0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

85 лет назад Ататюрк превратил главную мечеть Турции в музей

Содержание

85 лет назад Ататюрк превратил главную мечеть Турции в музей. Эрдоган решил это отменить из-за «фальшивой» подписи Ататюрка

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган дал поручение своим помощникам изучить вопрос изменения статуса музейного комплекса Святой Софии и превращения его в мечеть, об этом сообщила турецкая газета Hürriyet. В поддержку такого решения уже выступили министр юстиции Турции Абдулхамит Гюль и министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу.

«Нужно разорвать оковы Святой Софии, открыв ее для молитвы. Это наше общее желание. Это исполнение воли султана Фатиха Мехмета (который завоевал Константинополь и обратил Софию в мечеть – НВ)», – заявил Гюль. Глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу отметил, что статус Айя-Софии является вопросом национального суверенитета.

Это далеко не первый раз, когда турецкие политики выступают с подобными заявлениями. Каждый год в конце мая – начале июня в Турции поднимают вопрос о статусе Святой Софии – главном храме бывшего Константинополя и всей Византийской империи. 29 мая 1453 года турки захватили город, который не только сменил имя на Стамбул, но и стал столицей уже новой, Османской империи. Именно накануне даты падения Константинополя и возникают споры о его наследии. Каждый год эта тема становится обсуждаемой, но, в отличие от предыдущих лет, в этом году в Софии в честь завоевания турками Константинополя была прочитана сура из Корана, а власти заговорили о статусе мечети для памятника.

Типография «Милләт» (ул. Нариманова, 62)

Цепочка старых домов различной степени сохранности в слободе изучена краеведами в разной степени (к примеру, таинственным остается 58-й, вроде бы и жизнедеятельность в нем какая-то проходит, а самих жильцов не видно). Самое примечательное — здание типографии, которую имам Галеевской мечети, основатель передового медресе «Мухаммадия» Галимджан Баруди с купцом Ибрагимом Идрисовым открыли в 1908 году. Книги здесь печатали в цвете, и вообще, компания была передовой, благо Идрисов изучал типографское дело и каллиграфию в Турции, Ливане, Египте, а потом еще и в Германии. Сейчас здесь на первом этаже находится очень аутентичное и простое кафе.

Книги здесь печатали в цвете, и вообще, компания была передовой. Из альбома «Тукай», автор Зуфар Баширов. Фото kazan-history.livejournal.com

Ирина Антонова: Моя цель – возродить музей, который разгромил Сталин

Ирина Антонова ушла с поста директора ГМИИ им. Пушкина 6 лет назад, но не ушла из самого музея. Она по-прежнему работает в своем кабинете возле «Итальянского дворика», только уже в должности президента музея. И как бы, может, ни хотелось кому-то, но Ирина Антонова не дает сделать эту должность декоративной и бессмысленной. В частности, она по-прежнему занимается проблемой возрождения Музея нового западного искусства (ГМНЗИ), считая это делом всей своей жизни.

  • 1922 – родилась 20 марта в Москве
  • 1941 – параллельно с учебой в МГУ окончила курсы медсестер, работала в госпитале
  • 1961 – стала директором ГМИИ им. Пушкина
  • 2000 – подписала письмо в поддержку политики Путина в Чечне
  • 2013 – после отставки с поста директора назначена президентом ГМИИ им. Пушкина

Как мы обогнали Америку

Государственный музей нового западного искусства, где хранились уникальные коллекции купцов Щукина и Морозова, возник в Москве в 1923 году в результате объединения Первого и Второго музеев новой западной живописи.

Это был уникальный музей. Он стал одним из первых музеев современного искусства в мире, появившись на 5 лет раньше Нью-Йоркского музея современного искусства (МоМА). Это стало возможным благодаря таланту и чутью Морозова и Щукина, раньше других оценивших работы Сезанна, Ван Гога, Гогена, Матисса и раннего Пикассо.

Кампания против «космополитизма» и «низкопоклонства перед Западом», начавшаяся с травли Шостаковича, привела к уничтожению ГМНЗИ. Иосифом Сталиным было принято постановление Совета министров от 6 марта 1948 года о «ликвидации» музея. Экспонаты распределили между Пушкинским и Эрмитажем.

19 июня 2019 года в Пушкинском открылась выставка картин из собрания живописи московского купца Сергея Щукина, а на следующий день нынешний директор музея Марина Лошак выступила на прямой линии президента и попросила отдать особняк в центре Москвы под музей Щукина. Раньше этот дом ему и принадлежал, теперь зданием владеет Минобороны.

Ирина Александровна с Владимиром Спиваковым и Вячеславом Полуниным
// фото: Global Look Press

Не помню экспозиции хуже

Ирина Александровна, просьба Марины Лошак к президенту имеет отношение к вашему замыслу?

– Нет. Насколько я поняла – а я спросила об этом Марину Девовну, – она не имела в виду именно картины из собрания Щукина. Она мне сказала, что не собирается переносить ни одной картины в дом Щукина. А весь смысл проекта, о котором я говорю, – это объединение живописных коллекций Щукина и Морозова в отдельный музей, как это было в первые годы после революции.

Ну а по поводу дома Щукина я говорила с самим Шойгу какое-то время назад. Он мне объяснил все сложности, связанные с его расположением в комплексе Министерства обороны. И ведь я – единственный человек из нашего музея, кто в этом доме хотя бы побывал, это же теперь закрытое учреждение. Я обошла дом, посмотрела и понимаю, что его передача под музей Щукина вообще ставит крест на возрождении Музея нового западного искусства.

А выставка коллекции Щукина? Может, это какое-то движение к восстановлению музея?

– Не думаю. Сам факт выставки – это, конечно, само по себе хорошо. Только, на мой взгляд, это безобразная экспозиция с точки зрения показа. Должна сказать, что не припомню экспозиции хуже. Ни одна выставка в музее не собирала такого количества отрицательных отзывов. А ведь я даже не знала, что у нас будет такая выставка…

Спросила некоторых сотрудников, как же они допустили такое безобразие. Они говорят: «Нам сказали принести картины и уходить». То, что представлено на нынешней выставке – это только половина коллекции Щукина. При этом факт выставки подается как что-то беспрецедентное, хотя коллекцию Щукина мы уже показывали к его столетию, и это была большая выставка, просто никто не помнит. Или не захотел припомнить.

Тогда мы получили из Эрмитажа и «Танец», и «Музыку» Матисса. Вместе. Показывать «Танец» так, как сегодня он выставлен, абсолютно бессмысленно. Потому что эти композиции имеют внутренний ритм и общее содержание. Видеть их рядом очень важно для понимания концепции произведения. Почему не приехала «Музыка», я не знаю, я не вела эти переговоры. Но все же на основе взаимных интересов – мы делаем Щукина, а Эрмитаж выставляет Морозова – удалось получить какие-то произведения из Петербурга. Сами вещи-то превосходные, мы это и так знаем. Но почему выставка сделана именно так – непонятно. Все-таки экспозиция должна обсуждаться предварительно. Но этого ничего не было.

Президентство дается за багаж, а не за выслугу

Почему? Обсудить – разве это проблема?

– Вынуждена признать факт полного отсутствия согласования каких-то решений, в частности со мной как с президентом. Институт президентства должен иметь какие-то основания. И он их имеет, но они не выполняются. Я многократно и открыто говорила об этом с Мариной Девовной, не желая выносить это в поле широкого обсуждения. Но сейчас уже все всё понимают.

Система президентства не продумана и не проработана Министерством культуры. Где-то она, возможно, работает, а где-то нет. И это зависит от двух личностей – того, кто назначен на должность президента, и того, кто пришел в качестве нового директора. Начинать такую сдвоенную, что ли, работу в конфликте невозможно. Если получилось согласие – замечательно. У меня, например, было полное согласие с предшественником, с Александром Ивановичем Замошкиным, который был директором музея до меня. Он не считался президентом, но был членом ученого совета, он мне помогал, советовал. Многое в этой паре зависит от личностей. Но должна быть и твердая система, за которую отчитываются, которая работает и проверяется.

Читать еще:  В РПЦ удивлены позицией правозащитников, требующих наказать погромщиков выставки

У нас же система президентства – индивидуальная и одноразовая история. Об этом я, кстати, говорила министру. Невольно задаешься вопросом: а нужна ли эта должность? Потому что, когда человека назначают президентом, это значит, что за ним все-таки признают какие-то возможности и багаж, который может работать. Что это не просто за то, что он выслужил много лет.

Не развалится советская власть от двух Ренуаров

Ирина Александровна, а как делилось собрание картин Щукина и Морозова между Пушкинским и Эрмитажем?

– Это знали четыре человека. Орбели из Эрмитажа, его супруга и специалист во французском искусстве Изергина, наш директор Меркуров и профессор Виппер, его зам по науке. Я знаю, что были дискуссии, каждый что-то свое отстаивал. За отдельные вещи шла жестокая борьба, и Эрмитаж получил больше, чем Музей им. Пушкина. Но ни Орбели, ни Меркуров, несмотря на то, что оба были с Кавказа и были в хороших отношениях с Иосифом Виссарионовичем, не подняли голос в защиту уничтожаемого музея, не сказали ему, что не надо делить.

Я многократно утверждала и буду утверждать: совершенно очевидно, что тот музей уже тогда был важным и перспективным. И сейчас, будучи воссоздан, он мог бы встать в один ряд с величайшими музеями современного искусства в мире и стать украшением столицы России.

Кстати. В том постановлении Сталина есть просто чудовищная фраза. Там не написано «закрыть музей», там написано «ликвидировать». А это огромная разница. Представьте, что получает это распоряжение какая-нибудь башка малообразованная, читает «ликвидировать» и понимает: ага, значит – уничтожить! И еще важная деталь: на подлиннике постановления Сталин не поставил свою подпись – об этом я узнала совсем недавно. Там только подпись его секретаря. Может, Сталину хватило культуры? Он же знал литературу, театр и так далее. Нам может не нравиться его политика, но каким-то запасом культуры он все-таки обладал. Он работал с Лениным – культурнейшим человеком, с Луначарским. И наверное, слышал, что живопись импрессионистов из того собрания – это значительное явление. И если он не поставил свою подпись – это о чем-то говорит. И еще один момент. И мы, и Эрмитаж спустя время понемножку стали возвращать те картины в экспозицию. По две-три вещи. Начали, конечно, не с Пикассо и Матисса, а с «невинных» Ренуара и Клода Моне: мол, не развалится же советская власть от двух Ренуаров.

Пиотровский повел себя недостойно

Ваше дело по восстановлению музея, основанного на собрании Щукина и Морозова, все-таки движется?

– Само по себе оно двигаться, конечно, не может. Но я дважды по этому поводу говорила с Владимиром Владимировичем. Была у него в Кремле на индивидуальном приеме в 2017-м и в 2018 году. Поскольку я тут немножко опытный человек, я, конечно, пришла к нему не только с этими вопросами, но и с другими. Был вопрос, связанный со строительством нового здания – кстати, для современного искусства. Непростой вопрос был. Но президент здорово помог. Дал указания, и к нам уже приезжали архитекторы с проектами.

Ирина Антонова очень уважительно относится к Путину
// фото: Global Look Press

Что касается того музея, тут президент был, конечно, сдержан. В общем, он как бы взял время на размышление об этом. Так что это все далеко не так просто – что-то где-то брякнуть.

Президент вас поддержит?

– Не знаю. Это все-таки очень зависит от Петербурга. И я думаю, что следующим шагом должна стать официальная отмена того, не подписанного Сталиным постановления. Мне кажется, что это обязательно. Надо объяснить и официально признать то решение недействительным. Это очень важно, потому что такая страна, и не дай бог наступит время, когда на него начнут ссылаться как на положительное.

Дальше мне надо найти единомышленников. Да что-то все поумирали. Ну вот Юрий Рост меня очень поддерживает, и есть еще ряд человек. Нужны весомые люди. Кто имел бы силу убеждений, решительность и голос. Что-то нет сейчас таких. Необходимо понимать, насколько это грандиозно – это будет музей первого класса! Он крайне важен для всего XXI века, и важно, что сердцевина для такого музея у нас есть – эти разрозненные, к несчастью, коллекции.

А какие сейчас отношения у вашего музея с Эрмитажем? И лично у вас с Пиотровским?

– Эрмитаж, конечно, настроен совершенно определенно. Мы с Михаилом Борисовичем и раньше разговаривали на эту тему, но когда я в 2013 году на приеме у Путина выступила публично с этой идеей, то он, я считаю, повел себя недостойно. Он как бы намекнул на возраст, на весну – что это обострение, мол. Он извинился потом, и тоже публично, но я в общем-то с ним ни разу на эту тему больше не говорила. Думаю, Пиотровский знает, что я не оставила эту идею, и думаю, что он напряжен и ждет, и возможно, надеется на мой возраст – что уж там, мне 98-й год, это много, уверяю вас. Меня волнует только одно – успеть.

Господство одного вкуса – это плохо

Ирина Александровна, что вы думаете о присоединении ГЦСИ к Пушкинскому?

– Еще одна иллюстрация к системе отношений в музее. Нельзя превращать в междоусобицу такое дело. Мне не кажется плодотворной идея объединения всех эпох мирового искусства в рамках одного музея – здесь неизбежна унификация взглядов. Тогда как, скажем, три учреждения будут давать разные взгляды.

Мне симпатичен опыт Франции, где в Париже существует три музея, посвященных этапам развития искусства. Я имею в виду Лувр, музей Орсе и Центр Помпиду. Это дает возможность более творчески разнообразного решения вопросов. Понимаете, ну ведь невольно так получится, что будет господствовать один вкус. И это плохо.

В этой связи я хочу подчеркнуть, что великий музей Франции – Лувр, когда создавался музей Орсе, передал произведения XIX века. Вот у нас тут рыдают, что кто-то кому-то передает, а они сами взяли и передали Делакруа, Домье, Жерико и других, потому что понимали: это французское искусство, а не принадлежность одного учреждения. То есть впереди – искусство, а уж за ним – директор и музей, то есть личности.

Протест кучи против Ван Гога

«Собеседник» поинтересовался мнением Ирины Антоновой на тему современного искусства (уже нынешних дней), которое появилось в Музее им. Пушкина с приходом нового директора.

– Кому-то может показаться, что эти «акции» – например когда в музее артист цирка прыгает со второго на первый этаж – это и есть современность. Мне же так совсем не кажется, – призналась Ирина Александровна. – Я помню, как еще до Марины Лошак, давно, у нас тоже была такая «акция».

Сижу работаю – вдруг ко мне прибегает смотритель: «Иринсанна, что творится, ужас, пойдемте скорее!» Идем. А там на втором этаже какой-то субъект опорожнился перед Ван Гогом. Снял штаны, извините, и положил кучу. Вы можете себе представить? Ну это всё немедленно убрали, конечно. Все знают этого человека с кучей. Он художник и живет сейчас в Швейцарии. Я это говорю к тому, что есть и такой уровень понимания современного искусства – протест кучи против «устаревшего» Ван Гога.

Материал вышел в издании «Собеседник» №28-2019 под заголовком «Ирина Антонова: Меня волнует одно — успеть возродить музей, который разгромил Сталин».

Музей Первого Президента: экспонаты

Музей Первого Президента — одна из интереснейших достопримечательностей Астаны. Его посещение будет познавательным и для туристов, и для местных жителей. Узнайте, какие уникальные экспонаты хранятся в музее.

Фото: wikipedia.org: UGC

Задолго до того, как появился музей, Астана еще не была столицей. Первый Президент РК был активным сторонником идеи перенести столицу сюда в 1994–1998 гг., а музей открылся в 2005-м.

Читать еще:  Владимир Путин поздравил жителей Суздаля с Рождеством

За время стремительного развития страны и города произошло немало исторических перемен, которые увековечены в Музее Первого Президента в Астане.

В честь Дня Первого Президента РК предлагаем ознакомиться с экспонатами музея:

Первый исторический экспонат музея — это его здание

Дворец построен в 1997 году. До 2004-го здесь располагалась резиденция Нурсултана Абишевича Назарбаева, позднее резиденцией Президента стал дворец Акорда.

Мухтар Шаханов: биография и творчество казахского поэта

Холл дворца

Холл дворца поражает масштабами. В нем располагаются два автомобиля, которые первыми были изготовлены на территории Республики Казахстан, а также национальная символика страны и модель «Древа жизни», символизирующего процветание и духовное богатство казахского народа.

Экспозиция «На пути к независимости»

Второй этаж встречает посетителей экспозицией «На пути к независимости», которая рассказывает об истории Казахстана с 1985 по 1991 годы.

Здесь представлены важные исторические документы, предметы культуры и быта. Также поэтапно рассмотрена история становления современного Казахстана и роли Президента РК в обретении суверенитета.

После просмотра становится очевидно, почему День Первого Президента в Казахстане так важен и почитаем. Среди экспонатов такие экземпляры:

Какой сегодня праздник: события 4 июня

  • портрет Нурсултана Назарбаева в инаугурационном чапане;
  • газетные публикации 1990-х годов;
  • тезисы выступления Нурсултана Абишевича на съезде депутатов СССР;
  • корреспонденция Нурсултана Назарбаева в 80–90-е годы ХХ столетия;
  • бронзовый монумент независимости;
  • перчатка космонавта РК Т. Аубакирова, модель ракеты и капсула с казахской землей;
  • документы и присяга Нурсултана Назарбаева;
  • денежные купюры, фото и записи того времени;
  • книги, в том числе и труд Первого Президента «Стальной профиль Казахстана»;
  • картины «Аталы сөз» А. Мырзахметова, «Ордабасы» М. Калымова и «Жеті жарғы» К. Ажибекулы;
  • зеркальная карта РК;
  • гобелен «Ақорда»;
  • Конституционный закон Республики Казахстан;
  • слепок ладони руки Президента;
  • мраморная скульптура «Ирбис» ручной работы, подаренная жителями страны Музею Первого Президента Астаны;
  • указы и сувениры;
  • ручка Джорджа Буша, которой было подписано торговое соглашение между РК и США;
  • поздравительные подарки для Президента.

Куда сходить в Павлодаре и что посмотреть

На третьем этаже расположено несколько залов. Два из них отведены под временные экспозиции, остальные же посвящены различным аспектам новейшей истории Казахстана.

Экспозиция государственных символов РК

В холле третьего этажа располагается экспозиция государственных символов РК. Здесь также есть портрет Президента, макет его резиденции и памятные сувениры.

Экспозиция «Казахстан и мировое сообщество»

Вторая постоянная экспозиция музея «Казахстан и мировое сообщество» расположена в Золотом зале. Здесь хранятся:

  • сувениры, письма и атрибутика с международных мероприятий, в которых принимали участие представители РК;
  • подарки и памятные сувениры от представителей других государств: США, Украины, Грузии, Армении, Беларуси, Молдовы, Российской Федерации, Китая, КНДР, Болгарии, Великобритании, Испании, Латвии, Германии, Италии и др.

Лучшие достопримечательности города Алматы

Также на третьем этаже расположен столовый зал Президента, в котором можно увидеть приборы и посуду, подаренные иностранными делегациями.

Экспозиция о становлении Республики Казахстан после обретения независимости

В Зале заседаний расположена экспозиция о становлении Республики Казахстан после обретения независимости и воплощении планов развития страны в жизнь. В зале представлены:

  • документы, эскизы и фото;
  • парламентская атрибутика;
  • послания Нурсултана Абишевича Назарбаева народу;
  • награды Президента от различных организаций;
  • подарки от промышленных объектов современной РК;
  • книги, написанные Первым Президентом.

Экспозиция древних предметов быта и культуры Казахстана

В зале «Атамекен» на третьем этаже находится экспозиция древних предметов быта и культуры Казахстана, а также раннего периода жизни Нурсултана Назарбаева — детства и школьных лет.

Атырау: исторические и архитектурные достопримечательности

Экспозиция трудовой биографии Президента

В бывшей первой приемной расположена экспозиция трудовой биографии Президента. В этом зале хранятся:

  • похвальные листы и почетные грамоты;
  • сувениры, удостоверения и фото.

В бывшем рабочем кабинете Президента работает экспозиция «Казахстанская модель института президентства». Обстановка кабинета позволяет представить за работой человека, которого чествуют в День Первого Президента Казахстана. Среди выдающихся экспонатов — нагрудный знак Президента РК.

В Серебряном зале представлены награды Нурсултана Назарбаева:

  • орден Пия IX из Ватикана;
  • словенский почетный орден Свободы;
  • ожерелье Улы Бадра из Саудовской Аравии;
  • бельгийская Большая лента Леопольда I;
  • Орден двойного белого креста (Словакия);
  • Цепь ордена Большого Креста со Святой Венгерской Короной;
  • арабский орден Нила;
  • люксембургский орден Дубовой короны;
  • латвийский орден Трех звезд;
  • «Высший орден Хризантемы» из Японии;
  • монгольский орден «Эрдэнийн Очир» (орден Драгоценного жезла);
  • французский орден Почетного легиона;
  • кавалерский орден Большого креста из Италии;
  • украинский орден князя Ярослава Мудрого;
  • узбекский орден «За выдающиеся заслуги»;
  • румынский орден «Стяуа Ромыней»;
  • австрийская Большая Звезда Почета;
  • орден Витаутаса Великого из Литвы;
  • орден Исмоили Сомони из Таджикистана;
  • британский орден Михаила и Георгия;
  • орден Спасителя из Греции.

Когда Астана стала столицей Казахстана

В холле Серебряного зала расположена экспозиция признания заслуг Президента. Здесь хранятся поздравления, награды, грамоты, сувениры, книги и медали за заслуги Нурсултана Назарбаева перед казахским и мировым сообществом.

Кроме того, посетив музей, ознакомитесь и с другими экспонатами.

Так, экспозиция о роли Нурсултана Назарбаева в обеспечении безопасности на третьем этаже рассказывает о его деятельности в ООН и борьбе за мир в Казахстане и за его пределами.

В зале заседаний третьего этажа расположена впечатляющая коллекция старинного оружия и доспехов. Здесь представлены сабли, ножи, кинжалы, кортики, палаши, пистолеты, ружья, булавы и прочая военная атрибутика высочайшего мастерства.

Практически весь четвертый этаж занимает экспозиция подарков Нурсултану Назарбаеву по случаю Дня Первого Президента Республики Казахстан, успешных международных переговоров и в знак уважения народа. Среди наиболее впечатляющих экспонатов такие экземпляры:

«Байтерек» — главный символ Астаны

  • микроминиатюра «Казахстанский символ» от мэра Омска;
  • булава от жителей города Алматы;
  • корона от корейской делегации;
  • декоративная ваза из Индии;
  • малазийский гонг;
  • декоративное блюдо из Японии;
  • панно «Дверь в священную Каабу» из Саудовской Аравии;
  • велосипед победителя велогонки «Вуэльта» А. Винокурова.

Также на верхнем этаже находится увлекательная экспозиция, рассказывающая о будущем Казахстана и путях его развития как одной из наиболее конкурентоспособных стран.

Экскурсии в музее проводятся на казахском, русском и английском языках. Здесь можно ознакомиться с временными экспозициями. В музее часто организовывают уникальные выставки.

Обязательно посетите Музей Первого Президента. Его богатая и интересная экспозиция заинтересует даже тех, кто уже бывал там. С Днем Первого Президента РК!

Как добраться до медресе «Мухаммадия» в Казани

До медресе можно дойти пешком от многих ключевых объектов города: например, от железнодорожного вокзала Казани расстояние составляет около 1,2 километра (путь займет около 15 минут), от площади Тукая с одноименной станцией метро — 1,4 километра (около 15–20 минут ходьбы).

Также в непосредственной близости от медресе «Мухаммадия» имеется несколько остановок общественного транспорта:

  • «Парижской коммуны» в 250 метрах на улице Габдуллы Тукая: автобусы № 10, 10а, 53, 68, 74;
  • «Тукая» в 300 метрах на перекрестке улиц Габдуллы Тукая и Татарстан: автобусы № 1, 6, 31, 53, 54, 71; троллейбусы № 3, 5;
  • «Юнусовская площадь» в 400 метрах на улице Габдуллы Тукая: автобусы № 5, 23, 56, 68, 72.

На автомобиле доехать до учебного заведения можно по улице Габдуллы Тукая. В радиусе 200 метров имеется несколько бесплатных и платных парковок.

Еще один способ добраться до медресе — воспользоваться услугами такси. В Казани работают такие компании, как Яндекс. Такси, Uber, Gett, в которых можно оформить заказ через мобильные приложения.

Видео о медресе «Мухаммадия» в Казани:

Реакция в мире

Против планов превратить музей в мечеть выступили политические и религиозные деятели в США, Греции, России и самой Турции.

Греция назвала это решение «открытой провокацией».

ЮНЕСКО (Организация ООН, занимающаяся вопросами образования, науки и культуры) заявила, что глубоко сожалеет о случившемся. В 1985 году здание музея было включено в Список всемирного наследия ЮНЕСКО

Русская православная церковь осудила это решение, заявив, что чувства миллионов христиан были проигнорированы.

Константинопольский патриарх Варфоломей заявил, что превращение музея Айя-София в мечеть может обратить миллионы христиан по всему миру против ислама. «Собор Святой Софии как музей является местом и символом встречи, солидарности и взаимопонимания между христианством и исламом», — сказал он.

В МИД Турции в ответ на призыв отказаться от превращения собора Святой Софии в мечеть заявили, что Анкара вправе изменить статус собора без учета мнений других государств.

Собор Святой Софии является одним из главных символов Стамбула и местом притяжения для многих туристов, посещающих город.

«Турки гордятся своей светской мусульманской нацией. Превращение Святой Софии в мечеть эту гордость у народа отберет. Миллионы светских людей в Турции громко возражали против этого, но их голоса не были услышаны. Потому что в Турции, к сожалению, нет больше свободы слова и демократии», — заявил Би-би-си известный турецкий писатель Орхан Памук.

Читать еще:  Во всех храмах Кольского полуострова совершат панихиды по погибшим морякам

Форма

Территория, выделенная под музей правительством Москвы, находилась вблизи от уже построенного к тому моменту Московского еврейского общинного центра. Это был Бахметьевский автобусный парк, основной гараж которого, площадью около 8500 кв.м., был построен в 1927-м году по проекту великого русского конструктивиста Константина Мельникова и инженера Владимира Шухова.

Названием парк обязан улице, на которой он находился — бывшей Бахметьевской, ныне улице Образцова. Общине его передали в январе 2001-го года, через два года после вывода оттуда транспортного хозяйства.

К моменту передачи здание находилось в плачевном состоянии: местами отсутствовала кровля, внутри царил разгром, характерный для заброшенных производственных помещений.

Сложившаяся ситуация ставила новые задачи перед Федерацией Еврейских Общин России: восстановить здание Бахметьевского гаража и «вписать» музей в исторический облик памятника российского конструктивизма.

Осуществить реставрацию предложили благотворительному Фонду развития и поддержки искусства «Айрис», основанному Дарьей Жуковой. Была проведена санация земли, к гаражу подвели необходимые инженерные коммуникации. В обновленном здании бывшего автобусного парка летом 2008 открылся Центр современной культуры «Гараж».

Тем временем был объявлен закрытый конкурс на проект реконструкции здания гаража для придания ему облика современного культурного центра. К участию в конкурсе пригласили Даниэля Либескинда (автора Еврейских музеев Берлина и Сан-Франциско), бюро Diller Scofidio + Renfro (авторов парка Хайлайн в Нью-Йорке), англичанина Дэвида Чипперфильда и других известных архитекторов. Каждый из них по-своему видел будущее соавторство с конструктивистом Константином Мельниковым: предлагались пристройки, надстройки, «стеклянные колпаки», эскалаторы, возносившие посетителей к новым помещениям через окна в оригинальной крыше, насыщение музея сложной пространственной символикой. Проведенный в начале 2000-х тендер в соревновании с BRC Imagination Arts и Jack Rouse Assosiates выиграла концепция компании The Hettema Group. Однако, переход на следующий проектный этап задержался, и компания переключилась на другую работу. Следы первоначальной концепции прослеживаются и в сегодняшней планировке музея, но в окончательном варианте Еврейский музей в гораздо меньшей степени напоминает аттракцион, чем могло бы быть, в случае реализации проекта The Hettema Group.

В 2009 году бюро Graft Lab публикует окончательный проект музея. Согласно ему, гараж оставался нетронутым, и изменениям должен был подвергнуться лишь рельеф пола – для того, чтобы создать сложный сценарий движения посетителя и продемонстрировать перипетии судьбы еврейского народа в России.

Проанализировав множество предложений архитекторов, создатели концепции музея приняли решение, что воплощением замысла будет руководить компания Ralph Appelbaum Associates.

Образование

Альбир Крганов – выпускник Шыгырданской средней школы, после этого образовательного учреждения он поступил в медресе ДУМ России и Европейских стран Содружества Независимых Государств в городе Казань. Следующим этапом в образовании стал Исламский институт имени Ризаитдина Фахретдинова. Журналистам Альбир Рифкатович рассказывал: на протяжении всех лет учебы, да и после них, его духовными наставниками были Ахмадзаки-хазрат Сафиулла (приставка «хазрат» указывает на то, что человек является религиозным деятелем), Абдулхак-хазрат Саматов и Закария-хазрат Миневалиев. Именно эти люди неоднократно давали Альбиру Крганову мудрые советы.

Соединенные Штаты оказали помощь Таджикистану в восстановлении исторического медресе «Ойим»

Посольство США в Таджикистане профинансировало восстановлению и реновацию исторического медресе «Ойим», первого учебного заведения для девушек в Таджикистане.

В церемонии открытия медресе 19 века, которая состоялась в Канибадаме 25 июня, принял участие посол Соединенных Штатов в Таджикистане Джон Марк Поммершайм.

Посольство выделило 77 154 долл. США (727 тыс. сомони) ОО «Имдоди Гайрат». Эта организация провела реставрационные работы в медресе. Грант выделили в рамках программы Фонда послов США по сохранению культурного наследия (AFCP).

В медресе «Ойим» было 25 келий, которые служили учебными классами для девушек. Канибадам, 25 июня. [Негматулло Мирсаидов]

Послу США Джону Марку Поммершайму вручают национальный халат (чапан) и тюбетейку на церемонии открытия медресе «Ойим» после реставрации. Канибадам, 25 июня. [Негматулло Мирсаидов]

Медресе «Ойим» теперь будет музеем под надзором Министерства культуры.

Таджикский народ, «обладающий богатым культурным наследием, должен иметь возможность сделать это наследие достоянием нового поколения», заявил Поммершайм на церемонии открытия.

По данным посольства США, обнародованным в заявлении 25 июня, в рамках программы Фонда послов Америка выделила Таджикистану за все время сотрудничества для реконструкции и восстановления памятников культурного наследия более 650 тысяч долларов (5,8 млн сомони).

Предыдущие проекты включали «обеспечение сохранности и безопасности медресе Ходжа Мешхед, построенного в 9 веке, Мавзолея в Шахритузе, фресок из Нижнего Дворца Древнего Пенджикента, медресе «Мадрасаи Кухна» в Гиссаре, построенного в 16 веке, а также восстановление и защиту коллекции из Государственного музея древностей», сообщило посольство.

«США в течение 27 лет сотрудничества оказали помощь Таджикистану в восстановлении 18 объектов культурного наследия в 17 районах. И я имел возможность посетить ряд таких объектов, отличающихся своеобразной архитектурой», — рассказал в интервью Поммершайм.

Помощь в реставрации медресе «Ойим» — «это наша небольшая помощь. в восстановлении культурного наследия народу Таджикистана, и она не последняя», сказал «Каравансараю» американский посол.

Исторический памятник

Построенное в 1824-1825 гг. местными мастерами медресе «Ойим» — уникальный исторический памятник. Власти Таджикистана внесли «Ойим» в Каталог историко-архитектурных памятников.

В середине 20-х годов 19 века в Канибадаме нашел приют беглый просветитель того времени Мулло Мир Алим, преследуемый кокандскими ханами за прогрессивные взгляды.

И местное население взяло под свою защиту ученого вместе с его 10-летней дочерью Биби Ойим.

«Мир Алим «заразил» людей идеями просвещения, и они методом «хашара» (общими усилиями) построили мечеть, где не только читали намаз, но получали духовное и религиозное образование их дети. Одно крыло полностью было отдано девушкам», — рассказал «Каравансараю» директор местного краеведческого музея Рахмон Исмоилов.

Это была своего рода духовная семинария для девушек, которых на территории Центральной Азии было всего две. Первая была основана в Бухаре, одном из главных центров науки и культуры всего региона.

Музей воплощает отрицание экстремистской идеи о запрете на образование для женщин.

Местные жители рассказывают, что медресе «Ойим» — некий символ свободолюбия и непокорности, добра и справедливости, тяги к просвещению населения определенных территорий Таджикистана.

«И эти традиции местные жители проносят сквозь столетия. Может, потому в этом уголке Таджикистана изначально положение женщины в семье несколько отличается: они более свободны во взглядах, выборе, в образе жизни», — говорит Исмоилов.

«Долгое время после смерти Мулло Мир Алима руководила семинарией его дочь Биби Ойим, которая всю себя посвятила наукам. Она прожила 85 лет», — добавил он.

«После ее смерти медресе назвали «Ойим» в ее честь», — рассказал Исмоилов.

Медресе «Ойим», хоть и не древний памятник истории и культуры, но отражает некоторые общественно-политические процессы, происходившие в жизни местного общества в разные периоды, полагает историк-искусствовед Муяссара Иброхимова.

Важно, чтобы о них знало нынешнее поколение, подчеркнула она.

В медресе «были времена просвещения, расцвета традиционной исламской культуры, о чем свидетельствует деятельность духовной семинарии для девушек, большевистского правления и атеизма, когда медресе было превращено в детскую колонию, времена ожидания, когда нужны были средства для восстановления», сказала Иброхимова.

«И такой гуманный шаг предприняли наши друзья, американцы, выделившие грант для ремонта и восстановления культурного наследия», — отмечает она.

Важность американской помощи

«Грантовая поддержка США позволила нам починить крышу, качественно отремонтировать помещения, очистить от пятен и пыли кирпичные стены, выполнить ряд реставрационных работ по возвращению исторического облика медресе», — сказала «Каравансараю» руководитель ОО «Имдоди Гайрат» Мавлуда Бохирова.

Реставрация и восстановление историко-археологических памятников является составной частью программ развития городов и сел Таджикистана в предстоящие три года, говорят власти.

Они не только должны придать особый колорит населенным пунктам, но и стать силой, притягивающей туристов.

«Это особенно важно для такого города, как Канибадам, являющегося своего рода воротами Таджикистана на северо-западе, откуда после открытия границ с Узбекистаном растет туристический поток в нашу страну», — объяснил директор музея Исмоилов.

«Американская помощь важна для нас в том плане, что она может содействовать привлечению зарубежных туристов, для которых представляют интерес памятники истории вдоль Великого Шелкового пути», — констатировал он.

«А Канибадам, находящийся между такими древними городами, как Фергана. и Самарканд, может стать своего рода транзитным перекрестком со своими небольшими, но и древними памятниками истории и культуры», — убежден директор.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector