2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Николай II провозгласил свободу вероисповедания

Николай II провозгласил свободу вероисповедания

17 апреля 1905 года Николай Второй подписал Указ «Об укреплении начал веротерпимости», которым была положена основа преодоления церковного раскола. И по сей день этот Указ имеет огромное духовное значение для разных конфессий России. Император фактически провозгласил свободу вероисповедания. Этот принцип позднее был закреплён нормами статьи 28 Конституции Российской Федерации.

  • Какую свободу в выборе вероисповедания Николай Второй даровал детям?
  • Как новый Указ мотивировал верующих восстанавливать и строить новые молитвенные дома?
  • Какими правами наделил царь избираемых общинами духовных лидеров?
  • Возможно ли напечатать в одной газете календари разных религий?
  • Что думает по поводу Указа современный священник старообрядческой церкви?

17 апреля 1905 года Николай Второй подписал Указ «Об укреплении начал веротерпимости», которым была положена основа преодоления церковного раскола. И по сей день этот Указ имеет огромное духовное значение для разных конфессий России. Император фактически провозгласил свободу вероисповедания. Этот принцип позднее был закреплён нормами статьи 28 Конституции Российской Федерации.

Из православной энциклопедии:

«…Этим указом были значительно расширены права старообрядческих и сектантских общин, не носивших «изуверского» характера. Почти во всех отношениях, в частности во владении имуществом, в праве на сооружение молитвенных домов, на устройство скитов, обителей, в праве печатать богослужебные книги, преподавать своим детям «Закон Божий», вести метрические книги, они были уравнены с ранее признанными государством христианскими Церквами.

Отменялись прежние ограничения для старообрядцев и сектантов на поступление их на государственную службу. Буддистов-ламаистов впредь было воспрещено официально называть идолопоклонниками и язычниками.

Указом были внесены существенные изменения в легальный порядок перемены религии. Сняты прежние запреты и ограничения на переход из одного признанного государством исповедания в другое. Было легализовано возвращение новообращенного православного или инославного христианина по его желанию в его прошлое вероисповедание.

В это же время были расширены права католических и мусульманских религиозных общин. Расширение прав мусульман мотивировалось тем, что «мусульманское население внутренних губерний исполняло всегда свой долг пред государством наравне с его коренными подданными и не доставляло правительству каких-либо особых забот в отношении политическом. Будучи, затем, весьма твердым в правилах своего вероучения, население это никогда, однако, не проявляло стремления к прозелитизму (стремление обратить других в свою веру – ред.) среди русского народа. Кроме того, несмотря на сохранившиеся еще некоторые отличия внутреннего и внешнего быта, население это сроднилось с Россией и вполне ей дружественно».

ИМЕННОЙ ВЫСОЧАЙШИЙ УКАЗ, ДАННЫЙ СЕНАТУ,
«ОБ УКРЕПЛЕНИИ НАЧАЛ ВЕРОТЕРПИМОСТИ», 17 АПРЕЛЯ 1905 г.

В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. Озабочиваясь выполнением таковых намерений, Мы в число намеченных в указе 12 минувшего Декабря преобразований включили принятие действительных мер к устранению стеснений в области религии.

Ныне, рассмотрев составленные, во исполнение сего, в Комитете Министров положения и находя их отвечающими Нашему заветному желанию укрепить начертанные в Основных Законах Империи Российской начала веротерпимости, Мы признали за благо таковые утвердить.

Призывая благословение Всевышнего на это дело мира и любви и уповая, что оно послужит к вящему возвеличению Православной веры, порождаемой благодатию Господнею, поучением, кротостью и добрыми примерами, Мы, в соответствие с этим решением Нашим, повелеваем:

1) Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало.

2) Признать, что, при переходе одного из исповедующих ту же самую христианскую веру супругов в другое вероисповедание, все не достигшие совершеннолетия дети остаются в прежней вере, исповедуемой другим супругом, а при таковом же переходе обоих супругов дети их до 14 лет следуют вере родителей, достигшие же сего возраста остаются в прежней своей религии.

3) Установить, в дополнение к сим правилам (пп. 1 и 2), что лица, числящиеся православными, но в действительности исповедующие ту нехристианскую веру, к которой до присоединения к Православию принадлежали сами они или их предки, подлежат по желанию их исключению из числа православных.

4) Разрешить христианам всех исповеданий принимаемых ими на воспитание некрещенных подкидышей и детей неизвестных родителей крестить по обрядам своей веры.

5) Установить в законе различие между вероучениями, объемлемыми ныне наименованием «раскол», разделив их на три группы: а) старообрядческие согласия, б) сектантство и в) последователи изуверных учений, самая принадлежность к коим наказуема в уголовном порядке.

6) Признать, что постановления закона, дарующие право совершения общественных богомолений и определяющие положение раскола в гражданском отношении, объемлют последователей как старообрядческих согласий, так и сектантских толков; учинение же из религиозных побуждений нарушения законов подвергает виновных в том установленной законом ответственности.

7) Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам.

8) Признать, что сооружение молитвенных старообрядческих и сектантских домов, точно так же, как разрешение ремонта и их закрытие, должны происходить применительно к основаниям, которые существуют или будут постановлены для храмов инославных исповеданий.

9) Присвоить духовным лицам, избираемым общинами старообрядцев и сектантов для отправления духовных треб, наименование «настоятелей и наставников», причем лица эти, по утверждении их в должностях надлежащею правительственною властью, подлежат исключению из мещан или сельских обывателей, если они к этим состояниям принадлежали, и освобождению от призыва на действительную военную службу, и именованию, с разрешения той же гражданской власти, принятым при постриге именем, а равно допустить обозначение в выдаваемых им паспортах, в графе, указывающей род занятий, принадлежащаго им среди этого духовенства положения, без употребления, однако, православных иерархических наименований.

10) Разрешить тем же духовным лицам свободное отправление духовных треб как в частных и молитвенных домах, так и в иных потребных случаях, с воспрещением лишь надевать священнослужительское облачение, когда сие будет возбранено законом. Настоятелям и наставникам (п.9), при свидетельстве духовных завещаний, присвоить те же права, какими в сем случае пользуются все вообще духовные лица.

11) Уравнять в правах старообрядцев и сектантов с лицами инославных исповеданий в отношении заключения ими с православными смешанных браков.

12) Распечатать все молитвенные дома, закрытые как в административном порядке, не исключая случаев, восходивших чрез Комитет Министров до Высочайшего усмотрения, так и по определениям судебных мест, кроме тех молелен, закрытие коих вызвано собственно неисполнением требований Устава Строительного.

13) Установить, в виде общего правила, что для разрешения постройки, возобновления и ремонта церквей и молитвенных домов всех христианских исповеданий необходимо: а) согласие духовнаго начальства подлежащего инославного исповедания, б) наличность необходимых денежных средств и в) соблюдение технических требований Устава Строительнаго. Изъятия из сего общего правила, если таковые будут признаны для отдельных местностей необходимыми, могутъ быть установлены только в законодательном порядке.

14) Признать, что во всякого рода учебных заведениях в случае преподавания в них закона Божия инославных христианских исповеданий таковое ведется на природном языке учащихся, причем преподавание это должно быть поручаемо духовным лицам подлежащего исповедания и, только при отсутствии их, светским учителям того же исповедания.

15) Признать подлежащими пересмотру законоположения, касающиеся важнейших сторон религиозного быта лиц магометанскоаго исповедания.

16) Подвергнуть обсуждению действующие узаконения о ламаитах, возбранив впредь именование их в официальных актах идолопоклонниками и язычниками; — и

17) Независимо от этого привести в действие и остальные, утвержденные Нами сего числа положения Комитета Министров о порядке выполнения пункта шестого указа от 12 Декабря минувшего года.

К исполнению сего Правительствующий Сенат не оставит учинить надлежащее распоряжение.

На подлинном Собственною Его императорского величества рукою подписано:

Полное собрание законов Российской империи: Собр. 3-е. T.XXV: 1905. Спб., 1908. С.237-238.

Современный священник Древлеправославной (старообрядческой) церкви о. Алексий в своём интервью говорит о том, как изменилась жизнь старообрядцев в связи с выходом Указа Николая II «Об укреплении начал веротерпимости».

Николай II и старообрядцы. Забытые факты

Яркой иллюстрацией веротерпимости, явленной в делах, является изданная в 1912 году газета, в которой были напечатаны календари церковных праздников разных религий на следующий 1913 год.

Всякий верующий мог найти свой календарь: православный, римско-католический, протестантский (евангелическо-лютеранский), армяно-грегорианский, еврейский, магометанский.

«В яму от антихриста»: как старообрядец Ковалев заживо замуровал 25 единоверцев

С конца XVII века сотни тысяч ревнителей Древлеправославия бежали от власти Романовых за пределы России – на польско-литовскую Ветку, на Кавказ, Курляндию, в Валахию. На Днестр в начале XVIII века бежали и предки Фёдора Михайловича Ковалёва, позже обособившиеся как старообрядцы часовенного согласия (беспоповцы). Менее чем через век сюда добралась царская власть, и у местных часовенных потекли годы ожидания прихода Антихриста в физическом обличье, поскольку духовный Антихрист – Романовы и их бюрократически-репрессивный аппарат – и так уже наступил.

Большое семейство Ковалёвых жило на Терновских хуторах близ Тирасполя. Скит в усадьбе Ковалёвых являлся всероссийским религиозно-благотворительным учреждением, согласно устному завещанию основателя Ковалёвской усадьбы и семьи (старца Сименона Ковалёва). Представительницей хутора и его мирской жизни в 1890-х годах была 70-летняя начётчица Мария Ковалева, мать Фёдора Ковалева, а представительницей скита (духовной жизни)— старица Виталия.

У скита было около 70 десятин земли, гончарное производство, швейная мастерская. По российским меркам это был зажиточный хутор. После почти столетия гонений на семейство Ковалёвых (с начала XIX века в тюрьмы и ссылки по обвинению в почитании Древлеправославия было отправлено 12 представителей их рода) к 1880-90-м годам здесь наступила относительно мирная жизнь – обе стороны конфликта старались лишний раз не раздражать друг друга. Настороженное перемирие – так можно было назвать эту ситуацию.

Осенью 1896 года мирная жизнь Терновских хуторов была нарушена слухами о скором пришествии антихриста, а причиной этого была названа царская перепись населения. Виталия и самая набожная дочка Фёдора Ковалёва, 13-летняя Поля стали постоянно говорить об этом. Газета «Народная воля», предвзято относившаяся к «делу Ковалёва», позже писала:

«Проповеди и предсказания Виталии на этот счет производили значительное действие и вызывали волнение и беспокойство, которое она никогда не старалась успокоить, а напротив, старалась усилить и раздуть. Никогда из ее уст не раздавались слова надежды и примирения. Её тревожные речи действовали на окружающих, в особенности на молодых женщин и на подростков, но также и на старуху Ковалёву. Последняя часто плакала и говорила детям: «Я умру, как вы останетесь без меня?»

Читать еще:  Модернизировать богослужебный язык и проводить календарную реформу РПЦ не будет

Вместе с тем говорилось, что народная перепись — это печать антихриста и что внесение человека в перепись равносильно наложению этой печати и вечной погибели человека. Тогда уже Виталия давала совет запоститься (покончить с собой – БТ), не дожидаясь, что будет дальше.

Когда в декабре счётчики народной переписи постучались в дверь терновского скита, то высунувшаяся рука передала им записку:

«Нам нельзя никакого нового дела принимать, и мы не согласны по-новому записывать наше имя и отечество. Нам Исус есть за всех и отечество и имя. А ваш новый устав и метрика отчуждают от истинной веры и приводят в самоотвержение отечества, а наше отечество — Христос. А вашим новым законам повиноваться никогда не можем, но желаем паче за Христа умерети».

«В яму» — было всеобщим решением скита.

Ночь на 23 декабря проведена была намеченными жертвами в доме Назара Фомина. В расстоянии нескольких аршин от дома, вдоль боковой стены его, идёт тот погреб, который в эту ночь должен был сделаться человеческой могилой. С 8 часов вечера изба Фомина уже была наполнена людьми. Собравшиеся после службы, песнопений, сопровождавшихся слезами, и взаимного прощания спустились в погреб и здесь общими усилиями началось приготовление могилы. Фомин, при участии Фёдора Ковалева и Кравцова, пробил отверстие в задней стене погреба, и затем с поспешностью начали рыть мину (комнатку БТ). Несколько часов длилась работа, и, наконец, была готова небольшая мина таких размеров, что человек вдоль и поперек её мог свободно поместиться в лежачем положении.

Раньше, чем была окончательно готова импровизированная могила, из дома Фоминых некоторые из оставшихся там спустились в погреб, и здесь почти все, не исключая и Виталии, принимали участие в приготовлении могилы — кто рыл, кто убирал землю. Все были в большом волнении, и всех торопила Виталия. Перед роковым моментом все жертвы оделись в смертное платье. После общей похоронной службы, спетой всеми, первою вошла в приготовленную могилу Анюша с двумя детьми. Вопреки сведениям, сообщенным в газетах, что первым вошел Фомин, мы, со слов Ковалёва, исправляем эту неточность: первой вошла именно Анюша.

Когда вошли все участники и готовился последним войти Фёдор Ковалев, уже в числе первых твердо решившийся умереть, то тут неожиданно возникло некоторое недоумение. Фомин, который должен был заложить мину внутри, поколебался, боясь, как бы это действие не было равносильно наложению на себя рук (самоубийство – есть один из самых страшных грехов): он усиленно, со слезами стал умолять Ковалева не входить в мину и заложить её снаружи. Старица Виталия тоже дала распоряжение, чтобы Ковалёв остался снаружи и закладывал мину.

Таким образом, в мину вошли девять человек: Назар Фомин (45 лет) с женой Домной (40 лет) и 13-летней дочерью Прасковьей, Евсей Кравцов (18 лет), работник в доме Фомина, Анюша Ковалёва (22 лет) с двумя дочерьми (3 лет и грудной), Елизавета Денисова (35 лет), родная сестра Виталии, старик Скачков (около 70 лет), отец Поли Младшей. Закрытие отверстия происходило быстро и с особенной торопливостью. Отверстие заложено было камнем на глине, и, по словам Ковалёва, с некоторыми усилиями его можно было бы раскрыть. Но для большей верности дела мина была заложена двойной стенкой. Фомин и Ковалёв работали одновременно.

Через четыре дня после этого были заживо замурованы ещё 6 человек. Об этих погребениях в общей сложности 15-ти человек полиция ещё ничего не знала. В день переписи Виталия вместе с некоторыми другими единоверцами отказалась дать сведения переписчикам. За это «преступление» она и пять других старообрядцев были заключены в тюрьму, но после 5-дневной голодовки освобождены.

В феврале 1897 года Фёдор Ковалев похоронил заживо в два приема еще 10 человек и в том числе старицу Виталию и свою мать, старицу Ковалёву. Таким образом, общее число заживо погребённых достигло 25 человек.

Раскрытие этого страшного дела привело к аресту Ковалева и заключению его в тюрьму. Однако правительство предпочло не раскрывать перед общественным мнением подробности этого преступления. Царизм не пожелал гласного суда по этому делу по вполне понятным причинам: на скамье подсудимых рядом с Ковалёвым оказался бы весь политический строй царской России. Царизм предпочел заключить старообрядца без суда в монастырскую тюрьму.

Обер-прокурор Синода, мракобес Победоносцев, излагая дело Ковалёва, ничего не стал говорить о причинах этого дела.

Нет ничего удивительного, что министр юстиции испросил у царя разрешение на прекращение этого дела, позорного, прежде всего и больше всего, для самого царского правительства. Царь согласился с предложением министра направить Ковалёва бессрочно в один из православных монастырей по усмотрению Синода. Синод пошёл дальше и направил Ковалева в арестантское отделение при Спасо-Евфимьевском монастыре в Суздале. Это была одна из самых страшных тюрем в России.

Фёдор Ковалёв был заключен в арестантское отделение 22 февраля 1898 года и помещен в камеру-одиночку. В ней он проведёт 7 лет.

Сохранилась копия письма Ковалёва к сестре, в котором он сообщал о своём примирении с жизнью арестанта: он прожил в этой камере 7 лет, но даже если проживет здесь до 70 лет, не будет просить о своем освобождении.

Одним из главных требований общественности в Первую русскую революцию 1904-1905 годов была амнистия всех заключённых монастырских тюрем, так подавляющее число арестантов были помещены туда без суда – как, к примеру, и сам Фёдор Ковалёв.

Ковалёв был освобождён из монастырской тюрьмы 2 марта 1905 года. В этот же день была закрыта и тюрьма при Спасо-Евфимьевском монастыре в Суздале. В течение 150 лет существования этой тюрьмы в неё было прислано 350 человек, из которых 63 были заключены до 1800 года, а остальные в течение XIX и первого пятилетия XX века. Через тюрьму прошли присланные сюда по делам веры и по политическим делам. Большинство из них здесь и умерли.

Как уже говорилось выше, самой характерной чертой в истории этой монастырской тюрьмы было заточение сюда без судебного разбирательства. Направлял сюда узников произвол светской или духовной власти. К тяжелым условиям физического существования присоединялись еще более тяжёлые моральные условия: насилие над совестью, над убеждениями человека.

Эти длительные сроки заточения превращали узников монастырской тюрьмы в мучеников. К примеру, в 1900 году Синод направил в Суздальскую монастырскую тюрьму крестьянина Федосеева за то, что он «жил в пещере и своей лицемерной праведностью привлекал к себе массы простого народа». Здесь не было никаких признаков преступления, но Синод переселил Федосеева из пещеры в одиночную камеру тюрьмы.

Исследователь монастырских тюрем Пругавин познакомил русскую общественность с тремя заключенными Суздальской монастырской тюрьмы конца XIX и начала XX века. Это были Подгорный, Рахов и Цветков; последний был заключён в 1901 году за отрицание авторитета Синода и власти обер-прокурора Синода и требование созыва вселенского собора. Цветков высказывал это своё мнение в письменных обращениях к различным представителям верховной власти. Крестьянин Василий Подгорный был заточён в тюрьму за «пропаганду раскола.

Фёдор Ковалёв вернулся из 7-летнего заточения к себе на Терновскихе хутора и вскоре был признан почитаемым старцем. В 1919-20 годах почти все старообрядцы часовенного согласия, включая Фёдора Ковалёва, перешли в Румынию, а оттуда в конце 1920-х отбыли в Канаду. Фёдор Ковалёв, по отрывочным данным, умер в Канаде в середине 1930-х.

Основные принципы законодательства о вероисповеданиях в Российской империи [ править | править код ]

  • Во многоконфессиональной Российской империи разрешённые законом вероисповедания подразделялись на православное (Православная российская церковь), инославных, сектантов и иноверных. Православная российская церковь имела статус «господствующей», некоторые церкви (например, Евангелическо-лютеранская и Армяно-Григорианская) являлись «покровительствуемыми императором».
  • Правом проведения миссионерской деятельности обладала лишь одна Православная российская церковь [4] .
  • Законодательство Российской империи определяло всякого подданного как человека религиозного. Каждый должен был принадлежать к какой-то религиозной общине. Атеизм и агностицизм могли присутствовать только в качестве личного мировоззрения, но при формальном сохранении принадлежности к религиозной общине.
  • Законом был зафиксирован наследственный характер религиозных предпочтений: им предписывалось, что каждый подданный России, вне зависимости от сословного положения, принадлежит к тому вероисповеданию, в каком рождён и какую исповедовали его предки.
  • Одним из главных ограничений религиозной свободы личности было недопущение законом свободного выбора веры, прежде всего для членов «господствующей» в Российской империи Православной российской церкви. Закон не допускал переход православного лица в иную, даже христианскую, религиозную общину [5] . Выход из Православной церкви был строго запрещён [6] .

Староверы. Как живут и молятся духовные потомки боярыни Морозовой

Церковная реформа XVII века расколола русское общество на два фронта. Много лишений претерпели те, кто её не принял. Но эти гонения не заставили их отступить от своих взглядов.

Скамейки и знаменное пение

Чтобы познакомиться с жизнью современных старообрядцев и их мировоззрением, отправляемся в храм Покрова Пресвятой Богородицы древлеправославной поморской церкви, который открыли в Белгороде в 2006 году. Старообрядчество делится на два основных направления: поповство и беспоповство, которые в свою очередь включают несколько согласий. Поморское согласие среди беспоповцев сейчас крупнейшее.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы расположен в парке Памяти (Гагарина). Пока идёшь по парковой дорожке, успеваешь полюбоваться красотой природы, послушать тихое журчание воды. А когда ступаешь на чистую, ухоженную территорию храма, атмосфера умиротворённости даже усиливается.

Здесь меня встречает духовный наставник общины Александр Тарасов. Вместе с ним входим в храм. Налево – лестница на колокольню, а справа – вход в церковную лавку. Над ним висит копия известной картины Василия Сурикова «Боярыня Морозова»: по заснеженной улице везут закованную в цепи боярыню, которая сложила руку в двуперстие – она была противницей церковной реформы Никона. Через четыре года Феодосия Морозова умрёт в земляной тюрьме Боровска, заморенная голодом.

«Мы признаём иконы только рукописные, меднолитые и из дерева, – рассказывает Александр Егорович. – А вот нательные кресты. На обратной стороне не надпись «Спаси и сохрани», а молитва «Да воскреснет Бог».

Отличаются эти кресты и своей формой. На полочках в лавке стоят часовники, канонники, Евангелия, брошюры для обучения. Есть книга «История церкви», написанная старообрядцем Иваном Заволоко.

Храм поражает своей красотой. Расписали его Александр Воронов, Анна Бочарникова (Тарасова) и Андрей Тарасов. По фрескам можно проследить историю старообрядчества. На одной из них – Соловецкий монастырь, который не принял церковную реформу Никона и восемь лет сопротивлялся, держал осаду. В конце концов его взяли из‑за предательства одного из монахов. В истории это событие известно как «Соловецкое сидение».

Преемником Соловецкого монастыря стало Выговское общежительство. Его изображение в храме на противоположной стене. Этот крупнейший центр старообрядцев положил начало поморскому согласию. Фреска, изображающая непримиримого противника реформы Никона – протопопа Аввакума, напоминает о его мученической смерти. Аввакума сослали в Пустозёрск на реке Печоре и там сожгли в срубе. Много здесь изображений святых, общих для старообрядцев и Московского патриархата: Николай Чудотворец, Сергий Радонежский, Георгий Победоносец, Дмитрий Солунский.

Читать еще:  Запрещенному в служении немецкому священнику-экуменисту не дадут восстановиться

Основная фреска посвящена празднику Покрова Пресвятой Богородицы, в честь которого освящён храм.

— А почему в храме стоят скамейки?

— Службы у нас довольно длинные. И когда читается проповедь, то разрешено сидеть. Но основное назначение этих скамеек в том, что на них кладут подручники (небольшие квадратные коврики) и бьют земные поклоны, – объяснил Тарасов.

Иконы, изображающие 12 праздников, написаны современным художником к десятилетию храма, а вот все остальные старинные. Их в своих домах сохранили люди во время гонений на церковь.
Пение, которое можно услышать в древлеправославной церкви, тоже отличается от пения в храмах Московского патриархата. Оно унисонное, заимствованное из Византии. В богослужебных книгах звуковые интервалы обозначены специальными знаками, их называют «знамена» (или «крюки»).

Отсюда – знаменное пение.

«Вот и наставник пришёл!»

Спускаемся на цокольный этаж.

«Тут у нас трапезная. А вот, посмотрите, первая фреска, которую написал мой сын, – «Тайная вечеря». Здесь у нас также проходят занятия воскресной школы. А дальше – музей», – показывает Александр Егорович.

Его сын Андрей, имеющий художественное образование, участвовал в росписи храма. Он военный, а дочь и жена Александра Егоровича работают в МЧС.

В музее рукописные и старинные печатные книги, фотографии, церковная утварь, традиционная одежда и древние предметы быта. В одной из витрин – фотография Афанасия Тарасова, в память о котором его внуки Александр, Анатолий и Фёдор построили этот храм. Афанасий Михайлович родился в шебекинском старообрядческом селе Кошлаково. Отец его был наставником в церкви. До революции семья имела крепкое хозяйство, но к 1921 году оно пришло в упадок.

Отдав образовавшемуся колхозу корову и лошадь, Афанасий Михайлович отправился работать в Харьков, откуда присылал деньги семье. Часто приезжал проведать домочадцев. В один из таких приездов, в 1937 году, его арестовали и обвинили в «клевете на советскую власть». 14 лет он провёл в лагерях, но не озлобился, а остался человеком добрым и справедливым, которому в родном селе при встрече в знак уважения кланялись в пояс.

Кошлаково основали в XVII веке поморы из олонецких пределов.

«Вот создатели Кошлаково, потом их дети. А вот и моя линия идёт», – показывает Александр Егорович лист, на котором изображено генеалогическое древо.

Так я узнаю, что почти все жители села носят фамилию Тарасовы.

За музеем находятся исповедальня и крестильня. Детей и взрослых старообрядцы крестят с обязательным трёхкратным погружением в воду.

— А бывает так, что у человека нет предков-староверов, но он сам захотел стать старообрядцем?

— Да. И нередко. Порой ходят к нам люди, смотрят, и что‑то у них внутри появляется. Нравится. Но у нас не так просто креститься. Надо почитать сначала про старообрядчество, про его историю. Понять, почему до сих пор староверы остались, а не приняли изменений. Молодёжь в смешанных браках часто хочет креститься. Говорю: «Походи в храм, почитай сначала. Вопросы какие, может, есть. Побеседуем. Насильно крестить не буду. Только сам чтобы дошёл до этого». И других староверов предупреждаю: не ставьте ультиматумов, только добровольно.

Возле храма расположена небольшая гостиница, в которой останавливаются приезжие из других городов и сёл. В этом же здании келья Александра Тарасова. В свободное время он реставрирует старинные иконы. А на стенах в коридоре – выставка его картин.

Александр Егорович большую часть жизни прослужил в ракетных войсках на Урале. После демобилизации пригодилось полученное в своё время художественное образование. В ожидании полагающегося по закону жилья (а оно вместо 2 лет затянулось на целых 12) Александр Егорович преподавал изо. Когда наконец‑то получил квартиру в Северном, переехал в родные края и совершенно не предполагал, что вскоре станет наставником старообрядческой общины.

«Надо было помянуть маму. Думаю: куда обратиться? А у меня тётя здесь живёт. Говорит: «Мы собираемся на квартире у Марии Ивановны, приходи». И вот захожу я туда, а бабульки, глянув на меня, заулыбались: «Вот и наставник пришёл!» – вспоминает Тарасов.

После войны в Белгород из сёл переехало немало староверов. Молитвенным домом для них была обычная квартира Марии Ткаченко. Сначала там молилась она сама и две её духовные сестры. Но постепенно община разрослась. Встал вопрос о храме. Тут и помогли братья Тарасовы. История выделения места под храм и его строительства тоже была непростой. Поддержку оказал губернатор Евгений Савченко.

После тщательных размышлений Александр Егорович согласился принять выбор прихожан и сменил перспективу спокойного пенсионного времяпрепровождения на ответственную службу наставника, требующую постоянного самообразования, решения духовных и бытовых вопросов.

Бритьё бороды – грех

— Старообрядческие общины представляются очень закрытыми…

— Это раньше, когда были гонения и люди скрывали веру. А сейчас свобода совести. Староверов перестали преследовать с 1905 года, когда Николай II издал манифест «Об укреплении начал веротерпимости». Что интересно, мой дед-старовер служил у императора в охране, в Зимнем дворце. Ещё в 1927 году проходил Всероссийский собор староверов-поморцев в Кошлаково. А вот в 30-х уже не разбирали, когда арестовывали верующих, старовер ты или не старовер. Но вера наша крепкая, закалённая ещё в былые времена. Много мужчин не вернулось с фронта, и общину даже у нас, в Кошлаково, больше 20 лет возглавляла женщина. Потом подросла молодёжь, и стали выбирать наставников из мужчин. Так что женщины сохранили веру, за что им спасибо. У нас и сейчас есть общины, которые возглавляют женщины.

В деревнях образ жизни остался строгим. Особенно в отдалённых местах в Сибири. А вот в городах стали лояльнее относиться ко всем соблазнам, которых раньше чурались. К телевидению, например. Опасен не телевизор и Интернет, а то, что в них показывают.

А вот в Санкт-Петербурге, например, электрическое освещение не используют. У них молятся и читают при свечах. А мы себе позволили электричество. Раньше люди не представляли, откуда оно, почему лампочка светится. А самолёт и паровоз вообще не признавали. Староверы очень консервативны. А потом начали и на самолётах летать, и на поездах ездить.

— А все ли старообрядцы-мужчины носят бороды?

— Бритьё бороды – грех. Это нарушение образа Божьего. В нём каятся. И получают епитимью. Пострижение волос у женщин тоже грех. Но, конечно, тем, что ты носишь бороду, остальные грехи не загладишь.

— Как складываются отношения старообрядцев и Московского патриархата?

— В 1971 году Синод снял «клятвы», наложенные на старообрядцев при расколе. Это говорит об улучшающемся отношении. И последние события – встреча Владимира Путина с митрополитом Корнилием – тоже свидетельствует об этом. Сейчас митрополит Корнилий входит в Совет по взаимоотношениям с религиозными организациями при президенте, представляя там интересы всех староверческих толков.

Зарубежная православная церковь присылала нам письмо и просила прощения. Каялись в причинённых староверам преследованиях. И в конце написали, что 1917 год – это расплата за XVII век. Для меня это однозначно так. После раскола вера ослабла. А если была бы вера сильная, то и революций 1917 года не было бы. Народ был и за веру, и за царя, и за Отечество. А так пошёл и против веры, и против царя. А Отечество со всех сторон пытались разорвать. Не стали бы рушить храмы. А ведь это простые люди делали, которые раньше ходили в церковно-приходскую школу, изучали Закон Божий, – делится мнением Александр Егорович.

В нынешнее время старообрядцы мирно уживаются с Московским патриархатом. С Белгородской митрополией у них уважительные и доброжелательные отношения. И та, и другая сторона предпочитают придерживаться золотого правила: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят».

Технологичные «архаисты»

Старообрядцы и модерн — неожиданное сочетание. Их всегда представляли как «архаистов», далеких от «новаторов».

Ирина Бусева-Давыдова: Старообрядцы на самом деле во многом определяли технический прогресс. Куда ни глянь. Разрабатывали золотые прииски на Урале. На заводах Демидова — работали старообрядцы. Он их берег от притеснений. В XIX веке появились просвещенные старообрядцы. Все они были непьющи, морально устойчивы, трудолюбивы. И стали важной экономической силой государства.

Но их же было немного?

Ирина Бусева-Давыдова: По счислению известного писателя Мельникова-Печерского, который был госчиновником и занимался раскольниками, их было не менее 6 миллионов. В конце XIX века только «записных» старообрядцев — около 2,5 миллиона. Но многие, опасаясь гонений, старались избежать записи. В любом случае это огромная часть населения, создавшая собственную художественную культуру. С одной стороны, традиционную, с другой — во многом новаторскую. Кто-то не был чужд и западных влияний.

Среди любимых их образов — Соловецкий монастырь, святые Савватий и Зосима.

Ирина Бусева-Давыдова: В XVII веке монахи Соловецкого монастыря затворились, защищая старую веру. Монастырь, осажденный правительственными войсками, держал оборону восемь лет — до 1676 года. Потом была жестокая расправа с насельниками. Некоторым братьям удалось уйти по льду, кто-то переселился на Волгу. Поэтому Соловецкий монастырь всегда был святыней для старообрядцев. Так что не один Аввакум пострадал. Старообрядцы стали прибегать к самосжиганию, чтобы не пошатнуться, не отступить от своей веры. Некоторые из них отказывались молиться за царя, что приравнивалось к государственной измене.

В советское время отношение к ним не смягчилось?

Ирина Бусева-Давыдова: На старообрядцев были точно такие же гонения, как на православных. На выставке у нас есть икона Спасителя, она выглядит как письмо XVI века. Но написана в московской мастерской Якова Алексеевича Богатенко, сына старообрядческого епископа, — она считалась лучшей среди старообрядческих. И Палехское иконописание выросло на старообрядческих заказах. Сами палешане не были старообрядцами — но начали писать иконы, когда появился спрос, в середине XVII века. И если тогда палехские иконы, по словам их современника, «более на диких людей подобием намороны», то в XVIII веке мастера наловчились писать «под барокко».

Допускается ли старообрядцам посещать православную церковь?

Старообрядцы могут беспрепятственно приходить в православный храм. Если они примут решение сами стать православными христианами, для этого потребуется принять таинство Миропомазание. Считается, что оно официально соединяет человек с его новым христианским верованием.

Более того, если старообрядец, не перешедший в православие, начнет в храме креститься двумя пальцами, ему никто не будет этого запрещать. В современном христианстве устоялось мнение, что не имеет принципиального значения креститься двумя или тремя перстами. Эти обряды официально признаны равночестными.

Единственный нюанс заключается в том, что, придя в православный храм и начав креститься двумя пальцами, когда все вокруг используют троеперстное знамение, для самого человека это будет не совсем красивым и нелепым.

В чем отличие староверов от старообрядцев

В современном обществе слова «староверы» и «старообрядцы» воспринимаются как синонимы, но не все с этим согласны. Есть несколько теорий о том, в чем принципиальное различие данных понятий.

  1. Существует мнение, что староверы существовали обособленно еще до раскола Русской церкви, и основу их веры составляли древнеславянские, часто языческие, учения, давшие впоследствии материал для исследования славянских вед. Раскольники были вынуждены бежать в глухую местность, спасаясь от преследователей, где их и приютили староверы.
  2. Более традиционной считается теория, что «староверы» — это самоназвание беспоповцев. Они наиболее далеко отошли от общепринятых канонов и традиций православия. Не согласные с остальными старообрядцами, признающими священство (в некоторых случаях даже священников РПЦ), беспоповцы предпочитали себя называть «староверами».
  3. Часто «староверами» себя называют старообрядцы самых разных течений, не признавая термин «старообрядчество», поскольку он указывает на разницу лишь в обрядовой части служения Богу, в то время как отличие от никонианского православия затрагивает и духовные аспекты веры.
  4. Ну и, наконец, среди приверженцев дораскольной религии часто ставится вопрос о том, что неправомерно называть их религию «староверной» или «старообрядческой». Поскольку не может быть веры старой или новой, она во все времена одна и единственно истинна.
Читать еще:  В США начинаются переговоры о возвращении в Россию колоколов Данилова монастыря

В старообрядческой литературе XVII — первой половины XIX века термин «старообрядческий» не использовался

И большая часть русского народа, сама того не желая, стала именоваться оскорбительным, переворачивающим с ног на голову суть старообрядчества, термином. При этом внутренне с этим не соглашаясь, верующие — сторонники дораскольного православия — искренне стремились добиться того, чтобы официально именоваться иначе.

Для самоидентификации они взяли термин «древлеправославные христиане» — отсюда и именование каждого старообрядческого согласия своей Церкви: Древлеправославной. Также использовались термины «правоверие» и «истинное православие». В сочинениях старообрядческих начетчиков XIX века нередко употреблялся термин «истинно православная церковь».

Немаловажно, что среди верующих «по-старому» термин «старообрядчество» долгое время не использовался потому, что сами верующие так себя не называли. В церковных документах, переписке, бытовом общении они предпочитали именовать себя «христианами», иногда «староверами». Термин «старообрядчество», легализованный светскими авторами либерального и славянофильского направления во второй половине XIX века, считался не вполне корректными. Смысл термина «старообрядчество» как такового указывал на сугубое главенство обрядов, тогда как в реальности старообрядцы считали, что Старая Вера — это не только старые обряды, но и совокупность церковных догматов, мировоззренческих истин, особых традиций духовности, культуры и быта.

Старообрядчество краткая история

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша.

Старообрядчество
Совокупность различного рода религиозных течений и организаций, возникших в результате раскола Русской православной церкви, произошедшего в середине XVII века, и отказавшихся признать церковную реформу патриарха Никона.
Реформы Никона основывались на стремлении объединить обряды русской и греческой православных церквей. В 1653 г. перед началом Великого поста Никон объявил об отмене двуперстного крестного знамения, которое предписывалось постановлением Стоглавого собора 1551 г. и о введении «греческого» трехперстного знамения. Открытое возмущение ряда священнослужителей этим решением послужило поводом для начала репрессий против церковной оппозиции.
Продолжением реформ явилось решение церковного собора 1654 г. о приведении ряда церковных книг в полное соответствие с текстами древних славянских и греческих книг. Возмущение народа вызвал тот факт, что, вопреки решению собора, исправления вносились не по старинным, а по новопечатным киевским и греческим книгам.
Так как расхождения между государственной церковью и старообрядчеством касались лишь некоторых обрядов и неточностей перевода богослужебных книг, то догматических расхождений между старообрядцами и Русской православной церковью практически нет. Для раннего старообрядчества были характерны эсхатологические представления, однако постепенно они перестали занимать большое место в мировоззрении старообрядцев. Старообрядцы сохранили двуперстное крестное знамение, крест признается только восьмиконечный. На проскомидии употребляется семь просфор, а не пять, как в официальном православии. Во время богослужения отдаются только земные поклоны. Во время совершения церковных обрядов старообрядцы ходят по солнцу, православные — против солнца. В конце молитвы произносится «аллилуйя» два раза, а не три. Слово «Иисус» в старообрядчество пишется и произносится как «Исус».
Для раннего старообрядчества характерно отрицание «мира» — крепостнического государства, в котором господствует Антихрист. Старообрядцы отказались от любого общения с «мирскими», придерживались строгого аскетизма и регламентированного образа жизни.
На Московском соборе 1666 — 1667 г. противники реформ Никона были преданы анафеме. Часть из них, в том числе Аввакум Петрович и Лазарь, были сосланы и позднее казнены. Другие, спасаясь от преследований, бежали в отдаленные районы. Противники Никона считали, что после проведения реформ официальное православие перестало существовать, и стали именовать государственную церковь «никонианством».
В 1667 г. начался Соловецкий бунт — протест монахов Соловецкого монастыря против реформ Никона. В ответ царь Алексей Михайлович отнял вотчины монастыря и осадил его войсками. Осада продолжалась 8 лет, и только после предательства одного из монахов монастырь был взят.
После гибели Аввакума главой раскола стал Никита Добрынин (Пустосвят), который в июле 1682 г. провел церковный диспут в присутствии царя, однако был арестован и казнен за оскорбление царской чести.
В 1685 г. боярской думой раскол был официально запрещен. Нераскаявшиеся раскольники подлежали различным наказаниям, вплоть до смертной казни.
В конце XVII века старообрядчество разделилось на два больших течения, в зависимости от наличия или отсутствия священства — поповцев и беспоповцев. Поповцы признавали необходимость священников при богослужениях и обрядах, беспоповцы отрицали всякую возможность существования истинного духовенства по причине его истребления Антихристом.
Сильный отклик получило в народе сопротивление монахов Соловецкого монастыря. Они наотрез отказались принять новые книги и обряды. Чтобы заставить монахов сдаться, царское войско с 1668 г. пыталось перерезать все пути снабжения монастыря продовольствием. Не выдержав напряжения длительной осады, в 1670 г. монахи первыми открыли огонь, тогда как войска выполняли приказ «не палить по монастырю». Лишь в 1676 г. войско с помощью перебежчика проникло в монастырь и расправилось с его защитниками как с бунтовщиками.
Незадолго до того за свои убеждения приняли смерть две близкие к царскому двору знатные женщины, сестры из боярского рода Соковниных — боярыня Феодосия Морозова и княгиня Евдокия Урусова. Их сослали в монастырь, где в 1675 г. они скончались от голода. Немало было замучено и менее знатных исповедников «старой веры».
«В раскол» ушли незаурядные люди. Вожди «староверов» — протопопы Аввакум, Лазарь, суздальский священник Никита Пустосвят, диакон Федор, инок Епифаний и другие — были талантливыми проповедниками, людьми исключительного мужества. Они начали с противостояния насилию земной власти над человеческим духом и совестью, но в этом противостоянии обе стороны оказывались одинаково пристрастны. «Староверы» были привержены идее «третьего Рима» не менее чем реформаторы. Однако для них принятие «порченых» греческих образцов было свидетельством измены этой идее. «Третий Рим» — последний, «четвертому не бывать»; значит, разрушить его суждено антихристу незадолго до Страшного Суда. Если же «порча веры» исходит с вершин власти «третьего Рима», то это явно говорит о наступлении царства антихриста. Ужас перед ним заставлял видеть различия в вере там, где их по существу не было.
Разрыв с Церковью, которую «староверы», или старообрядцы, поспешили объявить прибежищем антихриста, сказывался на вождях раскола не менее чем на их противниках — угодничество перед властью. Обоюдное ожесточение разрушающе действовало на христианское сознание. В начале своей борьбы протопоп Аввакум с полным основанием обвинял власти в нарушении заветов Спасителя: «Огнем, да кнутом, да виселицей хотят веру утвердить! Какие апостолы научили так — не знаю. Мой Христос не приказал нашим апостолам так учить». О том, насколько разительно изменилось его мировоззрение в последние годы жизни, говорит письмо молодому царю Федору Алексеевичу. Аввакум писал о своих врагах: «Если бы ты дал мне волю, я бы их, мерзких жеребцов, что Илия пророк, как собак порубил в один день». Обращение к ветхозаветному образу пророка Илии выглядит не случайным. В Ветхом Завете описание жестоких деяний — правдивое отображение жестокости падшего мира, которая пронизывает сознание и мировосприятие всех людей, в том числе тех, кто создавал тексты Священного Писания и действовал в Священной истории.
Полнота божественного откровения во Христе показала чуждость этой жестокости христианству. Утрата христианского милосердия вождями раскола свидетельствовала об их неправоте, хотя и нисколько не оправдывала мучителей раскольников.
В апреле 1682 г. по царскому приговору Аввакум и его сподвижники были преданы ужасной казни — сожжены. В тот год совершился окончательный поворот властей к политике подавления раскольников силой.
После кончины царя Федора Алексеевича (1676-1682 гг.) царями были провозглашены его братья Иван I и Петр. В Москве вспыхнул бунт стрельцов, предводителями которых были «ревнители старины». Они остались безнаказанными, т. к. верховная власть в стране практически отсутствовала. Эта ситуация позволила вождям раскола добиться согласия патриарха Иоакима на публичное состязание «староверов» со сторонниками «нового обряда». Оно состоялось вскоре после коронации юных царей. Подготовка к диспуту сопровождалась волнениями народа. Во время состязания священник — «старовер» Никита Пустосвят в присутствии царствующей семьи набросился с побоями на епископа Холмогорского Афанасия. Депутация старообрядцев была удалена из царских палат. Вскоре начались аресты и казни старообрядческих вожаков стрелецких выступлений. Собор 1682 г., созванный патриархом Иоакимом, наметил целую систему репрессий против старообрядчества. А в 1685 г. были изданы 12 указов, предписывающих конфисковывать имущество «староверов», их самих бить кнутом и ссылать, а за «перекрещивание в старую веру» тех, кто был крещен уже после введения реформ, полагалась смертная казнь.
Во второй половине XVII — начале XVIII вв. старообрядчество жестоко преследовалось, в результате чего было вытеснено в глухие места Поморья, Сибири, на Дон и за пределы России. Жестокость преследований вызвала среди старообрядцев убеждение о воцарении в Москве Антихриста, что привело к идеям о близости конца света и второго пришествия Христа. В этот период в среде беглых старообрядцев появилась крайняя форма протеста в виде самосожжений (гарей, или огненных крещений). Самосожжения получили вероучительное объяснение в виде мистического очищения души от скверны мира. Первый случай массового самосожжения произошел в 1679 г. в Тюмени, где в результате проповеди покончили с собой 1700 человек. Всего до 1690 в результате самосожжений погибло около 20 тысяч человек.
28 февраля 1716 г. царь Петр I издал указ о взимании со старообрядцев государственных податей в двойном размере. В качестве средства для розыска укрывающихся от «двойного оклада» в указе предписывалось всем россиянам ежегодно исповедоваться. С этого момента и до смерти Петра I в 1725 г. относительно либеральная в религиозном отношении внутренняя политика сменилась на политику повсеместного розыска и преследования старообрядцев.
В конце XVIII — начале XIX в. гонения перестали быть массовыми и приняли более цивилизованный характер.
В XIX веке, с кризисом ортодоксальной церкви, ослаблением репрессий, законодательным установлением свободы вероисповедания, старообрядчество получило новое развитие. На 1863 г. численность поповцев составляла 5 миллионов человек, поморцев — 2 миллиона, федосеевцев, филипповцев и бегунов — 1 миллион.
В 1971 г. собор Московского патриархата снял анафему со старообрядцев.
Общая численность старообрядцев на конец XX века — более 3 миллионов человек. Свыше 2 миллионов из них проживает в России.
Официально термин «старообрядчество» стал использоваться с 1906 г. К употребляемому термину «раскольники» сами старообрядцы относятся отрицательно, считая себя приверженцами истинной церкви.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector