие и право выражать свое мнение.

Необходимость отстаивать его в данном случае объясняется несколькими причинами. Во-первых, финансовым вопросом. Ежедневно слыша из уст чиновников о том, что «денег нет», и спустя всего две недели после повышения платы за проезд в городском общественном транспорте, люди не могут понять, почему город добровольно отказывается от такого крупного источника дохода, как музей в Исаакиевском соборе, который ежегодно посещают миллионы туристов (по сведениям Союза музейных работников Петербурга и Ленинградской области, в 2016 году Исаакиевский собор посетило 2 382 000 человек).

Речь идет именно о передаче храма в безвозмездное пользование сроком на 49 лет. При этом собственником здания остается город, а значит, именно на городской бюджет лягут основные траты на дорогостоящий ремонт и реставрацию, в то время как сейчас музей зарабатывает на эти цели сам. При этом в соборе ежедневно проводятся службы, которые верующие посещают бесплатно.

Во-вторых, горожане обеспокоены тем, сможет ли РПЦ адекватно с музейной и научной точки зрения следить за состоянием мозаик в соборе и других деталей его убранства. Перед глазами петербуржцев — яркий пример: находящийся в пользовании РПЦ Казанский собор, фасады которого поменяли цвет — как считают некоторые эксперты, вследствие нарушения технологии ведения реставрационных работ (впрочем, в профильном комитете это отрицают).

В-третьих, по данным Союза музейных работников, на богослужения в храме (которых в 2016 году было проведено 640) приходит всего по три десятка человек, то есть менее одного процента посетителей собора. А основную массу посетителей составляют туристы, которым необходимость соблюдать традиции посещения православных храмов доставит неудобства.

Есть и другие причины. По признаниям ряда участников протеста, их возмущение вызвало не только само решение губернатора, но и форма, в которой оно было им оглашено: «Вопрос решен». В условиях, когда до этого в обществе обсуждалось проведение общегородского референдума о судьбе достопримечательности, такая демонстративность многим показалась хамской.

Четвёртый Исаакиевский собор Явление Монферрана

История возведения четвёртого, заключительного варианта, Исаакиевского Собора в Санкт-Петербурга началась в 1809 году, когда Александр I объявил конкурс на проект приведения Исаакиевского собора в надлежащий вид.

Поначалу существовала надежда, что удастся обойтись перестройкой лишь верхней его части, приискав «форму купола, могущую придать величие и красоту столь знаменитому зданию», однако все архитекторы предлагали государю проекты новых соборов, и спустя несколько лет он оставил лишь одно требование к проекту: сохранить существующую алтарную часть.

Кончилась Отечественная война, был заключен Священный союз, а вопрос о перестройке Исаакиевского собора все еще оставался открытым. Только в 1818 году молодой французский архитектор Огюст Рикар Монферран, никому не известный не только в России, но и у себя на родине, представил Александру I проект, предусматривавший сохранение алтарной части Исаакиевского собора и подкупольных пилонов.

Проект Монферрана с самого начала вызывал недоверие специалистов, но 20 февраля 1818 года он все же был утвержден государем, а 26 июня 1819 года состоялась торжественная закладка нового Исаакиевского собора.

Не успела столичная публика восхититься гравированными видами будущего собора, выпущенными Монферраном, как у его проекта появился серьезный критик. Им оказался архитектор А. Модюи, являвшийся одним из членов Комитета по делам строений и гидравлических работ. В октябре 1820 года он представил в Академию художеств записку с замечаниями, сводившимися к тому, что по существующему проекту строить Исаакиевский собор не представляется возможным. Модюи справедливо указал на ошибку в расчетах, из-за которой диаметр огромного купола не вписывался в «квадрат» из четырех пилонов.

Строительство собора приостановили. Рассмотрением замечаний Модюи занялся специальный комитет, перед которым Монферрану пришлось оправдываться, «сваливая вину» на высочайшего заказчика. «Поскольку из нескольких проектов, — заявлял он, — которые я имел честь представить, предпочтение было отдано тому, который уже осуществляется, то. следует обсуждать этот вопрос не со мной; мне надлежит скрупулезно сохранить то, что приказано сохранить. »

Комитет подтвердил опасения Модюи, и проект 1818 года забраковали. Только к 1825 году Монферран представил новый проект, который и был утвержден 3 апреля, за несколько месяцев до кончины Александра I.

Исаакиевский Собор достраивал уже Николай I

Восшествие на престол императора Николая I совершалось при событиях смутных и нерадостных. Неудивительно, что об Исаакиевском соборе в первые месяцы нового царствования почти не вспоминали. Строительство приостановилось. Нужно было деятельное вмешательство императора, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки.

Чуть позже работы по возведению собора приобрели невиданный размах. Ежегодно строительная площадка поглощала до миллиона рублей из казны (для сравнения — вся постройка Троицкого собора на Измайловской площади обошлась в два миллиона рублей). Надо отметить, что Николай считал своим долгом не только выделять достаточные средства на строительство Исаакиевского собора, но и лично давать указания о том, как надлежит строить. Стремление императора возвести храм, равного которому не было бы по пышности, привели к утяжелению здания, его перегруженности декоративными элементами. К счастью, от самых неуместных предложений государя Монферрану удавалось отказываться: так, он убедил Николая переменить уже принятое им решение позолотить все наружные скульптуры Исаакиевского собора.

На строительство Исаакиевского собора не жалели ни денег ни человеческих жизней

«Стройка века», опекаемая государем, поражала воображение современников. Не останавливались ни перед затратами, ни перед жертвами. Чего стоит один только процесс вырубки и установки гранитных колонн! Их вырубали на каменоломне Петюрлакс неподалеку от Выборга, избранной благодаря большим запасам гранита и близости Финского залива. На отвесной гранитной скале отмечался контур заготовки, затем в отверстия, просверленные по контуру, вставляли железные клинья, и рабочие одновременно били по клиньям тяжелыми кувалдами. Удары повторяли до тех пор, пока в граните не появлялась трещина.

В трещину закладывали железные рычаги с кольцами, в которых были закреплены канаты. Каждый канат тянули сорок человек, отодвигая, таким образом, заготовку колонны от гранитной «основы». Затем в колонне пробивали отверстия и закрепляли в них крючья с канатами, соединенными со стоящими рядом воротами. При помощи этих нехитрых механизмов колонна окончательно отделялась от скалы и скатывалась на приготовленный заранее деревянный помост. И хотя Монферран отмечал, что подобные работы в России «не что иное суть, как ежедневное дело, которому никто не удивляется», все же они были чрезвычайно тяжелы.

Перевозили будущие колонны на плоскодонных судах, а с пристани в Петербурге их доставляли на строительную площадку по специально устроенному рельсовому пути (первому в России).

Для подъема колонн возвели леса, состоявшие из трех высоких пролетов, и установили 16 особых механизмов-кабестанов из чугуна. На каждом из таких кабестанов работало по восемь человек, а установка одной семнадцати метровой колонны (каждая из них весила 114 тонн) в вертикальное положение занимала приблизительно три четверти часа. Первая колонна была поднята 20 марта 1828 года в присутствии избранной публики (среди зрителей присутствовали и члены императорской фамилии), а к осени 1830 года все четыре колоссальных портика уже предстали изумленным взорам петербуржцев.

Мало кого из тех, кто любовался медленно, но неуклонно растущей громадой Исаакиевского собора, интересовали судьбы простых рабочих, принявших участие в сооружении главного храма империи. Согласно документам, таких «подневольных» творцов собора насчитывалось до полумиллиона. Были это государственные и крепостные крестьяне. Около четверти из них погибло на стройке из-за несчастных случаев или болезней. Только при позолоте купола собора, выполнявшейся в технике огневого золочения, умерли от отравления парами ртути 60 мастеров.

Смерть Монферрана

Говоря современным языком, Исаакиевский собор был «долгостроем». Сорок лет в центре Петербурга шла работа, сопоставимая, пожалуй, лишь с сооружением египетских пирамид. В 1840-е годы по городу уже позли слухи: Монферран-де не торопится достраивать храм, потому что ему нагадали смерть вскоре после окончания строительства. И действительно: не прошло месяца с торжественного освящения собора (30 мая 1858 года), как архитектор умер. Впрочем, был он уже не молод, так что дело, видимо, не в предсказании.

Монферран желал быть похороненным в отстроенном им соборе (неудивительно, ведь с ним была связана значительная часть его жизни), однако этому ожидаемо воспротивились и Святейший Синод, и император Александр II, поскольку Монферран являлся католиком. Поэтому вдове почившего пришлось везти его останки в Париж. Символическое прощание творца с его творением все же состоялось: погребальный кортеж с гробом Огюста Монферрана трижды объехал вокруг Исаакиевского собора.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector